ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Чувство гриппа

 

Чувство гриппа

30 апреля 2014 - Лидия Копасова
 
 
 
Такой хиленький, бледненький росточек получился из меня, который, казалось, никогда не разовьётся и не окрепнет.

Так трудно и больно было моему организму прорастать в эту жизнь, полную непредсказуемых движений и возможностей.

Но зародился – живи. В общем, надо было пробиваться среди сильных, здоровых, буйно цветущих «растений» и не сломаться под снегом, дождём, порывами ветра.

В 1963 году свирепствовал страшный Грипп.
Он скашивал, как траву, людей по всей стране так, что моему хилому организму было бы точно не устоять без медицины.

Врачи-студенты были брошены на помощь. Они ходили к больным без вызова, пока не исчезали признаки опасности.

Я, как тонкий стебелёк, качалась перед удивительно синеглазым доктором, который вслушивался в моё, едва бившееся сердце и внимательно смотрел на меня.

Пред ним стоял какой-то получеловек
С фигуркой кривенькой японки.
А губы бледные, бескровные, как снег,
Две льдинки бусинки-глазёнки.

Две недели «синеглазый» приходил к нам, чтобы убедиться в моём выздоровлении. И Грипп, казалось, отступил, но он так напроказничал в моём теле, что начались сбои.

Этот разрушитель непоправимо набедокурил в моём неокрепшем организме, оставив память о себе на всю оставшуюся жизнь.

Грипп возникал во мне без предупреждения каждый год. И, казалось, что мы друг без друга уже не можем. Он выматывал меня так, что сил не хватало дышать. Когда я задыхалась, и смотреть на окружающий мир мне становилось больно, он внезапно покидал меня, чтобы вернуться снова.

Его любовь ко мне была такой сильной, изматывающей, но постоянной, что я стала привыкать.

Грипп изменялся, взрослел с каждым годом и я, мучаясь от его любви, ненавидела всё сильней и сильней, сопротивляясь этому монстру, как могла.

Но Грипп вселялся ежегодно
Хозяином над хилым телом!

Он так любил и чувствовал свободно…
И не было любви сильней на свете белом.

Как он любил! Вы мне поверьте.
Мог зацеловывать меня до полусмерти.

Так обнимал, что косточки хрустели,
А в январе, как тридцать три метели,

Вливал мне в уши творчество своё.
Как трудно было с ним моё житьё.

Да он не понимал, что мне его любви не надо,
Она обуза для меня – преграда!

Она мне не даёт свободно жить, учиться,
Она мне не даёт самой в кого-нибудь влюбиться.
О, как же я устала от его любви!

Кого так не любили – не поймёт,
Как он, случилось так, влюбился.
В мученьях от любви, болеет, но живёт…

Как он меня любил! Как никто и никогда он доказывал свою любовь, совсем не нужную мне, и возмущался, что я его не принимаю всем сердцем и душой, и не отдаю ему всю себя, постоянно с силой отталкивая.

И вдруг любовь, как лампочка, перегорела.
Угасло чувство Гриппа навсегда,
Разрушив организм мой до предела.
Нет ничего на свете без следа…
Да, безответная любовь – беда!

Какой была бы я, коль ни желанье Гриппа
Меня в себя влюбить, мой друг?
Наверное, была б без хрипа
И не имела б нынешний недуг.

***

© Copyright: Лидия Копасова, 2014

Регистрационный номер №0212262

от 30 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0212262 выдан для произведения:
 
 
 
Такой хиленький, бледненький росточек получился из меня, который, казалось, никогда не разовьётся и не окрепнет.

Так трудно и больно было моему организму прорастать в эту жизнь, полную непредсказуемых движений и возможностей.

Но зародился – живи. В общем, надо было пробиваться среди сильных, здоровых, буйно цветущих «растений» и не сломаться под снегом, дождём, порывами ветра.

В 1963 году свирепствовал страшный Грипп.
Он скашивал, как траву, людей по всей стране так, что моему хилому организму было бы точно не устоять без медицины.

Врачи-студенты были брошены на помощь. Они ходили к больным без вызова, пока не исчезали признаки опасности.

Я, как тонкий стебелёк, качалась перед удивительно синеглазым доктором, который вслушивался в моё, едва бившееся сердце и внимательно смотрел на меня.

Пред ним стоял какой-то получеловек
С фигуркой кривенькой японки.
А губы бледные, бескровные, как снег,
Две льдинки бусинки-глазёнки.

Две недели «синеглазый» приходил к нам, чтобы убедиться в моём выздоровлении. И Грипп, казалось, отступил, но он так напроказничал в моём теле, что начались сбои.

Этот разрушитель непоправимо набедокурил в моём неокрепшем организме, оставив память о себе на всю оставшуюся жизнь.

Грипп возникал во мне без предупреждения каждый год. И, казалось, что мы друг без друга уже не можем. Он выматывал меня так, что сил не хватало дышать. Когда я задыхалась, и смотреть на окружающий мир мне становилось больно, он внезапно покидал меня, чтобы вернуться снова.

Его любовь ко мне была такой сильной, изматывающей, но постоянной, что я стала привыкать.

Грипп изменялся, взрослел с каждым годом и я, мучаясь от его любви, ненавидела всё сильней и сильней, сопротивляясь этому монстру, как могла.

Но Грипп вселялся ежегодно
Хозяином над хилым телом!

Он так любил и чувствовал свободно…
И не было любви сильней на свете белом.

Как он любил! Вы мне поверьте.
Мог зацеловывать меня до полусмерти.

Так обнимал, что косточки хрустели,
А в январе, как тридцать три метели,

Вливал мне в уши творчество своё.
Как трудно было с ним моё житьё.

Да он не понимал, что мне его любви не надо,
Она обуза для меня – преграда!

Она мне не даёт свободно жить, учиться,
Она мне не даёт самой в кого-нибудь влюбиться.
О, как же я устала от его любви!

Кого так не любили – не поймёт,
Как он, случилось так, влюбился.
В мученьях от любви, болеет, но живёт…

Как он меня любил! Как никто и никогда он доказывал свою любовь, совсем не нужную мне, и возмущался, что я его не принимаю всем сердцем и душой, и не отдаю ему всю себя, постоянно с силой отталкивая.

И вдруг любовь, как лампочка, перегорела.
Угасло чувство Гриппа навсегда,
Разрушив организм мой до предела.
Нет ничего на свете без следа…
Да, безответная любовь – беда!

Какой была бы я, коль ни желанье Гриппа
Меня в себя влюбить, мой друг?
Наверное, была б без хрипа
И не имела б нынешний недуг.

***
Рейтинг: 0 120 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!