Глобус

article1801.jpg

       – Они все уехали! Они все бросили! Они оставили нас! Их больше нет здесь!
       – Они даже ничего не сказали. Они просто исчезли.
       – Они испарились за какие-то мгновения.
       – Они не предупредили никого.
       – Да, они просто кинули свои семьи на произвол судьбы.
       – Нет, они должны были что-то оставить после себя.
       – Они должны были нас предупредить.
       – Они не могли так поступить с нами. Ведь они добрые, они всех любят. Это не правильно.
       – Да, это жестоко по отношению ко всем нам. Мы погибаем. Земля горит у меня под ногами.
       – Я чувствую смерть.
       – Ее запах повсюду.
       – Ее голос становится все отчетливее.
       – Мы пропали!
       – А что будет с Глобусом? Он разрушен?
       – Нет, этого не может случиться.
       – Что они сказали?
       – Я слышал, они собираются отремонтировать его.
       – Да, они должны сделать это.
       – Они всегда это делали.
       – Они ведь всегда его восстанавливали.
       – Нет, они уже уехали, их больше нет, они не вернутся.
       – Но как же мы? Как же наш Глобус?
       – Что будет с моим ребенком?
       – Что будет с нами со всеми?
       – Мы все умрем, – прерывая бесконечную череду вопросов и нарушая атмосферу всеобщего негодования, где-то недалеко прозвучал новый, но до боли знакомый голос, поражая своей невозмутимостью и бескомпромиссной уверенностью. Все на мгновение замерли и прекратили истеричные монологи.
        – Мы все умрем, – повторилось снова. – Они уехали, а последний Глобус просто воткнули в землю. Его много раз ремонтировали. Но он больше не подлежит восстановлению. Это конец. Мы все умрем, – такая безэмоциональная констатация фактов исходила из уст невысокого худощавого старика, облаченного в длинный шелковый балахон с глубоким капюшоном.
        – Что ты такое говоришь, мудрец? – отозвался кто-то.
        – Можете мне не верить – это ваше право. Печально, что все кончено. Но это так. Они предупреждали нас. Предупреждали постоянно. Мы не слушали их. Над некоторыми смеялись, других гнали. Советую провести эти последние минуты с пользой для себя. Ешьте, пейте, сношайтесь, получайте удовольствие. Теперь его уже долго не будет в вашей жизни. Точнее – никогда больше не будет. Хотя, на самом деле, лучше бы для вас не наполнять свои чаши еще большими беззакониями. За все придется платить, – с этими словами мудрец развернулся и безжизненно поплелся куда-то, безучастно обходя встречающиеся на его пути небольшие группы людей.
       На поверхности планеты воцарился хаос и глубокое развращение. Атмосфера была пропитана злостью, агрессией и насилием. В воздухе воняло гарью от бесчисленных пожаров и ядохимикатами. Горело все – деревья, дома, магазины, машины, дороги, различные кучи мусора. Заводы были разрушены, выброс вредных веществ уже никто не контролировал. Люди убивали друг друга и умирали сами. Звезды, излучающие свет и сохраняющие равновесие между добром и злом, были взяты из этого мира. Все поглотила тьма.
        Дрожащие руки медленно протянулись к торчащему из земли глобусу, с трудом вытащили его, и, нежно держа кончиками пальцев, дали разглядеть уставшим, наполненным слезами и болью, глазам. Длинная узкая трещина, извиваясь змейкой вдоль экватора, разделяла глобус пополам. Его некогда гладкое тело – было изуродовано вмятинами и покрыто кусками прилипшей грязи. Глобус был уничтожен и, не имея больше функционального назначения, не представлял никакой ценности. Глобус был брошен.
        Между тем, где-то далеко в бесконечности, посреди неисчисляемого пространства, выходящего за границы понятия и определения времени, чьи-то другие – нежные, детские – руки держали другой глобус, и по-другому на него смотрели яркие  зеленые глаза. Невероятно гладкое, идеально круглой формы тело блестело глянцевой краской, отливая приятно-голубым цветом. Вокруг ходили прекрасные молодые здоровые люди, чей свет так долго наполнял вымирающую планету. И если для кого-то данный период означал смерть, то для них – тех, кому уже много раз приходилось испытывать это состояние там, на Земле – наступило новое время. Это было начало бесконечности. Начало той самой долгожданной, настоящей, омытой собственной и Чужой кровью, дарованной по милости, но заработанной в тяжелой войне, жизни.
 
Перфильев Максим Николаевич © 2005.

© Copyright: Перфильев Максим Николаевич, 2011

Регистрационный номер №0001801

от 8 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0001801 выдан для произведения:
– Они все уехали! Они все бросили! Они оставили нас! Их больше нет здесь!
– Они даже ничего не сказали. Они просто исчезли.
– Они испарились за какие-то мгновения.
– Они не предупредили никого.
– Да, они просто кинули свои семьи на произвол судьбы.
– Нет, они должны были что-то оставить после себя.
– Они должны были нас предупредить.
– Они не могли так поступить с нами. Ведь они добрые, они всех любят. Это не правильно.
– Да, это жестоко по отношению ко всем нам. Мы погибаем. Земля горит у меня под ногами.
– Я чувствую смерть.
– Ее запах повсюду.
– Ее голос становится все отчетливее.
– Мы пропали!
– А что будет с Глобусом? Он разрушен?
– Нет, этого не может случиться.
– Что они сказали?
– Я слышал, они собираются отремонтировать его.
– Да, они должны сделать это.
– Они всегда это делали.
– Они ведь всегда его восстанавливали.
– Нет, они уже уехали, их больше нет, они не вернутся.
– Но как же мы? Как же наш Глобус?
– Что будет с моим ребенком?
– Что будет с нами?
– Мы все умрем. – прерывая бесконечную череду вопросов и нарушая атмосферу всеобщего негодования, где-то недалеко прозвучал новый, но до боли знакомый голос, поражая своей невозмутимостью и бескомпромиссной уверенностью. Все на мгновение замерли и прекратили истеричные монологи.
– Мы все умрем. – повторилось снова. – Они уехали, а последний Глобус просто воткнули в землю. Его много раз ремонтировали, но он больше не подлежит восстановлению. Это конец. Мы все умрем. – такая безэмоциональная констатация фактов исходила из уст невысокого худощавого старика, облаченного в длинный шелковый балахон с глубоким капюшоном.
– Что ты такое говоришь, мудрец? – отозвался кто-то.
– Можете мне не верить – это ваше право. Печально, что все кончено, но это так. Они предупреждали нас, предупреждали постоянно. Мы не слушали их. Над некоторыми смеялись, других гнали. Советую провести эти последние минуты с пользой для себя. Ешьте, пейте, сношайтесь, получайте удовольствие. Теперь его уже долго не будет в вашей жизни, точнее – никогда больше не будет. Хотя, на самом деле, лучше бы для вас не наполнять свои чаши еще большими беззакониями. За все придется платить. – с этими словами мудрец развернулся и безжизненно поплелся куда-то, безучастно обходя встречающиеся на его пути небольшие группы людей.
На поверхности планеты воцарился хаос и глубокое развращение. Атмосфера была пропитана злостью, агрессией и насилием. В воздухе воняло гарью от бесчисленных костров и ядохимикатами. Горело все – деревья, дома, магазины, машины, дороги, различные кучи мусора. Заводы были разрушены, выброс вредных веществ никто не контролировал. Люди убивали друг друга и умирали сами. Звезды, излучающие свет и сохраняющие равновесие между добром и злом были взяты из этого мира. Все поглотила тьма.

Дрожащие руки медленно протянулись к торчащему из земли глобусу, с трудом вытащили его и, нежно держа кончиками пальцев, дали разглядеть уставшим, наполненным слезами и болью, глазам. Длинная узкая трещина, извиваясь змейкой вдоль экватора, разделяла глобус пополам, его некогда гладкое тело – было изуродовано вмятинами и покрыто кусками прилипшей грязи. Глобус был уничтожен и, не имея больше функционального назначения, не представлял никакой ценности. Глобус был брошен.


Между тем, где-то далеко в бесконечности, посреди неисчисляемого пространства, выходящего за границы понятия и определения времени, чьи-то другие – нежные, детские – руки держали другой глобус, и по-другому на него смотрели яркие зеленые глаза. Невероятно гладкое идеально круглой формы тело блестело глянцевой краской, отливая приятно-голубым цветом. Вокруг ходили прекрасные молодые, здоровые люди, чей свет так долго наполнял вымирающую планету. И если для кого-то данный период означал смерть, то для них – тех, кому уже много раз приходилось испытывать это состояние там, на Земле, наступило новое время. Это было начало бесконечности. Начало той самой – долгожданной, настоящей, омытой собственной и Чужой кровью, дарованной по милости, но заработанной в тяжелой войне – жизни.
Рейтинг: 0 334 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
143
118
89
85
81
78
76
72
69
69
68
66
60
60
60
58
Когда... 4 января 2018 (Виктор Лидин)
58
Свет и тьма 10 января 2018 (Виктор Лидин)
54
53
52
52
52
51
51
48
48
47
44
44
44