ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Конфликт на ровном месте. Часть первая.

Конфликт на ровном месте. Часть первая.

29 августа 2021 - Юрий Урм
В 1994 году в небольшом эстонском городе Валга, насчитывающим всего не более 15000 жителей, в течение нескольких дней проходил всемирный слет эстонцев под названием «Эсто94».
 
Случилось так, что в один из этих дней Борис пришел на ж/д вокзал проводить своих коллег по работе, уезжавших в командировку. Он решил зайти в привокзальную кафешку. Там он обратил внимание на семью эмигрантов, гостей этого слета.
 
Все они стояли в очереди впереди Бориса. Пожилая пара довольно хорошо говорила по-эстонски, хотя и с сильным английским акцентом. Вместе с ними в очереди стояла их дочка со своим кавалером. Двадцатилетняя девушка совсем не говорила на языке своих предков, она была рождена далеко от Эстонии, и ее родным стал английский язык.
                                                                                     ***
Иностранка обратилась к девушке за барной стойкой, чтобы та налила ей черный кофе. Девушка получила свой напиток и отошла в сторону.
 
Однако, попробовав кофе, иностранная гостья вернулась и выразила свое недовольство тем, что бодрящий напиток ей подали холодным.
 
Она довольно спокойно высказала девушке за стойкой, чтобы та или подогрела или налила новую порцию горячего кофе, как это было бы логично и правильно.
 
Барменша обратилась к Борису с просьбой перевести суть претензии иностранки на ее родной эстонский язык. Борис легко справился с этой просьбой.
 
Поняв суть претензии, барменша могла легко и быстро утрясти эту мелкую проблему, но по абсолютно необъяснимой причине она заупрямилась.  Барменша ответила гостье, что ничего делать не собирается, и пусть та пьет то, что ей налили.
 
Дальше их диалог стал напоминать повторяющиеся фразы при воспроизведении испорченной граммофонной пластинки. Гостья раз за разом озвучивала свою претензию и требования, а барменша с упорством достойным лучшего применения так же, снова и снова наотрез отказывалась решать эту мелкую проблему в пользу иностранки.
 
Окончательно поняв, что кофе ей не подогреют и тем более не заменят, иностранка разошлась не на шутку. Гостья решила высказаться в адрес барменши в максимально грубой и негативной форме, на какую только была способна. Она высказалась на основе той информации, которую она получила в многолетнем процессе воспитания от своих родителей, покинувших свою родину при ужасных обстоятельствах, много лет назад…
 
Она произнесла полную ненависти, отчаяния и бессилия фразу: «Ты вовсе не эстонка, ты русская, русская, ты чертова русская! Была русской и остаешься ей!».  Дальше она еще несколько раз повторила эту же фразу в укороченной форме, что по сути дела ничего не меняло.
 
Барменша, совсем не владея английским, все же прекрасно поняла эту, многократно повторенную фразу. Ее лицо зарделось, глаза налились кровью от обиды за подобное обвинение. Ее тоже захлестнул приступ ненависти и злобы.
 
Еще бы: «Какая же она русская, она ведь чистокровная эстонка».  Ей было особенно обидно слышать подобные обвинения от такой же, как и она, потомственной эстонки…
 
Борис молча стоял, не решаясь вмешаться этот идиотский конфликт, буквально возникший на ровном месте.

© Copyright: Юрий Урм, 2021

Регистрационный номер №0497842

от 29 августа 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0497842 выдан для произведения: В 1994 году в небольшом эстонском городе Валга, насчитывающим всего не более 15000 жителей, в течение нескольких дней проходил всемирный слет эстонцев под названием «Эсто94».
 
Случилось так, что в один из этих дней Борис пришел на ж/д вокзал проводить своих коллег по работе, уезжавших в командировку. Он решил зайти в привокзальную кафешку. Там он обратил внимание на семью эмигрантов, гостей этого слета.
 
Все они стояли в очереди впереди Бориса. Пожилая пара довольно хорошо говорила по-эстонски, хотя и с сильным английским акцентом. Вместе с ними в очереди стояла их дочка со своим кавалером. Двадцатилетняя девушка совсем не говорила на языке своих предков, она была рождена далеко от Эстонии, и ее родным стал английский язык.
                                                                                     ***
Иностранка обратилась к девушке за барной стойкой, чтобы та налила ей черный кофе. Девушка получила свой напиток и отошла в сторону.
 
Однако, попробовав кофе, иностранная гостья вернулась и выразила свое недовольство тем, что бодрящий напиток ей подали холодным.
 
Она довольно спокойно высказала девушке за стойкой, чтобы та или подогрела или налила новую порцию горячего кофе, как это было бы логично и правильно.
 
Барменша обратилась к Борису с просьбой перевести суть претензии иностранки на ее родной эстонский язык. Борис легко справился с этой просьбой.
 
Поняв суть претензии, барменша могла легко и быстро утрясти эту мелкую проблему, но по абсолютно необъяснимой причине она заупрямилась.  Барменша ответила гостье, что ничего делать не собирается, и пусть та пьет то, что ей налили.
 
Дальше их диалог стал напоминать повторяющиеся фразы при воспроизведении испорченной граммофонной пластинки. Гостья раз за разом озвучивала свою претензию и требования, а барменша с упорством достойным лучшего применения так же, снова и снова наотрез отказывалась решать эту мелкую проблему в пользу иностранки.
 
Окончательно поняв, что кофе ей не подогреют и тем более не заменят, иностранка разошлась не на шутку. Гостья решила высказаться в адрес барменши в максимально грубой и негативной форме, на какую только была способна. Она высказалась на основе той информации, которую она получила в многолетнем процессе воспитания от своих родителей, покинувших свою родину при ужасных обстоятельствах, много лет назад…
 
Она произнесла полную ненависти, отчаяния и бессилия фразу: «Ты вовсе не эстонка, ты русская, русская, ты чертова русская! Была русской и остаешься ей!».  Дальше она еще несколько раз повторила эту же фразу в укороченной форме, что по сути дела ничего не меняло.
 
Барменша, совсем не владея английским, все же прекрасно поняла эту, многократно повторенную фразу. Ее лицо зарделось, глаза налились кровью от обиды за подобное обвинение. Ее тоже захлестнул приступ ненависти и злобы.
 
Еще бы: «Какая же она русская, она ведь чистокровная эстонка».  Ей было особенно обидно слышать подобные обвинения от такой же, как и она, потомственной эстонки…
 
Борис молча стоял, не решаясь вмешаться этот идиотский конфликт, буквально возникший на ровном месте.
 
Рейтинг: 0 55 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!