ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Акробат и академик

 

Акробат и академик

25 октября 2014 - Юрий Урм
article248142.jpg
В начале 70 х годов мой школьный приятель, Игорь Покутинский выбрал для себя профессию силового акробата. В самом начале карьеры, когда ему исполнилось всего лишь 20 лет, он, вдруг почувствовал резкое ухудшение зрения. Вопрос встал ребром: или исправить зрение или расстаться с любимой профессией. В очках ведь не будешь работать на сцене…

Сначала он попробовал достать дефицитные, контактные линзы чешского производства. Ох, как это было не просто в то героическое время. Игорь решил вопрос через постель, разделенную с несимпатичной ему работницей специализированной лаборатории.

В дальнейшем, он большинство своих проблем пытался решать именно таким способом, независимо от того, хороши были эти женщины или просто ужасны. 

Однако, эти линзы все же не решили проблему, так, как после каждых полутора часов, их требовалось кипятить в физиологическом растворе. Стоили они немало и проварив не менее 10 таких линз, он решил, что нужно искать другой, радикальный способ решения неожиданно свалившейся на него проблемы…

Информация часто приходит к человеку сама, и все, что требуется от человека, это просто не пройти мимо подсказки свыше. В одной из газет он прочитал статью о светиле мировой офтальмологии академике, Святославе Николаевиче Федорове и его фантастических успехах в восстановлении зрения у большого количества пациентов. Игорь понял, что это, возможно его единственный шанс…

Игорь, как он сам говорит- парень простой, взял и поехал на продуктовые склады. Там он, воспользовавшись своим, многократно проверенным методом ведения результативных переговоров с женщинами,  приобрел 10 банок индийского растворимого кофе, стоимостью 2 рубля за банку.

Далее он купил билет в Москву. Приехав в столицу, он с авоськой, набитой этими банками, направился прямиком в клинику к академику.

В коридорах клиники сидели бесчисленные посетители. Все они мечтали об операции. Он понял, что встав в очередь, не добьется ничего и решил идти напролом. Однако в приемной его уверенное продвижение к кабинету академика грудью перекрыла секретарша. "Вы куда?" - вскрикнула она, будучи уверенной, что посетитель остановится. Но Остапа уже, как говорится понесло: "Я племянник Святослава Николаевича, моя мама просила передать  любимому брату  вот эти баночки с компотом".
 
Эта тирада на какое-то мгновенье парализовала решительность секретарши, застывшей на месте с открытым от возмущения ртом. Этого мгновения хватило, чтобы Игорь успел открыть дверь кабинета и войти вовнутрь, быстро закрыв за собой дверь.

Далее он направился прямо к столу, за которым в белом халате восседал «человек-бог». Игорь поздоровался и не обращая внимание на ироничное выражение лица академика, по деловому выставил все 10 банок индийского растворимого кофе на стол. 

Далее он произнес свой, заранее заготовленный монолог. Игорь обратился к академику с просьбой о проведении операции, эмоционально пояснив, что не сможет работать по специальности, если не поправит свое зрение. А это далеко не шутка для человека, думающего и заботящегося о своем будущем.

Академик Федоров еще раз посмотрел, на выставленные на стол банки, засмеялся вслух и вызвал к себе секретаршу. "Скажите, -я доктор наук, я профессор? - Да, конечно. У нас в очереди на операцию люди стоят аж, по 5 лет? -Да, конечно". 

А теперь посмотрите на этого "мудака" из Эстонии, привезшего с собой это вонючее индийское дерьмо. И он всерьез думает, что благодаря такому щедрому подношению, мы примем его без очереди. Сказав это, он начал откровенно ржать над наивным посетителем. К его искреннему смеху присоединилась и секретарша. Мало этого, к их заразительному смеху присоединился и сам виновник. Так, они втроем смеялись в течение нескольких минут.

Далее, надев маску смиренности, Игорь все же попытался объяснить академику, что кому-то это кофе может и кажется дерьмом, а для кого-то это желанный и к сожалению, дефицитный продукт. Для усиления впечатления он решил откровенно заметить, что ему за эти банки пришлось в Таллинне  "урода" оприходовать . 

Игорь, уже почти смирившись с неудачей, подумал, что в крайнем случае, он хоть по Москве погуляет. Этой мыслью он тут же поделился с Академиком. А тот, вдоволь и от души насмеявшись, тоже перешел на серьезный лад и  проникшись необъяснимой симпатией к этому, наивному и непосредственному гостю из Эстонии, дал-таки команду оформить его проживание в гостинице при клинике и срочно готовить к операции. 

Да, заранее неизвестно как поведет себя небожитель и какой из аргументов страждущего просителя поможет убедить его принять положительное решение. Но так или иначе, Игоря приняли в клинику без очереди  и операция была назначена на один из ближайших дней…

Пришло время операции. Игорь зашел в операционную и увидел на столике набор инструментов, среди прочих ему особенно запомнился шприц с иглой  в пару десятков сантиметров в длину.

Он, человек не из робкого десятка и с присущим ему чувством юмора подумал, что для укола в задницу иглы намного короче. 

В эти годы оснащение такой операционной еще было весьма примитивным. Так для удержания глаза в открытом состоянии использовалось большое металлическое кольцо, насечки на роговицу наносились обычными кусками лезвия бритвы "Нева". Время специально разработанных инструментов еще не пришло, а медицинских лазеров не было и в помине.

Ему  вставили в глаз металлическое расширительное кольцо, вывернули глазное яблоко на 180 градусов, сделали укол в глаз и далее глаз вернули в обычное положение.Во время этих малоприятных  манипуляций  Игорю вспомнилось выражение: "Глаз на ...опу натянуть".

 По реакции Игоря чуткий хирург  засомневался в действенности  наркоза. "Ты что- то чувствуешь?" - с опаской спросил он, "конечно чувствую" - ответил Игорь. 

"Так, быстро ввести дополнительный наркоз, у этого "мудака" сердце останавливается". Вот е...аный акробат. Я, профессор, заслуженный человек, в тюрьму должен идти из-за того, что он не предупредил нас о сопротивляемости его организма действию наркоза. Это выражение он повторил еще много раз, пока дополнительная доза наркоза не сработала, и ход операции не вошел в обычное русло.

По окончанию операции в глаз Игорю закапали гормон, ничего при этом не поясняя. К ночи действие гормона привело к немотивированной жесткой эрекции. Игорь встал с постели и почти ничего не видя вторым, еще более запущенным глазом, еле понимая, что с ним происходит, вышел в коридор. Там, за столом сидела очень полная  женщина неопределенного возраста.Таких в простонародье называют "один большой кусок сала".

Он раскрыл халат и только спросил: "Что мне с этим прикажете делать?".  Женщина заохала и позвала его за собой в подсобное помещение. Там она решила ему помочь весьма специфическим способом. Сеанс их взаимопомощи  продлился почти до утра…

Утром, лежа в постели, умиротворенный Игорь открыл глаза и увидел рядом с собой академика, проводившего обход больных в сопровождении группы врачей и студентов. "Ну что, уже успел мою сотрудницу оприходовать? -спросил он. "Как же ты с такой толстухой справился? Игорь ответил, что на безрыбье и рак рыба. -Ладно, ладно молодец, я бы вот не смог". Все дружно засмеялись…

Через несколько дней академик убедился в том, что результаты операции были вполне удовлетворительными.
Он предложил Игорю по приезду в Таллинн, регулярно звонить в Москву и сообщать о своем самочувствии.
 
Каждый раз, когда Игорь звонил в Москву, он для быстрой ориентировки представлялся, как е...аный акробат, чем вызывал неизменный смех великого врача и святого человека, Святослава Николаевича Федорова.
Пусть земля ему будет пухом…

Игорь проработал еще более 20 лет силовым акробатом, напрочь забыв о своей проблеме со зрением.

В дальнейшем, получив серьезные травмы мышц, он был вынужден оставить профессию акробата. После глубокого погружения в секреты магии, он стал выступать в качестве факира.
 
И в этой, новой профессии Игорь достиг немалых успехов, выступая на сценах Италии, Франции, Финляндии, Израиля, Индии, Таиланда, Южной Кореи и Эстонии...
                                                                            
                                                                              https://www.youtube.com/watch?v=0UQz5h_fgY0

© Copyright: Юрий Урм, 2014

Регистрационный номер №0248142

от 25 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0248142 выдан для произведения: В начале 70 х годов мой школьный приятель, Игорь Покутинский выбрал для себя профессию силового акробата. В самом начале карьеры, когда ему исполнилось всего лишь 20 лет, он, вдруг почувствовал резкое ухудшение зрения. Вопрос встал ребром: или исправить зрение или расстаться с любимой профессией. В очках ведь не будешь работать на сцене…

Сначала он попробовал достать дефицитные, контактные линзы чешского производства. Ох, как это было не просто в то героическое время. Игорь решил вопрос через постель, разделенную с несимпатичной ему работницей специализированной лаборатории.

В дальнейшем, он большинство своих проблем пытался решать именно таким способом, независимо от того, хороши были эти женщины или просто ужасны. 

Однако, эти линзы все же не решили проблему, так, как после каждых полутора часов, их требовалось кипятить в физиологическом растворе. Стоили они немало и проварив не менее 10 таких линз, он решил, что нужно искать другой, радикальный способ решения неожиданно свалившейся на него проблемы…

Информация часто приходит к человеку сама, и все, что требуется от человека, это просто не пройти мимо подсказки свыше. В одной из газет он прочитал статью о светиле мировой офтальмологии академике, Святославе Николаевиче Федорове и его фантастических успехах в восстановлении зрения у большого количества людей. Игорь понял, что это, возможно его единственный шанс…

Игорь, как он сам говорит- парень простой, взял и поехал на продуктовые склады к своей знакомой и воспользовавшись стандартным приемом ублажения женщин, от которых ему что-либо нужно было получить, приобрел там 10 банок индийского растворимого кофе стоимостью 2 рубля за банку.

Далее он купил билет в Москву. Приехав в столицу, он с авоськой, набитой этими банками, направился прямиком в клинику к академику.

В коридорах клиники сидели бесчисленные посетители. Все они мечтали об операции. Он понял, что встав в очередь, не добьется ничего и решил идти напролом. Однако в приемной его уверенное продвижение к кабинету академика грудью перекрыла секретарша. «Вы куда?» - вскрикнула она.
Но Остапа уже, как говорится понесло: «Я племянник академика, мама просила передать моему любимому дяде вот эти баночки с компотом».
 
Эта тирада на какое-то мгновенье парализовала решительность секретарши, застывшей на месте с открытым от возмущения ртом. Этого мгновения хватило, чтобы Игорь успел открыть дверь кабинета и войти вовнутрь, быстро закрыв за собой дверь.

Далее он направился прямо к столу, за которым в белом халате восседал «человек-бог». Игорь, не обращая внимание на ироничное выражение лица академика, по деловому поставил все 10 банок индийского растворимого кофе на стол и произнес свой, заранее заготовленный монолог. Он обратился к академику с просьбой об операции, эмоционально пояснив, что не сможет работать по специальности, если не поправит свое зрение. А это далеко не шутка для человека, думающего и заботящегося о своем будущем.

Академик Федоров еще раз посмотрел, на выставленные на стол банки, засмеялся вслух и вызвал к себе секретаршу. «Скажите, -Я профессор? - Да, конечно. У нас в очереди на операцию люди стоят аж, по 5 лет? Да, конечно. Мы арендовали специализированный корабль для производства операций в разных точках мира? - Да, конечно. 

А теперь посмотрите на этого «мудака» из Эстонии, привезшего с собой это вонючее индийское дерьмо. И он всерьез думает, что благодаря такому щедрому подношению, мы примем его без очереди. Сказав это, он начал откровенно ржать над наивным посетителем. К его искреннему смеху присоединилась и секретарша. Мало этого, к их заразительному смеху присоединился и сам виновник. Так, они втроем смеялись в течение нескольких минут.

Далее, надев маску смиренности, Игорь попытался объяснить академику, что кому-то это кофе может и кажется дерьмом, а для кого-то это хороший и дефицитный продукт. Он решил усилить впечатление и откровенно рассказал, что ему за эти банки пришлось в Таллинне уродину-кладовщицу оприходовать. 

Игорь, уже почти смирившись с неудачей, подумал, что в крайнем случае, он хоть по Москве погуляет. Этой мыслью он тут же поделился с Академиком. А тот в свою очередь, вдоволь насмеявшись, все же проникся симпатией к этому, наивному и непосредственному гостю из Эстонии, и дал-таки команду оформить его и срочно готовить к операции. 

Да, заранее неизвестно как поведет себя небожитель и какой из аргументов страждущего посетителя поможет убедить его принять положительное решение. Но так или иначе, Игоря приняли в клинику и операция была назначена на один из ближайших дней…

Пришло время операции. Игорь зашел в операционную и увидел на столике набор инструментов, среди прочих ему особенно запомнился шприц с иглой  в пару десятков сантиметров в длину.

 Он, человек не из робкого десятка и с присущим ему чувством юмора подумал, что для укола в задницу иглы намного короче. 

В эти годы оснащение такой операционной еще было весьма примитивным. Так для удержания глаза в открытом состоянии использовалось большое металлическое кольцо, насечки на роговицу наносились обычными кусками бритвы «Нева». Время специально разработанных инструментов еще не пришло, а медицинских лазеров не было и в помине.

Ему сделали укол в глаз и вставив кольцо вывернули глазное яблоко на 180 градусов, далее глаз вернули в обычное положение. И тут по реакции Игоря академик засомневался в том, что наркоз подействовал. «Ты что- то чувствуешь?» с опаской спросил он, «конечно чувствую» ответил Игорь. 

"Так, быстро ввести дополнительный наркоз, у этого мудака сердце останавливается". Вот е-аный акробат. Я, профессор, заслуженный человек, в тюрьму должен идти из-за того, что он не предупредил нас о сопротивляемости его организма действию наркоза. Это выражение он повторил еще много раз, пока дополнительная доза наркоза не сработала, и ход операции не вошел в обычное русло.

По окончанию операции в глаз Игорю закапали гормон, ничего при этом не поясняя. К ночи действие гормона привело к немотивированной жесткой эрекции. Игорь встал с постели и почти ничего не видя вторым, еще более запущенным глазом, еле понимая, что с ним происходит, вышел в коридор. Там, за столом сидела очень полная пожилая женщина неопределенного возраста.

 Он раскрыл халат и только спросил: «Что мне с этим прикажете делать?» Женщина заохала и позвала его за собой в подсобное помещение. Там она решила ему помочь весьма специфическим способом. Помощь продлилась почти до утра…

Утром, лежа в постели успокоенный Игорь, открыл глаза и увидел рядом с собой академика, проводившего обход больных в сопровождении группы врачей и студентов. «Ну что, уже успел мою сотрудницу оприходовать? Спросил он. «Как же ты с такой толстухой справился? Игорь ответил, что на безрыбье и рак рыба. Ладно, ладно молодец, я бы с такой не смог. Все дружно засмеялись…

Через несколько дней академик убедился в том, что результаты операции вполне удовлетворительные и предложил Игорю по приезду в Таллинн, регулярно звонить в Москву и сообщать академику о своем самочувствии.

 Каждый раз, когда Игорь звонил в Москву, он для быстроты ориентировки представлялся, как е-аный акробат, чем вызывал неизменный смех великого врача и святого человека, Святослава Николаевича Федорова.

 Пусть земля ему будет пухом…
Рейтинг: 0 241 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!