Две эпохи

article270731.jpg

           Однажды я, будучи безработным, нашел себе отвлекающее от неприятностей занятие, своего рода сезонное хобби. Я стал искать на Бульварном кольце асфальт без трещин и колдобин. Попадались давнишние участки, все еще прочные, посеревшие от дождей. Подушку когда-то неплохо утрамбовали катком, и она сохранила смоляную шкуру больше положенного срока. Песчинки сжились со смолой, словно втерлись в нее, сперва слипнувшись друг с дружкой. Однако, если давят тебя непрестанно слева и справа черные шины, то появляется в конце концов продольная трещина. Сначала, может быть, незаметная, а мне - четверть века минуло с той поры, как катком здесь клочок дороги утюжили, - хорошо видна издали. Уже не только смола и песчинки - щебенка в разломе зияет. 
           Вот не советской, а постсоветской эпохи асфальт. Здесь стоят более высокие и яркие фонари, верный признак нового времени. Трещина не успела вширь разрастись, зато длинная, тянется поперек всей дороги. Или подушка не прочна, или в асфальте избыток смолы - песка маловато. Хлипко, одним словом. В жару и одной ногой наступить боязно. А если четыре ноги след в след? Красавицы-машины, сработанные чужими руками, не всегда томятся в пробках - порой проносятся птицами. Они размножились, подобно колорадским жукам. 
           Этим только и отличается эпоха, оставившая на память о себе трещины, от другой, производящей похожие трещины.
                                                                              Дмитрий ГАВРИЛЕНКО
 

© Copyright: Дмитрий Сергеевич Гавриленко, 2015

Регистрационный номер №0270731

от 11 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0270731 выдан для произведения:
           Однажды я, будучи безработным, нашел себе отвлекающее от неприятностей занятие, своего рода сезонное хобби. Я стал искать на Бульварном кольце асфальт без трещин и колдобин. Попадались давнишние участки, все еще прочные, посеревшие от дождей. Подушку когда-то неплохо утрамбовали катком, и она сохранила смоляную шкуру больше положенного срока. Песчинки сжились со смолой, словно втерлись в нее, сперва слипнувшись друг с дружкой. Однако, если давят тебя непрестанно слева и справа черные шины, то появляется в конце концов продольная трещина. Сначала, может быть, незаметная, а мне - четверть века минуло с той поры, как катком здесь клочок дороги утюжили, - хорошо видна издали. Уже не только смола и песчинки - щебенка в разломе зияет. 
           Вот не советской, а постсоветской эпохи асфальт. Здесь стоят более высокие и яркие фонари, верный признак нового времени. Трещина не успела вширь разрастись, зато длинная, тянется поперек всей дороги. Или подушка не прочна, или в асфальте избыток смолы - песка маловато. Хлипко, одним словом. В жару и одной ногой наступить боязно. А если четыре ноги след в след? Красавицы-машины, сработанные чужими руками, не всегда томятся в пробках - порой проносятся птицами. Они размножились, подобно колорадским жукам. 
           Этим только и отличается эпоха, оставившая на память о себе трещины, от другой, производящей похожие трещины.
                                                                              Дмитрий ГАВРИЛЕНКО
 
Рейтинг: +2 211 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

 

Популярная проза за месяц
129
120
109
104
96
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
94
93
92
88
81
76
75
72
71
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
64
63
63
62
61
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
57
54
45
45
41
38