ФАКТУРА

    Из магазина Настёна вернулась мрачнее тучи.
- Чем расстроена, Настенька, – всполошился Владимир Иванович, - или обидел кто?
- Мальчишка расстроил, а точнее его родители: как такого гадёныша воспитать сумели?
Стою в очереди в кассу за дедком стареньким. Стал он расплачиваться, достал из кошелька пятисотку, а руки ходуном ходят, так он её и выронил. Тут в магазин мальчишка лет десяти заходит. Увидел бумажку на полу и бегом к ней. Все решили, что дедушке помочь хочет, а он хвать её и бегом из магазина, мерзавец. Дед так расстроился, других-то денег у него в кошельке нет, расплатиться нечем. Я его успокоила, как могла, заплатила и до дому проводила. По дороге он всё спрашивал кто я есть, почему раньше меня не встречал и всё такое. А как узнал, что я ваша невестка, так сильно обрадовался, сказал, что много лет с вами в одном цеху проработал и велел передавать привет Артисту от Прокопыча. Вот такая история приключилась, а я всё успокоиться не могу. Был бы этот малец худой и неухоженный могла бы понять, а так … Одет прилично, щёчки пухленькие и розовые, явно родительской заботой не обделён, так как же таким мерзавцем воспитался? А что из него через десять лет получится? Страшно подумать.

- Не расстраивайся, Настенька, и не делай поспешных выводов. Может быть, пацан и не видел, что это Прокопыч деньги уронил, а узрел бесхозную денежку на полу и схватил, пока другие не подобрали. Может, местная шпана его налогом обложила или у одноклассницы день рождения, а денег на подарок нет. И может быть, что вполне приличным человеком вырастет.
- Ну спасибо, Владимир Иванович, - улыбнулась Настёна, - прямо камень с души сняли. А почему Прокопыч вас Артистом назвал, не расскажете?

- Чего не рассказать? Расскажу, повеселю тебя малость. Было это в октябре восемьдесят четвёртого. Выделил мне профком путёвку в дом отдыха. Приехал. Дом в лесу, озеро рядом, кормёжка, массовик, всё как положено, но октябрь. В дождь не выйдешь, после дождя в лужи тоже день не выйдешь, скука смертная. Вдруг объявляют, что приехали киношники фильм снимать и все отдыхающие приглашаются на съёмки в массовку, а ещё, говорят, что за массовку деньги платить будут. Народ в артисты и ломанулся, а мне это совсем не интересно.
Выхожу из столовой после завтрака, а ко мне девчушка лет девятнадцати подскакивает.
- Я - Марина, ассистент режиссёра, - и называет его как-то, - он увидел вас в столовой и ему очень понравилась ваша фактура. Мне поручено пригласить вас на съёмки.
Объясняю, что не хочу и не буду, прошу, чтобы не мешали мне отдыхать и больше не привязывались. У девчушки слёзы на глазах:
— Это мой первый фильм. Если я не выполню его поручение, то он просто выгонит меня, а мне очень нужно закрепиться в этой профессии. Не губите!
- Интересное получается кино, - отвечаю, - из-за того, что тебе нужно я должен в узел завязаться, так что ли?
- Нет, - говорит, - в узел завязываться не надо, а пойдёмте со мной к режиссёру и вы сами ему откажете. Пожалуйста, очень прошу!

Пожалел я её и пошёл. Подходим, а режиссёр ей рта не дал раскрыть и сразу ко мне кинулся:
— Значит так, мужик, слушай меня и постарайся усвоить и запомнить: моё слово – закон, что прикажу, выполнять чётко и без вопросов. Уяснил?
Во мне всё кипит от возмущения:
- Во-первых, не тычьте мне, во-вторых, я вам не мужик, а в-третьих сниматься у такого хама, как вы, я не буду и прощайте!
Я всё это произношу, а он бормочет: «Отлично, отлично». Повернулся я чтобы уйти, а он цап меня за рукав и как заорёт: «А ну, стоять!» Я рукой и отмахнулся. Он через стул перелетел, прожектор свалил, из него осколки посыпались, встаёт, а на щеке царапина и кровь сочится.
- Все видели, как этот хулиган меня ударил и травму причинил? Где милиционер? Пусть данные этого бандита перепишет, я в суд подам, года на три тебя посажу, а за искорёженный софит ты век не расплатишься!

Милиционер подскакивает, должно к съёмке приставлен, чтоб за порядком следить, данные мои в книжечку записывает и предупреждает, что сверится с путёвкой и не дай бог, если в чём обманул. Я стою ни жив, ни мёртв, вот, думаю, отдохнул по профсоюзной путёвке. Ведь точно посадит, связей-то небось ого-го. Оправдываюсь:
- Не ударял я вас, а только оттолкнул, когда вы меня за руку схватили. Извините, что так получилось.
Он кобенится, нервы мои на кулак наматывает да кары разные сулит. Вымотал он меня до основания и сменил гнев на милость:
- Чёрт с тобой, прощу, если на съёмках будешь слушаться меня беспрекословно и я останусь доволен твоей работой. Согласен?

А куда мне деваться? И началось. Переодели меня во что-то невообразимое, дали ящик тяжеленный и стал режиссёр меня гонять туда-сюда с этим ящиком на горбу. Я бегаю, а он всё недоволен и недовольство своё в совершенно хамской форме выражает:
- Куда попёрся, дебил несчастный? Ты чего рожу свою поганую от камеры воротишь? – и всё в таком духе.
Я бегаю и еле себя сдерживаю, чтобы этим ящиком его по башке не тюкнуть. А милиционер на лавочке сидит и наблюдает за этим издевательством. Вдруг слышу: «Стоп, снято!» Отбирают у меня ящик, переодевают в своё и выпроваживают на улицу. Подхожу я к режиссёру и спрашиваю:
- Мы в расчёте, я свободен, претензий ко мне больше нет?
А он встаёт, руку мне пожимает, улыбается и благодарит за хорошую тяжёлую работу. Я иду к милиционеру:
- Слушай, лейтенант, мы с режиссёром обо всём договорились, у него ко мне ничего нет, так давай мои данные уничтожим на всякий случай.
А он хохочет:
- Я артист, а не милиционер. А на режиссёра ты не обижайся, он очень хороший режиссёр. Ты оцени, как грамотно он с тобой сработал. Ты не артист, сыграть ничего не можешь и какой у него выход? Чтобы всё было натурально. Поэтому и ящик тебе дали тяжеленный, и хамил он тебе нарочно, чтобы лицо у тебя натурально злым было. Понимаешь? Ему надо было добиться, чтобы на экране твой персонаж тащил ящик и натурально злился. Вот такая она режиссёрская профессия.

Он объяснил, а я всё ещё в бешенстве. Прохожу я мимо ассистентки, а она говорит:
- В пять часов в холле деньги массовке выдавать будем, приходите с паспортом.
- Не нужны мне ваши деньги, - в бешенстве отвечаю ей, - возьми их себе на конфеты.
Собрал я вещи и уехал домой. Дома спрашивают, чего вернулся так рано? Отвечаю, что дожди, из комнаты не выйдешь, скука и всё в таком духе. Так бы всё и прошло, да только профком, как оказалось, ещё одну путёвку дал какой-то тётке из отдела сбыта. Я её знать не знал, да и откуда мне, токарю, знать тётку из отдела сбыта? А она вернулась и всему заводу растрепала про моё приключение. С тех пор меня Артистом и прозвали.
Мне вот что сейчас подумалось. Эта история, Настёна, чем-то похожа на твою магазинную. Ты ничего не зная про пацана, сразу осудила его и я, ничего не зная про режиссёра, готов был его пришибить.
- А как фильм называется? Вот бы посмотреть.
- Не знаю, даже не интересовался ни названием, ни фамилией режиссёра. Да и зачем тебе это кино? Вот он я, смотри, любуйся.

© Copyright: Андрей Владимирович Глухов, 2021

Регистрационный номер №0489875

от 27 февраля 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0489875 выдан для произведения:     Из магазина Настёна вернулась мрачнее тучи.
- Чем расстроена, Настенька, – всполошился Владимир Иванович, - или обидел кто?
- Мальчишка расстроил, а точнее его родители: как такого гадёныша воспитать сумели?
Стою в очереди в кассу за дедком стареньким. Стал он расплачиваться, достал из кошелька пятисотку, а руки ходуном ходят, так он её и выронил. Тут в магазин мальчишка лет десяти заходит. Увидел бумажку на полу и бегом к ней. Все решили, что дедушке помочь хочет, а он хвать её и бегом из магазина, мерзавец. Дед так расстроился, других-то денег у него в кошельке нет, расплатиться нечем. Я его успокоила, как могла, заплатила и до дому проводила. По дороге он всё спрашивал кто я есть, почему раньше меня не встречал и всё такое. А как узнал, что я ваша невестка, так сильно обрадовался, сказал, что много лет с вами в одном цеху проработал и велел передавать привет Артисту от Прокопыча. Вот такая история приключилась, а я всё успокоиться не могу. Был бы этот малец худой и неухоженный могла бы понять, а так … Одет прилично, щёчки пухленькие и розовые, явно родительской заботой не обделён, так как же таким мерзавцем воспитался? А что из него через десять лет получится? Страшно подумать.

- Не расстраивайся, Настенька, и не делай поспешных выводов. Может быть, пацан и не видел, что это Прокопыч деньги уронил, а узрел бесхозную денежку на полу и схватил, пока другие не подобрали. Может, местная шпана его налогом обложила или у одноклассницы день рождения, а денег на подарок нет. И может быть, что вполне приличным человеком вырастет.
- Ну спасибо, Владимир Иванович, - улыбнулась Настёна, - прямо камень с души сняли. А почему Прокопыч вас Артистом назвал, не расскажете?

- Чего не рассказать? Расскажу, повеселю тебя малость. Было это в октябре восемьдесят четвёртого. Выделил мне профком путёвку в дом отдыха. Приехал. Дом в лесу, озеро рядом, кормёжка, массовик, всё как положено, но октябрь. В дождь не выйдешь, после дождя в лужи тоже день не выйдешь, скука смертная. Вдруг объявляют, что приехали киношники фильм снимать и все отдыхающие приглашаются на съёмки в массовку, а ещё, говорят, что за массовку деньги платить будут. Народ в артисты и ломанулся, а мне это совсем не интересно.
Выхожу из столовой после завтрака, а ко мне девчушка лет девятнадцати подскакивает.
- Я - Марина, ассистент режиссёра, - и называет его как-то, - он увидел вас в столовой и ему очень понравилась ваша фактура. Мне поручено пригласить вас на съёмки.
Объясняю, что не хочу и не буду, прошу, чтобы не мешали мне отдыхать и больше не привязывались. У девчушки слёзы на глазах:
— Это мой первый фильм. Если я не выполню его поручение, то он просто выгонит меня, а мне очень нужно закрепиться в этой профессии. Не губите!
- Интересное получается кино, - отвечаю, - из-за того, что тебе нужно я должен в узел завязаться, так что ли?
- Нет, - говорит, - в узел завязываться не надо, а пойдёмте со мной к режиссёру и вы сами ему откажете. Пожалуйста, очень прошу!

Пожалел я её и пошёл. Подходим, а режиссёр ей рта не дал раскрыть и сразу ко мне кинулся:
— Значит так, мужик, слушай меня и постарайся усвоить и запомнить: моё слово – закон, что прикажу, выполнять чётко и без вопросов. Уяснил?
Во мне всё кипит от возмущения:
- Во-первых, не тычьте мне, во-вторых, я вам не мужик, а в-третьих сниматься у такого хама, как вы, я не буду и прощайте!
Я всё это произношу, а он бормочет: «Отлично, отлично». Повернулся я чтобы уйти, а он цап меня за рукав и как заорёт: «А ну, стоять!» Я рукой и отмахнулся. Он через стул перелетел, прожектор свалил, из него осколки посыпались, встаёт, а на щеке царапина и кровь сочится.
- Все видели, как этот хулиган меня ударил и травму причинил? Где милиционер? Пусть данные этого бандита перепишет, я в суд подам, года на три тебя посажу, а за искорёженный софит ты век не расплатишься!

Милиционер подскакивает, должно к съёмке приставлен, чтоб за порядком следить, данные мои в книжечку записывает и предупреждает, что сверится с путёвкой и не дай бог, если в чём обманул. Я стою ни жив, ни мёртв, вот, думаю, отдохнул по профсоюзной путёвке. Ведь точно посадит, связей-то небось ого-го. Оправдываюсь:
- Не ударял я вас, а только оттолкнул, когда вы меня за руку схватили. Извините, что так получилось.
Он кобенится, нервы мои на кулак наматывает да кары разные сулит. Вымотал он меня до основания и сменил гнев на милость:
- Чёрт с тобой, прощу, если на съёмках будешь слушаться меня беспрекословно и я останусь доволен твоей работой. Согласен?

А куда мне деваться? И началось. Переодели меня во что-то невообразимое, дали ящик тяжеленный и стал режиссёр меня гонять туда-сюда с этим ящиком на горбу. Я бегаю, а он всё недоволен и недовольство своё в совершенно хамской форме выражает:
- Куда попёрся, дебил несчастный? Ты чего рожу свою поганую от камеры воротишь? – и всё в таком духе.
Я бегаю и еле себя сдерживаю, чтобы этим ящиком его по башке не тюкнуть. А милиционер на лавочке сидит и наблюдает за этим издевательством. Вдруг слышу: «Стоп, снято!» Отбирают у меня ящик, переодевают в своё и выпроваживают на улицу. Подхожу я к режиссёру и спрашиваю:
- Мы в расчёте, я свободен, претензий ко мне больше нет?
А он встаёт, руку мне пожимает, улыбается и благодарит за хорошую тяжёлую работу. Я иду к милиционеру:
- Слушай, лейтенант, мы с режиссёром обо всём договорились, у него ко мне ничего нет, так давай мои данные уничтожим на всякий случай.
А он хохочет:
- Я артист, а не милиционер. А на режиссёра ты не обижайся, он очень хороший режиссёр. Ты оцени, как грамотно он с тобой сработал. Ты не артист, сыграть ничего не можешь и какой у него выход? Чтобы всё было натурально. Поэтому и ящик тебе дали тяжеленный, и хамил он тебе нарочно, чтобы лицо у тебя натурально злым было. Понимаешь? Ему надо было добиться, чтобы на экране твой персонаж тащил ящик и натурально злился. Вот такая она режиссёрская профессия.

Он объяснил, а я всё ещё в бешенстве. Прохожу я мимо ассистентки, а она говорит:
- В пять часов в холле деньги массовке выдавать будем, приходите с паспортом.
- Не нужны мне ваши деньги, - в бешенстве отвечаю ей, - возьми их себе на конфеты.
Собрал я вещи и уехал домой. Дома спрашивают, чего вернулся так рано? Отвечаю, что дожди, из комнаты не выйдешь, скука и всё в таком духе. Так бы всё и прошло, да только профком, как оказалось, ещё одну путёвку дал какой-то тётке из отдела сбыта. Я её знать не знал, да и откуда мне, токарю, знать тётку из отдела сбыта? А она вернулась и всему заводу растрепала про моё приключение. С тех пор меня Артистом и прозвали.
Мне вот что сейчас подумалось. Эта история, Настёна, чем-то похожа на твою магазинную. Ты ничего не зная про пацана, сразу осудила его и я, ничего не зная про режиссёра, готов был его пришибить.
- А как фильм называется? Вот бы посмотреть.
- Не знаю, даже не интересовался ни названием, ни фамилией режиссёра. Да и зачем тебе это кино? Вот он я, смотри, любуйся.
 
Рейтинг: +1 60 просмотров
Комментарии (1)
Влад Устимов # 2 марта 2021 в 07:59 0
Замечательный рассказ.
Очень понравился!