ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Земля им пухом

 

Земля им пухом

«Земля им пухом»

 Все события реальные. Изменены имена, место действия.

 


1.Над городом медленно поднималось солнце. Кирилл, задрав голову, долго не мог отвести от него глаза. Чуть раскосые, они были похожи на рысьи. И зеленца была в них, и какая-то чертовщина плясала в его зрачках. Да так лихо, что молодые бабы, как называл женщин похотливый наш герой, старались отвести от него взгляд и бежать куда-нибудь, но лишь бы подальше.


Ему уже было двадцать пять. Он мог бы гордиться сам собой. Огромный богатырский рост, широкие плечи. «Вырос под небо, а ума не трэба»- говорила часто соседка баба Зита подругам о Кирилле. Он спешил по своим делам, но не оказывал должного внимания женщинам. « Опять не здоровкается»,- чуть ли не плача, сообщала Зита глуховатой Мане.


Зиновья была из приезжих, что приехали в этот подмосковный городок. Но выйдя замуж за Никиту Владимировича, местного повара, уже была своей в доску для небольшого городка. Только не для семьи Симоновых.


Ах, эта семейка. Они жили в таком красивом месте. Рядом речка протекает. Дубы шумят совсем недалеко. Березы вдоль тропинки бегут. Воздух и тот почище. Все удобства для горожанина.
Два прекрасных дома из красного кирпича радовали глаз. Все бы ничего, но любила вся семейка пить, да гулять. От погубного зелья скончался мастеровитый хозяин этих домов Семен Васильевич.
Его жена Татьяна Прохоровна запила на пару со своими сыновьями. Они и раньше пили. А тут уж такой случай. День и ночь стоял гул в беседке.
Кирилл был уже женат и даже имел сына совсем малютку. Но видно, что его это обстоятельство нисколько не останавливало. А наоборот.


В майский день он решил поехать на родную землю к родне. Папашу похоронив, он чувствовал свою свободу.
Мать Татьяна Прохоровна с братом Вадиком, который был его младше, весьма были рады его приезду. Вместе они стали собирать множество друзей, которые не любили работать.


Прохоровна единственная кормилица стала для семьи. Ее советский уклад жизни обязывал идти, ехать в Москву на работу.
А вечером начинался настоящий вертеп. Уже нельзя было понять, от кого девушка понесла.
Растет пузо. Какая досада! С колясочкой придется теперь идти на гулянку. Вадик и Кирилл не знали преград к сердцу женщин. А они все были как на подбор, легкодоступные.


Никто не знает: о чем думала жена Кирилла. Отпускала ли она его или он сам сбежал, потянул носом свободу.
Бабушки стали свидетелем нехорошей истории.


Однажды, гуляя в одиночке в окрестностях своих владений, Кирилл увидел нищенку. Что в его голову пришло неизвестно. Только он вел за руку эту киску, слабо упирающуюся прямо к себе в дом.
Соседки от такого безобразия онемели. А вот всей честной компании эта девчушка очень понравилась.
Теперь он решил, что жизнь дала ему подарок.


Но не тут-то было. Бедная с виду, девушка оказалась крепким орешком.
Она непостижимым образом оказала положительное влияние на всю семью. И даже на некоторое время они перестали напиваться до безобразия.


У Аленки (так назовем ее) не было никого на свете. Она росла сиротой. Родителей своих не помнила.
Кирилл решил, что она будет его сожительницей. Но Алена дала понять, что хоть он ее и обогрел, но не будет с ним грешить.
Закрутился у нее роман с его меньшим братом Вадиком.


Любовь с первого взгляда преобразила молодых людей. Тихо стало в беседке. Нервно лишь ходил по ней женатик.
« Ах, чертовка! Я тебе устрою. Будешь ты погоду у себя в деревне делать. Откуда я тебя выудил. На свалках ошивалась. Бомжиха» - часто слышали бормотание ненормального мужчины бабушки. Благо через забор неплохая слышимость.
То, что он имеет справку из больницы, никого не смущало. Ну, откосить хотел от армии. Так и у Вадика такая же справка есть.
Его чуть не загребли в тюрьму. За что? Так за Наташку Иванову. Ах, какая девка! Сиськи торчком, кофточку по швам рвут
И надо же так статься. Малолетка. Один бог знает, как удалось родителям оболтуса купить такие справки.
Теперь они инвалиды на всю жизнь. С дураков какой спрос. Хотели Вадика посадить предки этой девахи за сожительство. Ну, ясно в школу не ходила, на мотоциклете гоняли с «муженьком»


Родители Ивановы подсуетились. «Срок святил мне»,- расскажет доверительно Аленке Вадик.
Теперь соседи диву давались, вместе с «бомжихой» Вадик шел на работу или ехал с ней. Устроились они в строительную богатую фирму. Приоделись.


Друзья разобиделись. Бывшие подруги надулись. Мать Татьяна Прохоровна теперь пила в одиночку. А напившись в дрезину лезла в постель к сыновьям. Однажды они ей подарили большую деревянную штучку для игрищ. Зачастил молодой, желторотый украинец Славка в гости.


Конечно, эту тайну он не мог доверить даже друзьям. Но за определенную плату он облегчал старушке ее вдовью участь. 35 сантиметров не могли дать даже родные дети.
Иногда Прохоровна для разнообразия подкатывалась к чистенькой, ласковой Аленушке.
« Ах, ты моя золотая доченька»- на этом лексикон слов заканчивался у похотливой бабы. Дрожащей рукой она старалась залезть под одеяло, чтобы цапнуть девку за упругую грудь. Языком она делала вращательные движения по гладкой ручке спящей.


В ужасе Алена, проснувшись, отбивалась от матушки. Как никак, считай, свекровь. Что прикажешь делать?
Вместе всей семьей они ходили по грибы. С виду это было так обычно. Купание в реке, ловля рыбы. Все обычно. Кирилл, казалось, смирился с участью, что бывшая бомжиха живет с его братом.
Домой он и не думал ехать. Молодая пара не шла в ЗАГС. А зачем? Быть может, он чувствовал, что будет скоро зарезан? Да нет же. Иначе поспешил бы в церковь. Сколько девчонок сходило с ума от его ангельского голоса и васильковых глаз. Как он пел и смеялся. Как он умел радоваться жизни!


Шумят березы над его могилой. Оплакивают день и ночь смерть парнишки. Из-за двоюродной сестры Анфиски погиб он. Заступился. Подонок один в приступе ярости искромсал прекрасное тело. Душа полетела, быть может к ней, к Анфисе.
Правда ли бают люди, только любил он, Вадик, всю свою недолгую жизнь сестру. Знала ли она о его чувствах? Скорее всего, да знала. И играла им.


Для чего забавлялась, насмехалась над любовью?
Ах, кузина, не ты ли виновна в том, что пролилась кровь?


Только и он, Вадик совсем не святой. Разве не слышал он истошный вой Алены. Разве не видел, сидя дома с мамочкой, как потащил в рощу Кирилл неуступчивую Алену, чтобы поиздеваться и убить.
Прояснение разума у него наступило, когда на мягком мохе он увидел жалкое скрюченное тело своей жертвы. Земля ей пухом.

 

© Copyright: Екатерина Рафальская, 2013

Регистрационный номер №0137703

от 22 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0137703 выдан для произведения:

«Земля им пухом»
Над городом медленно поднималось солнце. Кирилл, задрав голову, долго не мог отвести от него глаза. Чуть раскосые, они были похожи на рысьи. И зеленца была в них, и какая-то чертовщина плясала в его зрачках. Да так лихо, что молодые бабы, как называл женщин похотливый наш герой, старались отвести от него взгляд и бежать куда-нибудь, но лишь бы подальше.
Ему уже было двадцать пять. Он мог бы гордиться сам собой. Огромный богатырский рост, широкие плечи. «Вырос под небо, а ума не трэба»- говорила часто соседка баба Зита подругам о Кирилле. Он спешил по своим делам, но не оказывал должного внимания женщинам. « Опять не здоровкается»,- чуть ли не плача, сообщала Зита глуховатой Мане.
Зиновья была из приезжих, что приехали в этот подмосковный городок. Но выйдя замуж за Никиту Владимировича, местного повара, уже была своей в доску для небольшого городка. Только не для семьи Симоновых.
Ах, эта семейка. Они жили в таком красивом месте. Рядом речка протекает. Дубы шумят совсем недалеко. Березы вдоль тропинки бегут. Воздух и тот почище. Все удобства для горожанина.
Два прекрасных дома из красного кирпича радовали глаз. Все бы ничего, но любила вся семейка пить, да гулять. От погубного зелья скончался мастеровитый хозяин этих домов Семен Васильевич.
Его жена Татьяна Прохоровна запила на пару со своими сыновьями. Они и раньше пили. А тут уж такой случай. День и ночь стоял гул в беседке.
Кирилл был уже женат и даже имел сына совсем малютку. Но видно, что его это обстоятельство нисколько не останавливало. А наоборот.
В майский день он решил поехать на родную землю к родне. Папашу похоронив, он чувствовал свою свободу.
Мать Татьяна Прохоровна с братом Вадиком, который был его младше, весьма были рады его приезду. Вместе они стали собирать множество друзей, которые не любили работать.
Прохоровна единственная кормилица стала для семьи. Ее советский уклад жизни обязывал идти, ехать в Москву на работу.
А вечером начинался настоящий вертеп. Уже нельзя было понять, от кого девушка понесла.
Растет пузо. Какая досада! С колясочкой придется теперь идти на гулянку. Вадик и Кирилл не знали преград к сердцу женщин. А они все были как на подбор, легкодоступные.
Никто не знает: о чем думала жена Кирилла. Отпускала ли она его или он сам сбежал, потянул носом свободу.
Бабушки стали свидетелем нехорошей истории.
Однажды, гуляя в одиночке в окрестностях своих владений, Кирилл увидел нищенку. Что в его голову пришло неизвестно. Только он вел за руку эту киску, слабо упирающуюся прямо к себе в дом.
Соседки от такого безобразия онемели. А вот всей честной компании эта девчушка очень понравилась.
Теперь он решил, что жизнь дала ему подарок.
Но не тут-то было. Бедная с виду, девушка оказалась крепким орешком.
Она непостижимым образом оказала положительное влияние на всю семью. И даже на некоторое время они перестали напиваться до безобразия.
У Аленки (так назовем ее) не было никого на свете. Она росла сиротой. Родителей своих не помнила.
Кирилл решил, что она будет его сожительницей. Но Алена дала понять, что хоть он ее и обогрел, но не будет с ним грешить.
Закрутился у нее роман с его меньшим братом Вадиком.
Любовь с первого взгляда преобразила молодых людей. Тихо стало в беседке. Нервно лишь ходил по ней женатик.
« Ах, чертовка! Я тебе устрою. Будешь ты погоду у себя в деревне делать. Откуда я тебя выудил. На свалках ошивалась. Бомжиха» - часто слышали бормотание ненормального мужчины бабушки. Благо через забор неплохая слышимость.
То, что он имеет справку из больницы, никого не смущало. Ну, откосить хотел от армии. Так и у Вадика такая же справка есть.
Его чуть не загребли в тюрьму. За что? Так за Наташку Иванову. Ах, какая девка! Сиськи торчком, кофточку по швам рвут
И надо же так статься. Малолетка. Один бог знает, как удалось родителям оболтуса купить такие справки.
Теперь они инвалиды на всю жизнь. С дураков какой спрос. Хотели Вадика посадить предки этой девахи за сожительство. Ну, ясно в школу не ходила, на мотоциклете гоняли с «муженьком»
Родители Ивановы подсуетились. «Срок святил мне»,- расскажет доверительно Аленке Вадик.
Теперь соседи диву давались, вместе с «бомжихой» Вадик шел на работу или ехал с ней. Устроились они в строительную богатую фирму. Приоделись.
Друзья разобиделись. Бывшие подруги надулись. Мать Татьяна Прохоровна теперь пила в одиночку. А напившись в дрезину лезла в постель к сыновьям. Однажды они ей подарили большую деревянную штучку для игрищ. Зачастил молодой, желторотый украинец Славка в гости.
Конечно, эту тайну он не мог доверить даже друзьям. Но за определенную плату он облегчал старушке ее вдовью участь. 35 сантиметров не могли дать даже родные дети.
Иногда Прохоровна для разнообразия подкатывалась к чистенькой, ласковой Аленушке.
« Ах, ты моя золотая доченька»- на этом лексикон слов заканчивался у похотливой бабы. Дрожащей рукой она старалась залезть под одеяло, чтобы цапнуть девку за упругую грудь. Языком она делала вращательные движения по гладкой ручке спящей.
В ужасе Алена, проснувшись, отбивалась от матушки. Как никак, считай, свекровь. Что прикажешь делать?
Вместе всей семьей они ходили по грибы. С виду это было так обычно. Купание в реке, ловля рыбы. Все обычно. Кирилл, казалось, смирился с участью, что бывшая бомжиха живет с его братом.
Дамой он и не думал ехать. Молодая пара не шла в ЗАГС. А зачем? Быть может, он чувствовал, что будет скоро зарезан? Да нет же. Иначе поспешил бы в церковь. Сколько девчонок сходило с ума от его ангельского голоса и васильковых глаз. Как он пел и смеялся. Как он умел радоваться жизни!
Шумят березы над его могилой. Оплакивают день и ночь смерть парнишки. Из-за двоюродной сестры Анфиски погиб он. Заступился. Поддонок один в приступе ярости искромсал прекрасное тело. Душа полетела, быть может к ней, к Анфисе.
Правда ли бают люди, только любил он, Вадик, всю свою недолгую жизнь сестру. Знала ли она о его чувствах? Скорее всего, да знала. И играла им.
Для чего забавлялась, надсмехалась над любовью?
Ах, кузина, не ты ли виновна в том, что пролилась кровь?
Только и он, Вадик совсем не святой. Разве не слышал он истошный вой Алены. Разве не видел, сидя дома с мамочкой, как потащил в рощу Кирилл неуступчивую Алену, чтобы поиздеваться и убить.
Прояснение разума у него наступило, когда на мягком мохе он увидел жалкое скрюченное тело своей жертвы. Земля ей пухом.
 

Рейтинг: 0 240 просмотров
Комментарии (1)
Галина Дашевская # 26 мая 2013 в 13:36 +1
Геннадий, прочла ваш рассказ, но он не для моих слабых нервов.