ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Записки писателя (сборник рассказов)

 

Записки писателя (сборник рассказов)

21 апреля 2013 - Митрофанов Василий
article132248.jpg

 Это была одна из тех странных и в то же время волшебных ночей, когда нельзя было точно сказать – реальность это или сон. Такая ночь наступила и окутала своими чарами небольшой городок, который есть практически в любой части нашего мира, а может и вообще во всей Вселенной.

Мирные жители этого прекрасного места сладко спали в объятьях Морфея. А в это время вдоль каменной мостовой внезапно погасли все фонари. И лишь один человек был в бодрствующем состоянии в эту волшебную ночь.

Это была не его вина. Вот уже неделю как на него свалилась тяжким грузом бессонница. Хотя, от его образа жизни,  она настигла бы любого. Скажу сразу, что это был человек с творческим складом души. Он творил не в каком-то определенном жанре, то бишь поэзии или рисовании. Он пробовал себя во всем: начиная от кулинарии и заканчивая стихами.

Целыми днями он просиживал в своей затхлой непроветриваемой комнатке, которую снимал уже третий год, не известно на какие деньги. Среди соседей это порождало огромную массу беспочвенных и зачастую достаточно лживых и примитивных слухов. Но нам это не интересно, хотя если вам интересно загляните и расспросите этих добрых и интересных людей. Да, именно добрых и интересных. Они ведь не виноваты в том, что с детства были втянуты в самую популярную среди человечества игру под названием «Чья сплетня краше» или же «Самое интересное – как живет твой сосед, точнее как тебе это кажется», и многие другие, связанные с домыслами, касательно человеческих персон, совершенно чуждыми людьми. Казалось бы, какой смысл обсуждать чужую жизнь, ведь своя может быть намного интереснее, но человечество уже не остановить. Извините, за столь длинное отступление от образа жизни нашего героя.

Я лично с ним знаком и поэтому могу полностью опровергнуть все слухи касающиеся его персоны. Хоть он и жуткий эгоист и лицемер, но он умен и хороший игрок в человеческом обществе. Не буду расхваливать его достоинства, так как есть многие, которые не слишком доброжелательны к его личности, хотя и не являются врагами, но все же считают его очень плохим и мерзким человеком. Это тоже не их вина.

Так вот, жил он в тесной комнатке. Из мебели в ней была кровать, компьютерный стол и два кресла: одно компьютерное, а второе кресло-качалка. Сказать, что среди этого малого количества мебели царил хаос и бардак, значит, ничего не сказать. Его неряшливость порой и меня вгоняла в ступор, когда заходя проведать его я, как порядочный человек снимал обувь и непременно вляпывался в какую-нибудь жидкость типа кефира или йогурта. Но бывали и такие дни, когда он мог затеять и уборку в жилище. Моим любимым занятием было лицезреть это  занятие.  Впервые минуты после уборки, его жильё сияло, словно царский дворец: свежо и чисто, все вокруг блестит. Даже ковер был выстиран, и по нему приятно было ходить босиком.

Думаю, в общих чертах читателю стало ясней, что за человек вышел на улицу в необычную ночь.

Ах, да вот еще. Нужно пару строк написать о его творческой деятельности. На счет кулинарии не буду много распространяться, он любит готовить. И готовит каждый раз что-нибудь новое, его кулинарные эксперименты многих вгоняли в ужас, а он только умилялся, когда на глазах пораженной публики с удовольствием поедал свою вкуснятину. Что касается стихов и прозы, то тут было дело, как и у любой творческой личности, за музой. Бывали такие порывы, что целый день его посещали различные идеи рассказов и романов, строки складывались в стихи. А еще он любил рисовать. Правда, предпочитал рисовать одним лишь простым карандашом. И это занятие, также было делом его настроения.

Так вот эта неделя, которую озарила бессонница для него, не слишком была продуктивной. Он часами сидел на кресле и глядел в потолок, но ничего на ум не приходило. Не помогали его обычные средства, такие как  описание окружающей обстановки и описание встречающихся людей. И вот в эту ночь он вылез из своей уютной норки в поисках вдохновения.

Только он вышел на мостовую, как на ней погасли все фонари. Он остановился и стал вглядываться в темноту, которая не была такой уж и темной. Лёгкий сумрак не более. Прислушавшись к своим чувствам и убедившись, что ничего ему не угрожает, он продолжил движение к мосту. А в это время из-за туч показалась луна, и стало ещё светлей, почти как днем. Он нагнулся через ограду, и долгое время всматривался в отражение луны в быстро бегущей реке.

В этот момент его глаза заметили на противоположном берегу костер, мерцающий среди деревьев. Он поспешил туда. Сам не понимая, что его подтолкнуло к этому безрассудному поступку, его настроение начало подниматься, в глазах зажегся огонь азарта.

Пробравшись сквозь поломанные деревья, он оказался на опушке леса. И тут он понял, что здесь не может быть леса, эта часть города давно застроена. Он оглянулся – вокруг был лес, и даже там откуда он пришел, был лес. Город исчез.

Ничего не понимая, он сел у костра и стал всматриваться в него, пытаясь понять, что же все-таки происходит.

То ли сон начал брать своё, то ли все происходило в действительности, но в один момент он оказался окруженным стеной высокого пламени. Он резко вскочил. Сильно протер глаза, надеясь, что все сон. Но ничего не помогало, огонь не пропал, а наоборот, даже стал выше.

- Что это за чудеса? – сказал он вслух себе, озираясь по сторонам. В его глазах и мыслях, на его удивление не было страха, в них загорелся азарт и любопытство. – Я уже и забыл, как это быть живым. – продолжал он. И вот он решился на безрассудный поступок. Вытянув руку вперед, он двинулся к границе огня. Огонь ласково облизал его руку, и в этот миг показалась дверь в огне.

«Ха, так и знал» - ухмыльнувшись, подумал он и, схватив ручку двери, открыл её. Перед ним был космос. Мириады звезд в черном небе. Ни на секунду не задумываясь, он шагнул в дверь и исчез. И тут же огонь исчез, а вслед за ним и лес. Город вновь занял своё законное место. Ночь кончилась…

Прошло три года с событий этой ночи. Я жил себе как жил. Беспокоился, правда, за него, но был уверен, что с ним все в порядке. Стояла легкая летняя прохлада, и я как обычно, сидел в летнем кафе на веранде и пил каппучино. Пытаясь срифмовать пару строк. Но что-то сегодня получались только философские мысли, которые никак не хотели рифмоваться. Я так был занят этими мыслями, что даже не заметил, как кто-то подсел ко мне.

- Двойной эспрессо. – сказал так давно, не звучавший в моих ушах голос. Не поверив тому, что услышал, я поднимаю глаза. И вот он сидит передо мной. Лицо его озаряет довольная улыбка, как будто провернул какое-то очень удачное дело.

- Ты откуда здесь? – лишь спросил я.

- Во-первых, привет. А во-вторых, не утруждай себя поиском рифм, пиши так, чтобы был ритм. Или ты все пытаешься научиться быть обычным поэтом, которых пруд пруди.

- Надо же пытаться соблюдать хоть какую-то рифму, а то вот что выходит, сам посмотри. – я протянул свой потрепанный блокнот. Он, сделав первый глоток, только что принесенного кофе, внимательно стал  изучать мои стихи.

- В первом стихе строки местами поменяй и все пойдет, во втором добавь какой-нибудь глагол в конец строки, а в третьем и так сойдет. – он отдал мне блокнот обратно и я тут же стал исправлять.

- И откуда ты такой умный на мою голову свалился.

- Долгая история…

- Это был риторический вопрос.

- Все равно это долгая история, ты же спрашивал откуда я здесь. – он был таким счастливым на вид, что мне казалось, что он сейчас покажет свои белые крылья и, схватив меня за ворот пиджака, утянет в небеса. Закончив со стихами, я спрятал блокнот в портфель и допил свой остывший каппучино.

- Вот теперь все. Можешь начинать свою длинную историю.

- Лучше сам прочитай, – он достал из-за пазухи толстую потертую тетрадь и протянул мне. – Я заскочил, чтобы передать её тебе. Реализуешь?

- В смысле? – спросил я, принимая из его рук ветхий «фолиант».

- Там все написано. Я, может быть, еще заскочу, когда накопится еще историй, – он достал часы на серебряной цепочке, зазвучала красивая музыка, когда он открыл крышку и посмотрел на время. –  Пора! До встречи, а, может, и нет, – он похлопал меня по плечу и скрылся за первым же поворотом. Я не стал бежать за ним, так как внутреннее чутьё подсказывало, что я не найду его и, расплатившись, поспешил домой.

Включив свет, я достал его тетрадь и решил, сперва прочитать всю её, а потом уж и думать публиковать это или нет. Как только я её открыл оттуда выпал листок, написанный совсем недавно.

«Мой дорогой друг, коллега и просто хороший человек, в твоих руках моя жизнь, мой путь, я надеюсь, ты распорядишься им правильно и дашь миру это, а не отмахнешься, свалив это на моё нестандартное поведение которое было давно. Хотя надежда и глупое чувство, я надеюсь на это, ибо другого слова придумать не могу, да и некогда. Сейчас я встречусь с тобой и передам тебе это. Но сейчас я хочу дать тебе пару важных советов. Первое, пиши стихи так, как тебе удобно, не смотри на то, что другие говорят о них типа «нет рифмы», «это нельзя назвать стихом» и т.д. Это твоё и оно льется их твоей души и сердца, и поэтому никто не может указывать тебе. Второе, надеюсь, ты станешь великим писателем или поэтом, и мои записки помогут тебе в этом. Поэтому прошу, не меняй ничего, соблюдай лишь пунктуацию и орфографию, за которую ты так рьяно боролся, поучая меня. И третье, никогда и ничего не бойся, всегда иди вперед с широко раскрытыми глазами, только так чудо не ускользнет от тебя. Вот и все…»

Сказать, что эти его слова сразили меня, будет мало. Больше всего меня убили слова «великим писателем или поэтом». «Он что и вправду считает, что я смогу им стать. Я, который публикует свои жалкие творения на сотнях различных сайтах, получая мнимое удовлетворение от этого процесса, сможет стать чем-то большим, чем есть сейчас. Это он конечно, маху дал,» - думал я. «Но ладно, опубликую его творение. Не зря же он мне доверяет и при этом он мой лучший друг, а разве можно другу отказывать?». Я сел в свое кресло и стал изучать его рукописи…

 

Начало и конец – вокзал?

Спустя три дня я закончил чтение его рукописей. Если бы он не пропал, я бы не поверил всему, что там был написано. Но так как его не было, пришлось поверить. Целый день, поразмышляв над этой темой, я все-таки решился напечатать это, указав двойное соавторство, поставив его на первый план. Скажу сразу, что повествование будет вестись от его лица, без каких-либо моих комментариев, кроме тех мест, где были ошибки или слова заменены. Но отбросим излишнюю болтовню и перейдем непосредственно к его рассказам…

 

… Передо мной возникла стена из огня. Я немного перепугался, но тут же взял себя в руки. Спустя мгновение я понял, что Огонь пришел за мной. Не зря же хотел я приключений и волшебства, ну вот мои мысли и материализовались. Внимательно осмотрев огненный круг, я заметил, что в одном месте не чувствуется жара пламени. И тут мной завладело любопытство, и азарт охватил мои чувства, и вот, не совсем понимая, что я творю, моя рука уже в огне. А Огонь, как старый друг, отвечает нежным мне рукопожатием и передо мной появляется дверь. Открыв её, я увидел мир звезд. Но эти звезды были по-другому расположены, нежели в нашем мире. Ни секунду не сомневаясь, я шагнул в эту дверь. Почувствовав, что дверь закрылась, я даже не обернулся. Мне было все равно. Открыв глаза, я увидев перед собой огненный силуэт человека. Он поклонился мне и сделал жест следовать за ним. Я подчинился. Мы шли по Млечному пути. И вот оказались у золотых ворот в какой-то сад.

- В космосе сад? – недоуменно спросило я.

- Это не Космос. Это особое место. Отсюда ты начнешь свое путешествие и сюда же вернешься в конце, если захочешь, конечно. – произнес низким голосом мой спутник, открывая ворота. Мы вошли. Мы шли по странной тропинке, она хрустела, как битое стекло. Взглянув на неё повнимательнее, я понял что это алмазная тропа. Подняв горсть алмазов, я хотел положить их себе в карман, так как испытывал финансовые трудности в реальном мире, но спутник взял меня за руку и опрокинул их назад со словами:

- Они тебе ни к чему. – не знаю почему, но мне даже не потребовалось объяснений. Вместо этого я пожал плечами, и мы продолжили путь. Через какое-то время мы оказались у деревянной, покрашенной в синий цвет беседки, напоминающей большой гриб. Мы зашли в неё и сели за маленьким столом. Огненный друг взмахнул рукой, и передо мной оказалась чашка с моим любимым эспрессо, у него же был бокал с какой-то белой густой жидкостью.

- Я думал, ты дровами питаешься. – сказал я, пытаясь начать разговор.

- Это старая шутка, я уже и отвык от неё. – произнес спокойно он, пригубив из своего бокала.

- Надеюсь, я тебя не обидел? – сразу же спросил я.

- Нет, что ты. Хотя, будь я таким как ты, то наверное, обиделся бы. – после этих слов, огонь пропал и он стал обычным человеком. Среднего роста, с белоснежной кожей, не подходящим к ней цветом волос – рыжим. На мгновение мне показалось, что его глаза искрились огнем, но и это прошло и вот они нежного зеленого оттенка с вкраплениями серого. Сам он был одет тоже в белый костюм: плащ, рубашка и брюки, рядом с ним появилась серебряная трость, а на ней черный цилиндр.

- Тогда ладно. – мне не терпелось выведать, что это за место такое, но я не спешил, хотя сам уже не мог спокойно сидеть.

- Спрашивай, я на все твои вопросы отвечу. – неожиданно произнес он.

- Что это за место?

- А тебе это так  нужно знать?

- Не знаю, но просто некоторая непонятность сбивает меня с толку.

- Это вокзал.

- Что?

- Вокзал, место, откуда и куда приезжают и уезжают. В твоем случае, конечно, приходят и уходят, но сути это не меняет.

- И куда же мне идти?

- Тебе решать.

- А тогда, кто ты?

- Твой друг. Ты допил? – резко сменил он тему.

- Что? Ах да… - он вновь взмахнул рукой и все исчезло. И мы с ним стоим на дороге. В этот раз, правда, не из алмазов.

- Вот твой путь. И вот еще. – он дал мне тетрадь и комплект карандашей простых. – Ты же писатель. Поэтому описывай и зарисовывай все. А мне пора. – он повернулся ко мне спиной. Передо мной стоял человек в белоснежном плаще и черном цилиндре, а из под плаща выглядывала трость. Раздался щелчок пальцев, и перед ним появилась дверь во весь его рост. Он протянул руку и открыв её, бросил на прощание. – Думаю мы еще увидимся. – и исчез. Я же сразу открыл тетрадь и все записал. И сделал набросок прощания с незнакомцем. Потом встал и огляделся.

Передо мной была лишь одна дорога – вперед.

- Вот и начались мои приключения! – воскликнув я, присвистнул и двинулся, приплясывая вперед…

© Copyright: Митрофанов Василий, 2013

Регистрационный номер №0132248

от 21 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0132248 выдан для произведения:

 Это была одна из тех странных и в то же время волшебных ночей, когда нельзя было точно сказать – реальность это или сон. Такая ночь наступила и окутала своими чарами небольшой городок, который есть практически в любой части нашего мира, а может и вообще во всей Вселенной.

Мирные жители этого прекрасного места сладко спали в объятьях Морфея. А в это время вдоль каменной мостовой внезапно погасли все фонари. И лишь один человек был в бодрствующем состоянии в эту волшебную ночь.

Это была не его вина. Вот уже неделю как на него свалилась тяжким грузом бессонница. Хотя, от его образа жизни,  она настигла бы любого. Скажу сразу, что это был человек с творческим складом души. Он творил не в каком-то определенном жанре, то бишь поэзии или рисовании. Он пробовал себя во всем: начиная от кулинарии и заканчивая стихами.

Целыми днями он просиживал в своей затхлой непроветриваемой комнатке, которую снимал уже третий год, не известно на какие деньги. Среди соседей это порождало огромную массу беспочвенных и зачастую достаточно лживых и примитивных слухов. Но нам это не интересно, хотя если вам интересно загляните и расспросите этих добрых и интересных людей. Да, именно добрых и интересных. Они ведь не виноваты в том, что с детства были втянуты в самую популярную среди человечества игру под названием «Чья сплетня краше» или же «Самое интересное – как живет твой сосед, точнее как тебе это кажется», и многие другие, связанные с домыслами, касательно человеческих персон, совершенно чуждыми людьми. Казалось бы, какой смысл обсуждать чужую жизнь, ведь своя может быть намного интереснее, но человечество уже не остановить. Извините, за столь длинное отступление от образа жизни нашего героя.

Я лично с ним знаком и поэтому могу полностью опровергнуть все слухи касающиеся его персоны. Хоть он и жуткий эгоист и лицемер, но он умен и хороший игрок в человеческом обществе. Не буду расхваливать его достоинства, так как есть многие, которые не слишком доброжелательны к его личности, хотя и не являются врагами, но все же считают его очень плохим и мерзким человеком. Это тоже не их вина.

Так вот, жил он в тесной комнатке. Из мебели в ней была кровать, компьютерный стол и два кресла: одно компьютерное, а второе кресло-качалка. Сказать, что среди этого малого количества мебели царил хаос и бардак, значит, ничего не сказать. Его неряшливость порой и меня вгоняла в ступор, когда заходя проведать его я, как порядочный человек снимал обувь и непременно вляпывался в какую-нибудь жидкость типа кефира или йогурта. Но бывали и такие дни, когда он мог затеять и уборку в жилище. Моим любимым занятием было лицезреть это  занятие.  Впервые минуты после уборки, его жильё сияло, словно царский дворец: свежо и чисто, все вокруг блестит. Даже ковер был выстиран, и по нему приятно было ходить босиком.

Думаю, в общих чертах читателю стало ясней, что за человек вышел на улицу в необычную ночь.

Ах, да вот еще. Нужно пару строк написать о его творческой деятельности. На счет кулинарии не буду много распространяться, он любит готовить. И готовит каждый раз что-нибудь новое, его кулинарные эксперименты многих вгоняли в ужас, а он только умилялся, когда на глазах пораженной публики с удовольствием поедал свою вкуснятину. Что касается стихов и прозы, то тут было дело, как и у любой творческой личности, за музой. Бывали такие порывы, что целый день его посещали различные идеи рассказов и романов, строки складывались в стихи. А еще он любил рисовать. Правда, предпочитал рисовать одним лишь простым карандашом. И это занятие, также было делом его настроения.

Так вот эта неделя, которую озарила бессонница для него, не слишком была продуктивной. Он часами сидел на кресле и глядел в потолок, но ничего на ум не приходило. Не помогали его обычные средства, такие как  описание окружающей обстановки и описание встречающихся людей. И вот в эту ночь он вылез из своей уютной норки в поисках вдохновения.

Только он вышел на мостовую, как на ней погасли все фонари. Он остановился и стал вглядываться в темноту, которая не была такой уж и темной. Лёгкий сумрак не более. Прислушавшись к своим чувствам и убедившись, что ничего ему не угрожает, он продолжил движение к мосту. А в это время из-за туч показалась луна, и стало ещё светлей, почти как днем. Он нагнулся через ограду, и долгое время всматривался в отражение луны в быстро бегущей реке.

В этот момент его глаза заметили на противоположном берегу костер, мерцающий среди деревьев. Он поспешил туда. Сам не понимая, что его подтолкнуло к этому безрассудному поступку, его настроение начало подниматься, в глазах зажегся огонь азарта.

Пробравшись сквозь поломанные деревья, он оказался на опушке леса. И тут он понял, что здесь не может быть леса, эта часть города давно застроена. Он оглянулся – вокруг был лес, и даже там откуда он пришел, был лес. Город исчез.

Ничего не понимая, он сел у костра и стал всматриваться в него, пытаясь понять, что же все-таки происходит.

То ли сон начал брать своё, то ли все происходило в действительности, но в один момент он оказался окруженным стеной высокого пламени. Он резко вскочил. Сильно протер глаза, надеясь, что все сон. Но ничего не помогало, огонь не пропал, а наоборот, даже стал выше.

- Что это за чудеса? – сказал он вслух себе, озираясь по сторонам. В его глазах и мыслях, на его удивление не было страха, в них загорелся азарт и любопытство. – Я уже и забыл, как это быть живым. – продолжал он. И вот он решился на безрассудный поступок. Вытянув руку вперед, он двинулся к границе огня. Огонь ласково облизал его руку, и в этот миг показалась дверь в огне.

«Ха, так и знал» - ухмыльнувшись, подумал он и, схватив ручку двери, открыл её. Перед ним был космос. Мириады звезд в черном небе. Ни на секунду не задумываясь, он шагнул в дверь и исчез. И тут же огонь исчез, а вслед за ним и лес. Город вновь занял своё законное место. Ночь кончилась…

Прошло три года с событий этой ночи. Я жил себе как жил. Беспокоился, правда, за него, но был уверен, что с ним все в порядке. Стояла легкая летняя прохлада, и я как обычно, сидел в летнем кафе на веранде и пил каппучино. Пытаясь срифмовать пару строк. Но что-то сегодня получались только философские мысли, которые никак не хотели рифмоваться. Я так был занят этими мыслями, что даже не заметил, как кто-то подсел ко мне.

- Двойной эспрессо. – сказал так давно, не звучавший в моих ушах голос. Не поверив ушам, я поднимаю глаза. И вот он сидит передо мной. Лицо его озаряет довольная улыбка, как будто провернул какое-то очень удачное дело.

- Ты откуда здесь? – лишь спросил я.

- Во-первых, привет. А во-вторых, не утруждай себя поиском рифм, пиши так, чтобы был ритм. Или ты все пытаешься научиться быть обычным поэтом, которых пруд пруди.

- Надо же пытаться соблюдать хоть какую-то рифму, а то вот что выходит, сам посмотри. – я протянул свой потрепанный блокнот. Он, сделав первый глоток, только что принесенного кофе, внимательно стал  изучать мои стихи.

- В первом стихе строки местами поменяй и все пойдет, во втором добавь какой-нибудь глагол в конец строки, а в третьем и так сойдет. – он отдал мне блокнот обратно и я тут же стал исправлять.

- И откуда ты такой умный на мою голову свалился.

- Долгая история…

- Это был риторический вопрос.

- Все равно это долгая история, ты же спрашивал откуда я здесь. – он был таким счастливым на вид, что мне казалось, что он сейчас покажет свои белые крылья и, схватив, меня за ворот пиджака утянет в небеса. Закончив со стихами, я спрятал блокнот в портфель и допил свой остывший каппучино.

- Вот теперь все. Можешь начинать свою длинную историю.

- Лучше сам прочитай, – он достал из-за пазухи толстую потертую тетрадь и протянул мне. – Я заскочил, чтобы передать её тебе. Реализуешь?

- В смысле? – спросил я, принимая из его рук ветхий «фолиант».

- Там все написано. Я, может быть, еще заскочу, когда накопится еще историй, – он достал часы на серебряной цепочке, зазвучала красивая музыка, когда он открыл крышку и посмотрел на время. –  Пора! До встречи, а, может, и нет, – он похлопал меня по плечу и скрылся за первым же поворотом. Я не стал бежать за ним, так как внутреннее чутьё подсказывало, что я не найду его и я расплатившись, поспешил домой.

Включив свет, я достал его тетрадь и решил, сперва прочитать всю её, а потом уж и думать публиковать это или нет. Как только я её открыл оттуда выпал листок, написанный совсем недавно.

«Мой дорогой друг, коллега и просто хороший человек, в твоих руках моя жизнь, мой путь, я надеюсь, ты распорядишься им правильно и дашь миру это, а не отмахнешься, свалив это на моё нестандартное поведение которое было давно. Хотя надежда и глупое чувство, я надеюсь на это, ибо другого слова придумать не могу, да и некогда. Сейчас я встречусь с тобой и передам тебе это. Но сейчас я хочу дать тебе пару важных советов. Первое, пиши стихи так, как тебе удобно, не смотри на то, что другие говорят о них типа «нет рифмы», «это нельзя назвать стихом» и т.д. Это твоё и оно льется их твоей души и сердца, и поэтому никто не может указывать тебе. Второе, надеюсь, ты станешь великим писателем или поэтом, и мои записки помогут тебе в этом. Поэтому прошу, не меняй ничего, соблюдай лишь пунктуацию и орфографию, за которую ты так рьяно боролся, поучая меня. И третье, никогда и ничего не бойся, всегда иди вперед с широко раскрытыми глазами, только так чудо не ускользнет от тебя. Вот и все…»

Сказать, что эти его слова сразили меня, будет мало. Больше всего меня убили слова «великим писателем или поэтом». «Он что и вправду считает, что я смогу им стать. Я, который публикует свои жалкие творения на сотнях различных сайтах, получая мнимое удовлетворение от этого процесса, сможет стать чем-то большим, чем есть сейчас. Это он конечно, маху дал,» - думал я. «Но ладно, опубликую его творение. Не зря же он мне доверяет и при этом он мой лучший друг, а разве можно другу отказывать?». Я сел в свое кресло и стал изучать его рукописи…

 

Начало и конец – вокзал?

Спустя три дня я закончил чтение его рукописей. Если бы он не пропал, я бы не поверил всему, что там был написано. Но так как его не было, пришлось поверить. Целый день, поразмышляв над этой темой, я все-таки решился напечатать это, указав двойное соавторство, поставив его на первый план. Скажу сразу, что повествование будет вестись от его лица, без каких-либо моих комментариев, кроме тех мест, где были ошибки или слова заменены. Но отбросим излишнюю болтовню и перейдем непосредственно к его рассказам…

 

… Передо мной возникла стена из огня. Я немного перепугался, но тут же взял себя в руки. Спустя мгновение я понял, что Огонь пришел за мной. Не зря же хотел я приключений и волшебства, ну вот мои мысли и материализовались. Внимательно осмотрев огненный круг, я заметил, что в одном месте не чувствуется жара пламени. И тут мной завладело любопытство, и азарт охватил мои чувства, и вот, не совсем понимая, что я творю, моя рука уже в огне. А Огонь, как старый друг, отвечает нежным мне рукопожатием и передо мной появляется дверь. Открыв её, я увидел мир звезд. Но эти звезды были по-другому расположены, нежели в нашем мире. Ни секунду не сомневаясь, я шагнул в эту дверь. Почувствовав, что дверь закрылась, я даже не обернулся. Мне было все равно. Открыв глаза, я увидев перед собой огненный силуэт человека. Он поклонился мне и сделал жест следовать за ним. Я подчинился. Мы шли по Млечному пути. И вот оказались у золотых ворот в какой-то сад.

- В космосе сад? – недоуменно спросило я.

- Это не Космос. Это особое место. Отсюда ты начнешь свое путешествие и сюда же вернешься в конце, если захочешь, конечно. – произнес низким голосом мой спутник, открывая ворота. Мы вошли. Мы шли по странной тропинке, она хрустела, как битое стекло. Взглянув на неё повнимательнее, я понял что это алмазная тропа. Подняв горсть алмазов, я хотел положить их себе в карман, так как испытывал финансовые трудности в реальном мире, но спутник взял меня за руку и опрокинул их назад со словами:

- Они тебе ни к чему. – не знаю почему, но мне даже не потребовалось объяснений. Вместо этого я пожал плечами, и мы продолжили путь. Через какое-то время мы оказались у деревянной, покрашенной в синий цвет беседки, напоминающей большой гриб. Мы зашли в неё и сели за маленьким столом. Огненный друг взмахнул рукой, и передо мной оказалась чашка с моим любимым эспрессо, у него же был бокал с какой-то белой густой жидкостью.

- Я думал, ты дровами питаешься. – сказал я, пытаясь начать разговор.

- Это старая шутка, я уже и отвык от неё. – произнес спокойно он, пригубив из своего бокала.

- Надеюсь, я тебя не обидел? – сразу же спросил я.

- Нет, что ты. Хотя, будь я таким как ты, то наверное, обиделся бы. – после этих слов, огонь пропал и он стал обычным человеком. Среднего роста, с белоснежной кожей, не подходящим к ней цветом волос – рыжим. На мгновение мне показалось, что его глаза искрились огнем, но и это прошло и вот они нежного зеленого оттенка с вкраплениями серого. Сам он был одет тоже в белый костюм: плащ, рубашка и брюки, рядом с ним появилась серебряная трость, а на ней черный цилиндр.

- Тогда ладно. – мне не терпелось выведать, что это за место такое, но я не спешил, хотя сам уже не мог спокойно сидеть.

- Спрашивай, я на все твои вопросы отвечу. – неожиданно произнес он.

- Что это за место?

- А тебе это так  нужно знать?

- Не знаю, но просто некоторая непонятность сбивает меня с толку.

- Это вокзал.

- Что?

- Вокзал, место, откуда и куда приезжают и уезжают. В твоем случае, конечно, приходят и уходят, но сути это не меняет.

- И куда же мне идти?

- Тебе решать.

- А тогда, кто ты?

- Твой друг. Ты допил? – резко сменил он тему.

- Что? Ах да… - он вновь взмахнул рукой и все исчезло. И мы с ним стоим на дороге. В этот раз, правда, не из алмазов.

- Вот твой путь. И вот еще. – он дал мне тетрадь и комплект карандашей простых. – Ты же писатель. Поэтому описывай и зарисовывай все. А мне пора. – он повернулся ко мне спиной. Передо мной стоял человек в белоснежном плаще и черном цилиндре, а из под плаща выглядывала трость. Раздался щелчок пальцев, и перед ним появилась дверь во весь его рост. Он протянул руку и открыв её, бросил на прощание. – Думаю мы еще увидимся. – и исчез. Я же сразу открыл тетрадь и все записал. И сделал набросок прощания с незнакомцем. Потом встал и огляделся.

Передо мной была лишь одна дорога – вперед.

- Вот и начались мои приключения! – воскликнув я, присвистнул и двинулся, приплясывая вперед…

Рейтинг: 0 219 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!