ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Молчание - золото?

 

Молчание - золото?

24 апреля 2013 - Людмила Григоращук

 Полоса молчания между ними начиналась всегда по–разному. Гром и молнии сверкали где–то у потолка, выше люстры, заканчивались хлопнувшей дверью на кухню.Нежной змеей молчание оборачивалось вокруг сердца, жалило беззвучно, результат был неизменный–тишина в доме, как будто язык немел сказать заветное «прости». Тогда маялись оба, влача безмолвное существование. Да и как жизнью назвать эту маяту. Приходя раньше его с работы, готовила ужин, ждала его подолгу у окна, прислонив горячий лоб к стеклу, спасая себя от боли мыслей. Молча открывала двери, подавала тапочки, тенью уходила на кухню, за кругом света настольной лампы пряталась в своих бумагах, не разбирая ни одного слова, перекладывала их с одного места на другое, чувствуя себя мумией, чертыхалась про себя: 

-В прах что ли рассыпаться, а потом воскреснуть бы…
Изредка ловила на себе его уставший взгляд:
- Не надоело еще тебе каменного истукана изображать?
- Не истукана, мумию, - огрызалась в ответ беззвучно.
Но полоса эта не меняла своей окраски, оставалась серо – унылого цвета.
- Наговорили друг другу столько…мало до сих пор не кажется, - вздыхала она, глядя ему вслед, когда уходил, прикрывая за собой дверь, - и почему в голову приходит столько разных разностей «под горячую руку», а слова сплетаются …ну просто в узоры…фантастические. И откуда только такие сюжеты возникают в голове?-снова вздыхала.- Он слово, ты в ответ…как образное мышление тебе позволит. 
Дом вздыхал сонно, а она все сидела, глядя в одну точку, не прикасаясь к бумагам.
- Молчание – золото, - убеждал он себя, закрывая глаза. Куда бы его подевать, золото это, в тайник, что ли припрятать? Ей вставать чуть свет, сидит там сама. Пусть сидит. Не пойду. Что я ей скажу? - Сон одолевал уставшую голову своей неизбежностью.
Треск будильника утром показался ей свалившимся на голову журналом.
- Проспала все на свете, не разбудил…хоть бы слово сказал, хоть бы..., но тут же вспомнила, - ах, да, у них же теперь молчание, как карантин, ни войти, ни выйти...
Суетливый день спасал стремительным течением. Что дню? Он живет себе по расписанию, да и живет. Обо все забываешь: проблемы …звонки, люди… калейдоскоп круговерти.
У двери входной вечером поняла, что ключ оставила на кухонном столе. Придется звонить, не ночевать же на улице.
Ее встретили встревоженные глаза. Остались недовольны, оглядев с головы до …
- Ты сегодня ела что – нибудь? – не поверила, голос его услышав.
- Нет, - прошептала, растерявшись, - у меня день был –«забыть, как тебя зовут» - называется.
Засмеялся вдруг, к себе ее,озябшую, привлек:
- Люськой тебя зовут, и волосы у тебя пахнут полынью, забудешь с тобой… про все золото…
Глаза его искрились, морщинки лучиками света от них исходили.
- Преодолели, - улыбнулась в ответ, - в который раз...Или экзамен сдали. "Билет" такой вредный попался...Одному не справиться. Так мы не одни... Мы ведь друг у друга.

 

© Copyright: Людмила Григоращук, 2013

Регистрационный номер №0132815

от 24 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0132815 выдан для произведения:

 Полоса молчания между ними начиналась всегда по–разному. Гром и молнии сверкали где–то у потолка, выше люстры, заканчивались хлопнувшей дверью на кухню.Нежной змеей молчание оборачивалось вокруг сердца, жалило беззвучно, результат был неизменный–тишина в доме, как будто язык немел сказать заветное «прости». Тогда маялись оба, влача безмолвное существование. Да и как жизнью назвать эту маяту. Приходя раньше его с работы, готовила ужин, ждала его подолгу у окна, прислонив горячий лоб к стеклу, спасая себя от боли мыслей. Молча открывала двери, подавала тапочки, тенью уходила на кухню, за кругом света настольной лампы пряталась в своих бумагах, не разбирая ни одного слова, перекладывала их с одного места на другое, чувствуя себя мумией, чертыхалась про себя: 

-В прах что ли рассыпаться, а потом воскреснуть бы…
Изредка ловила на себе его уставший взгляд:
- Не надоело еще тебе каменного истукана изображать?
- Не истукана, мумию, - огрызалась в ответ беззвучно.
Но полоса эта не меняла своей окраски, оставалась серо – унылого цвета.
- Наговорили друг другу столько…мало до сих пор не кажется, - вздыхала она, глядя ему вслед, когда уходил, прикрывая за собой дверь, - и почему в голову приходит столько разных разностей «под горячую руку», а слова сплетаются …ну просто в узоры…фантастические. И откуда только такие сюжеты возникают в голове?-снова вздыхала.- Он слово, ты в ответ…как образное мышление тебе позволит. 
Дом вздыхал сонно, а она все сидела, глядя в одну точку, не прикасаясь к бумагам.
- Молчание – золото, - убеждал он себя, закрывая глаза. Куда бы его подевать, золото это, в тайник, что ли припрятать? Ей вставать чуть свет, сидит там сама. Пусть сидит. Не пойду. Что я ей скажу? - Сон одолевал уставшую голову своей неизбежностью.
Треск будильника утром показался ей свалившимся на голову журналом.
- Проспала все на свете, не разбудил…хоть бы слово сказал, хоть бы..., но тут же вспомнила, - ах, да, у них же теперь молчание, как карантин, ни войти, ни выйти...
Суетливый день спасал стремительным течением. Что дню? Он живет себе по расписанию, да и живет. Обо все забываешь: проблемы …звонки, люди… калейдоскоп круговерти.
У двери входной вечером поняла, что ключ оставила на кухонном столе. Придется звонить, не ночевать же на улице.
Ее встретили встревоженные глаза. Остались недовольны, оглядев с головы до …
- Ты сегодня ела что – нибудь? – не поверила, голос его услышав.
- Нет, - прошептала, растерявшись, - у меня день был –«забыть, как тебя зовут» - называется.
Засмеялся вдруг, к себе ее,озябшую, привлек:
- Люськой тебя зовут, и волосы у тебя пахнут полынью, забудешь с тобой… про все золото…
Глаза его искрились, морщинки лучиками света от них исходили.
- Преодолели, - улыбнулась в ответ, - в который раз...Или экзамен сдали. "Билет" такой вредный попался...Одному не справиться. Так мы не одни... Мы ведь друг у друга.

 

Рейтинг: +2 198 просмотров
Комментарии (1)
Игорь Кичапов # 25 апреля 2013 в 10:52 0
Так мы не одни... Мы ведь друг у друга.
Хорошо сказано! Респект.