ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Кошка в босоножках.

 

Кошка в босоножках.

13 февраля 2014 - Юрий Журавлёв

               В маленькой комнате просторной квартиры, посередине широкой кровати, на шёлковой подушке, нежилась Мася Ухочёсова. Заглянувшее через окно солнце дотянулось до зеркального трюмо и по комнате запрыгали зайчики. Мася приоткрыла глаза и, посмотрев на их беззаботную суматоху, зевнула, прикрывая лапкой рот: «Ну вот, разбудили в такую рань!» Сладко потягиваясь, она спустилась на пол, где надела мягкие тапочки и отправилась по коридору на кухню – завтракать.
               После ленивого завтрака Мася присела на пуфик напротив трюмо и стала медленно причёсываться, внимательно разглядывая себя во всех трёх зеркалах: «Уж не подурнела ли я за ночь?»  Все три отражения в один голос  говорили ей, что она - чудо как хороша! Поводя плавно лапкой, довольная Мася накладывала последние штрихи своего макияжа, когда со двора вдруг кто-то её позвал: «Мася-а-а!»  Взлетев, замерла в воздухе кисточка, - Мася прислушалась: «Может быть, мне показалось… чего-то в комнате стало так душно?» Она спрыгнула с пуфика и, подойдя к окну, осторожно двинула занавеску в сторону, одним глазком заглянула за неё…
               «Так и есть! Опять этот Васька Полосатиков, двоечник и хулиган первостатейный, - мало того, что вчера всю ночь свои песни дурацкие на весь двор орал, так и сегодня с раннего утра устроился под моим окном на той же самой скамейке! А, может, он и не уходил вовсе?.. Пусть! Всё равно, мама говорит, что он мне не пара!» - она отодвинула занавески и распахнула окно. Не удостоив даже коротким взглядом моментально вскинувшегося Полосатикова, она резко повернулась и пропала в глубине комнаты.
               Василий, перекинул ногу на ногу и, повернувшись от окна в другую сторону, затянул протяжно: «Мася-а-а! Выходи-и-и-у-у!» Повернулся и, не поднимая головы, задрав веко, одним глазом глянул наверх в открытое окно: «Пусть не ответит, хоть мелькнёт!» Но в проёме колыхалась одна только занавеска. «Может быть, она не слышит? Но, как такое сегодня да не услыхать? Впрочем, можно и погромче…» - набрав в грудь побольше воздуха, Василий закричал так, что у него самого заложило в ушах: «Мася-а-а-а! Выходи-и-и-у-у-же-е-э-э!
               - Ой, какие у меня чудные белые босоножки! – тихо ворковала Мася своим голосом с нежной хрипотцой, рассматривая себя в зеркале до самого потолка, - Я сегодня обязательно надену их! Вот чего этот хулиган раскричался на весь двор? Будто бы нет для него другого места, шёл бы себе в другой двор и кричал там, сколько влезет, так нет, скамейка эта ему, видите ли, нравится! Нет, право же, эти босоножки прямо по моей ноге!
               - Мася-а-а! – неслось сверху вниз и разбегалось по всему двору, - это уже Полосатиков забрался на самую макушку дерева и, раскачиваясь там из стороны в сторону, повис на одной тоненькой веточке, - Мася-а, выходи-и-и-у!
               - Да выходи уже ты, Мася! – кто-то, не выдержав, кричит из соседнего окна.
               - Выходи, Мася! – кричит сверху солнце.
               - Выходи скорее, - зовёт за собой ветерок, пролетая мимо распахнутого окна.
               - Выходи! – трещат и лопаются почки на деревьях.
               - Мася! – затрещали уже ветки дерева, это не удержался и полетел с макушки дерева вниз первостатейный хулиган и двоечник Васька Полосатиков.
               В светлом коротеньком платьице Мася Ухочёсова крутилась возле большого зеркала, весьма довольная собой. Пролетая мимо распахнутого окна, заворожённый Полосатиков не смог оторвать от неё взгляда:
               - Мася, я люблю Вас, - проговорил он ей и полетел дальше.
               - Ой, как же это может быть! Что же мне делать? – воскликнула Мася, разглядывая себя в зеркале, - Этот мольберт совершенно не подходит к моим босоножкам! Как же я пойду сегодня на этюды?!..
               Умирающий от неразделённого чувства, Полосатиков застыл на скамейке, когда мимо него, стуча невысокими каблучками белых босоножек и звонко пришлёпывая ими по своим босым пяткам, проплыла Мася Ухочёсова. Не обращая никакого внимания на своего ухажёра, она несла на плече мольберт. На выходе со двора Василий догнал Масю и она согласно передала ему такую не подходящую к её сегодняшнему наряду тяжёлую коробку.

               24 марта 2013г

© Copyright: Юрий Журавлёв, 2014

Регистрационный номер №0190578

от 13 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0190578 выдан для произведения:

               В маленькой комнате просторной квартиры, посередине широкой кровати, на шёлковой подушке, нежилась Мася Ухочёсова. Заглянувшее через окно солнце дотянулось до зеркального трюмо и по комнате запрыгали зайчики. Мася приоткрыла глаза и, посмотрев на их беззаботную суматоху, зевнула, прикрывая лапкой рот: «Ну вот, разбудили в такую рань!» Сладко потягиваясь, она спустилась на пол, где надела мягкие тапочки и отправилась по коридору на кухню – завтракать.
               После ленивого завтрака Мася присела на пуфик напротив трюмо и стала медленно причёсываться, внимательно разглядывая себя во всех трёх зеркалах: «Уж не подурнела ли я за ночь?»  Все три отражения в один голос  говорили ей, что она - чудо как хороша! Поводя плавно лапкой, довольная Мася накладывала последние штрихи своего макияжа, когда со двора вдруг кто-то её позвал: «Мася-а-а!»  Взлетев, замерла в воздухе кисточка, - Мася прислушалась: «Может быть, мне показалось… чего-то в комнате стало так душно?» Она спрыгнула с пуфика и, подойдя к окну, осторожно двинула занавеску в сторону, одним глазком заглянула за неё…
               «Так и есть! Опять этот Васька Полосатиков, двоечник и хулиган первостатейный, - мало того, что вчера всю ночь свои песни дурацкие на весь двор орал, так и сегодня с раннего утра устроился под моим окном на той же самой скамейке! А, может, он и не уходил вовсе?.. Пусть! Всё равно, мама говорит, что он мне не пара!» - она отодвинула занавески и распахнула окно. Не удостоив даже коротким взглядом моментально вскинувшегося Полосатикова, она резко повернулась и пропала в глубине комнаты.
               Василий, перекинул ногу на ногу и, повернувшись от окна в другую сторону, затянул протяжно: «Мася-а-а! Выходи-и-и-у-у!» Повернулся и, не поднимая головы, задрав веко, одним глазом глянул наверх в открытое окно: «Пусть не ответит, хоть мелькнёт!» Но в проёме колыхалась одна только занавеска. «Может быть, она не слышит? Но, как такое сегодня да не услыхать? Впрочем, можно и погромче…» - набрав в грудь побольше воздуха, Василий закричал так, что у него самого заложило в ушах: «Мася-а-а-а! Выходи-и-и-у-у-же-е-э-э!
               - Ой, какие у меня чудные белые босоножки! – тихо ворковала Мася своим голосом с нежной хрипотцой, рассматривая себя в зеркале до самого потолка, - Я сегодня обязательно надену их! Вот чего этот хулиган раскричался на весь двор? Будто бы нет для него другого места, шёл бы себе в другой двор и кричал там, сколько влезет, так нет, скамейка эта ему, видите ли, нравится! Нет, право же, эти босоножки прямо по моей ноге!
               - Мася-а-а! – неслось сверху вниз и разбегалось по всему двору, - это уже Полосатиков забрался на самую макушку дерева и, раскачиваясь там из стороны в сторону, повис на одной тоненькой веточке, - Мася-а, выходи-и-и-у!
               - Да выходи уже ты, Мася! – кто-то, не выдержав, кричит из соседнего окна.
               - Выходи, Мася! – кричит сверху солнце.
               - Выходи скорее, - зовёт за собой ветерок, пролетая мимо распахнутого окна.
               - Выходи! – трещат и лопаются почки на деревьях.
               - Мася! – затрещали уже ветки дерева, это не удержался и полетел с макушки дерева вниз первостатейный хулиган и двоечник Васька Полосатиков.
               В светлом коротеньком платьице Мася Ухочёсова крутилась возле большого зеркала, весьма довольная собой. Пролетая мимо распахнутого окна, заворожённый Полосатиков не смог оторвать от неё взгляда:
               - Мася, я люблю Вас, - проговорил он ей и полетел дальше.
               - Ой, как же это может быть! Что же мне делать? – воскликнула Мася, разглядывая себя в зеркале, - Этот мольберт совершенно не подходит к моим босоножкам! Как же я пойду сегодня на этюды?!..
               Умирающий от неразделённого чувства, Полосатиков застыл на скамейке, когда мимо него, стуча невысокими каблучками белых босоножек и звонко пришлёпывая ими по своим босым пяткам, проплыла Мася Ухочёсова. Не обращая никакого внимания на своего ухажёра, она несла на плече мольберт. На выходе со двора Василий догнал Масю и она согласно передала ему такую не подходящую к её сегодняшнему наряду тяжёлую коробку.

               24 марта 2013г

Рейтинг: 0 123 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!