ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → "Соседи". Грибы

 

"Соседи". Грибы

24 января 2013 - Сергей Дубовик

Ехал как-то Пукин в большом кортеже. Ехал быстро, словно ветер перемен. И вдруг решил остановиться, да с простым грибником поговорить. Где грибника теперь на рублевке взять… как откуда ни возьмись Прокопенко с корзиной на шоссе выходит и голосует.
- Садись, подвезу, - сказал Пукин изумлённому Прокопенко.
- А можно? - Прокопенко залез в автомобиль. - Мне только до метро, а там я сам доберусь.
- С чем едешь Прокопенко? – улыбаясь спросил Пукин.
- С грибами. Вот, разных набрал, а вы? - Прокопенко удивился, что Пукин знает его фамилию.
- Я с думою о Россеюшке-матушке еду. С тяжёлой думой Прокопенко и рвёт она мне всю душу. Понимаешь ты или нет? – Пукин в сердцах развязал галстук и выбросил его в окно.
- Понимаю, - Прокопенко принял самый серьезный вид и скрестил руки на корзинке с грибами.
- Веришь, еду и думаю о всех вас. Что делать мне с вами, как быть с такой миллионной Родиной?
- Заботиться о стране неусыпно, вот, наверное, что надо делать?
- Заботиться… да я люблю вас всех, дурья ты башка! Только больно ноша моя тяжела. – Пукин расстегнул несколько пуговиц на рубашке и совершил глубокий и трагический вздох, словно пытался утолить свои страдания глотком чистого воздуха. – Ох, только в дороге и могу отдохнуть, да подумать…
- О! Знаки не покрашены! Глядите, товарищ Пукин, - Прокопенко заметил старый, неокрашенный дорожный знак и ткнул пальцем в окно автомобиля.
- Что, что ты сказал? - не совсем понимая, спросил Пукин.
- Я говорю знаки на рублёвке и не покрашены. Безобразие! Форменное же безобразие, правда?
- Какие знаки? - Пукин тяжёло посмотрел на Прокопенко.
- Да вон те, знаки дорожного движения. Вон глядите, - Прокопенко вновь ткнул пальцем в окно автомобиля.
Пукин подвинулся к окну поближе. Некоторое время он внимательно смотрел на пролетающую в окне Россеюшку, которая была красива, молода и опрятна. Глаз его отдыхал от такого зрелища, как вдруг… как вдруг, промелькнул старый ободранный дорожный знак. Пукин заметно погрустнел и отстранился от окна.
- Ну что же ты натворил, дорогой мой народ! – Пукин взялся за голову. – Что мне теперь  прикажешь делать? Как же мне теперь быть Прокопенко? Ехал я и не замечал, а что теперь? Что теперь Прокопенко? Я тебя спрашиваю? Министра полицейского уволить, так ведь только назначил, нельзя. Кого-нибудь из строителей наказать, так кто ж Россеюшку нашу подымать из руин будет, а Прокопенко! Кто? Ты что ли?
- Никак нет, товарищ Пукин, я на заводе работаю.
- Вот видишь, на заводе, а завод то твой кто построил?
- Строители.
- Вот, сам и отвечаешь, - Пукин задумался, - а может мне власть местную отчебучить? Невозможно! Половина дороги в Москве, половина в области. Я такой политикой весь авторитет на местах подорву. Где мне тогда новую опору искать? Ну, дело ли это? И надо было тебе заметить эту гадость. Всё только дрянь и замечаешь Прокопенко, не стыдно? Ведь ты не поэт, ни художник, а всё туда же… всё с протестами лезешь.
- Да я же не со зла, я же за вас голосовал. Мы ведь из-за вас чуть с Андрей Дмитричем не подрались.
- Это ты молодец... молодец, - Пукин закрыл глаза, - только говорят много фальсификаций было и за кого ты голосовал, Прокопенко, теперь только Бог ведает. А жаль, что так получилось, ведь ты шёл сам по себе с грибами и думать не думал, что так неловко получится.
- Как получится? – Прокопенко нервно сглотнул.
- Ну, вот так, что ты без охотничьего билета в природоохранной зоне грибы собираешь. Ты, может рыболов-спортсмен?
- Нет, – оправдывался Прокопенко. – Так разве на грибы разрешение нужно?
- Нужно,  дружок, нужно. Ещё Указ мой не вышел, а ты уже моё доверие подрываешь, - Пукин достал блокнот и что-то пометил. – Вот такие как ты и дискредитируют нашу экономику изнутри.
- Я ничего не дискр… дескредит… - запнулся Прокопенко, - тьфу чёрт!
- Плюёшь в колодец, Прокопенко, нехорошо, - Пукин покачал головой. – Вот ты ругаешься, а кто грибами на рынке торгует? Налоги то ведь не платишь.
- Да ведь я для себя.
- Вот так и живёшь Прокопенко – всё для себя, а что для страны…
Кортеж остановился и Прокопенко вылетел из машин как ошпаренный. Он мучился всю ночь. Страшные мысли и образы переполняли его. Только к семи утра он проснулся как в лихорадке и направился на работу.
До обеда на заводе было тихо, а после влепили ему выговор да премии лишили за квартал. Прокопенко взбунтовался и направился в Профком правды искать, а там его председатель профкома на хер послал и посоветовал бадминтоном в парке заниматься, а не важных людей грибами донимать.

© Copyright: Сергей Дубовик, 2013

Регистрационный номер №0111961

от 24 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0111961 выдан для произведения:

Ехал как-то Пукин в большом кортеже. Ехал быстро, словно ветер перемен. И вдруг решил остановиться, да с простым грибником поговорить. Где грибника теперь на рублевке взять… как откуда ни возьмись Прокопенко с корзиной на шоссе выходит и голосует.
- Садись, подвезу, - сказал Пукин изумлённому Прокопенко.
- А можно? - Прокопенко залез в автомобиль. - Мне только до метро, а там я сам доберусь.
- С чем едешь Прокопенко?
- С грибами. Вот, разных набрал, а вы? - Прокопенко удивился, что Пукин знает его фамилию.
- Я с думою о Россеюшке-матушке еду. С тяжёлой думой Прокопенко и рвёт она мне душу, понимаешь ты или нет? – Пукин в сердцах развязал галстук и выбросил его в окно.
- Понимаю, - Прокопенко принял самый серьезный вид.
- Веришь, еду и думаю о всех вас. Что делать мне с вами, как быть с такой миллионной Родиной?
- Заботиться о стране неусыпно, вот, наверное, что надо делать?
- Заботиться… да я люблю вас всех, дурья ты башка! Только больно ноша моя тяжела. – Пукин расстегнул несколько пуговиц на рубашке и совершил глубокий и трагический вздох, словно пытался утолить свои страдания глотком чистого воздуха. – Ох, только в дороге и могу отдохнуть, да подумать…
- О! Знаки не покрашены! Глядите, товарищ Пукин, - Прокопенко заметил старый, неокрашенный дорожный знак и ткнул пальцем в окно.
- Что, что ты сказал? - не совсем понимая, спросил Пукин.
- Я говорю знаки на рублёвке и не покрашены. Безобразие!
- Какие знаки? - Пукин тяжёло посмотрел на Прокопенко.
- Да вон те, знаки дорожного движения. Вон глядите, - Прокопенко вновь ткнул пальцем в окно автомобиля.
    Пукин подвинулся к окну поближе. Некоторое время он внимательно смотрел на пролетающую в окне Россеюшку, которая была красива и опрятна. Как вдруг, промелькнул старый ободранный знак. Пукин заметно погрустнел и отстранился от окна.
- Ну что же ты натворил, дорогой мой народ! – Пукин взялся за голову. – Что мне теперь  прикажешь делать? Как же мне теперь быть Прокопенко? Ехал я и не замечал, а что теперь? Что теперь  Прокопенко? Я тебя спрашиваю? Министра полицейского уволить, так ведь только назначил, нельзя. Кого-нибудь из строителей наказать, так кто ж Россеюшку нашу подымать из руин будет, а Прокопенко! Кто? Ты что ли?
- Никак нет, товарищ Пукин, я на заводе работаю.
- Вот видишь, на заводе, а завод то твой кто построил?
- Строители.
- Вот, сам и отвечаешь, - Пукин задумался, - а может мне власть местную отчебучить? Невозможно! Половина дороги в Москве, половина в области. Я такой политикой весь авторитет на местах подорву. Где мне тогда новую опору искать? Ну, дело ли это? И надо было тебе заметить эту гадость. Всё только дрянь и замечаешь Прокопенко, не стыдно? Ведь не поэт, ни художник, а всё туда же… всё с протестами лезешь.
- Да я не со зла, я же за вас голосовал. Мы чуть с Андрей Дмитричем из-за вас не подрались.
- Это ты молодец... молодец, - Пукин закрыл глаза, - только говорят много фальсификаций было и за кого ты голосовал, Прокопенко, теперь только Бог ведает. А жаль, что так получилось, ведь ты шёл сам по себе с грибами и думать не думал, что так неловко получится.
- Как получится? – Прокопенко нервно сглотнул.
- Ну, вот так, что ты без охотничьего билета в природоохранной зоне грибы собираешь. Ты, может рыболов-спортсмен?
- Нет, – оправдывался Прокопенко. – Так разве на грибы разрешение нужно?
- Нужно,  дружок, нужно, только ты об этом не знаешь, - Пукин достал блокнот и что-то пометил. – Вот такие как ты и подрывают нашу экономику изнутри.
- Я ничего не подрываю, честное слово.
- Как же не подрываешь, а кто грибами на рынке торгует? Налоги то не платишь.
- Да ведь я для себя.
- Вот так и живёшь Прокопенко – всё для себя, а что для страны…
Кортеж остановился и Прокопенко вылетел из машин как ошпаренный. Он мучился всю ночь. Страшные мысли и образы переполняли его. Только к семи утра он проснулся как в лихорадке и направился на работу.
До обеда на заводе было тихо, а после влепили ему выговор да премии лишили за квартал. Прокопенко взбунтовался и пошёл в Профком правды искать, а там его председатель профкома на хер послал и посоветовал бадминтоном в парке заниматься, а не важных людей грибами донимать.

Рейтинг: 0 251 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!