Имена

24 сентября 2014 - Вадим Ионов

Я сижу под двумя головами Эльбруса. 
За моей спиной «Приют одиннадцати», прямо передо мной вершины Большого Кавказа. 

Я сижу и думаю о красоте их названий, что звучат загадочно и торжественно для русского слуха,… и о непритязательной банальности перевода. 

Вот Шхельда – величественная чаша с шестью завораживающими пиками. Когда я произношу её имя у меня невольно возникает ассоциация чего-то громадного и непреодолимого, несмотря на то, что я давным-давно знаю перевод с балкарского. 
И означает оно – брусника. 
Да-да, никаких тебе богов или же великанов. Просто щедрое ягодное место. 

Ещё насмешливей судьба обошлась с красавцем Донгузоруном, что торчит огромным земным зубом, сверкая на солнце белоснежной эмалью ледника. Переводится Донгузорун, как «гора над загоном свиньи». Интересно, что же это была за свинья, что память о ней осталась в веках?!

Или вот слева - Большой и Малый Когутай! Когу – имя, тай – потеряться. Заплутал тут тысячи лет назад какой-то Когу! Кто он такой был? Какого роду – племени? Никто не помнит. А название осталось. С какого перепугу? Ответа нет,… а гора есть.

И, наверное, вот только двурогая Ушба оправдывает своё имя – «гора приносящая несчастье».
Конечно, может быть и так, что все эти названия являются осколками от первозданных имён, и я не имея возможности знать целого, считаю их нелепыми, а то и недостойными….
*** 
Ратрак дополз до «Приюта» и из него высыпались любители лыжных ощущений. 
Мой старинный друг Алим вылез из-за «баранки» и взял лыжи моей жены. 
Вон они вдвоём идут ко мне, а я делаю вид, что их не вижу. 

Мне сейчас лень переться им навстречу, увязая по пояс в снегу. 
Не то настроение…. 
Да и чего суетиться, если эти двое знакомы тридцать лет, а потомок нарекателей этих вершин здоров, как чёрт (дай Бог ему не хворать!)

Поэтому я булькаю фляжкой и запиваю глоток трубочным дымом, отвергая любое насилие суетливости….
Краем глаза я вижу, как моя жена, улыбаясь всем своим очарованием, машет мне рукой и кричит долгое: «Ва-а-ади-и-ик!» 
Внезапный порыв ветра из моего имени доносит до меня только: « Ва-а-а-а-а….» 
Так что сегодня, я – Ва-а-а-а-а…. И ни на какое другое имя откликаться, не намерен. 

А завтра может быть тот же ветер «сожрёт» от меня первый слог и я стану – Дик. 
Поэтому я нехотя поднимаюсь, и иду в «Приют» писать табличку, что закреплю на лыжной палке и воткну её рядом с камнем, под котором сидел.

Я напишу так: «Ва-Г-на-Д- Пив!» Что будет означать - « Ва, который Глядел на Донгузорун, сидя на ящике из-под Пива». 
А через пару сотню лет, мы с Вами и посмотрим, что останется от названия камня….


© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0241071

от 24 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0241071 выдан для произведения:

Я сижу под двумя головами Эльбруса. 
За моей спиной «Приют одиннадцати», прямо передо мной вершины Большого Кавказа. 

Я сижу и думаю о красоте их названий, что звучат загадочно и торжественно для русского слуха,… и о непритязательной банальности перевода. 

Вот Шхельда – величественная чаша с шестью завораживающими пиками. Когда я произношу её имя у меня невольно возникает ассоциация чего-то громадного и непреодолимого, несмотря на то, что я давным-давно знаю перевод с балкарского. 
И означает оно – брусника. 
Да-да, никаких тебе богов или же великанов. Просто щедрое ягодное место. 

Ещё насмешливей судьба обошлась с красавцем Донгузоруном, что торчит огромным земным зубом, сверкая на солнце белоснежной эмалью ледника. Переводится Донгузорун, как «гора над загоном свиньи». Интересно, что же это была за свинья, что память о ней осталась в веках?!

Или вот слева - Большой и Малый Когутай! Когу – имя, тай – потеряться. Заплутал тут тысячи лет назад какой-то Когу! Кто он такой был? Какого роду – племени? Никто не помнит. А название осталось. С какого перепугу? Ответа нет,… а гора есть.

И, наверное, вот только двурогая Ушба оправдывает своё имя – «гора приносящая несчастье».
Конечно, может быть и так, что все эти названия являются осколками от первозданных имён, и я не имея возможности знать целого, считаю их нелепыми, а то и недостойными….
*** 
Ратрак дополз до «Приюта» и из него высыпались любители лыжных ощущений. 
Мой старинный друг Алим вылез из-за «баранки» и взял лыжи моей жены. 
Вон они вдвоём идут ко мне, а я делаю вид, что их не вижу. 

Мне сейчас лень переться им навстречу, увязая по пояс в снегу. 
Не то настроение…. 
Да и чего суетиться, если эти двое знакомы тридцать лет, а потомок нарекателей этих вершин здоров, как чёрт (дай Бог ему не хворать!)

Поэтому я булькаю фляжкой и запиваю глоток трубочным дымом, отвергая любое насилие суетливости….
Краем глаза я вижу, как моя жена, улыбаясь всем своим очарованием, машет мне рукой и кричит долгое: «Ва-а-ади-и-ик!» 
Внезапный порыв ветра из моего имени доносит до меня только: « Ва-а-а-а-а….» 
Так что сегодня, я – Ва-а-а-а-а…. И ни на какое другое имя откликаться, не намерен. 

А завтра может быть тот же ветер «сожрёт» от меня первый слог и я стану – Дик. 
Поэтому я нехотя поднимаюсь, и иду в «Приют» писать табличку, что закреплю на лыжной палке и воткну её рядом с камнем, под котором сидел.

Я напишу так: «Ва-Г-на-Д- Пив!» Что будет означать - « Ва, который Глядел на Донгузорун, сидя на ящике из-под Пива». 
А через пару сотню лет, мы с Вами и посмотрим, что останется от названия камня….


Рейтинг: +2 136 просмотров
Комментарии (4)
Серов Владимир # 24 сентября 2014 в 10:57 0
Супер! supersmile Жаль, что через сотню лет это никому не будет неинтересно! Интересоваться будет некому!)))) laugh
Вадим Ионов # 24 сентября 2014 в 11:42 0
Всё может быть, Владимир....
Вовка Р # 28 сентября 2014 в 16:42 0
Отличная работа! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Вадим Ионов # 28 сентября 2014 в 16:48 0
Спасибо!