Карма

26 марта 2019 - Вадим Ионов
Роман Антонович Булкин, гражданин с антикварной профессией – казнокрад, лежал в опочивальне на ортопедическом ложе с диагнозом «при смерти».  Присмерть его была вполне сносной – конвульсиями не лягалась, да и какого Кондратия для обниманий  не присылала. Просто прикручивала помаленьку жизненный фитилёк Романа Антоновича, доводя его бытие до призрачного мерцания, оставляя от своей щедрости подопечному ясность мысли.
 
Роман же Антонович – не будь дураком, этой ясностью и пользовался. Полёживал себе, глядя в потолок, да и кумекал о своей будущей доле. Сама доля вырисовывалась в двух красках радужного спектра. Первая – фиолетовая, мрачная и гнетущая, так или иначе, указывала на адские подземелья, насыщенные вулканическими выхлопами. Вторая же – красная давала надежду на солнечные лучи и возможность поселения, если не в самом Раю, то в каком его периферийном филиале.
 
На филиал гражданин Булкин был согласен полностью, так как считал свои прегрешения не настолько уж и тяжкими, чтоб подпрыгивать на одной сковороде с душегубами. А потому леденящего фиолетового страха не испытывал, будучи уверенным в том, что найдётся для него какой ненавязчивый уютный раёк, с фонтанами и плясками народных ансамблей.
 
Но, однако, сидела в нём одна душевная заноза, что нет-нет, да и кидала Романа Антоновича в зябкую тревогу. Карма! Её-то невидимую и до сих пор себя не обнаруживающую, казнокрад Булкин опасался более всего. А вдруг и впрямь схватит она его на последнем вздохе за хитрую задницу, да и швырнёт в жерло вулкана к чумазым рогатикам.
 
Когда же настала его последняя минута, Роман Антонович с облегчением вздохнул и, уверившись в том, что все эти законы сохранения и всяческого возмездия – враньё озлобленных неудачников, отбыл. А помыкавшись с недельку во всевозможных департаментах по душеустройству, он и получил столь желаемое им назначение. В назначении ему предписывалось дальнейшее пребывание в «Райке с уведомлениями» в качестве эфирной сущности на божественном иждивении.
 
А ещё через неделю Роман Антонович уже вовсю наслаждался кущами, нектарами и обязательной развлекательной программой. Ровно до тех пор, пока не прилетело к нему первое уведомление. Оно упало ему под ноги во время созерцания танцев народов севера. Когда же запыхавшиеся «олени» отскакали и убежали «пастись», Булкин прочитал послание и весьма заметно помрачнел.
 
С этого самого дня уведомления стали приходить к нему ежедневно, отчего райский житель начал тускнеть аурой и чувствовать в себе признаки губительной душевной хвори.  В самих же сообщениях говорилось о том, что на Том Самом Свете творились очень нехорошие дела – то пошла с молотка выстраданная дачка, то сынки-дочки взяли, да и заблудились в финансовых дебрях, а то и прилагались заметки о незабвенной супруге, не сумевшей стерпеть кабалу траура. Одним словом – судьба веселилась, всей своей дотошностью показывая, что она не какая-то там киноплёнка с комедией, у которой в финале стоит клеймо «Конец фильма», а совсем иная материя – весьма протяжённая и всепроникающая.
 
Так и сегодня Роман Антонович сидит в своём райке и под пение цыганского хора печально смотрит вдаль. Он держит в руках казённую бумагу, где после обычного обращения «Гражданину Булкину – жизнь просравшему» идёт перечень очередных тяжких невзгод… а внизу неизменное – «С уважением, навеки вечные, ваша Карма»…
 

© Copyright: Вадим Ионов, 2019

Регистрационный номер №0443620

от 26 марта 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0443620 выдан для произведения: Роман Антонович Булкин, гражданин с антикварной профессией – казнокрад, лежал в опочивальне на ортопедическом ложе с диагнозом «при смерти».  Присмерть его была вполне сносной – конвульсиями не лягалась, да и какого Кондратия для обниманий  не присылала. Просто прикручивала помаленьку жизненный фитилёк Романа Антоновича, доводя его бытие до призрачного мерцания, оставляя от своей щедрости подопечному ясность мысли.
 
Роман же Антонович – не будь дураком, этой ясностью и пользовался. Полёживал себе, глядя в потолок, да и кумекал о своей будущей доле. Сама доля вырисовывалась в двух красках радужного спектра. Первая – фиолетовая, мрачная и гнетущая, так или иначе, указывала на адские подземелья, насыщенные вулканическими выхлопами. Вторая же – красная давала надежду на солнечные лучи и возможность поселения, если не в самом Раю, то в каком его периферийном филиале.
 
На филиал гражданин Булкин был согласен полностью, так как считал свои прегрешения не настолько уж и тяжкими, чтоб подпрыгивать на одной сковороде с душегубами. А потому леденящего фиолетового страха не испытывал, будучи уверенным в том, что найдётся для него какой ненавязчивый уютный раёк, с фонтанами и плясками народных ансамблей.
 
Но, однако, сидела в нём одна душевная заноза, что нет-нет, да и кидала Романа Антоновича в зябкую тревогу. Карма! Её-то невидимую и до сих пор себя не обнаруживающую, казнокрад Булкин опасался более всего. А вдруг и впрямь схватит она его на последнем вздохе за хитрую задницу, да и швырнёт в жерло вулкана к чумазым рогатикам.
 
Когда же настала его последняя минута, Роман Антонович с облегчением вздохнул и, уверившись в том, что все эти законы сохранения и всяческого возмездия – враньё озлобленных неудачников, отбыл. А помыкавшись с недельку во всевозможных департаментах по душеустройству, он и получил столь желаемое им назначение. В назначении ему предписывалось дальнейшее пребывание в «Райке с уведомлениями» в качестве эфирной сущности на божественном иждивении.
 
А ещё через неделю Роман Антонович уже вовсю наслаждался кущами, нектарами и обязательной развлекательной программой. Ровно до тех пор, пока не прилетело к нему первое уведомление. Оно упало ему под ноги во время созерцания танцев народов севера. Когда же запыхавшиеся «олени» отскакали и убежали «пастись», Булкин прочитал послание и весьма заметно помрачнел.
 
С этого самого дня уведомления стали приходить к нему ежедневно, отчего райский житель начал тускнеть аурой и чувствовать в себе признаки губительной душевной хвори.  В самих же сообщениях говорилось о том, что на Том Самом Свете творились очень нехорошие дела – то пошла с молотка выстраданная дачка, то сынки-дочки взяли, да и заблудились в финансовых дебрях, а то и прилагались заметки о незабвенной супруге, не сумевшей стерпеть кабалу траура. Одним словом – судьба веселилась, всей своей дотошностью показывая, что она не какая-то там киноплёнка с комедией, у которой в финале стоит клеймо «Конец фильма», а совсем иная материя – весьма протяжённая и всепроникающая.
 
Так и сегодня Роман Антонович сидит в своём райке и под пение цыганского хора печально смотрит вдаль. Он держит в руках казённую бумагу, где после обычного обращения «Гражданину Булкину – жизнь просравшему» идёт перечень очередных тяжких невзгод… а внизу неизменное – «С уважением, навеки вечные, ваша Карма»…
 
 
Рейтинг: +1 78 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
109
98
92
90
Светка 26 мая 2019 (Тая Кузмина)
81
78
75
75
71
69
64
64
64
61
60
59
57
57
57
56
55
55
54
53
53
51
48
45
45
34