Кузька

21 ноября 2014 - Владимир Перваков
article254424.jpg
            Еду в автобусе за город с большой сумкой на коленях. Сижу на последнем сиденье, у двери, из которой сквозит ноябрьской сыростью.
            Вспоминаю нашего любимца,- сибирского кота Кузьку.
Когда приходишь домой, он встречает у дверей, ложится под ноги, чтобы его гладили. Почему-то ему очень нравилось, когда его гладишь ногой, ощутимо прижимая, но не больно, конечно. Это его частенько возбуждает, и он бежит к своей игрушке-подружке... Или идёт в туалет на унитаз, если дотерпел и не сходил без нас, чтобы мы сразу смыли за ним... Или идёт к углу, обитому тканью (это его когтеточка), царапает и ждёт, чтобы его погладили: «Хороший, Кузя, хороший!»
            Вечером, быстро съев свою порцию говяжьих печени или почек (любимые кушанья), сидит и ждёт, когда я поужинаю. Иногда лежит и терпеливо ждёт у выхода из кухни, иногда в нетерпении подходит и негромко мяукнет, глядя в глаза, или даже тронет лапой: «Ну, пошли уже!». Поглаживая его по спине, иду за ним: «Ну, веди, веди! Куда?». Он, подняв трубой пушистый хвост, идёт и, периодически оборачиваясь, глядит на меня: иду ли я за ним. Конечно же, приводит меня к своей любимой игрушке: тряпочке на верёвочке. Играет с удовольствием, бегая из комнаты в комнату, иногда вперёд игрушки...
            Бегал...
            Неправда, что у кошек 9 жизней. За две последних недели два раза удалось «откачать» его, а на третий...
            Автобус укачивает, глаза слипаются (мало пришлось спать прошедшей ночью, ухаживая за ним), и сразу вижу жёлтые глаза Кузьки, его последний взгляд, молящий то ли о помощи, то ли с просьбой помочь умереть. Глаза, измученные двухнедельной борьбой с болезнью...
            Поэтому я и стараюсь не закрывать глаза...
            Ком в горле начинает увеличиваться, у него появляются грани и углы, которые давят всё сильнее. Мои глаза слегка прищуриваются, мир вокруг начинает искажаться и расплываться... Сначала по одной щеке, затем по другой, скатываются слёзы и падают на сумку, в которой везу бездыханного Кузьку. Сумка греет колени...
            Это Кузька, прогрев дно сумки, отдаёт мне своё последнее тепло...
 
P.S. Жена убрала все вещи, напоминающие о Кузьке...
Но после смерти мамы, я знаю, что это бесполезно...
Не только вещи являются напоминанием, но и отсутствие их на привычном месте...
 
Ноябрь 2010

© Copyright: Владимир Перваков, 2014

Регистрационный номер №0254424

от 21 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0254424 выдан для произведения:             Еду в автобусе за город с большой сумкой на коленях. Сижу на последнем сиденье, у двери, из которой сквозит ноябрьской сыростью.
            Вспоминаю нашего любимца,- сибирского кота Кузьку.
Когда приходишь домой, он встречает у дверей, ложится под ноги, чтобы его гладили. Почему-то ему очень нравилось, когда его гладишь ногой, ощутимо прижимая, но не больно, конечно. Это его частенько возбуждает, и он бежит к своей игрушке-подружке... Или идёт в туалет на унитаз, если дотерпел и не сходил без нас, чтобы мы сразу смыли за ним... Или идёт к углу, обитому тканью (это его когтеточка), царапает и ждёт, чтобы его погладили: «Хороший, Кузя, хороший!»
            Вечером, быстро съев свою порцию говяжьих печени или почек (любимые кушанья), сидит и ждёт, когда я поужинаю. Иногда лежит и терпеливо ждёт у выхода из кухни, иногда в нетерпении подходит и негромко мяукнет, глядя в глаза, или даже тронет лапой: «Ну, пошли уже!». Поглаживая его по спине, иду за ним: «Ну, веди, веди! Куда?». Он, подняв трубой пушистый хвост, идёт и, периодически оборачиваясь, глядит на меня: иду ли я за ним. Конечно же, приводит меня к своей любимой игрушке: тряпочке на верёвочке. Играет с удовольствием, бегая из комнаты в комнату, иногда вперёд игрушки...
            Бегал...
            Неправда, что у кошек 9 жизней. За две последних недели два раза удалось «откачать» его, а на третий...
            Автобус укачивает, глаза слипаются (мало пришлось спать прошедшей ночью, ухаживая за ним), и сразу вижу жёлтые глаза Кузьки, его последний взгляд, молящий то ли о помощи, то ли с просьбой помочь умереть. Глаза, измученные двухнедельной борьбой с болезнью...
            Поэтому я и стараюсь не закрывать глаза...
            Ком в горле начинает увеличиваться, у него появляются грани и углы, которые давят всё сильнее. Мои глаза слегка прищуриваются, мир вокруг начинает искажаться и расплываться... Сначала по одной щеке, затем по другой, скатываются слёзы и падают на сумку, в которой везу бездыханного Кузьку. Сумка греет колени...
            Это Кузька, прогрев дно сумки, отдаёт мне своё последнее тепло...
 
P.S. Жена убрала все вещи, напоминающие о Кузьке...
Но после смерти мамы, я знаю, что это бесполезно...
Не только вещи являются напоминанием, но и отсутствие их на привычном месте...
 
Ноябрь 2010
Рейтинг: +3 219 просмотров
Комментарии (6)
Серов Владимир # 22 ноября 2014 в 00:27 0
ЗлОрово написано, с любовью! c0137
Владимир Перваков # 22 ноября 2014 в 00:38 +1
Спасибо за понимание!
c0137
Андрей Черных # 22 ноября 2014 в 10:31 0
38 c0411
Владимир Перваков # 22 ноября 2014 в 23:27 0
Спасибо, Андрей!
Галина Карташова # 5 апреля 2015 в 09:20 0
Ком в горле, слёзы на глазах. Не знаю, что сказать...

Написано так! Вижу, ощущаю, понимаю!

koshka
Владимир Перваков # 6 апреля 2015 в 19:52 0
Спасибо за понимание, Галина! 38
Сами до сих пор плачем ...
Жена даже фото Кузьки смотреть не может. Очень хороший котик был... koshka

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
98
97
97
95
94
93
91
90
89
86
85
84
83
81
80
78
77
75
61
52
50