ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Как я устроил себе газовую камеру (Армейская история)

 

Как я устроил себе газовую камеру (Армейская история)

17 марта 2012 - Саша Полтин
article35430.jpg

   Было это в далёком 78м, первая моя зима в армии, лютая была зима, служил я тогда на Урале, морозы доходили до 50 градусов, в новый год нас даже из казармы не выпускали. Но служба есть служба, вскоре объявили учения, проходить они должны были в лесу. Надо сказать, должность моя была, начальник радиолинейной станции. Станция моя была на базе машины ГАЗ-66, но кунг (Это кузов военной машины) был времён Великой Отечественной войны. Для отопления в нём стояла обыкновенная буржуйка. Моя машина должна была выдвинуться в район учений первой, остальные машины батальона должны были появиться через три дня и полевая кухня тоже. Со мной поехал молоденький лейтенант. Прибыли мы в лес, встали на приготовленное место. Первая моя задача дрова, про морозы то я уже рассказывал, без растопленной печки околеть можно, да и еда только сухпаёк, каша в металлических банках, превратившаяся уже наверно в ледышку. Взял топор, вышел, смотрю кругом сугробы выше моего роста! Хворост не соберёшь, я ж ни снежный водолаз! Да и до деревьев добраться проблематично. Смотрю, какая я тропка! Пошёл по ней, куда, ни будь, да приведёт. И привела она меня к куче ящиков! Ящики здоровенные, как то надо их нести. С трудом взгромоздил пару на загорбок, а топор в руке мешается, я его закинул на верхний ящик. Не передать с каким трудом допёр свою добычу до машины, смотрю, а топора то нет. Что делать? Ящики то армейские, на совесть сделаны, руками не разломаешь, надо топор искать. И пошёл я обратно по знакомой тропинке, иду глазами сугробы по бокам осматриваю, топор ищу. Вдруг впереди появился танкист, ну потому что шлем на голове.

- Ты, - говорит, - не топор ищешь.
- Да, - отвечаю.
- Значит это ты, наши ящики украл?
- Я же не знал, что они ваши!
- Ага, просто так в лесу валяются. Значит так, вернёшь ящики, получишь топор!

И попёр я свою добычу обратно. У знакомой кучи ящиков меня поджидал, посмеиваясь, знакомый танкист:
- На, получай свой топор, будет тебе урок, а то у нас постоянно ящики воруют.

  Ничего не поделаешь, пришлось заниматься нырянием в снегу. С грехом пополам нарубил я берёзовых веток. Есть дрова! Да только гореть они, сволочи, никак не хотят, сырые! Налил я полкружки бензина, да и плеснул в топку, пламя взлетело до самого потолка кунга, который сразу почернел! Только дрова всё равно не столько горят, сколько дымят, кунг превратился в газовую камеру, дверь то я запер. А ключ найти не могу, дым, ничего не видно. Слышу, лейтенант снаружи стучит, кричит:
- Открывай сейчас же!
- Я бы рад, - отвечаю, - да как? Ключ найти не могу!
- Ты хоть форточку открой!

  Открыл я форточку, дыму поменьше стало, с трудом, на ощупь, нашёл ключ. Дальше всё было более, менее благополучно, дрова подсохли и загорели как им полагается. И мы занялись своими служебными обязанностями, всё по уставу. Правда, когда разворачивали антенну, я залез закреплять растяжку на несколько метров вверх по коленам мачты и засунул скобу, которая мне мешалась, в рот. Сами понимаете, какой был результат, на морозе, но это уже мелочи жизни.

© Copyright: Саша Полтин, 2012

Регистрационный номер №0035430

от 17 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0035430 выдан для произведения:

Было это в далёком 78м, первая моя зима в армии, лютая была зима, служил я тогда на Урале, морозы доходили до 50 градусов, в новый год нас даже из казармы не выпускали. Но служба есть служба, вскоре объявили учения, проходить они должны были в лесу. Надо сказать, должность моя была, начальник радиолинейной станции. Станция моя была на базе машины ГАЗ-66, но кунг (Это кузов военной машины) был времён Великой Отечественной войны. Для отопления в нём стояла обыкновенная буржуйка. Моя машина должна была выдвинуться в район учений первой, остальные машины батальона должны были появиться через три дня и полевая кухня тоже. Со мной поехал молоденький лейтенант. Прибыли мы в лес, встали на приготовленное место. Первая моя задача дрова, про морозы то я уже рассказывал, без растопленной печки околеть можно, да и еда только сухпаёк, каша в металлических банках, превратившаяся уже наверно в ледышку. Взял топор, вышел, смотрю кругом сугробы выше моего роста! Хворост не соберёшь, я ж ни снежный водолаз! Да и до деревьев добраться проблематично. Смотрю, какая я тропка! Пошёл по ней, куда, ни будь, да приведёт. И привела она меня к куче ящиков! Ящики здоровенные, как то надо их нести. С трудом взгромоздил пару на загорбок, а топор в руке мешается, я его закинул на верхний ящик. Не передать с каким трудом допёр свою добычу до машины, смотрю, а топора то нет. Что делать? Ящики то армейские, на совесть сделаны, руками не разломаешь, надо топор искать. И пошёл я обратно по знакомой тропинке, иду глазами сугробы по бокам осматриваю, топор ищу. Вдруг впереди появился танкист, ну потому что шлем на голове.

- Ты, - говорит, - не топор ищешь.
- Да, - отвечаю.
- Значит это ты, наши ящики украл?
- Я же не знал, что они ваши!
- Ага, просто так в лесу валяются. Значит так, вернёшь ящики, получишь топор!

И попёр я свою добычу обратно. У знакомой кучи ящиков меня поджидал, посмеиваясь, знакомый танкист:
- На, получай свой топор, будет тебе урок, а то у нас постоянно ящики воруют.

Ничего не поделаешь, пришлось заниматься нырянием в снегу. С грехом пополам нарубил я берёзовых веток. Есть дрова! Да только гореть они, сволочи, никак не хотят, сырые! Налил я полкружки бензина, да и плеснул в топку, пламя взлетело до самого потолка кунга, который сразу почернел! Только дрова всё равно не столько горят, сколько дымят, кунг превратился в газовую камеру, дверь то я запер. А ключ найти не могу, дым, ничего не видно. Слышу, лейтенант снаружи стучит, кричит:
- Открывай сейчас же!
- Я бы рад, - отвечаю, - да как? Ключ найти не могу!
- Ты хоть форточку открой!

Открыл я форточку, дыму поменьше стало, с трудом, на ощупь, нашёл ключ. Дальше всё было более, менее благополучно, дрова подсохли и загорели как им полагается. И мы занялись своими служебными обязанностями, всё по уставу. Правда, когда разворачивали антенну, я залез закреплять растяжку на несколько метров вверх по коленам мачты и засунул скобу, которая мне мешалась, в рот. Сами понимаете, какой был результат, на морозе, но это уже мелочи жизни.

Рейтинг: +1 309 просмотров
Комментарии (2)
Антон Кузьмин # 17 марта 2012 в 08:28 +1
Эт что! Мне однажды во время полевого выхода пришлось ампутировать палец одному мудаку. решившему вместе с другим мудаком поменять двигатель на "Урале". Уронил на руку. Большой палец только на ниточке болтался, но кровища хлестала -мама не горюй! Я в это время в штабной палатке был. вызывают. Захожу в медпункт, а там третий мудак заснул возле печки и все лекартва замёрзли нахрен! Кроме спирта, который у меня за пазухой был. Так что и анестезия и асептика были чисто на спирту! За бортом -минус 50, в палатке -минус 10. Оперировал в токих шерстяных перчатках. поверх хирургические одел. Ничё, справился.. :)
Саша Полтин # 17 марта 2012 в 08:45 0
laugh zyy