ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Зимний сон. Часть 33.

 

Зимний сон. Часть 33.

3 января 2013 - Светлана Синева

 Иван еще раз обнял и поцеловал меня, а, потом, не оглянувшись, ушел. А позже стихли и шаги на лестнице. Я закрыла дверь. Ну, вот я опять одна, как-то тревожно было на душе. Ну, что я себе накручиваю, Ванечка же вернется, он не может не вернуться. Я уже по нему скучаю, я невольно улыбнулась, мое тело еще хранило его запах и тепло. Я рассмеялась, и подумала, что мне должно быть стыдно, радоваться, когда у кого-то горе. Но я смеялась, радуясь своему счастью. Не смотря ни на что, все казалось волшебным сном, словно я вижу сны, красивые, безоблачные, полные счастья, надежд и грандиозных планов. Я где-то слышала, не помню, чьи это слова, что несчастливы люди каждый по своему, а счастливы все одинаково. Хотелось кружиться, танцевать, петь. Я надела курточку и вышла на балкон, с четвертого этажа все виделось лучше. Грязный снег лежал грязными лохмотьями. Кое-где была видна уже земля, но она была скудными островками и еще стылая, мертвая. Еще пара недель и матушка земля проснется, оживет, рождая не смелые ростки травы. На карнизе окна лежала пачка сигарет, я уже давно не курила, и не хотелось. Я зашла домой.


Прошла неделя. Иван не позвонил ни разу, ни одной смс, а говорил, что будет звонить каждый день. Может, что-то еще произошло, чего я не знаю. Подожду еще, не буду звонить, хотя так хочется. Просто услышать голос, спросить, почему не звонит. Сегодня снова пошел снег, хотя на дворе четвертое апреля. Под ногами слякоть и грязная снеговая каша, никуда не хочется идти. Но, надо, Анька обидится на смерть. У нее сегодня день рождения, я купила ей две китайских чайных пары, Анька, как и я, любит посуду. А чашки такие красивые, легкие, воздушные, даже фарфор просвечивает. Да и упакованы цивильно в коробочке, выстланной атласом. И, вот, я стояла у Анькиной двери. Позвонила.
-Привет, Сонька, быстро раздевайся и проходи.
Я разделась, помыла руки и села к столу.
-Сонька, ну что, твой Иван не появился, - спросила Лера?
-Он приезжал на одну ночь, - я сглатила ком, - и улетел снова неделю назад.
-И не звонил, - спросила Анна?
-Нет.
-Да забудь, Сонька, он просто бросил тебя, - выдвинула Анна мысль, которая итак второй день сверлила мне мозг.
-Конечно, - подлила масла в огонь Лерка, - попользовался и свалил в свой туманный Альбион.
-Вам, - я едва сдерживалась, чтоб не разрыдаться, - вам что, поговорить больше не о чем, как о тех, с кем я сплю? Что за нездоровый интерес к моей персоне?
-Чего до бабы привязались, - заступился Петька, - языки без костей.
-А ты молчи, - огрызнулась Анька, - сам то лучше что ли?
И тут все внимание переключилось на Петьку, за что я ему была благодарна.
-А вы, мужики, с кем переспите, так в каких она была носках, в каких трусах, да чем от нее пахло, хуже баб на рынке.
Поднимали тосты, говорили, смеялись, сплетничали, как всегда. А у меня в голове одна мысль засела и долбила в виски отбойным молотком. Иван бросил меня, действительно, ничего не надо объяснять, кинул денег в откуп и свалил, что может быть проще. А я, как идиотка, жду, надеюсь. Хотела, как лучше, а вышло, как всегда. За неделю ни разу не позвонил, вот, скотина, точно, бросил. И я в голос рассмеялась, да не просто, а такое истерический гогот получился, что все уставились на меня.
-Сонька, ты что, - спросила Анька?
-Все пидара-ы!
-До тебя это снова дошло, - удивилась Лера, - ну, вот, наконец-то, свершилось.
-Да, девочки и мальчики, все, больше я никого любить не буду, а я, я ему стихи писала, девчонки, милые. Все они, все пидара-ы! Не хочу больше никого любить, - у меня просто истерика случилась, - одного любила, так лечилась потом, черт знает сколько. Второго полюбила – бросил. Третий меня любил, повесился. Какие они все пидара-ы!
Аня подошла ко мне, подсела, обняла.

© Copyright: Светлана Синева, 2013

Регистрационный номер №0106794

от 3 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0106794 выдан для произведения:

 Иван еще раз обнял и поцеловал меня, а, потом, не оглянувшись, ушел. А позже стихли и шаги на лестнице. Я закрыла дверь. Ну, вот я опять одна, как-то тревожно было на душе. Ну, что я себе накручиваю, Ванечка же вернется, он не может не вернуться. Я уже по нему скучаю, я невольно улыбнулась, мое тело еще хранило его запах и тепло. Я рассмеялась, и подумала, что мне должно быть стыдно, радоваться, когда у кого-то горе. Но я смеялась, радуясь своему счастью. Не смотря ни на что, все казалось волшебным сном, словно я вижу сны, красивые, безоблачные, полные счастья, надежд и грандиозных планов. Я где-то слышала, не помню, чьи это слова, что несчастливы люди каждый по своему, а счастливы все одинаково. Хотелось кружиться, танцевать, петь. Я надела курточку и вышла на балкон, с четвертого этажа все виделось лучше. Грязный снег лежал грязными лохмотьями. Кое-где была видна уже земля, но она была скудными островками и еще стылая, мертвая. Еще пара недель и матушка земля проснется, оживет, рождая не смелые ростки травы. На карнизе окна лежала пачка сигарет, я уже давно не курила, и не хотелось. Я зашла домой.


Прошла неделя. Иван не позвонил ни разу, ни одной смс, а говорил, что будет звонить каждый день. Может, что-то еще произошло, чего я не знаю. Подожду еще, не буду звонить, хотя так хочется. Просто услышать голос, спросить, почему не звонит. Сегодня снова пошел снег, хотя на дворе четвертое апреля. Под ногами слякоть и грязная снеговая каша, никуда не хочется идти. Но, надо, Анька обидится на смерть. У нее сегодня день рождения, я купила ей две китайских чайных пары, Анька, как и я, любит посуду. А чашки такие красивые, легкие, воздушные, даже фарфор просвечивает. Да и упакованы цивильно в коробочке, выстланной атласом. И, вот, я стояла у Анькиной двери. Позвонила.
-Привет, Сонька, быстро раздевайся и проходи.
Я разделась, помыла руки и села к столу.
-Сонька, ну что, твой Иван не появился, - спросила Лера?
-Он приезжал на одну ночь, - я сглатила ком, - и улетел снова неделю назад.
-И не звонил, - спросила Анна?
-Нет.
-Да забудь, Сонька, он просто бросил тебя, - выдвинула Анна мысль, которая итак второй день сверлила мне мозг.
-Конечно, - подлила масла в огонь Лерка, - попользовался и свалил в свой туманный Альбион.
-Вам, - я едва сдерживалась, чтоб не разрыдаться, - вам что, поговорить больше не о чем, как о тех, с кем я сплю? Что за нездоровый интерес к моей персоне?
-Чего до бабы привязались, - заступился Петька, - языки без костей.
-А ты молчи, - огрызнулась Анька, - сам то лучше что ли?
И тут все внимание переключилось на Петьку, за что я ему была благодарна.
-А вы, мужики, с кем переспите, так в каких она была носках, в каких трусах, да чем от нее пахло, хуже баб на рынке.
Поднимали тосты, говорили, смеялись, сплетничали, как всегда. А у меня в голове одна мысль засела и долбила в виски отбойным молотком. Иван бросил меня, действительно, ничего не надо объяснять, кинул денег в откуп и свалил, что может быть проще. А я, как идиотка, жду, надеюсь. Хотела, как лучше, а вышло, как всегда. За неделю ни разу не позвонил, вот, скотина, точно, бросил. И я в голос рассмеялась, да не просто, а такое истерический гогот получился, что все уставились на меня.
-Сонька, ты что, - спросила Анька?
-Все пидара-ы!
-До тебя это снова дошло, - удивилась Лера, - ну, вот, наконец-то, свершилось.
-Да, девочки и мальчики, все, больше я никого любить не буду, а я, я ему стихи писала, девчонки, милые. Все они, все пидара-ы! Не хочу больше никого любить, - у меня просто истерика случилась, - одного любила, так лечилась потом, черт знает сколько. Второго полюбила – бросил. Третий меня любил, повесился. Какие они все пидара-ы!
Аня подошла ко мне, подсела, обняла.

Рейтинг: +1 176 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 4 января 2013 в 14:53 0
Вот и всё... cry2