ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → ДОСАДНАЯ ОКАЗИЯ

 

ДОСАДНАЯ ОКАЗИЯ

article216436.jpg
Из моей флотской жизни..)
Приморский город, одной из европейских стран, встретил нас тёплой, летней погодой. Оформив увольнительные документы и сверкая, как новая копейка, мы вышли из порта в город. 
- Куда пойдём? – спросил Лёха, с интересом оглядываясь.
- Сначала обзаведёмся подружками, а потом будет видно. – пробасил боцман Коля.
В течение часа у каждого из нас была подружка на вечер. 
- В кабак, что ли, завеяться? – предложил Олег.
- А что, солнце встало выше ели, время срать, а мы не ели! – засмеялся Лёха. – Девчонки, вы, как наши гиды, предложите что-то путное.
Ресторан «Ambassador» оказался наиболее подходящим по удалённости. Расположившись за столиком, мы сделали заказ и, закурив, попивали пиво, взятое в баре. Олег, вдруг, встал и, извинившись, ссылаясь на желание посетить туалет, подошёл в зале к официанту. Что-то его, спросив, он удалился в указанном официантом направлении. Вскоре принесли наш заказ. Мы выпили и приступили к трапезе, рассчитывая налить Олегу «штрафную» по его возвращении. Прошло более получаса, но Олег не возвращался. Мы уже стали волноваться.
- Что он там, бельевую верёвку проглотил, что ли? – Коля, с улыбкой, покрутил головой. – Если он через десять минут не появится, я пойду и принесу его в том положении и виде, в котором он там находится!
Все за столом засмеялись.
- А, вдруг, ему там стало плохо? – с тревогой спросила Кэт, симпатичная, светловолосая подружка Олега.
- В гальюне запрещается чувствовать себя плохо, за исключением некоторых неординарных случаев, не за столом это будь сказано. – с улыбкой на смуглом лице вымолвил Лёха. 
Девчонки прыснули от смеха. Срок установленный Колей не истёк, как в зале возник Олег. Волосы его стояли дыбом, рубаха была мокрой и, вообще, весь его вид выражал крайнее волнение.
- Братан, что с тобой?! На тебе лица нет! Или в этих западных  гальюнах, чтоб клиенты не скучали, проводятся сеансы виртуальных игр «Бой со смертью», «Укус вампира» или «Американские горки»? – Коля старался выглядеть весёлым, хотя в его глазах сквозило беспокойство.
- Мужики! Девчонки! Ребята! Ну, дела! Ну, их к едрённой фене этих капиталистов с их трахнутыми гальюнами! Это амбец! Чёрт знает что! 
Сидящие в зале посетители повернули к нам головы.
- Не метушись, Олежка! Сядь, выпей, поешь, успокойся! Потом расскажешь, что случилось. – я, встав из-за стола и обняв его за плечи, усадил его за стол. – Пацаны, налейте Олежке для отходняка после капиталистического гальюна!
Выпив, Олег приступил к еде, время, от времени покачивая головой, как бы выражая своё возмущение.
- Ладно, ребята, хоре! – он отложил столовые инструменты в сторону и, отпив вина, вытер губы салфеткой. – Расскажу я вам своё приключение, будь оно не ладно!
Мы закурили и приготовились слушать.
- Когда я пошёл по направлению, указанному официантом, я попал в длинный коридор, по бокам которого были двери. Найдя дверь с табличкой «WC» и фигуркой мужчины, я попытался войти в неё, но никаких признаков ручки или каких-либо приспособлений для открытия двери я не обнаружил. Я толкал и пихал дверь, рискуя с каждой минутой справить малую нужду, прямо, себе в брюки. Вдруг, из одних дверей вышел официант и направился в мою сторону. Я поспешил его попросить оказать мне помощь в открытии этой двери.
- Рашэн? – спросил меня, почему-то, официант.
- Йес! – ответил я ему, пританцовывая.
- Окэй! – официант с улыбкой посмотрел на меня и включил включатель на стене, возле дверей гальюна.
В тот же миг раздался щелчок, и дверь открылась настежь. Поблагодарив официанта, я пулей влетел в гальюн и захлопнув дверь, стал с наслаждением справлять свою малую нужду. При этом в голове пульсировали слова, как нельзя кстати: « Что человеку надо для полного счастья?» Справив нужду и вымыв руки, я хотел выйти из гальюна. Но, о, горе! Дверь была закрыта, а на ней, как и с наружной стороны, не было и следов ручки. «Включатель!» - мелькнула мысль. Я обыскал все стены, но выключатель отсутствовал. «Скрытая педаль,… сдвигающаяся плитка…» - мозг подсказывал самое невероятное из прочитанного или увиденного. Я перещупал каждый сантиметр стен и пола, но всё безрезультатно. Замурован в гальюне!!! Какой позор!!! Какой ужас!!! Звать на помощь?! Какой стыд!!! От волнения у меня пересохло в горле, пот заливал глаза, рубашка вся стала мокрой.… От сильного волнения, на меня напала «медвежья болезнь». Опасаясь, как бы не наделать в штаны, я опустил брюки и еле успел сесть на унитаз. Взглянув на своё положение со стороны, я разразился истерическим хохотом, рвущемся из меня подобно фонтану. Хохоча и втирая слёзы, я нащупал ручку смыва унитаза и нажал на неё. В тот же миг, о, ужас, двери гальюна распахнулись настежь, явив меня во всей красе находящимся в коридоре мужчинам и женщинам. 
Взрыв нашего хохота потряс стены ресторана. Мы хохотали до колик в животе, ярко представив создавшуюся картину.
- Ну, а дальше-то что? – давясь от смеха, выдавил Лёха.
- Дальше?.. Дальше не интересно!.. – пробормотал смущённый до крайности и красный, как рак, Олег. – Главное, что я с вами. Но, такого позора, братцы, я отродясь не испытывал! 


© Copyright: Владимир Гликов, 2014

Регистрационный номер №0216436

от 23 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0216436 выдан для произведения:
Из моей флотской жизни..)
Приморский город, одной из европейских стран, встретил нас тёплой, летней погодой. Оформив увольнительные документы и сверкая, как новая копейка, мы вышли из порта в город. 
- Куда пойдём? – спросил Лёха, с интересом оглядываясь.
- Сначала обзаведёмся подружками, а потом будет видно. – пробасил боцман Коля.
В течение часа у каждого из нас была подружка на вечер. 
- В кабак, что ли, завеяться? – предложил Олег.
- А что, солнце встало выше ели, время срать, а мы не ели! – засмеялся Лёха. – Девчонки, вы, как наши гиды, предложите что-то путное.
Ресторан «Ambassador» оказался наиболее подходящим по удалённости. Расположившись за столиком, мы сделали заказ и, закурив, попивали пиво, взятое в баре. Олег, вдруг, встал и, извинившись, ссылаясь на желание посетить туалет, подошёл в зале к официанту. Что-то его, спросив, он удалился в указанном официантом направлении. Вскоре принесли наш заказ. Мы выпили и приступили к трапезе, рассчитывая налить Олегу «штрафную» по его возвращении. Прошло более получаса, но Олег не возвращался. Мы уже стали волноваться.
- Что он там, бельевую верёвку проглотил, что ли? – Коля, с улыбкой, покрутил головой. – Если он через десять минут не появится, я пойду и принесу его в том положении и виде, в котором он там находится!
Все за столом засмеялись.
- А, вдруг, ему там стало плохо? – с тревогой спросила Кэт, симпатичная, светловолосая подружка Олега.
- В гальюне запрещается чувствовать себя плохо, за исключением некоторых неординарных случаев, не за столом это будь сказано. – с улыбкой на смуглом лице вымолвил Лёха. 
Девчонки прыснули от смеха. Срок установленный Колей не истёк, как в зале возник Олег. Волосы его стояли дыбом, рубаха была мокрой и, вообще, весь его вид выражал крайнее волнение.
- Братан, что с тобой?! На тебе лица нет! Или в этих западных  гальюнах, чтоб клиенты не скучали, проводятся сеансы виртуальных игр «Бой со смертью», «Укус вампира» или «Американские горки»? – Коля старался выглядеть весёлым, хотя в его глазах сквозило беспокойство.
- Мужики! Девчонки! Ребята! Ну, дела! Ну, их к едрённой фене этих капиталистов с их трахнутыми гальюнами! Это амбец! Чёрт знает что! 
Сидящие в зале посетители повернули к нам головы.
- Не метушись, Олежка! Сядь, выпей, поешь, успокойся! Потом расскажешь, что случилось. – я, встав из-за стола и обняв его за плечи, усадил его за стол. – Пацаны, налейте Олежке для отходняка после капиталистического гальюна!
Выпив, Олег приступил к еде, время, от времени покачивая головой, как бы выражая своё возмущение.
- Ладно, ребята, хоре! – он отложил столовые инструменты в сторону и, отпив вина, вытер губы салфеткой. – Расскажу я вам своё приключение, будь оно не ладно!
Мы закурили и приготовились слушать.
- Когда я пошёл по направлению, указанному официантом, я попал в длинный коридор, по бокам которого были двери. Найдя дверь с табличкой «WC» и фигуркой мужчины, я попытался войти в неё, но никаких признаков ручки или каких-либо приспособлений для открытия двери я не обнаружил. Я толкал и пихал дверь, рискуя с каждой минутой справить малую нужду, прямо, себе в брюки. Вдруг, из одних дверей вышел официант и направился в мою сторону. Я поспешил его попросить оказать мне помощь в открытии этой двери.
- Рашэн? – спросил меня, почему-то, официант.
- Йес! – ответил я ему, пританцовывая.
- Окэй! – официант с улыбкой посмотрел на меня и включил включатель на стене, возле дверей гальюна.
В тот же миг раздался щелчок, и дверь открылась настежь. Поблагодарив официанта, я пулей влетел в гальюн и захлопнув дверь, стал с наслаждением справлять свою малую нужду. При этом в голове пульсировали слова, как нельзя кстати: « Что человеку надо для полного счастья?» Справив нужду и вымыв руки, я хотел выйти из гальюна. Но, о, горе! Дверь была закрыта, а на ней, как и с наружной стороны, не было и следов ручки. «Включатель!» - мелькнула мысль. Я обыскал все стены, но выключатель отсутствовал. «Скрытая педаль,… сдвигающаяся плитка…» - мозг подсказывал самое невероятное из прочитанного или увиденного. Я перещупал каждый сантиметр стен и пола, но всё безрезультатно. Замурован в гальюне!!! Какой позор!!! Какой ужас!!! Звать на помощь?! Какой стыд!!! От волнения у меня пересохло в горле, пот заливал глаза, рубашка вся стала мокрой.… От сильного волнения, на меня напала «медвежья болезнь». Опасаясь, как бы не наделать в штаны, я опустил брюки и еле успел сесть на унитаз. Взглянув на своё положение со стороны, я разразился истерическим хохотом, рвущемся из меня подобно фонтану. Хохоча и втирая слёзы, я нащупал ручку смыва унитаза и нажал на неё. В тот же миг, о, ужас, двери гальюна распахнулись настежь, явив меня во всей красе находящимся в коридоре мужчинам и женщинам. 
Взрыв нашего хохота потряс стены ресторана. Мы хохотали до колик в животе, ярко представив создавшуюся картину.
- Ну, а дальше-то что? – давясь от смеха, выдавил Лёха.
- Дальше?.. Дальше не интересно!.. – пробормотал смущённый до крайности и красный, как рак, Олег. – Главное, что я с вами. Но, такого позора, братцы, я отродясь не испытывал! 


Рейтинг: 0 102 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!