ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → ВЫНУЖДЕННАЯ ПОСАДКА

 

ВЫНУЖДЕННАЯ ПОСАДКА

article225067.jpg
"...Я могу ошибаться в десятках, сотнях лет. Но в миллионах... И не надо быть ни Вангой, ни Кейси, ни Нострадамусом. Просто надо анализировать и... предвидеть. Вы, живущие на этой планете, давно не единая семья, вы из разных миров, но вы этого не знаете. И вы не хотите этого знать. Вы не желаете предвидеть. А, главное, не хотите об этом думать. Но когда придёт жестокое время и заставит думать - будет поздно, ибо процесс станет необратимым. Вы продолжаете бесполезную борьбу друг с другом, приближая если не гибель планеты, то погружение её в летаргический сон на очередные миллионы лет. Но учтите, что эта борьба привела уже к гибели нескольких планет. И только вы можете сохранить эту очередную цивилизацию, теперь уже единственную в этой астрономической системе. Никто вам не поможет".

В стиле научной фантастики

Один из двух маршевых двигателей начал давать сбои во второй половине их пути к цели. Из верхнего гравитационного ускорителя начались неконтролируемые выбросы энергии в окружающее пространство. Бортовой компьютер сканирования систем корабля показал, что, скорее всего, какая-то микроскопическая частица, которых много блуждает в космосе, несмотря на мощный гравитационный защитный экран, окружающий корабль, на что тратилось до двух третей всей аккумулируемой им энергии, смогла его преодолеть и повредила корпус аннигиляционного двигателя, прошив его насквозь. Ремонт в открытом космосе был невозможен.
К этому времени точка возврата, рассчитанная бортовым вычислителем по запасу гравитации, была пройдена. Слишком большую скорость набрал их трёхкилометровый корабль дальней космической разведки, и она уже не позволяла вернуться назад только с одним работающим двигателем. Тем более, что по курсу полёта сейчас не было крупных планет и звёздных систем, чтобы силой их гравитации затормозиться, сбросить почти двойную световую скорость до которой успели разогнаться, развернуться и, снова разогнавшись, уйти назад в свою звёздную систему. А без этого только радиус разворота мог составлять не менее одного светового года, и не исключалась возможность попадания в зону тяготения какой-нибудь мощной звезды, из гравитационных лап которой и с двумя исправными двигателями выбраться непросто. Много кораблей, таким образом, потеряли их предки в начале эры звёздного пути, подлетая к звёздам на малой скорости. Покрутившись на их орбитах и не в силах вырваться из гравитационных пут, истратив все запасы жизнеобеспечения, они навсегда оставались их спутниками или падали на звёзду и сгорали. А систем дальнего спасения тогда ещё не было. Впрочем, и сейчас они ещё мало развиты. Слишком далеко уходят корабли, чтобы им быстро придти на помощь. Иногда нужно ждать годы, десятки лет.
Маршрут их был рассчитан так, что они могли подзаряжаться гравитацией крупных планет и звёзд по курсу полёта, проходя их на строго рассчитанном расстоянии и с определённой скоростью. Управляя этими величинами, по таким гравитационным пространственным туннелям они могли передвигаться почти в любой точке пространства с невообразимыми скоростями, теоретически разгоняясь до бесконечности. И аккумулировали энергию про запас. Это делалось для того, чтобы использовать её в случае необходимости при торможении, посадке на планеты и для обеспечения защиты корабля гравитационным полем такой мощности, что он становился невидимым в обычных фотонных потоках. От этой же энергии работали и аннигиляторы кругового излучения корабля, способные в случае необходимости при их включении почти мгновенно превратить всё что угодно в безобидную пыль в радиусе нескольких километров. Если же такой пучок энергии направлять на отдельный объект, его можно нейтрализовать на расстоянии сотен километров. Недостаток состоял в том, что восполнять запасы энергии стационарный корабль не мог. Для этого ему необходима была большая скорость, а, значит, нужно периодически взлетать и выходить на межпланетные орбиты. Для движения же в планетарной атмосфере на незначительных высотах и скоростях – там, где она была, для аннигиляторных двигателей использовалась обычная вода.
Неконтролируемые выбросы энергии происходили всё чаще, что грозило перегревом гравитационных ловушек и выходу их из строя. А это автоматически привело бы к отключению мощностей и нижнего кольца гравитационного ускорителя. И тогда корабль, лишённый энергии обоих маршевых двигателей и несущийся в межзвёздном пространстве с мёртвым экипажем с двойной скоростью света мог бы оказаться в вечном дрейфе на тысячи и миллионы лет, пока не угодил бы в мощную гравитационную аномалию какой-нибудь суперзвезды и не стал бы её спутником. А одного аккумулируемого бортового запаса энергии недостаточно, чтобы погасить такие скорости и прилететь, куда нужно.
Обстановка если и не была угрожающей, но довольно тревожной её вполне можно было назвать. И чем больше командир Люйс размышлял над ней, тем больше уверялся в мысли о необходимости вынужденной посадки на одну из планет для ремонта двигателя. Впрочем, этого же требовал и свод наставлений по галактическим полётам. Лететь дальше в неразведанные сектора соседней галактики было бы полным безрассудством. Он связался с каютой старшего навигатора и своего помощника Дэза.
- Я принял решение о вынужденной посадке. Твоя задача, Дэз, определить, где мы можем это сделать. Включаю экран курсового обзора.
Тут же засветился большой участок стены командной рубки, образовав экран с изображением карты звёздного горизонта. Такой же экран вспыхнул в каюте навигатора. В левой верхней части его зелёным светом вспыхивала точка – место корабля в пространстве.
- Мы сейчас находимся в южном рукаве нашей галактики, ближе к её краю, - сказал Дэз. – По космическим меркам место довольно пустынное. Впереди по курсу только одна звёздная система, где можно затормозиться и произвести посадку на одной из планет.
- Её характеристики?
- Она очень похожа на нашу планету. Гравитация – единица. Атмосфера пригодна для жизни без биологических защитных скафандров. Длительной адаптации не требуется. Постоянно пригодная среда обитания – экваториальные и средние широты. Много воды. Планетарная активность – умеренная, для нас угроз нет.
- Обитание?
- Обитаема. Население – группы нескольких разновидностей нам подобных. Свою планету они называют Земля.
- Степень эволюции?
- Низкая. Хотя они уже пришли к расщеплению ядра и летают по ближним орбитам вокруг своей планеты.
- Активность звезды?
- Стабильная, не проблемная. Её они называют Солнце.
- Агрессия населения?
- Население агрессивно друг к другу. На планете постоянные вялотекущие войны.
- Потенциальные угрозы для нас существуют?
- Технической угрозы для нас – нет, если включена внешняя защитная сфера корабля. В непосредственном физическом или ближнем контакте они способны причинить смертельные раны, если вовремя не воспользоваться мысленным активатором биополя, полностью парализующим их нервную деятельность и даже приводящим к смерти.
- Понятно. Откуда такие познания, Дэз?
- Я учился профессии на одной из наших планет Лее, где как раз мы специализировались и проходили практику по полётам в южном рукаве галактики, куда входит и эта звёздная система. Ещё, будучи стажёрами, высаживались на четыре планеты этой звезды. Когда-то все четыре были обитаемы, теперь – только одна.
- Очень интересно. Сожалею, что плохо знаю историю этого уголка вселенной. Куда же делось население трёх планет?
- Уничтожило друг друга в термоядерных войнах семь миллионов лет назад.
- На трёх планетах?!
- На трёх планетах. На двух полностью выгорела атмосфера, и они стали не пригодны для жизни. Теперь там иная атмосфера. Я был на обоих. Там и сейчас ещё можно найти подземные города, в которых население укрывалось от ядерных ударов колоссальной мощности. Радиации там уже нет, но нет и никакой жизни, планеты мертвы. Погибло больше пятнадцати миллиардов человек.
- Поразительно! Из-за чего такие войны?
- Ресурсы. Их хищническое потребление привело сначала к локальным войнам, а потом и к глобальным в космическом масштабе. А восполнять ресурсы они не научились, да и не очень-то хотели. Они рано вышли на техногенный путь развития, не имея достаточного понимания, чем это может закончиться. А вовремя остановиться не смогли. В состоянии войны находились все четыре планеты. Одна, самая малонаселённая с искусственными городами и искусственной атмосферой, но самая богатая ресурсами из-за чего эти города там и строили, в результате массированного ядерного удара раскололась на куски. Большинство их впоследствии притянула одна из соседних крупных планет, образовав вокруг себя кольцо из осколков, очень затрудняющих полёты в этой зоне с большими скоростями. Выжила только одна планета, та, на которую нам предстоит садиться.
- Да, печально. Как можно такое понять?
- Нам не понять, потому что мы живём миллионы лет без войн благодаря тому, что не пошли в своё время по их пути развития. Так сложилось исторически. Нам просто повезло с нашими учёными, что энергию мы стали искать не в ресурсах наших планет, а во вселенной, где её хватает на всех. Но печальней всего то, что жители этой планеты делают уже третью ошибку, хищнически разрабатывая её недра. По данным наших аналитиков через 200 лет, если так будет дальше, планета не выдержит, и на ней начнутся необратимые процессы. Вообще-то они уже начались и в итоге планета должна погибнуть. Таких планет с подобной цивилизацией мы знаем много. Но ещё печальней то, что в этом замешаны… наши далёкие предки.
- Интересно! Поясни, каким образом?
- Ты что-нибудь слышал об истории третьего дальнего звёздолёта «Гангра»?
- В общих чертах, ведь это было очень давно.
- Более семи миллионов лет назад по летоисчислению этой планеты, когда наши далёкие предки только начали осваивать дальний космос, «Гангре» пришлось экстренно совершить на эту планету аварийную посадку. Другого выбора не было. Примерно, как сейчас у нас. Они абсолютно ничего не знали о ней. Повреждения оказались настолько серьёзные, что взлететь они уже не смогли и остались жить на этой планете. Их считали погибшими. Такое, как ты знаешь, раньше случалось не раз. На счастье, планета оказалась пригодна для жизни и была населена многочисленными существами. В том числе внешне отдалённо напоминающими нас. Надежды на возвращение у них не было, несколько человек не смогли адаптироваться и умерли. Вымирание грозило всем более чем пятистам членам экипажа. И тогда их биологи занялись экспериментами по продлению рода, поскольку на корабле было всё необходимое для этого. И кое-что им удалось.
По планете они передвигались с помощью атигравитационных дисколётов, которых у них было на борту 10 штук. Эти аппараты могли выходить в ближний космос, долететь до соседней планеты, но не более. Мы их используем и сейчас, правда, они уже намного совершеннее.
А опыты биологов оказались настолько успешны, что скоро им удалось создать из человекоподобных существ несколько видов биороботов первого порядка, но с ограниченными мозговыми способностями, зато удивительно похожими на нас. Некоторым членам экипажа они так понравились, что… Ну, ты сам понимаешь… Ведь женщин в экипаже было очень мало. Каково же было их удивление, когда стали рождаться и вырастать талантливые и способные дети. И роботами их уже не называли. В отличие от других, кто не контактировал с пришельцами. У них тоже рождались дети, но очень отставали в развитии, хотя внешне выглядели так же. Правда, незначительно отличались по цвету кожи и форме лица.
Прямой биореинкарнации тогда ещё не знали, и через двести пятьдесят лет умер последний член экипажа «Гангры». Хоронили их на отдельном кладбище. А вокруг звездолёта уже вырос город и храм в честь пришельцев с неба. Да и позже строились помпезные храмы а, спустя тысячу лет, образовалось довольно развитое государство. Экипаж «Гангры» смог передать им многие знания астрономии, физики, химии и других наук. Удачно освоив дисколёты корабля и принцип их работы, они смогли построить и новые и с их помощью осваивали планету. Но энергией космоса они пользоваться не умели, хотя и дошли в своём развитии до расщепления ядра.
Цивилизация, получившая первоначальный технический толчок, развивалась очень быстро. Население расселилось по всей планете, образовав свои государства, и в этом была их будущая беда. Не знающая войн и катаклизмов планета процветала в течение почти полумиллиона лет, пока её население не выросло настолько, что она стала тесной для десятков миллиардов человек. Изначально заложенная система продления рода работала безупречно. И они стали переселяться на другие планеты. В стремлении сократить население их учёные что-то там перемудрили. В итоге в людях стал очень быстро развиваться и мутировать ген агрессивности. И учёные ничего не могли сделать. Спустя всего шесть тысяч лет таких ущербных людей – биороботов - стало две трети всего населения планеты. И начались войны. Гибли сотни миллионов. Стали применять геофизическое и ядерное оружие, которого не знали ещё двести лет назад. Это привело к страшным природным катаклизмам. Некоторые материки скрылись в океане, появились новые абсолютно пустынные. Войны затихли сами собой. Основы цивилизации были подорваны. Выжившее в войнах население вымирало от радиации. К тому же резко изменился климат из-за смещения орбиты планеты. Следующие два миллиона лет, жизнь на Земле едва теплилась. Но люди выжили. Выжили, но полностью потеряли те качества, которыми обладали их предки, в частности телекинезом. Возможно, в этом виновата была радиация, приводившая к различным мутациям. Это стали существа только внешне похожие на нас.
- Что же осталось от цивилизации?
- Практически ничего. Бесследно исчезли города, острова и материки. На Земле ничего не сохранилось, кроме… Я не отвлекаю, тебя командир?
- Нет, нет, Дэз, ты говоришь поразительные вещи. Жаль, что я специализировался по другому сектору галактики.
- В иных и интереснее вещи есть. Так вот, ничего не сохранилось, кроме небольшой группы прямых потомков, не инфицированных вирусом агрессивности. И эта небольшая группа – несколько тысяч человек ушла в океан на большие глубины в подводные города, которые строились ещё в период процветания планеты. Там было всё для длительной жизни в океане. Их население строго регламентировалось возможностью подводных городов, тем более, что часть их сильно пострадала при землетрясениях. А когда планету начали сотрясать войны и катаклизмы про них попросту забыли. По некоторым данным они живут там и до сих пор и далеко ушли в развитии от сухопутных землян. По сути это другая цивилизация. В контакт с сухопутными её люди не вступают, вероятно, это им категорически запрещено, но земляне часто видят их аппараты и называют их НЛО, думая, что они прилетают из космоса. И то верно, поскольку их усовершенствованные гравилёты свободно перемещаются за считанные дни в пределах солнечной системы. Но не дальше. Да им, живущим под толщей вод это и не надо.
- А что же стало со второй цивилизацией, Дэз?
- Она возродилась и вероятно всё-таки не без участия подводных жителей. А погибла, так же, как и первая, похоронив жизнь на трёх планетах и полностью уничтожив одну из них. Как видите, вторые пошли дальше, чем первые.
- А Земля выжила. Скорее всего, выжили и её подводные жители.
- Земля выжила. Хотя несколько миллионов лет была практически пустынна. Но всё же выжила. Наверно для того, чтобы повторить ошибку, сделанную дважды. Эта третья цивилизация самая молодая. Как она возродилась, доподлинно неизвестно. По космическим меркам она прошла путь от полностью одичавшего человека до современного довольно быстро, несмотря на то, что ей никто не помогал. Хотя, ведь заложенные в генах знания могут передаваться через много поколений. А, возможно, к ним прилетал ещё кто-то, кроме наших предков. Как бы там ни было, но эта юная цивилизация уже успела наделать много бед. В течение тысяч лет здесь постоянно идут малые войны, и раз в двадцать-тридцать лет – большие. Она сейчас уже накопила столько оружия, что в состоянии за считанные минуты уничтожить свою планету.
По их преданиям две тысячи лет назад к ним, вероятно, прилетали какие-то пришельцы, чтобы направить их на духовный путь развития. Старший из них – они звали его Христос, родился и жил на Земле и даже пошёл на личный пример, приняв смерть и воскреснув в той же плоти. Даже нам не под силу возрождать старую плоть, и мы просто делаем новую. Это боги. Откуда они прилетали и куда улетели, мы не знаем. Никто никогда не видел их кораблей. Неизвестен и их способ передвижения. Вероятно, они используют тонкую материю мысли и с помощью неё могут почти мгновенно передвигаться по всей Вселенной. Но земляне, уже имея врождённый ген агрессии, не пошли по пути духовности. Они всё больше продолжают наращивать военные потенциалы и содержать так называемые армии для уничтожения друг друга. В довершение ко всему эта цивилизация придумала так называемые деньги, которые поставили всё с ног на голову. У них всё диктуется не осознанной необходимостью, а деньгами. И если их нет - любой, даже самый лучший проект не осуществится, а человек, их не имеющий, может погибнуть.
- Что это такое – деньги?
- В сущности – это специальная бумага, на которой построена вся их экономика и повседневная жизнь. И когда её нет – у них возникают кризисы, и они об этом сожалеют. К тому же больше половины денег тратится нерационально бестолково и безнравственно, не принося никакой пользы, а только вред.
- Они сами создают кризисы и сами же потом сожалеют? Очень интересно. Разве у них дефицит бумаги?
- Не знаю. Если хочешь, Люйс, я включу их радио. Они постоянно говорят об этих кризисах. У них столько всяких противоречий, что быстро в них не разобраться. Их жизнь в сфере денег и всё, что вокруг них – а вокруг них крутится абсолютно всё - очень запутана для нас. Да они и сами, похоже, запутались, нагородив множество условностей, которые они называют экономическими законами.
- Не нужно, я всё равно не пойму того, в чём нет логики. Неужели нельзя сделать так, чтобы этой бумаги хватало для всего разумного, если уж они не могут без неё обходиться? И из-за этих денег гибнут люди. Варварская цивилизация!
- Да. И довольно агрессивная. Наши разведчики докладывают, что деньги в последнее время катастрофически развращают и без того небольшую духовность населения планеты. Помимо гена агрессивности очень активно развивается синдром нечестного присвоения этих денег. Сами это они называют воровством.
- У нас там есть разведчики?
- Да, и довольно много. Ведь отличить их и нас без специальных тестов практически невозможно. Наша служба вербует разведчиков из числа их жителей с подавленным геном агрессивности. Вербует втёмную, они даже не догадываются об этом. Но всю жизнь будут проводить уже нужную нам политику мира, добра и духовности. Только в руках таких людей высокое техническое развитие – благо. А иначе рано или поздно оно губит своих создателей.
Таким образом, мы пытаемся направить землян по другому пути, впитываясь в их структуры. Христос делал это открыто, мы же делаем так, что земляне об этом не догадываются. В некоторых отдельных странах это удаётся. Все другие пути воздействия, в том числе и прямые контакты с мало развитыми цивилизациями нам запрещены межгалактическим сводом законов. Вы же знаете, к чему приводит необдуманное вмешательство развитых цивилизаций в естественный процесс. Как говорится, дай дикарю оружие…
Но заметных успехов нет. Похоже, что цивилизация на этой планете обречена. И в первую очередь из-за полной выработки природных ресурсов. Их осталось у них на несколько десятков лет. Последние годы здесь катастрофически уменьшаются запасы пресной воды, и они ничего не делают, да и не умеют, чтобы поддерживать её запасы. Выживут – будут жить, а нет, что ж, мы знаем много планет, где жизнь обрывалась подобным образом.
- Гибель этой цивилизации будет мучительна. Было бы интересно узнать о ней подробнее. И они считают себя разумными?
- Для их уровня развития, да. Но не забывайте, что это всё же потомки первых биороботов. А подробностей я не знаю. Думаю, у нас будет время познакомиться с ними ближе. Мы можем связаться с нашими разведчиками. Можем на некоторое время просто взять кого-то из них к себе на борт и почитать их мысли. Правда, нужно знать, кого брать. Когда я прилетал сюда ещё стажёром, мы делали это неоднократно, используя гравитационные депортаторы, но попадались экземпляры не представляющие для нас интереса. У некоторых мы даже не могли читать мысли, а когда вступали с ними в речевой контакт, слышали вообще что-то непонятное. Ни один из бортовых компьютеров не мог расшифровать треть их слов. Вероятно, они не содержали логического смысла. Всё-таки миллионы лет…
- Тогда откуда у них такой мощный защитный экран, что вы не могли их считывать?
- Скорее всего, это потому, что они не имели связанных логических мыслей. Отдельные всплески, да и то такие непонятные и примитивные, что наши приборы не могли их расшифровать. Такие же всплески дают у них некоторые животные. Но так не у всех. Видимо потому, что цивилизация у них сильно расслоилась.
Заработала система предупреждения о начале захвата корабля гравитационным полем Солнца, прервав разговор командира и навигатора. На табло управляющего компьютера загорелась надпись: «Ускорение? Торможение?». Люйс нажал клавишу и чётко произнёс:
- Максимальное торможение. Посадка по курсу на третью планету звезды. Бортовой запас энергии и верхний маршевый двигатель использовать в случае крайней необходимости. Зону посадки выбирать вдали от населённых пунктов вблизи водоёмов с водой. Все расчёты по гравитации для посадки – единица. При подходе к планете включить все степени защиты. Планета обитаема. Возможна агрессия. Попытки подавлять. Не вступать ни в какие контакты. Режим посадки – скрытный, на ночной стороне планеты. Торможение начать через пятнадцать минут.
Задача компьютеру дана. При подходе к планете бортовые вычислители просканируют её, выберут место посадки и произведут все необходимые расчёты для автоматического полёта и выхода в выбранную точку. Люйс переключился на внутреннюю связь.
- Внимание, всем членам экипажа! Через пятнадцать минут начинаем торможение и посадку на одну из планет звезды. Всем перейти в антигравитационные отсеки и задействовать дублирующий контроль параметров полёта и двигателей. Покидать каюты только при уровне гравитации единица. Повторяю…
Сейчас все пятьсот человек экипажа перейдут в специальные отсеки, где находятся в моменты сильного торможения и ускорения корабля. Находится в них не очень комфортно, потому что там невесомость, но все к ней привычны. Когда антигравитационные трансформеры обнулят их массы – начнётся торможение. Другого способа перенести чудовищные перегрузки просто не существует.
Корабль входил в дальние пределы солнечной системы, и скоро на обзорных экранах началась фантасмагория из-за искривления времени и пространства, возникающего от быстрого перехода от сверхсветовых скоростей к до световым. Сейчас вся гравитация Солнца и его планет тормозила корабль, как бы пытаясь его вытолкнуть из своего пространства, как пробку из бутылки с шампанским. Корабль выйдет сначала на орбиту вокруг Солнца, а уже затем, теряя скорость, перейдёт на орбиту Земли.
--------------------------------------------
Поздней ночью корабль, сделав два витка вокруг планеты и окончательно затормозившись, выходил в выбранную точку посадки. Автоматика вела его с небольшой скоростью. Перегрузки закончились, и экипаж занял свои обычные места. Совершенно бесшумно трёхкилометровый корабль, притушив все внешние огни, двигался на высоте пяти километров. Трижды ему приходилось менять курс, чтобы избежать столкновения с какими-то летательными аппаратами землян. На обзорном экране их было довольно много. Они были и ниже и выше и двигались в различных направлениях. Командир Люйс видел: приборы показывают, что их постоянно облучают с поверхности планеты с нескольких направлений, но за это он был спокоен. Никакие лучи от корабля не отразятся, они будут поглощены мощным антигравитационным полем. Обнаружить их с помощью обычных локаторов невозможно. Впрочем, и визуально их тоже обнаружить невозможно, пока вокруг корабля есть такое поле. Но, пожалуй, с целью экономии энергии на время ремонта его придётся иногда отключать.
- Через пять минут выйдем в нужную точку, - предупредил Дэз.
Два дежурных пилота-оператора заняли рабочие кресла, готовые в любой момент вмешаться в управление. Это делалось для страховки, когда летали на малых высотах и на незнакомых планетах. Автоматы резко сбросили гравитационную тягу, корабль под воздействием тяготения планеты стал быстро проваливаться вниз и через некоторое время, затормозившись перед самой поверхностью, неподвижно завис в пространстве на высоте пятидесяти метров. Автоматы сработали чётко. Внизу под кораблём простирался сплошной лес. Непосредственные контакты с поверхностью корабли такого класса производили крайне редко. Для этого им нужен был ровный и плотный грунт длиной не менее трёх километров, что не очень-то просто найти на чужой планете в ночное время. Да это и на своих-то родных планетах не делали. Ведь гравитационные движители корабля запускались только единожды и не выключались до списания корабля и если были отключены все силовые установки, требующие большой энергии, то этот гигантский трёхкилометровый корабль мог висеть в пространстве довольно долго. Впрочем, их разведчик не такой уж и гигантский. Корабли для колонизации планет имели длину в двести километров и более, строились они на орбитах довольно долго и были спутниками своих планет. Оттуда уже и уходили в межзвёздные путешествия.
Люйс включил все экраны внешнего кругового обзора. Всюду до самого горизонта во все стороны простиралась тайга. В чёрном незнакомом небе ярко светились звёзды.
- У этой планеты есть спутники? – спросил он. – Очень тёмная ночь.
- Только один, - ответили из астронавигационной рубки, - но сейчас он на другой стороне планеты.
- Понятно. И всё же: могли ли земляне определить наш полёт и место посадки?
- Это исключено. Сейчас они могут нас засечь только со своих спутников с орбиты, если будет выключено силовое защитное поле.
- Значит, мы не можем его отключать? Неизвестно, сколько энергии понадобится нам для ремонта.
- Можем. Наши приборы показывают, что этот район не сканируется. В случае сканирования Сфинкс обнаружит это за тысячную долю секунды и включит блокираторы и поглотители излучений по всему спектру, а при необходимости и защитное поле.

- Предложения?
- Только одно. Сфинкс. За несколько часов он запеленгует их спутники и просчитает орбиты. И будет при пролётах включать и отключать защиту.
Сфинксом экипаж называл главный компьютер, занимавший несколько больших комнат в нижней кольцевой галерее. К нему сходилась вся внешняя и внутренняя информация от всех приборов и систем корабля. Он мгновенно её анализировал и включал нужные исполнительные механизмы.
- А не проще ли как-то на время отключить их спутники? – подал голос Дез.
- Можем применить фотонную пушку для распыления метеоров и астероидов, - ответили из дежурной рубки корабля. – Они всё равно не поймут, куда пропали их спутники.
- Не нужно их уничтожать. Сейчас же озадачьте Сфинкса первым предложением. Биологи, взять пробы забортного воздуха и сделать анализы. Корабль без приказа никому не покидать. Два планетарных диска привести в рабочее состояние. Включить программу активизации биороботов, хватит им спать, - усмехнулся Люйс. – Завтра они должны обследовать двигатель и внешнюю сферу корабля и определить повреждения.
- Сколько единиц вывести из анабеоза?
- Думаю, хватит десять единиц.
- Понятно.
- А сейчас всем отдыхать кроме дежурной смены! – отдал последнюю команду Люйс.
Никогда не отдыхал здесь только Сфинкс и его резервный брат близнец, расположенный на случай аварийной ситуации в верхних ярусах корабля в километре от основного.
Утром восходящее солнце осветило бескрайнюю тайгу, над которой висел громадный по земным меркам аварийный звездолёт. Но из-за искривления пространства вокруг корпуса никакое живое существо заметить его не могло. К этому времени Сфинкс засёк все летательные аппараты на постоянных орбитах и выработал стратегию экономии энергии. Но пока защитное поле не отключали, ожидали, что скажут биороботы, исследующие поверхность корабля и гравитационные отражатели верхнего аннигиляционного разгонного двигателя. Через четыре часа ползания по обшивке старший из роботов доложил, что повреждены два из четырёх верхних гравитационных отражателей, левая носовая фотонная пушка, а также корпус двигателя из-за чего и происходили утечки энергии в окружающее пространство. Вышла из строя и одна из двух выдвижных антенн дальней космической связи вместе с фотонным ускорителем. В самой же обшивке корабля повреждений пока не обнаружено. Чтобы тщательно обследовать весь корпус роботам понадобится десять часов.
Люйс собрал у себя весь инженерный персонал корабля.
- Повреждения в основном ясны, - сказал он. – Где-то мы попали в размытое пылевидное скопление, состоящее из настолько мелких частиц, что его не смогли зарегистрировать наши приборы, а естественно и включить максимальную степень защиты. К сожалению, нечасто, но такое бывает. Хочу знать, сколько времени понадобится для исправления неисправностей?
- С отражателями роботы справятся быстро, - ответил ведущий инженер корабля. – Антенну и пушку просто заменим, тоже недолго, это можно было сделать и в полёте, а вот с двигателем сложнее. Такую работу одним роботам поручать нельзя. Нужно всё досконально проверить. И потому прошу разрешение на выход на внешнюю поверхность.
- Биологи, как воздух за бортом?
- По составу незначительно отличается от нашего, вредных бактерий не обнаружено, адаптация – несколько часов, но для гарантии выходить лучше в биоскафандре.
- Так и сделаем.
Специальные лёгкие скафандры почти не отличимые от обычной одежды были приспособлены для работы в мало температурных неагрессивных атмосферных средах и не пригодны для работы в открытом космосе. Прочная и тонкая ткань их была сделана так, что пропускала воздух только в одном направлении – на выхлоп и не создавала избыточного давления внутри скафандра, не давая ему раздуваться.
- И ещё, - продолжил командир, - раз уж мы здесь, нужно пополнить запас воды. Пилоты, на двух дисках обследуйте окрестности, организуйте доставку на корабль. Если местность не населённая и можно зависнуть кораблю, то мы сами туда передвинемся. Ни в какие контакты не вступать, полёты выполнять только в режиме невидимок. И помните: никаких задач для нас на этой планете нет, тут почти всё известно, кто на ней живёт, вы знаете. Но они о нас не должны знать ничего. Наша задача – поиск новых неизвестных нам цивилизаций.
Через десять минут два дискообразных аппарата стремительно сорвались с поверхности корабля и ушли вертикально вверх для обзора планеты. Биороботы приступили к ремонту повреждений. На внешнюю сферу вышли четыре инженера по двигателям. Остальные члены экипажа занимались по обычному расписанию жизнеобеспечения корабля.
Ближе к полудню, когда звезда, именуемая землянами Солнцем, была почти в зените, по всем отсекам раздался бесстрастный голос Сфинкса:
- Курсовой угол сорок, удаление триста. Низколетящий мощный энергетический объект в гравитационном поле. Поведение угрожающее. На запросы не отвечает. Все системы привожу в готовность. Всем покинуть внешнюю сферу.
Старший дежурной смены инженер Гул тут же включил экраны этого направления и доложил командиру. Но экраны были чистыми.
- Что это значит, Гул? – спросил Люйс.
- Объект невидим, так же, как и мы. Его можно обнаружить нашими приборами, но увидеть нельзя.
- Но у землян нет таких технологий.
- Выходит, есть. Мы не так уж много знаем об их последних разработках.
- Или они есть у кого-то другого, - вступил в разговор навигатор Дэз.
- Какова скорость объекта?
- Небольшая. Он движется… да, вот сейчас он изменил направление и движется прямо на нас.
- Нас обнаружили?
- Возможно. Точно сказать не могу, для этого нужно снять внешнюю защиту, чтобы поймать их лучи, но этого делать нельзя.
- Высшая готовность! – объявил по кораблю Люйс. – Приказ нашим дискам: зависнуть над кораблём и быть на связи. Возможно это совпадение, нас не видят и пройдут дальше.
- Нас и не видят, - сказал Гул. – Вероятно, обнаружили наше энергетическое поле, как и мы их. Оно у нас намного больше. А может и не обнаружили. Будем ждать. Через 10 минут всё станет ясно.
Энергетический объект двигался прямо на корабль, не меняя высоты и скорости. Чем ближе он подлетал, тем беспокойней вёл себя Сфинкс.
- Объект не идентифицируется. Угроза. Первая степень готовности нейтрализации. Жду команду.
Сфинкс был напичкан тысячами всевозможных программ, но всё, что он не мог идентифицировать, казалось ему угрожающим. Возможно, это и правильно применительно к неизвестным планетам. И стоило только ему скомандовать, как мощный энергетический импульс бесследно уничтожил бы любой объект, рискнувший подойти к кораблю, и распылил бы его на мезоны, сделав это намного быстрей человека. Но команды на действие он не получал и потому уже в третий раз произносил одну и ту же фразу и был похож на рычащую собаку, ждущую команды хозяина «Фас!».
- Сфинкс, размеры объекта? – спросил Люйс.
- Пятьдесят метров. Объект не известен, не поддаётся идентификации, на запросы не отвечает. Угроза…
Все, кто были не заняты работой, приникли к экранам внешнего обзора. Не очень-то часто во вселенной встречаются такие объекты. Но экраны были пусты. И только специальные приборы словно взбесились, показывая сгусток энергии, приближающийся к кораблю. Вдруг Сфинкс заткнулся на полуслове, затем заговорил снова:
- Объект идентифицирован Энергия гравитации. На запросы не отвечает. Угроза…
- У них такой же принцип движения в пространстве, как и наш, - сказал Люйс. – Кто это может быть?
- Это не аппарат землян, - уверенно сказал Дэз. – Возможно это то, что они называют НЛО и считают, что они прилетают к ним из других звёздных систем. Тогда нам предстоит встреча с родственниками, спустя… семь миллионов лет.
- Боюсь, что они могут не оценить родственных уз за давностью лет.
- Вы думаете, Гул, что они идут с агрессивными намерениями? Но они же наверняка нас тоже идентифицировали и понимают, что не могут тягаться с объектом в шестьдесят раз большим их по размерам. Об энергии и не говорю.
Между тем приборы показывали, что объект снизился и остановился недалеко от корабля. Стало ясно, что их обнаружили и пытаются понять, что скрыто перед ними за непроницаемым защитным полем. Вдруг все экраны вспыхнули ослепительно ярким светом, а Сфинкс снова недовольно зажужжал:
- Угроза… угроза!
- Ого! Они пытаются нас сканировать! – воскликнул Люйс. – Сфикс, защита третьей степени. Отбрось их от корабля.
Тут же сработало силовое поле, и не званного гостя отбросило за десяток секунд почти на километр. Экраны перестали светиться.
- Они могут не выдержать таких бросков, - сказал Дэз. – Может быть, сделаем запрос? Всё равно они нас обнаружили и нужно выходить на контакт. Чего доброго, ещё попытаются обстрелять нас. Мы же не знаем, какое у них оружие. Судя по попытке сканирования, энергии у них не мало.
- Гул, открой туннель приёмопередатчика. Запрос по межгалактическому коду на всех частотах: «Мы не причиним вам вреда. Кто вы?».
- Если сможем пробить их защиту, - ответил Гул и нажал несколько клавишей на пульте.
Через минуту на экранах запрыгали непонятные блики и выстроились в два ряда букв. На месте объекта вспыхнула яркая вспышка, тут же пропала, и на экранах чётко возник дискообразный аппарат, удивительно похожий на те, что взлетели с корабля и сейчас висели на высоте пяти тысяч метров, ожидая указаний. Разве что он был больших размеров и по бортам имел тёмные иллюминаторы.
- Они сняли защитное поле, - воскликнул Дэз. – Или мы им его повредили.
- Наблюдаю объект, - забубнил Сфинкс. – Азимут тридцать. Угроза…
На него никто не обращал внимание.
- Вы посмотрите, что они пишут, - кивнул Гул на экран. – Но… откуда они знают наш язык?
На экране вместо знаков межгалактического кода высвечивались буквы: «Кто вы и откуда? Снимите вашу защиту. Мы не причиним вам вреда. А вы нам его причинили».
- Мы резко их отшвырнули, - сказал Дэз, - придётся извиниться. Вероятно, это те самые НЛО, о которых так много говорят земляне. И, кажется, они не знают галактического кода. Люйс, это наши прямые соотечественники!
- Семь миллионов лет! – задумчиво произнёс командир и повторил: - Семь миллионов лет! А язык не изменился. Они должны знать про «Гангру» всё. Гул, Защиты не снимать, я не могу рисковать кораблём.
Он подвинулся к прибору преобразователя звука и произнёс.
- Приносим искренние извинения. Нельзя подходить близко к неизвестным объектам. Готовы оказать помощь. Мы с планеты Лея из созвездия, которое вы называете Стрельцом. Кто вы?
На экране тут же высветились слова и сигнал, показывающий, что посылка отправлена. Через пять секунд высветился ответный сигнал: «Мы обитатели этой планеты».
- Хм, - недоверчиво буркнул Гул, - веское доказательство.
- Они сняли защиту, значит, доверяют нам, - сказал Дэз. – Люйс, спроси, что они знают о «Гангре».
- Защиту, кажется, мы им сняли. Вам известно что-нибудь о «Гангре»? – нажал кнопку Люйс.
И тут же высветился ответ: «Гангра дала нам жизнь».
- Ну, вот и познакомились, - облегчённо вздохнул Дэз. – Выходим на визуальный контакт?
- Снимаю защиту с туннеля связи, - сказал Люйс. – Сейчас мы увидим их на своих экранах.
Через несколько минут на экране высветилась кабина НЛО с круговым пультом и три сидящих за ним пилота в серебристых комбинезонах. Они пристально всматривались в свой экран. Затем один из них, видимо, командир, произнёс:
- Мы видим вас. Весь экипаж «Гангры» умер здесь, на Земле. Мы их потомки. Цель вашего прилёта на Землю?
- Вынужденная посадка. Наш корабль получил повреждения, попав в пылевое облако.
- Вы нам тоже повредили защитную сферу, и теперь её нельзя включить. Можем ли чем помочь? Мы не видим вашего корабля.
- Я могу снять защиту на несколько минут, - ответил Люйс, - иначе нас могут обнаружить спутники, а нам этого не хотелось бы.
- Этот район редко сканируется, здесь тайга на тысячи километров.
Растерянность и безграничное удивление отразилось на лицах пилотов, когда они увидели размеры корабля. С минуту они молча рассматривали его.
- Что-то подобное мы и рассчитывали увидеть, - сказал, наконец, командир дисколёта. – Как далеко и с какой скоростью вы можете передвигаться?
- Мы можем разгоняться сколь угодно, используя гравитационные туннели звёзд и планет. Дальность же обуславливается лишь фактором времени и системами жизнеобеспечения.
Все трое изумлённо слушали Люйса. Затем тихо заговорили о чём-то между собой.
- Нам очень хотелось бы взглянуть на ваш корабль ближе, - сказал старший, - такой шанс может больше не представиться никогда.
- Вам известны принципы прямой и обратной биодепортации?
- Об этом мы ничего не знаем.
- Люйс, ты хочешь пригласить их на корабль? Они могут занести неизвестные бактерии, - предупредил старший биолог, слушающий разговор из своей лаборатории.
- Я учёл этот фактор, - возразил Люйс. – Мы примем их через свои депортаторы. У вас есть пустующие герметичные отсеки для биологических образцов?
- Они пока все пустуют. Мы же не добрались до цели. Вы хотите их, как зверей?..
- Другого быстрого и безопасного способа нет. Туда мы их и поместим, пока вы не сделаете полный анализ безопасности. Сколько для этого потребуется времени?
- На подробный анализ нужно не меньше часа.
- Не так уж много. Если вы обнаружите какую-то угрозу для нас, тогда этим ограничимся и, пообщавшись, вернём их обратно.
Он повернулся к другому экрану, где в напряжённом ожидании застыли трое пилотов.
- Вы можете зависнуть над нашим кораблём на высоте трёх-пяти метров и спуститься на его поверхность?
- Конечно! – получил он ответ.
- Хотите сделать это в скафандрах?
- Нам ничем не угрожает атмосфера этой планеты. Но мы понимаем, что некоторые ваши бактерии…
- Мы позаботимся об этом, - понял их Люйс. – выходите без скафандров. Вас окутает вихревое депортационное поле. Не пугайтесь, хотя ощущения для вас будут необычны. Не делайте резких движений. При работе депортаторов вы уснёте, а проснётесь уже на корабле. Это будет недолго и безболезненно. Потом вас обследуют наши биологи. Согласны?
- Мы согласны.
- Что ж, приступаем.
Через пять минут диск завис над кораблём, открылся овальный люк, выдвинулся трап и три человека легко спрыгнули на его поверхность. Почти сразу же вокруг каждого из них возникла какая-то вихревая бешено вращающаяся туманность, похожая на кокон. Потом она исчезла, а вместе с ней исчезли и пилоты диска. Это продолжалось не больше минуты. Затем точно такие же туманообразные крутящиеся вихри возникли в одном из герметичных отсеков корабля. Замедляя вращение, они становились всё прозрачнее. Уже через минуту они исчезли полностью и трое пилотов стояли, удивлённо глядя друг на друга.
Несколько биохимиков принялись за пришельцев и скоро старший из них доложил Люйсу:
- Ничего угрожающего для экипажа в гостях не обнаружено. Можно общаться без всяких защитных систем и даже можно пожать им руки. Ведь наши предки были с одной планеты.
- Мы так и сделаем. Проведите их в зал психологических разгрузок.
Троих гостей усадили во главе стола. Почти все свободные члены экипажа собрались здесь. Не очень-то часто приходится встречаться в просторах вселенной с братьями по разуму, имеющими общие корни. Тут же устроили что-то типа пресс-конференции.
- Вы жители этой планеты, - начал Люйс. - И мы кое-что знаем о вас, хотя встречаемся впервые. Расскажите нам о ней.
- К сожалению, мы здесь не единственные обитатели. Вся поверхность принадлежит другой цивилизации, с которой мы не имеем прямых контактов миллионы лет в силу многих причин, - ответил командир дисколёта.
- Поясните?
- На поверхности живёт весьма агрессивная цивилизация. Их далёкие предки уже дважды едва не уничтожили жизнь на этой планете. А на трёх соседних планетах её уничтожили. Но эти, современные об этом за давностью лет ничего не знают и идут по тому же пути. Да если бы и знали, то уже не смогли бы и не смогут остановиться. Дважды они разрушали всё достигнутое и начинали с нуля. А всему причина во множестве возникших на её поверхности государств и в неконтролируемом росте их населения. Уже сейчас их больше семи миллиардов и, несмотря на войны и стихийные бедствия, население продолжает стремительно увеличиваться. По сути, это биороботы способные к саморазмножению и некоторому ограниченному духовному развитию, миллионы лет назад созданные вашими и нашими предками.
- Не вполне понимаю вас? Вы ведь…
- Нет! – поднял руку гость.- Мы, когда-то вынужденно ушедшие под дно океанов, прямые потомки экипажа «Гангры». Там мы отказались от создания, каких бы то ни было биологических разумных роботов, ибо нет уверенности, что они не превратятся в злобных, неуправляемых и непредсказуемых существ, каковых сейчас здесь на поверхности уже сотни миллионов. Многие из них работают в аппаратах своих государств и на всяких руководящих постах, что особенно опасно. Не раскрывая себя, мы пытаемся им помочь избавиться от гена агрессивности, когда-то из лучших побуждений, но то ли по неосторожности, то ли из-за недостатка знаний привитого им нашими предками, но у нас ничего не получается вот уже в течение многих тысяч лет. Сдвиги есть, но весьма незначительные.
Дэз, внимательно слушающий речь землянина, подумал, что ведь и их разведчики занимаются здесь тем же самым. И тоже без особых успехов.
- Каким образом вы это делаете? – спросил он.
- Мы их… похищаем.
- В каком смысле?
- В прямом. У них бесследно пропадают десятки тысяч в год. Мы их исследуем в своих лабораториях.
- То есть, вы проводите на них свои опыты. Вам не кажется, что это безнравственно? – спросил Люйс.
- Это абсолютно безболезненно для роботов.
- А что же с ними происходит дальше?
- Подающих надежды возвращаем, зашифровав их память, некоторые умирают. Некоторых, которые сами об этом просят, оставляем жить у себя, но в отдельном городе. Без права выхода на поверхность и без права контактов с коренным населением. Наши города и условия жизни в них лучше, чем на поверхности. Там нет грязного воздуха, всегда мягкий тёплый климат, сутки, так же как и здесь со сменой дня и ночи. Есть леса, и даже… реки. Внутренней энергии планеты хватает на всё. Но главная наша ценность – это люди, воспитанные в высшей духовности. У нас нет преступлений, каковые здесь наверху – обычное явление. Там, внизу, совершенно другая в отличие от верхней цивилизации жизнь. У нас нет денег – основного зла верхней цивилизации. Можно сказать, мы живём на другой планете, или, как они говорят, в параллельном мире.
- Каково ваше население?
- Нас немного, чуть больше десяти миллионов. Мы вынуждены жёстко регулировать рождаемость. Да это необходимо любой цивилизации, живущей в подобных условиях.
- Что вы знаете о прошлом этой планеты до прилёта сюда «Гангры»?
- Кое-что знаем. Двадцать семь миллионов лет назад планета была обитаема. Здесь жили высокоразвитые существа не похожие на нас. Их было несколько видов: змееподобные, гигантские жуки и гиганты, отдалённо похожие на современных людей. Откуда кто из них появился, выяснить не удалось. Но между ними шли жестокие войны за сферы влияния с применением термоядерного и гравитационного оружия. Кто из них победил – не понятно, вероятно они уничтожили сами себя, а их остатки покинули планету, ставшую непригодной для жизни. В преданиях это называют войной богов. Но некоторые змееподобные особи всё же выжили, приспособившись жить под землёй на небольшой глубине в жерлах затухающих вулканов. Это были экологически чистые существа. Для жизнедеятельности им не нужна была биологическая пища, а только тепловая энергия.
Былую свою цивилизацию они уже не смогли возродить, потеряли все технологии и постепенно угасали. Они обладали до сих пор непонятной нам энергетикой, могли жить в огне и даже сами изрыгали его при нападении и обороне, но панически боялись соприкосновений с водой. Несколько её капель могли убить этого монстра, вызвав громадное высвобождение взрывной энергии. Но они могли изрыгать и… холодный огонь. В своём желании выжить монстры проводили опыты с позднее выжившими наземными людьми, похищая их женщин. Дело в том, что в результате многовековых войн с жукообразными существами с применением психотропного и генетического оружия они почти все потеряли способность воспроизводства.
Однако женщины рожали не им подобных, а мутантов, которые сразу же умирали. Такие образцы поздней мутации хранятся у наших соседей в их музеях. Правда, они не могут понять причин мутации. А всё дело в так называемом спящем гене, способном передаваться наследственно многие тысячи лет и не проявлять себя. Поэтому до сих пор и рождаются уроды. Сколько людей заражённых таким геном теперь уже не выяснить. Такие же эксперименты проводил когда-то, пытаясь выжить, и экипаж «Гангры». Они оказались более успешными. Мы – результат их первых удачных экспериментов. Это уж позже учёные перемудрили.
Монстрам не повезло, они вымирали. А люди в то же время быстро размножались. Так продолжалось миллионы лет, пока верхняя цивилизация не погубила себя в междоусобных войнах.
- И всё это время вы не вмешивались в их распри?
- Если бы мы вмешались - мы бы погибли. Нас очень мало. И мы были тогда не так сильны. В их распри не вмешивались и драконы, отсиживаясь под землёй. Последняя цивилизация, ставшая более или менее разумной, самая молодая, ей около десяти тысяч лет. Для них змееподобные, жившие миллиарды лет были богами. Но их осталось совсем мало. Последние их попытки возродить себе подобных с помощью женщин дали неожиданный результат, стали рождаться не мутанты, а то, что называют сейчас расами: монголоиды, негры и другие. Но все, в общем-то, похожи друг на друга.
- Где могут быть сейчас драконы, улетевшие с Земли?
- Этого мы не знаем. Они могут быть в любой точке Галактики. У них очень развитые технологии. Несколько раз они прилетали на Землю на своих громадных кораблях-городах, и некоторое время жили здесь, образовывая небольшие колонии, но по неизвестной причине снова покидали планету, оставляя своих деградирующих соотечественников вымирать. Возможно, где-то в другой галактике сохранились их потомки.
- Эти? – Люйс переключил тумблер экрана. Возникло драконоподобное существо метров пяти длиной.
- Да!
- Продолжайте о них.
- А продолжать нечего. На Земле их больше нет. О них остались только легенды. Последний умер недавно, четыреста лет назад. Жил он в специально построенной для него башне в этой стране. И место это известно. Это большая страна Россия, на территории которой мы сейчас находимся.
В результате последней войны, едва не угробившей четыре планеты, Земля изменила своё положение на орбите, возникли холодные полюса, зимы, планета леденела. В природе начались резкие необратимые мутации. Множество видов растительного и животного мира погибло. Возникали новые. К тому же из-за изменения парметров гравитации начались мощные геологические подвижки и извержения вулканов. На месте некоторых морей образовались горы. Планета превратилась в кипящий котёл. Жизнь на ней была на грани исчезновения. От многочисленных вулканов Земля буквально дымилась. Тепло звезды не проникало сквозь плотные слои пепла, не успевающего оседать. А ведь когда сюда прибыла «Гангра» здесь был райский климат. Теплолюбивые драконы, не терпящие соприкосновения с водой, стали вымирать ещё быстрее.
- Осваиваете ли вы соседние планеты? – спросил Люйс.
- Да, у нас есть небольшие постоянные колонии на Марсе, Венере, Юпитере некоторых его спутниках и Луне. Но в дальние пределы космоса мы не стремимся. В наших условиях строительство таких кораблей, как у вас просто невозможно.
- Не боитесь, что верхняя цивилизация вас обнаружит?
- Пока нет. Но они уже несколько раз летали на Луну. Мы им дали понять, что место занято, и они прекратили полёты. Тем более, что их аппараты несовершенны, крайне медлительны, абсолютно не мобильны и для них не безопасны.
- И у вас никогда не было стычек?
- Были. И не одна. Здесь, на Земле. Но мы обороняемся в крайних случаях при явной угрозе. Может, поэтому им удалось сбить два наших беспилотных аппарата старой конструкции и завладеть ими. Они это почему-то засекречивают. После их последней великой войны, которую они называют мировой, была большая стычка в районе южного полюса планеты. У нас там много туннелей выхода, скрытых под многокилометровыми льдами. Правда, когда мы их строили, там был тропический климат. Тогда нам пришлось принять бой с их эскадрой кораблей. Понеся потери и не поняв, с кем сражаются, они ушли и засекретили эту миссию. В 1970 году по их летоисчислению они бомбили наши старые туннели выхода в районе Гоби из-за пропажи их тяжёлого бомбардировщика. Его сбил, обороняясь, наш дисколёт аварийно возвращавшийся в видимом режиме к туннелям выхода. Это они тоже засекретили. После этого мы пользуемся только донными подводными выходами. Так безопаснее.
- Почему вы летаете в видимом режиме?
- Из-за экономии бортовой энергии иногда приходиться это делать. Некоторые виды работ по сканированию их военных объектов тоже не переносят деформации пространства. Они тщательно всё засекречивают друг от друга и невольно от нас.
- Они могут воспользоваться вашими технологиями, исследуя сбитые аппараты?
- Они не смогут ими воспользоваться ещё очень долго. У них нет для этого возможностей.
- Как вы оцениваете перспективы этой цивилизации?
- Как не предсказуемые. Она смертельно больна. Там десятки лет разоружаются, подписывают об этом договоры, но в итоге их вооружение растёт количественно и усовершенствуется. Конечно, развязать глобальную ядерную войну мы им постараемся не позволить, ибо контролируем их основные базы, но вот предотвратить её начало можем не успеть. Нас слишком мало. А в локальные конфликты мы не вмешиваемся. Они на планете идут беспрерывно. Их образ жизни нам чужд и непонятен. Он для нас примитивен. Вся их жизнь завязана на так называемые деньги. Они – результат чудовищного неравенства их людей и их государств. Вся экономика цивилизации также завязана на это. Даже войны между собой они ведут посредством денег. К тому же их нравственность, особенно в некоторых странах, падает катастрофически. Этому способствует их телевидение. И нам непонятны ни образ, ни цель их жизни, и мы всё дальше уходим друг от друга. Они погубят себя.
- Опять деньги? – Люйс взглянул на своего заместителя. - Есть ли у них что-то, что делается без них?
- Нет. Вся жизнь, рождение и смерть человека связана с ними. Это главная беда цивилизации. Деньги всё больше развращают это общество. Возможно, когда-то они играли позитивную роль, но сейчас стали тормозом их прогресса. У них миллионы безработных, хотя работы на планете непочатый край. Например, в сфере экологии, медицины, энергетики, строительства. Но на это у них - так сложилось исторически - нет денег.
- На оружие есть, а на это нет?
- Да, это так. На оружие тут денег не жалеют и жизнь человека ничег не стоит. И потому их перспективы весьма туманны. Они могут погубить планету, погибнуть, но в какой-то степени от этого пострадают обе цивилизации. И потому мы стараемся их оградить от некоторых катаклизмов, а тем самым и себя. Однажды нам это удалось.
- Каким образом?
- Сто лет назад мы предотвратили крупное столкновение этой планеты с астероидом. Ради общего выживания нам пришлось передать им некоторые знания.
- Вы утверждали, что не вступаете с верхней цивилизацией в контакты.
- Мы и не вступали.
- Пожалуйста, подробнее.
- За четыре года до столкновения наша обсерватория на Луне вычислила, что одно из крупных небесных тел неминуемо столкнётся с Землёй, что имело бы для неё пагубные последствия. От удара пострадали бы и наши подземные города. А наверху климат планеты мог кардинально измениться, что поставило бы её природу и весь живой мир на грань вымирания, как уже было не раз. И тогда мы применили метод частотного энергетического резонанса, используя гравитационную энергию планеты. Для этого на поверхности в определённом месте – их на Земле несколько и они нам известны - нужно было установить передатчик энергии для накачки ей ионосферы планеты с последующей передачей в нужное место. Для этого пришлось втёмную использовать одного начинающего учёного. Звали его Николо Тесла. В его мозг было записано всё, как, где и когда строить передатчик и как им пользоваться. А чтобы не допустить осечки дали установку, и не ему одному, что всё это можно использовать в военных целях. Всё сработало. В самой технологически развитой стране планеты передатчик был построен и в нужное время включён. Позже мы подстраховались, установив тут, недалеко, в жерло давно потухшего вулкана – один из наших выходов из недр для беспилотных автоматов - ещё более мощный передатчик направленно – туннельного типа. Мы уже знали: место падения будет здесь, в тайге. За три дня до падения начали дополнительную накачку ионосферы энергией. Там астероид и должен был быть уничтожен. Учёный же Николо Тесла представил военным – а мы ему - всё так, что в нужный момент он направит эту энергию в необитаемый район и покажет способность этого оружия. Ионосфера была так накачана энергией, что кое-где возникали искусственные грозы, а ночь практически исчезла.
9 июня 1901 года астероид был уничтожен высоко над Землёй. Только небольшие его осколки упали на поверхность, не причинив вреда. Некоторое время была высокая радиация атмосферы, но постепенно всё пришло в норму. Волна резонанса, затихая, трижды обогнула планету.
- А любители повоевать получили страшное оружие.
- Нет, - улыбнулся командир, - Тесла вскоре уничтожил все свои записи. В том числе и два портативных прибора для создания и возбуждения энергетического резонанса, вызывающего искусственные землетрясения. Это была его самодеятельность. Наши учёные перестарались. Но кое-что всё же правители этого государства засекретили.
- Как я понимаю, - сказал внимательно слушавший Гул, - при помощи таких действий резонанс можно доводить до бесконечности?
- Да, - кивнул командир диска, - планета может разлететься на куски, как орех. Это страшно.
- И вы не боитесь, что выпустили из бутылки такого джина?
- Боимся, но у нас не было иного выхода. Но рано или поздно их учёные по заказам своих военных всё равно бы дошли до этого, как бы мы им не мешали. И кое-что у них уже есть. Наша задача – не дать им всем этим воспользоваться.
- А если не сможете? Применим ли крайний метод? – спросил Люйс.
- Вы… имеете в виду насильственные действия?
- Я имею в виду нейтрализацию носителей потенциальных угроз.
- Я не готов ответить, - подумав, сказал командир. – Миллиоы лет мы никого не убивали, но готовы обороняться в случае явного на нас нападения. Но это происходило очень редко и только в последнее время. В этой звёздной системе нет никого, кому на нас целенаправленно нападать. А у наших соседей мы просто при какой-то угрозе от их деятельности для нас выключаем их аппаратуру. Как правило, этого хватает. Тем более, что они не очень понимают причину отключения их устройств. Вернее, совсем не понимают. И потому это засекречивают. Мы им дали понять, что Луна занята, и они перестали туда летать.
- Каким образом вы это сделали?
- Они, прилетев, увидели там кое-какую нашу технику. Этого оказалось достаточно.
- Владеете ли вы трансмутацией и биореинкарнацией?
- Нет, если вы имеете в виду искусственное продление жизни. Наш средний возраст разумной жизни около 200 лет и сделать её бесконечной в наших условиях невозможно. Иначе придётся прекратить рождаемость. А это грозит перерождением нашей маленькой цивилизации. Мы можем только переносить небольшие биомассы на незначительные расстояния, создавая антигравитационные нуль туннели. Например, поднять человека с земли в корабль на высоту не более 50 метров, при необходимости отключив его сознание. Можем, в случае надобности вырастить любой орган человека и не дать ему уйти из жизни прежде времени. Но у нас практически нет болезней.
- Понятно. А есть ли на планете ещё какие-то формы разумной жизни?
- Нам кажется, есть. Но она на уровне очень тонкой материи, я бы сказал нематериальной. И тому имеются доказательства, как у нас, так и у наших соседей. Но мы не можем с ними выходить на контакт, и ничего не знаем об этом мире. Вероятно, они могли бы это сделать, но не хотят. А возможно тоже не могут и предпринимают не совсем удачные попытки, которые мы иногда фиксируем. Вероятно, это самая древняя форма разумной жизни на этой планете. Нам трудно это представить, но это есть. Однако мы совершенно разные, чтобы в чём-то соприкасаться. Возможно, когда-то и пересечёмся.
- Они не вмешиваются в ваши дела и жизнь?
- Кажется, что нет. Но, вероятно, они могут многое. А может и не могут, если бы и захотели. Настолько мы разные. Но, как я уже говорил, некоторые попытки с их стороны есть. Особенно много их контактов с верхней цивилизацией. Есть у наших соседей и умельцы входить в контакт с духами, как они их называют. Но традиционной научной точке зрения это не поддаётся и нам не понятно, как они это делают. Скажите, каким временем мы располагаем для нашей встречи?
- Вы передали своему центру о нашей встрече? Вас не будут искать?
- Нет, сигнала тревоги мы не передавали, но там знают о нашем месте и контакте с вами. Они сейчас слушают и видят нас. Но не бойтесь этого.
- Мы не боимся... Тогда не стоит торопиться. Продолжим. Скажите, вы раскрыли тайну жизни после смерти на этой планете?
- Никакой тайны нет. Ничего вечного не бывает. Всё отцветает и уходит. Никаких доказательств жизни человека после смерти мы не нашли. Есть только предположения и гипотезы о нематериальном мире, куда уходят души умерших людей. Ваша цивилизация старше, возможно вы нам что-то скажете.
- К сожалению не скажем. Есть те же предположения и гипотезы о нематериальном мире, о каком и вы говорили. Мы знаем много обитаемых планет, в том числе и с разумными существами, но нигде не знаем ничего вечного. Всюду подобие вечности поддерживается искусственно, как например у нас.
- Понятно.
- Но как же выжили вы под океаном, - не выдержал Дез, - когда планета содрогалась от войн? Ведь были мощные сейсмические подвижки?
- Благодаря тому, что строили свои города в разных районах планеты под дном океанов. Снизу нас здорово грело, но сверху охлаждало. Тем не менее, два города получили большие повреждения. Погибли люди. Но сейчас мы научились предупреждать и укрощать землетрясения в районах проживания. И естественные и искусственные.
- Каким образом?
- Тем же, каким уничтожили сто лет назад, угрожавший планете астероид.
- Понятно. Суперсветовые скорости вам известны?
- Наши учёные этим не занимаются. Но хотелось бы об этом знать.
Люйс думал лишь несколько мгновений.
- Межгалактическим советом мне дано право принимать решение о передаче новых технологий не агрессивным цивилизациям и оказывать им помощь в случае необходимости. Мы оставим вам два аппарата дальней космической связи с фотонными ускорителями к ним и галактическими кодами. Выйдя по ним на связь с центром на планете Лея, тем самым вы подтвердите вливание в нашу цивилизацию, будете считаться её составной частью и никогда не затеряетесь в бесконечности.
- Спасибо! – склонил голову в знак благодарности командир диска.- Мы установим их на Луне. Какова скорость прохождения сигнала?
- Это зависит от количества энергии, приложенной на ускорители. Её потребуется много, но, думаю, она у вас есть. При средних нагрузках на прохождение сигнала в обоих направлениях потребуется не менее 10 часов.
- 10 часов! – не в силах сдержать эмоций воскликнул землянин. – Но свет от Стрельца до нас идёт годы!
- Это всего лишь скорость света, - вмешался в разговор Дэз. – Ваш Энштейн был не совсем прав.
- Вам и это известно?
- Известно, - кивнул навигатор.
- Я ощущаю себя ничтожеством перед вами.
- Это пройдёт, - улыбнулся Люйс. - По одному из каналов вы будете получать все последние наши разработки и применять их, если посчитаете нужным, для себя. Это всё, что мы вам можем сделать. Я с удовольствием бы посетил ваши города, но устав не позволяет мне покидать корабль. Мы причинили вам неисправность и приносим свои извинения. Можем ли мы оказать помощь?
- Мы исправим повреждения сами. Они не так значительны. Гораздо важнее оказалась встреча с вами, и теперь мы не будем чувствовать своё одиночество.
- Вам повезло, - улыбнулся Люйс, - что мы совершили вынужденную посадку.
- Нам второй раз повезло. Первый раз была «Гангра» семь миллионов лет назад.
- Вы ещё так молоды, - сказал с оттенком юмора Дэз. – Нам вас учить да учить.
- Мы обещаем быть прилежными учениками.
- Вы можете вернуться на свой корабль обычным для вас способом. Люки открыты, наши люди ведут на поверхности ремонтные работы. Заодно и пройдёте через антибактериальную завесу. Сейчас вам погрузят два аппарата связи, покажут, как ими пользоваться. А теперь мы вынуждены расстаться. Нам дорого время, в видимом режиме корабль слишком заметен. И кто знает, - снова улыбнулся Люйс, - что придёт в голову вашим агрессивным землякам. А принимать с ними бессмысленный бой нам не хотелось бы.
- Вы их опасаетесь?
- Нет. Энергии нашего корабля хватит, чтобы нейтрализовать энергию всей планеты. Нам просто не хочется, чтобы о нас знали.
- Нам тоже придётся идти на базу в видимом режиме.
- Для вас это не опасно?
- Соседи привыкли к нашим полётам, и считают нас пришельцами извне. Мы спокойно уходим от нежелательных контактов с ними.
- Понимаю. Но когда-то тайна раскроется.
- Возможно, но нам этого не хотелось бы. Мы слишком разные.
-------------------------------------------------------
Через 15 минут диск землян плавно отошёл от корабля и, за десяток секунд набрав звуковую скорость, с крутым набором высоты скрылся на юго-востоке, излучая слабое голубоватое сияние.
А ещё через сутки, исправив повреждения, ушёл в небо аварийный исследовательский корабль. Выйдя на орбиту на планетарных антигравитационных двигателях, они не стали делать традиционного круга вокруг планеты, а сразу включили маршевые аннигиляционные разгонные двигатели. Земляне их, кажется, так и не засекли. В нужную малоисследованную область Галактики они должны придти вовремя.
Отдавая команду на режим максимального разгона, командир Люйс подумал, что вряд ли ему когда ещё придётся посетить эту планету и встретиться со своими историческими соотечественниками, и пожалел, что не смог увидеть их подводных городов. И только успокаивала мысль, что теперь они не одиноки во вселенной, и они об этом знают.
---------------------------------------------
2011 г
Гипотеза
Удивленья достойны поступки творца.
Переполнены горечью наши сердца.
Мы уходим из этого мира, не зная
Ни начала, ни смысла его, ни конца.

Омар Хайям.

Всё шире наших знаний амплитуда.
Наука не стоит на месте, нет.
Узнаем ли, а кто мы и откуда?
Получим ли когда-нибудь ответ?

Мы в космосы ракеты запускаем,
Проникли в тайну физики ядра,
Но о себе, увы, так мало знаем,
А ведь давно бы знать уже пора.

Гипотезы учёных поражают,
Хотя во многом видится изъян.
Иные – как обидно – утверждают,
Что мы все лишь потомки обезьян.

Попробуйте забыть земные хлопоты,
Гипотеза на ум придёт сама:
А что если мы только биороботы -
Творенье изощрённого ума?

Но с браком генетическая грядка,
Судить об этом можно по властям.
Мы роботы не высшего порядка,
Подверженные пагубным страстям.

Видать создатель, сколько ни трудился
Придумать лучше ничего не смог
И потому с изъяном получился
Его творений умственных итог.

Он ввёл нам гены саморазмноженья,
Потребность жизнью наслаждаться дал,
Но вот зачем нам ген уничтоженья?
Себя-то ладно, но других? Скандал!

Видать и в их биолаболатории
На всё и вся не могут дать ответ,
Не потому ль мы в приступах эйфории
Грызём друг друга много тысяч лет?

Тогда создатель сына к нам отправил
На доработку био, то есть нас.
За это умереть его заставил,
Но не услышан вопиющий глас.

Роботы вышли из повиновенья,
Не чтут инструкций данных им творцом,
Да и в других деяньях есть сомненья…
А сын воскрес, представ перед отцом.

Система их саморегенерации
Настолько совершенна, стало быть,
Что смерть и состояние прострации
Они давно сумели победить.

Ну а вот с нами вышла незадача,
То ль брак в работе, то ли генный сбой,
И вот теперь творец наш, чуть не плача,
Погонит скоро всех нас на убой.

Лишились мы всевышнего доверия.
Кто сможет душу в нас теперь вдохнуть?
А результаты нашего неверия
Нас и погубят всех когда-нибудь.

Исправит скоро он ошибку эту,
Доколе ж крест ущербный нам нести?
Пока не загубили мы планету,
Нас уберут, чтобы её спасти.

******
-----А что же дальше?----

Деньги, как известно, дефицит,
Так уж в мире карты разложились.
Кто-то на мешках с деньгами спит,
А кому-то деньги и не снились.

Говорят, что человек – не зверь,
Милый друг, я в этом сомневаюсь.
Деньги приучают нас теперь
Быть зверьми. Сказал - и не раскаюсь.

Загляни в историю, мой друг.
В век пещер за кость бывали ссоры?
А сегодня посмотри вокруг –
Не такие ль слышишь разговоры?

Да, потомок древних не такой,
В прошлом деструктивные моменты,
И под слово хищное разбой
Он подвёл другие аргументы.

Он теперь гуманен, демократ,
(Кто без денег – это им до феньки)
Но за демократией стоят
Запах не имеющие деньги.

Смысл иной теперь имеет кость -
Нефть и газ, и прочие богатства.
Денег нет – и ты незваный гость.
Песни пой про равенство и братство.

Звери – всем известно – не уйдут
Пока есть за кость подраться силы.
По такому принципу живут
В солнечной Флориде крокодилы.

Осторожней открывайте дверь,
Разберитесь, кто пришёл к вам в гости,
И учтите, если это зверь -
Он пришёл на лакомые кости.

Сущность его хищную понять
Сможете потом, трясясь нервозно.
Он пришёл мясную кость отнять
И отнимет, только будет поздно.

Он в овечьей шкуре, демократ,
И не разберёшь такого разом.
Тем он и опасней во сто крат -
Вас проглотит, не моргнувши глазом.

Аксиома древности, мой друг!
Может быть, её не всякий знает?
Я напомню, оглянись вокруг -
Только сильный в мире выживает.

Выживает и идёт вперёд,
Остальное всё ему до феньки,
Но всему приходит свой черёд, -
И тогда бессильны будут деньги.

И тогда два зверя на земле
Сцепятся за кость в смертельной схватке.
Скроются материки во мгле
В хаосе разрухи и упадке.

И потом зависнет смрадный смог.
Упадёт планетной жизни градус,
А такое предсказать не мог
Даже всем известный Нострадамус.

Атлантида – вот наш прототип.
Суждены ль кому победы лавры?
Мы уйдём с земли, как генотип,
Вымрем, как когда-то динозавры.

Жизни на земле не будет, нет,
Только в океанах сохранится,
Ну а через миллионы лет
Всё, возможно, снова повторится.

Солнца свет пробьёт истлевший смог,
В Землю вновь вдохнёт живую душу
И как бесконечности итог
Жизнь тихонько выползет на сушу.

Разум снова силу обретёт
(Было на Земле уже такое).
К сожаленью, он же и сотрёт
Сам себя с Земли и всё живое.

А потом померкнет солнца свет,
Пульс планетный перестанет биться,
И тогда-то, милый друг мой, нет –
Ничего уже не повторится.
-----------------
Власть и деньги – вот и вся беда!
Лишь они развязывают войны.
Поумнеем ли, мой друг, когда?
Будем ли за мир, когда спокойны?

----------

© Copyright: Валерий Гудошников, 2014

Регистрационный номер №0225067

от 5 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0225067 выдан для произведения:
"...Я могу ошибаться в десятках, сотнях лет. Но в миллионах... И не надо быть ни Вангой, ни Кейси, ни Нострадамусом. Просто надо анализировать и... предвидеть. Вы, живущие на этой планете, давно не единая семья, вы из разных миров, но вы этого не знаете. И вы не хотите этого знать. Вы не желаете предвидеть. А, главное, не хотите об этом думать. Но когда придёт жестокое время и заставит думать - будет поздно, ибо процесс станет необратимым. Вы продолжаете бесполезную борьбу друг с другом, приближая если не гибель планеты, то погружение её в летаргический сон на очередные миллионы лет. Но учтите, что эта борьба привела уже к гибели нескольких планет. И только вы можете сохранить эту очередную цивилизацию, теперь уже единственную в этой астрономической системе. Никто вам не поможет".

В стиле научной фантастики

Один из двух маршевых двигателей начал давать сбои во второй половине их пути к цели. Из верхнего гравитационного ускорителя начались неконтролируемые выбросы энергии в окружающее пространство. Бортовой компьютер сканирования систем корабля показал, что, скорее всего, какая-то микроскопическая частица, которых много блуждает в космосе, несмотря на мощный гравитационный защитный экран, окружающий корабль, на что тратилось до двух третей всей аккумулируемой им энергии, смогла его преодолеть и повредила корпус аннигиляционного двигателя, прошив его насквозь. Ремонт в открытом космосе был невозможен.
К этому времени точка возврата, рассчитанная бортовым вычислителем по запасу гравитации, была пройдена. Слишком большую скорость набрал их трёхкилометровый корабль дальней космической разведки, и она уже не позволяла вернуться назад только с одним работающим двигателем. Тем более, что по курсу полёта сейчас не было крупных планет и звёздных систем, чтобы силой их гравитации затормозиться, сбросить почти двойную световую скорость до которой успели разогнаться, развернуться и, снова разогнавшись, уйти назад в свою звёздную систему. А без этого только радиус разворота мог составлять не менее одного светового года, и не исключалась возможность попадания в зону тяготения какой-нибудь мощной звезды, из гравитационных лап которой и с двумя исправными двигателями выбраться непросто. Много кораблей, таким образом, потеряли их предки в начале эры звёздного пути, подлетая к звёздам на малой скорости. Покрутившись на их орбитах и не в силах вырваться из гравитационных пут, истратив все запасы жизнеобеспечения, они навсегда оставались их спутниками или падали на звёзду и сгорали. А систем дальнего спасения тогда ещё не было. Впрочем, и сейчас они ещё мало развиты. Слишком далеко уходят корабли, чтобы им быстро придти на помощь. Иногда нужно ждать годы, десятки лет.
Маршрут их был рассчитан так, что они могли подзаряжаться гравитацией крупных планет и звёзд по курсу полёта, проходя их на строго рассчитанном расстоянии и с определённой скоростью. Управляя этими величинами, по таким гравитационным пространственным туннелям они могли передвигаться почти в любой точке пространства с невообразимыми скоростями, теоретически разгоняясь до бесконечности. И аккумулировали энергию про запас. Это делалось для того, чтобы использовать её в случае необходимости при торможении, посадке на планеты и для обеспечения защиты корабля гравитационным полем такой мощности, что он становился невидимым в обычных фотонных потоках. От этой же энергии работали и аннигиляторы кругового излучения корабля, способные в случае необходимости при их включении почти мгновенно превратить всё что угодно в безобидную пыль в радиусе нескольких километров. Если же такой пучок энергии направлять на отдельный объект, его можно нейтрализовать на расстоянии сотен километров. Недостаток состоял в том, что восполнять запасы энергии стационарный корабль не мог. Для этого ему необходима была большая скорость, а, значит, нужно периодически взлетать и выходить на межпланетные орбиты. Для движения же в планетарной атмосфере на незначительных высотах и скоростях – там, где она была, для аннигиляторных двигателей использовалась обычная вода.
Неконтролируемые выбросы энергии происходили всё чаще, что грозило перегревом гравитационных ловушек и выходу их из строя. А это автоматически привело бы к отключению мощностей и нижнего кольца гравитационного ускорителя. И тогда корабль, лишённый энергии обоих маршевых двигателей и несущийся в межзвёздном пространстве с мёртвым экипажем с двойной скоростью света мог бы оказаться в вечном дрейфе на тысячи и миллионы лет, пока не угодил бы в мощную гравитационную аномалию какой-нибудь суперзвезды и не стал бы её спутником. А одного аккумулируемого бортового запаса энергии недостаточно, чтобы погасить такие скорости и прилететь, куда нужно.
Обстановка если и не была угрожающей, но довольно тревожной её вполне можно было назвать. И чем больше командир Люйс размышлял над ней, тем больше уверялся в мысли о необходимости вынужденной посадки на одну из планет для ремонта двигателя. Впрочем, этого же требовал и свод наставлений по галактическим полётам. Лететь дальше в неразведанные сектора соседней галактики было бы полным безрассудством. Он связался с каютой старшего навигатора и своего помощника Дэза.
- Я принял решение о вынужденной посадке. Твоя задача, Дэз, определить, где мы можем это сделать. Включаю экран курсового обзора.
Тут же засветился большой участок стены командной рубки, образовав экран с изображением карты звёздного горизонта. Такой же экран вспыхнул в каюте навигатора. В левой верхней части его зелёным светом вспыхивала точка – место корабля в пространстве.
- Мы сейчас находимся в южном рукаве нашей галактики, ближе к её краю, - сказал Дэз. – По космическим меркам место довольно пустынное. Впереди по курсу только одна звёздная система, где можно затормозиться и произвести посадку на одной из планет.
- Её характеристики?
- Она очень похожа на нашу планету. Гравитация – единица. Атмосфера пригодна для жизни без биологических защитных скафандров. Длительной адаптации не требуется. Постоянно пригодная среда обитания – экваториальные и средние широты. Много воды. Планетарная активность – умеренная, для нас угроз нет.
- Обитание?
- Обитаема. Население – группы нескольких разновидностей нам подобных. Свою планету они называют Земля.
- Степень эволюции?
- Низкая. Хотя они уже пришли к расщеплению ядра и летают по ближним орбитам вокруг своей планеты.
- Активность звезды?
- Стабильная, не проблемная. Её они называют Солнце.
- Агрессия населения?
- Население агрессивно друг к другу. На планете постоянные вялотекущие войны.
- Потенциальные угрозы для нас существуют?
- Технической угрозы для нас – нет, если включена внешняя защитная сфера корабля. В непосредственном физическом или ближнем контакте они способны причинить смертельные раны, если вовремя не воспользоваться мысленным активатором биополя, полностью парализующим их нервную деятельность и даже приводящим к смерти.
- Понятно. Откуда такие познания, Дэз?
- Я учился профессии на одной из наших планет Лее, где как раз мы специализировались и проходили практику по полётам в южном рукаве галактики, куда входит и эта звёздная система. Ещё, будучи стажёрами, высаживались на четыре планеты этой звезды. Когда-то все четыре были обитаемы, теперь – только одна.
- Очень интересно. Сожалею, что плохо знаю историю этого уголка вселенной. Куда же делось население трёх планет?
- Уничтожило друг друга в термоядерных войнах семь миллионов лет назад.
- На трёх планетах?!
- На трёх планетах. На двух полностью выгорела атмосфера, и они стали не пригодны для жизни. Теперь там иная атмосфера. Я был на обоих. Там и сейчас ещё можно найти подземные города, в которых население укрывалось от ядерных ударов колоссальной мощности. Радиации там уже нет, но нет и никакой жизни, планеты мертвы. Погибло больше пятнадцати миллиардов человек.
- Поразительно! Из-за чего такие войны?
- Ресурсы. Их хищническое потребление привело сначала к локальным войнам, а потом и к глобальным в космическом масштабе. А восполнять ресурсы они не научились, да и не очень-то хотели. Они рано вышли на техногенный путь развития, не имея достаточного понимания, чем это может закончиться. А вовремя остановиться не смогли. В состоянии войны находились все четыре планеты. Одна, самая малонаселённая с искусственными городами и искусственной атмосферой, но самая богатая ресурсами из-за чего эти города там и строили, в результате массированного ядерного удара раскололась на куски. Большинство их впоследствии притянула одна из соседних крупных планет, образовав вокруг себя кольцо из осколков, очень затрудняющих полёты в этой зоне с большими скоростями. Выжила только одна планета, та, на которую нам предстоит садиться.
- Да, печально. Как можно такое понять?
- Нам не понять, потому что мы живём миллионы лет без войн благодаря тому, что не пошли в своё время по их пути развития. Так сложилось исторически. Нам просто повезло с нашими учёными, что энергию мы стали искать не в ресурсах наших планет, а во вселенной, где её хватает на всех. Но печальней всего то, что жители этой планеты делают уже третью ошибку, хищнически разрабатывая её недра. По данным наших аналитиков через 200 лет, если так будет дальше, планета не выдержит, и на ней начнутся необратимые процессы. Вообще-то они уже начались и в итоге планета должна погибнуть. Таких планет с подобной цивилизацией мы знаем много. Но ещё печальней то, что в этом замешаны… наши далёкие предки.
- Интересно! Поясни, каким образом?
- Ты что-нибудь слышал об истории третьего дальнего звёздолёта «Гангра»?
- В общих чертах, ведь это было очень давно.
- Более семи миллионов лет назад по летоисчислению этой планеты, когда наши далёкие предки только начали осваивать дальний космос, «Гангре» пришлось экстренно совершить на эту планету аварийную посадку. Другого выбора не было. Примерно, как сейчас у нас. Они абсолютно ничего не знали о ней. Повреждения оказались настолько серьёзные, что взлететь они уже не смогли и остались жить на этой планете. Их считали погибшими. Такое, как ты знаешь, раньше случалось не раз. На счастье, планета оказалась пригодна для жизни и была населена многочисленными существами. В том числе внешне отдалённо напоминающими нас. Надежды на возвращение у них не было, несколько человек не смогли адаптироваться и умерли. Вымирание грозило всем более чем пятистам членам экипажа. И тогда их биологи занялись экспериментами по продлению рода, поскольку на корабле было всё необходимое для этого. И кое-что им удалось.
По планете они передвигались с помощью атигравитационных дисколётов, которых у них было на борту 10 штук. Эти аппараты могли выходить в ближний космос, долететь до соседней планеты, но не более. Мы их используем и сейчас, правда, они уже намного совершеннее.
А опыты биологов оказались настолько успешны, что скоро им удалось создать из человекоподобных существ несколько видов биороботов первого порядка, но с ограниченными мозговыми способностями, зато удивительно похожими на нас. Некоторым членам экипажа они так понравились, что… Ну, ты сам понимаешь… Ведь женщин в экипаже было очень мало. Каково же было их удивление, когда стали рождаться и вырастать талантливые и способные дети. И роботами их уже не называли. В отличие от других, кто не контактировал с пришельцами. У них тоже рождались дети, но очень отставали в развитии, хотя внешне выглядели так же. Правда, незначительно отличались по цвету кожи и форме лица.
Прямой биореинкарнации тогда ещё не знали, и через двести пятьдесят лет умер последний член экипажа «Гангры». Хоронили их на отдельном кладбище. А вокруг звездолёта уже вырос город и храм в честь пришельцев с неба. Да и позже строились помпезные храмы а, спустя тысячу лет, образовалось довольно развитое государство. Экипаж «Гангры» смог передать им многие знания астрономии, физики, химии и других наук. Удачно освоив дисколёты корабля и принцип их работы, они смогли построить и новые и с их помощью осваивали планету. Но энергией космоса они пользоваться не умели, хотя и дошли в своём развитии до расщепления ядра.
Цивилизация, получившая первоначальный технический толчок, развивалась очень быстро. Население расселилось по всей планете, образовав свои государства, и в этом была их будущая беда. Не знающая войн и катаклизмов планета процветала в течение почти полумиллиона лет, пока её население не выросло настолько, что она стала тесной для десятков миллиардов человек. Изначально заложенная система продления рода работала безупречно. И они стали переселяться на другие планеты. В стремлении сократить население их учёные что-то там перемудрили. В итоге в людях стал очень быстро развиваться и мутировать ген агрессивности. И учёные ничего не могли сделать. Спустя всего шесть тысяч лет таких ущербных людей – биороботов - стало две трети всего населения планеты. И начались войны. Гибли сотни миллионов. Стали применять геофизическое и ядерное оружие, которого не знали ещё двести лет назад. Это привело к страшным природным катаклизмам. Некоторые материки скрылись в океане, появились новые абсолютно пустынные. Войны затихли сами собой. Основы цивилизации были подорваны. Выжившее в войнах население вымирало от радиации. К тому же резко изменился климат из-за смещения орбиты планеты. Следующие два миллиона лет, жизнь на Земле едва теплилась. Но люди выжили. Выжили, но полностью потеряли те качества, которыми обладали их предки, в частности телекинезом. Возможно, в этом виновата была радиация, приводившая к различным мутациям. Это стали существа только внешне похожие на нас.
- Что же осталось от цивилизации?
- Практически ничего. Бесследно исчезли города, острова и материки. На Земле ничего не сохранилось, кроме… Я не отвлекаю, тебя командир?
- Нет, нет, Дэз, ты говоришь поразительные вещи. Жаль, что я специализировался по другому сектору галактики.
- В иных и интереснее вещи есть. Так вот, ничего не сохранилось, кроме небольшой группы прямых потомков, не инфицированных вирусом агрессивности. И эта небольшая группа – несколько тысяч человек ушла в океан на большие глубины в подводные города, которые строились ещё в период процветания планеты. Там было всё для длительной жизни в океане. Их население строго регламентировалось возможностью подводных городов, тем более, что часть их сильно пострадала при землетрясениях. А когда планету начали сотрясать войны и катаклизмы про них попросту забыли. По некоторым данным они живут там и до сих пор и далеко ушли в развитии от сухопутных землян. По сути это другая цивилизация. В контакт с сухопутными её люди не вступают, вероятно, это им категорически запрещено, но земляне часто видят их аппараты и называют их НЛО, думая, что они прилетают из космоса. И то верно, поскольку их усовершенствованные гравилёты свободно перемещаются за считанные дни в пределах солнечной системы. Но не дальше. Да им, живущим под толщей вод это и не надо.
- А что же стало со второй цивилизацией, Дэз?
- Она возродилась и вероятно всё-таки не без участия подводных жителей. А погибла, так же, как и первая, похоронив жизнь на трёх планетах и полностью уничтожив одну из них. Как видите, вторые пошли дальше, чем первые.
- А Земля выжила. Скорее всего, выжили и её подводные жители.
- Земля выжила. Хотя несколько миллионов лет была практически пустынна. Но всё же выжила. Наверно для того, чтобы повторить ошибку, сделанную дважды. Эта третья цивилизация самая молодая. Как она возродилась, доподлинно неизвестно. По космическим меркам она прошла путь от полностью одичавшего человека до современного довольно быстро, несмотря на то, что ей никто не помогал. Хотя, ведь заложенные в генах знания могут передаваться через много поколений. А, возможно, к ним прилетал ещё кто-то, кроме наших предков. Как бы там ни было, но эта юная цивилизация уже успела наделать много бед. В течение тысяч лет здесь постоянно идут малые войны, и раз в двадцать-тридцать лет – большие. Она сейчас уже накопила столько оружия, что в состоянии за считанные минуты уничтожить свою планету.
По их преданиям две тысячи лет назад к ним, вероятно, прилетали какие-то пришельцы, чтобы направить их на духовный путь развития. Старший из них – они звали его Христос, родился и жил на Земле и даже пошёл на личный пример, приняв смерть и воскреснув в той же плоти. Даже нам не под силу возрождать старую плоть, и мы просто делаем новую. Это боги. Откуда они прилетали и куда улетели, мы не знаем. Никто никогда не видел их кораблей. Неизвестен и их способ передвижения. Вероятно, они используют тонкую материю мысли и с помощью неё могут почти мгновенно передвигаться по всей Вселенной. Но земляне, уже имея врождённый ген агрессии, не пошли по пути духовности. Они всё больше продолжают наращивать военные потенциалы и содержать так называемые армии для уничтожения друг друга. В довершение ко всему эта цивилизация придумала так называемые деньги, которые поставили всё с ног на голову. У них всё диктуется не осознанной необходимостью, а деньгами. И если их нет - любой, даже самый лучший проект не осуществится, а человек, их не имеющий, может погибнуть.
- Что это такое – деньги?
- В сущности – это специальная бумага, на которой построена вся их экономика и повседневная жизнь. И когда её нет – у них возникают кризисы, и они об этом сожалеют. К тому же больше половины денег тратится нерационально бестолково и безнравственно, не принося никакой пользы, а только вред.
- Они сами создают кризисы и сами же потом сожалеют? Очень интересно. Разве у них дефицит бумаги?
- Не знаю. Если хочешь, Люйс, я включу их радио. Они постоянно говорят об этих кризисах. У них столько всяких противоречий, что быстро в них не разобраться. Их жизнь в сфере денег и всё, что вокруг них – а вокруг них крутится абсолютно всё - очень запутана для нас. Да они и сами, похоже, запутались, нагородив множество условностей, которые они называют экономическими законами.
- Не нужно, я всё равно не пойму того, в чём нет логики. Неужели нельзя сделать так, чтобы этой бумаги хватало для всего разумного, если уж они не могут без неё обходиться? И из-за этих денег гибнут люди. Варварская цивилизация!
- Да. И довольно агрессивная. Наши разведчики докладывают, что деньги в последнее время катастрофически развращают и без того небольшую духовность населения планеты. Помимо гена агрессивности очень активно развивается синдром нечестного присвоения этих денег. Сами это они называют воровством.
- У нас там есть разведчики?
- Да, и довольно много. Ведь отличить их и нас без специальных тестов практически невозможно. Наша служба вербует разведчиков из числа их жителей с подавленным геном агрессивности. Вербует втёмную, они даже не догадываются об этом. Но всю жизнь будут проводить уже нужную нам политику мира, добра и духовности. Только в руках таких людей высокое техническое развитие – благо. А иначе рано или поздно оно губит своих создателей.
Таким образом, мы пытаемся направить землян по другому пути, впитываясь в их структуры. Христос делал это открыто, мы же делаем так, что земляне об этом не догадываются. В некоторых отдельных странах это удаётся. Все другие пути воздействия, в том числе и прямые контакты с мало развитыми цивилизациями нам запрещены межгалактическим сводом законов. Вы же знаете, к чему приводит необдуманное вмешательство развитых цивилизаций в естественный процесс. Как говорится, дай дикарю оружие…
Но заметных успехов нет. Похоже, что цивилизация на этой планете обречена. И в первую очередь из-за полной выработки природных ресурсов. Их осталось у них на несколько десятков лет. Последние годы здесь катастрофически уменьшаются запасы пресной воды, и они ничего не делают, да и не умеют, чтобы поддерживать её запасы. Выживут – будут жить, а нет, что ж, мы знаем много планет, где жизнь обрывалась подобным образом.
- Гибель этой цивилизации будет мучительна. Было бы интересно узнать о ней подробнее. И они считают себя разумными?
- Для их уровня развития, да. Но не забывайте, что это всё же потомки первых биороботов. А подробностей я не знаю. Думаю, у нас будет время познакомиться с ними ближе. Мы можем связаться с нашими разведчиками. Можем на некоторое время просто взять кого-то из них к себе на борт и почитать их мысли. Правда, нужно знать, кого брать. Когда я прилетал сюда ещё стажёром, мы делали это неоднократно, используя гравитационные депортаторы, но попадались экземпляры не представляющие для нас интереса. У некоторых мы даже не могли читать мысли, а когда вступали с ними в речевой контакт, слышали вообще что-то непонятное. Ни один из бортовых компьютеров не мог расшифровать треть их слов. Вероятно, они не содержали логического смысла. Всё-таки миллионы лет…
- Тогда откуда у них такой мощный защитный экран, что вы не могли их считывать?
- Скорее всего, это потому, что они не имели связанных логических мыслей. Отдельные всплески, да и то такие непонятные и примитивные, что наши приборы не могли их расшифровать. Такие же всплески дают у них некоторые животные. Но так не у всех. Видимо потому, что цивилизация у них сильно расслоилась.
Заработала система предупреждения о начале захвата корабля гравитационным полем Солнца, прервав разговор командира и навигатора. На табло управляющего компьютера загорелась надпись: «Ускорение? Торможение?». Люйс нажал клавишу и чётко произнёс:
- Максимальное торможение. Посадка по курсу на третью планету звезды. Бортовой запас энергии и верхний маршевый двигатель использовать в случае крайней необходимости. Зону посадки выбирать вдали от населённых пунктов вблизи водоёмов с водой. Все расчёты по гравитации для посадки – единица. При подходе к планете включить все степени защиты. Планета обитаема. Возможна агрессия. Попытки подавлять. Не вступать ни в какие контакты. Режим посадки – скрытный, на ночной стороне планеты. Торможение начать через пятнадцать минут.
Задача компьютеру дана. При подходе к планете бортовые вычислители просканируют её, выберут место посадки и произведут все необходимые расчёты для автоматического полёта и выхода в выбранную точку. Люйс переключился на внутреннюю связь.
- Внимание, всем членам экипажа! Через пятнадцать минут начинаем торможение и посадку на одну из планет звезды. Всем перейти в антигравитационные отсеки и задействовать дублирующий контроль параметров полёта и двигателей. Покидать каюты только при уровне гравитации единица. Повторяю…
Сейчас все пятьсот человек экипажа перейдут в специальные отсеки, где находятся в моменты сильного торможения и ускорения корабля. Находится в них не очень комфортно, потому что там невесомость, но все к ней привычны. Когда антигравитационные трансформеры обнулят их массы – начнётся торможение. Другого способа перенести чудовищные перегрузки просто не существует.
Корабль входил в дальние пределы солнечной системы, и скоро на обзорных экранах началась фантасмагория из-за искривления времени и пространства, возникающего от быстрого перехода от сверхсветовых скоростей к до световым. Сейчас вся гравитация Солнца и его планет тормозила корабль, как бы пытаясь его вытолкнуть из своего пространства, как пробку из бутылки с шампанским. Корабль выйдет сначала на орбиту вокруг Солнца, а уже затем, теряя скорость, перейдёт на орбиту Земли.
--------------------------------------------
Поздней ночью корабль, сделав два витка вокруг планеты и окончательно затормозившись, выходил в выбранную точку посадки. Автоматика вела его с небольшой скоростью. Перегрузки закончились, и экипаж занял свои обычные места. Совершенно бесшумно трёхкилометровый корабль, притушив все внешние огни, двигался на высоте пяти километров. Трижды ему приходилось менять курс, чтобы избежать столкновения с какими-то летательными аппаратами землян. На обзорном экране их было довольно много. Они были и ниже и выше и двигались в различных направлениях. Командир Люйс видел: приборы показывают, что их постоянно облучают с поверхности планеты с нескольких направлений, но за это он был спокоен. Никакие лучи от корабля не отразятся, они будут поглощены мощным антигравитационным полем. Обнаружить их с помощью обычных локаторов невозможно. Впрочем, и визуально их тоже обнаружить невозможно, пока вокруг корабля есть такое поле. Но, пожалуй, с целью экономии энергии на время ремонта его придётся иногда отключать.
- Через пять минут выйдем в нужную точку, - предупредил Дэз.
Два дежурных пилота-оператора заняли рабочие кресла, готовые в любой момент вмешаться в управление. Это делалось для страховки, когда летали на малых высотах и на незнакомых планетах. Автоматы резко сбросили гравитационную тягу, корабль под воздействием тяготения планеты стал быстро проваливаться вниз и через некоторое время, затормозившись перед самой поверхностью, неподвижно завис в пространстве на высоте пятидесяти метров. Автоматы сработали чётко. Внизу под кораблём простирался сплошной лес. Непосредственные контакты с поверхностью корабли такого класса производили крайне редко. Для этого им нужен был ровный и плотный грунт длиной не менее трёх километров, что не очень-то просто найти на чужой планете в ночное время. Да это и на своих-то родных планетах не делали. Ведь гравитационные движители корабля запускались только единожды и не выключались до списания корабля и если были отключены все силовые установки, требующие большой энергии, то этот гигантский трёхкилометровый корабль мог висеть в пространстве довольно долго. Впрочем, их разведчик не такой уж и гигантский. Корабли для колонизации планет имели длину в двести километров и более, строились они на орбитах довольно долго и были спутниками своих планет. Оттуда уже и уходили в межзвёздные путешествия.
Люйс включил все экраны внешнего кругового обзора. Всюду до самого горизонта во все стороны простиралась тайга. В чёрном незнакомом небе ярко светились звёзды.
- У этой планеты есть спутники? – спросил он. – Очень тёмная ночь.
- Только один, - ответили из астронавигационной рубки, - но сейчас он на другой стороне планеты.
- Понятно. И всё же: могли ли земляне определить наш полёт и место посадки?
- Это исключено. Сейчас они могут нас засечь только со своих спутников с орбиты, если будет выключено силовое защитное поле.
- Значит, мы не можем его отключать? Неизвестно, сколько энергии понадобится нам для ремонта.
- Можем. Наши приборы показывают, что этот район не сканируется. В случае сканирования Сфинкс обнаружит это за тысячную долю секунды и включит блокираторы и поглотители излучений по всему спектру, а при необходимости и защитное поле.

- Предложения?
- Только одно. Сфинкс. За несколько часов он запеленгует их спутники и просчитает орбиты. И будет при пролётах включать и отключать защиту.
Сфинксом экипаж называл главный компьютер, занимавший несколько больших комнат в нижней кольцевой галерее. К нему сходилась вся внешняя и внутренняя информация от всех приборов и систем корабля. Он мгновенно её анализировал и включал нужные исполнительные механизмы.
- А не проще ли как-то на время отключить их спутники? – подал голос Дез.
- Можем применить фотонную пушку для распыления метеоров и астероидов, - ответили из дежурной рубки корабля. – Они всё равно не поймут, куда пропали их спутники.
- Не нужно их уничтожать. Сейчас же озадачьте Сфинкса первым предложением. Биологи, взять пробы забортного воздуха и сделать анализы. Корабль без приказа никому не покидать. Два планетарных диска привести в рабочее состояние. Включить программу активизации биороботов, хватит им спать, - усмехнулся Люйс. – Завтра они должны обследовать двигатель и внешнюю сферу корабля и определить повреждения.
- Сколько единиц вывести из анабеоза?
- Думаю, хватит десять единиц.
- Понятно.
- А сейчас всем отдыхать кроме дежурной смены! – отдал последнюю команду Люйс.
Никогда не отдыхал здесь только Сфинкс и его резервный брат близнец, расположенный на случай аварийной ситуации в верхних ярусах корабля в километре от основного.
Утром восходящее солнце осветило бескрайнюю тайгу, над которой висел громадный по земным меркам аварийный звездолёт. Но из-за искривления пространства вокруг корпуса никакое живое существо заметить его не могло. К этому времени Сфинкс засёк все летательные аппараты на постоянных орбитах и выработал стратегию экономии энергии. Но пока защитное поле не отключали, ожидали, что скажут биороботы, исследующие поверхность корабля и гравитационные отражатели верхнего аннигиляционного разгонного двигателя. Через четыре часа ползания по обшивке старший из роботов доложил, что повреждены два из четырёх верхних гравитационных отражателей, левая носовая фотонная пушка, а также корпус двигателя из-за чего и происходили утечки энергии в окружающее пространство. Вышла из строя и одна из двух выдвижных антенн дальней космической связи вместе с фотонным ускорителем. В самой же обшивке корабля повреждений пока не обнаружено. Чтобы тщательно обследовать весь корпус роботам понадобится десять часов.
Люйс собрал у себя весь инженерный персонал корабля.
- Повреждения в основном ясны, - сказал он. – Где-то мы попали в размытое пылевидное скопление, состоящее из настолько мелких частиц, что его не смогли зарегистрировать наши приборы, а естественно и включить максимальную степень защиты. К сожалению, нечасто, но такое бывает. Хочу знать, сколько времени понадобится для исправления неисправностей?
- С отражателями роботы справятся быстро, - ответил ведущий инженер корабля. – Антенну и пушку просто заменим, тоже недолго, это можно было сделать и в полёте, а вот с двигателем сложнее. Такую работу одним роботам поручать нельзя. Нужно всё досконально проверить. И потому прошу разрешение на выход на внешнюю поверхность.
- Биологи, как воздух за бортом?
- По составу незначительно отличается от нашего, вредных бактерий не обнаружено, адаптация – несколько часов, но для гарантии выходить лучше в биоскафандре.
- Так и сделаем.
Специальные лёгкие скафандры почти не отличимые от обычной одежды были приспособлены для работы в мало температурных неагрессивных атмосферных средах и не пригодны для работы в открытом космосе. Прочная и тонкая ткань их была сделана так, что пропускала воздух только в одном направлении – на выхлоп и не создавала избыточного давления внутри скафандра, не давая ему раздуваться.
- И ещё, - продолжил командир, - раз уж мы здесь, нужно пополнить запас воды. Пилоты, на двух дисках обследуйте окрестности, организуйте доставку на корабль. Если местность не населённая и можно зависнуть кораблю, то мы сами туда передвинемся. Ни в какие контакты не вступать, полёты выполнять только в режиме невидимок. И помните: никаких задач для нас на этой планете нет, тут почти всё известно, кто на ней живёт, вы знаете. Но они о нас не должны знать ничего. Наша задача – поиск новых неизвестных нам цивилизаций.
Через десять минут два дискообразных аппарата стремительно сорвались с поверхности корабля и ушли вертикально вверх для обзора планеты. Биороботы приступили к ремонту повреждений. На внешнюю сферу вышли четыре инженера по двигателям. Остальные члены экипажа занимались по обычному расписанию жизнеобеспечения корабля.
Ближе к полудню, когда звезда, именуемая землянами Солнцем, была почти в зените, по всем отсекам раздался бесстрастный голос Сфинкса:
- Курсовой угол сорок, удаление триста. Низколетящий мощный энергетический объект в гравитационном поле. Поведение угрожающее. На запросы не отвечает. Все системы привожу в готовность. Всем покинуть внешнюю сферу.
Старший дежурной смены инженер Гул тут же включил экраны этого направления и доложил командиру. Но экраны были чистыми.
- Что это значит, Гул? – спросил Люйс.
- Объект невидим, так же, как и мы. Его можно обнаружить нашими приборами, но увидеть нельзя.
- Но у землян нет таких технологий.
- Выходит, есть. Мы не так уж много знаем об их последних разработках.
- Или они есть у кого-то другого, - вступил в разговор навигатор Дэз.
- Какова скорость объекта?
- Небольшая. Он движется… да, вот сейчас он изменил направление и движется прямо на нас.
- Нас обнаружили?
- Возможно. Точно сказать не могу, для этого нужно снять внешнюю защиту, чтобы поймать их лучи, но этого делать нельзя.
- Высшая готовность! – объявил по кораблю Люйс. – Приказ нашим дискам: зависнуть над кораблём и быть на связи. Возможно это совпадение, нас не видят и пройдут дальше.
- Нас и не видят, - сказал Гул. – Вероятно, обнаружили наше энергетическое поле, как и мы их. Оно у нас намного больше. А может и не обнаружили. Будем ждать. Через 10 минут всё станет ясно.
Энергетический объект двигался прямо на корабль, не меняя высоты и скорости. Чем ближе он подлетал, тем беспокойней вёл себя Сфинкс.
- Объект не идентифицируется. Угроза. Первая степень готовности нейтрализации. Жду команду.
Сфинкс был напичкан тысячами всевозможных программ, но всё, что он не мог идентифицировать, казалось ему угрожающим. Возможно, это и правильно применительно к неизвестным планетам. И стоило только ему скомандовать, как мощный энергетический импульс бесследно уничтожил бы любой объект, рискнувший подойти к кораблю, и распылил бы его на мезоны, сделав это намного быстрей человека. Но команды на действие он не получал и потому уже в третий раз произносил одну и ту же фразу и был похож на рычащую собаку, ждущую команды хозяина «Фас!».
- Сфинкс, размеры объекта? – спросил Люйс.
- Пятьдесят метров. Объект не известен, не поддаётся идентификации, на запросы не отвечает. Угроза…
Все, кто были не заняты работой, приникли к экранам внешнего обзора. Не очень-то часто во вселенной встречаются такие объекты. Но экраны были пусты. И только специальные приборы словно взбесились, показывая сгусток энергии, приближающийся к кораблю. Вдруг Сфинкс заткнулся на полуслове, затем заговорил снова:
- Объект идентифицирован Энергия гравитации. На запросы не отвечает. Угроза…
- У них такой же принцип движения в пространстве, как и наш, - сказал Люйс. – Кто это может быть?
- Это не аппарат землян, - уверенно сказал Дэз. – Возможно это то, что они называют НЛО и считают, что они прилетают к ним из других звёздных систем. Тогда нам предстоит встреча с родственниками, спустя… семь миллионов лет.
- Боюсь, что они могут не оценить родственных уз за давностью лет.
- Вы думаете, Гул, что они идут с агрессивными намерениями? Но они же наверняка нас тоже идентифицировали и понимают, что не могут тягаться с объектом в шестьдесят раз большим их по размерам. Об энергии и не говорю.
Между тем приборы показывали, что объект снизился и остановился недалеко от корабля. Стало ясно, что их обнаружили и пытаются понять, что скрыто перед ними за непроницаемым защитным полем. Вдруг все экраны вспыхнули ослепительно ярким светом, а Сфинкс снова недовольно зажужжал:
- Угроза… угроза!
- Ого! Они пытаются нас сканировать! – воскликнул Люйс. – Сфикс, защита третьей степени. Отбрось их от корабля.
Тут же сработало силовое поле, и не званного гостя отбросило за десяток секунд почти на километр. Экраны перестали светиться.
- Они могут не выдержать таких бросков, - сказал Дэз. – Может быть, сделаем запрос? Всё равно они нас обнаружили и нужно выходить на контакт. Чего доброго, ещё попытаются обстрелять нас. Мы же не знаем, какое у них оружие. Судя по попытке сканирования, энергии у них не мало.
- Гул, открой туннель приёмопередатчика. Запрос по межгалактическому коду на всех частотах: «Мы не причиним вам вреда. Кто вы?».
- Если сможем пробить их защиту, - ответил Гул и нажал несколько клавишей на пульте.
Через минуту на экранах запрыгали непонятные блики и выстроились в два ряда букв. На месте объекта вспыхнула яркая вспышка, тут же пропала, и на экранах чётко возник дискообразный аппарат, удивительно похожий на те, что взлетели с корабля и сейчас висели на высоте пяти тысяч метров, ожидая указаний. Разве что он был больших размеров и по бортам имел тёмные иллюминаторы.
- Они сняли защитное поле, - воскликнул Дэз. – Или мы им его повредили.
- Наблюдаю объект, - забубнил Сфинкс. – Азимут тридцать. Угроза…
На него никто не обращал внимание.
- Вы посмотрите, что они пишут, - кивнул Гул на экран. – Но… откуда они знают наш язык?
На экране вместо знаков межгалактического кода высвечивались буквы: «Кто вы и откуда? Снимите вашу защиту. Мы не причиним вам вреда. А вы нам его причинили».
- Мы резко их отшвырнули, - сказал Дэз, - придётся извиниться. Вероятно, это те самые НЛО, о которых так много говорят земляне. И, кажется, они не знают галактического кода. Люйс, это наши прямые соотечественники!
- Семь миллионов лет! – задумчиво произнёс командир и повторил: - Семь миллионов лет! А язык не изменился. Они должны знать про «Гангру» всё. Гул, Защиты не снимать, я не могу рисковать кораблём.
Он подвинулся к прибору преобразователя звука и произнёс.
- Приносим искренние извинения. Нельзя подходить близко к неизвестным объектам. Готовы оказать помощь. Мы с планеты Лея из созвездия, которое вы называете Стрельцом. Кто вы?
На экране тут же высветились слова и сигнал, показывающий, что посылка отправлена. Через пять секунд высветился ответный сигнал: «Мы обитатели этой планеты».
- Хм, - недоверчиво буркнул Гул, - веское доказательство.
- Они сняли защиту, значит, доверяют нам, - сказал Дэз. – Люйс, спроси, что они знают о «Гангре».
- Защиту, кажется, мы им сняли. Вам известно что-нибудь о «Гангре»? – нажал кнопку Люйс.
И тут же высветился ответ: «Гангра дала нам жизнь».
- Ну, вот и познакомились, - облегчённо вздохнул Дэз. – Выходим на визуальный контакт?
- Снимаю защиту с туннеля связи, - сказал Люйс. – Сейчас мы увидим их на своих экранах.
Через несколько минут на экране высветилась кабина НЛО с круговым пультом и три сидящих за ним пилота в серебристых комбинезонах. Они пристально всматривались в свой экран. Затем один из них, видимо, командир, произнёс:
- Мы видим вас. Весь экипаж «Гангры» умер здесь, на Земле. Мы их потомки. Цель вашего прилёта на Землю?
- Вынужденная посадка. Наш корабль получил повреждения, попав в пылевое облако.
- Вы нам тоже повредили защитную сферу, и теперь её нельзя включить. Можем ли чем помочь? Мы не видим вашего корабля.
- Я могу снять защиту на несколько минут, - ответил Люйс, - иначе нас могут обнаружить спутники, а нам этого не хотелось бы.
- Этот район редко сканируется, здесь тайга на тысячи километров.
Растерянность и безграничное удивление отразилось на лицах пилотов, когда они увидели размеры корабля. С минуту они молча рассматривали его.
- Что-то подобное мы и рассчитывали увидеть, - сказал, наконец, командир дисколёта. – Как далеко и с какой скоростью вы можете передвигаться?
- Мы можем разгоняться сколь угодно, используя гравитационные туннели звёзд и планет. Дальность же обуславливается лишь фактором времени и системами жизнеобеспечения.
Все трое изумлённо слушали Люйса. Затем тихо заговорили о чём-то между собой.
- Нам очень хотелось бы взглянуть на ваш корабль ближе, - сказал старший, - такой шанс может больше не представиться никогда.
- Вам известны принципы прямой и обратной биодепортации?
- Об этом мы ничего не знаем.
- Люйс, ты хочешь пригласить их на корабль? Они могут занести неизвестные бактерии, - предупредил старший биолог, слушающий разговор из своей лаборатории.
- Я учёл этот фактор, - возразил Люйс. – Мы примем их через свои депортаторы. У вас есть пустующие герметичные отсеки для биологических образцов?
- Они пока все пустуют. Мы же не добрались до цели. Вы хотите их, как зверей?..
- Другого быстрого и безопасного способа нет. Туда мы их и поместим, пока вы не сделаете полный анализ безопасности. Сколько для этого потребуется времени?
- На подробный анализ нужно не меньше часа.
- Не так уж много. Если вы обнаружите какую-то угрозу для нас, тогда этим ограничимся и, пообщавшись, вернём их обратно.
Он повернулся к другому экрану, где в напряжённом ожидании застыли трое пилотов.
- Вы можете зависнуть над нашим кораблём на высоте трёх-пяти метров и спуститься на его поверхность?
- Конечно! – получил он ответ.
- Хотите сделать это в скафандрах?
- Нам ничем не угрожает атмосфера этой планеты. Но мы понимаем, что некоторые ваши бактерии…
- Мы позаботимся об этом, - понял их Люйс. – выходите без скафандров. Вас окутает вихревое депортационное поле. Не пугайтесь, хотя ощущения для вас будут необычны. Не делайте резких движений. При работе депортаторов вы уснёте, а проснётесь уже на корабле. Это будет недолго и безболезненно. Потом вас обследуют наши биологи. Согласны?
- Мы согласны.
- Что ж, приступаем.
Через пять минут диск завис над кораблём, открылся овальный люк, выдвинулся трап и три человека легко спрыгнули на его поверхность. Почти сразу же вокруг каждого из них возникла какая-то вихревая бешено вращающаяся туманность, похожая на кокон. Потом она исчезла, а вместе с ней исчезли и пилоты диска. Это продолжалось не больше минуты. Затем точно такие же туманообразные крутящиеся вихри возникли в одном из герметичных отсеков корабля. Замедляя вращение, они становились всё прозрачнее. Уже через минуту они исчезли полностью и трое пилотов стояли, удивлённо глядя друг на друга.
Несколько биохимиков принялись за пришельцев и скоро старший из них доложил Люйсу:
- Ничего угрожающего для экипажа в гостях не обнаружено. Можно общаться без всяких защитных систем и даже можно пожать им руки. Ведь наши предки были с одной планеты.
- Мы так и сделаем. Проведите их в зал психологических разгрузок.
Троих гостей усадили во главе стола. Почти все свободные члены экипажа собрались здесь. Не очень-то часто приходится встречаться в просторах вселенной с братьями по разуму, имеющими общие корни. Тут же устроили что-то типа пресс-конференции.
- Вы жители этой планеты, - начал Люйс. - И мы кое-что знаем о вас, хотя встречаемся впервые. Расскажите нам о ней.
- К сожалению, мы здесь не единственные обитатели. Вся поверхность принадлежит другой цивилизации, с которой мы не имеем прямых контактов миллионы лет в силу многих причин, - ответил командир дисколёта.
- Поясните?
- На поверхности живёт весьма агрессивная цивилизация. Их далёкие предки уже дважды едва не уничтожили жизнь на этой планете. А на трёх соседних планетах её уничтожили. Но эти, современные об этом за давностью лет ничего не знают и идут по тому же пути. Да если бы и знали, то уже не смогли бы и не смогут остановиться. Дважды они разрушали всё достигнутое и начинали с нуля. А всему причина во множестве возникших на её поверхности государств и в неконтролируемом росте их населения. Уже сейчас их больше семи миллиардов и, несмотря на войны и стихийные бедствия, население продолжает стремительно увеличиваться. По сути, это биороботы способные к саморазмножению и некоторому ограниченному духовному развитию, миллионы лет назад созданные вашими и нашими предками.
- Не вполне понимаю вас? Вы ведь…
- Нет! – поднял руку гость.- Мы, когда-то вынужденно ушедшие под дно океанов, прямые потомки экипажа «Гангры». Там мы отказались от создания, каких бы то ни было биологических разумных роботов, ибо нет уверенности, что они не превратятся в злобных, неуправляемых и непредсказуемых существ, каковых сейчас здесь на поверхности уже сотни миллионов. Многие из них работают в аппаратах своих государств и на всяких руководящих постах, что особенно опасно. Не раскрывая себя, мы пытаемся им помочь избавиться от гена агрессивности, когда-то из лучших побуждений, но то ли по неосторожности, то ли из-за недостатка знаний привитого им нашими предками, но у нас ничего не получается вот уже в течение многих тысяч лет. Сдвиги есть, но весьма незначительные.
Дэз, внимательно слушающий речь землянина, подумал, что ведь и их разведчики занимаются здесь тем же самым. И тоже без особых успехов.
- Каким образом вы это делаете? – спросил он.
- Мы их… похищаем.
- В каком смысле?
- В прямом. У них бесследно пропадают десятки тысяч в год. Мы их исследуем в своих лабораториях.
- То есть, вы проводите на них свои опыты. Вам не кажется, что это безнравственно? – спросил Люйс.
- Это абсолютно безболезненно для роботов.
- А что же с ними происходит дальше?
- Подающих надежды возвращаем, зашифровав их память, некоторые умирают. Некоторых, которые сами об этом просят, оставляем жить у себя, но в отдельном городе. Без права выхода на поверхность и без права контактов с коренным населением. Наши города и условия жизни в них лучше, чем на поверхности. Там нет грязного воздуха, всегда мягкий тёплый климат, сутки, так же как и здесь со сменой дня и ночи. Есть леса, и даже… реки. Внутренней энергии планеты хватает на всё. Но главная наша ценность – это люди, воспитанные в высшей духовности. У нас нет преступлений, каковые здесь наверху – обычное явление. Там, внизу, совершенно другая в отличие от верхней цивилизации жизнь. У нас нет денег – основного зла верхней цивилизации. Можно сказать, мы живём на другой планете, или, как они говорят, в параллельном мире.
- Каково ваше население?
- Нас немного, чуть больше десяти миллионов. Мы вынуждены жёстко регулировать рождаемость. Да это необходимо любой цивилизации, живущей в подобных условиях.
- Что вы знаете о прошлом этой планеты до прилёта сюда «Гангры»?
- Кое-что знаем. Двадцать семь миллионов лет назад планета была обитаема. Здесь жили высокоразвитые существа не похожие на нас. Их было несколько видов: змееподобные, гигантские жуки и гиганты, отдалённо похожие на современных людей. Откуда кто из них появился, выяснить не удалось. Но между ними шли жестокие войны за сферы влияния с применением термоядерного и гравитационного оружия. Кто из них победил – не понятно, вероятно они уничтожили сами себя, а их остатки покинули планету, ставшую непригодной для жизни. В преданиях это называют войной богов. Но некоторые змееподобные особи всё же выжили, приспособившись жить под землёй на небольшой глубине в жерлах затухающих вулканов. Это были экологически чистые существа. Для жизнедеятельности им не нужна была биологическая пища, а только тепловая энергия.
Былую свою цивилизацию они уже не смогли возродить, потеряли все технологии и постепенно угасали. Они обладали до сих пор непонятной нам энергетикой, могли жить в огне и даже сами изрыгали его при нападении и обороне, но панически боялись соприкосновений с водой. Несколько её капель могли убить этого монстра, вызвав громадное высвобождение взрывной энергии. Но они могли изрыгать и… холодный огонь. В своём желании выжить монстры проводили опыты с позднее выжившими наземными людьми, похищая их женщин. Дело в том, что в результате многовековых войн с жукообразными существами с применением психотропного и генетического оружия они почти все потеряли способность воспроизводства.
Однако женщины рожали не им подобных, а мутантов, которые сразу же умирали. Такие образцы поздней мутации хранятся у наших соседей в их музеях. Правда, они не могут понять причин мутации. А всё дело в так называемом спящем гене, способном передаваться наследственно многие тысячи лет и не проявлять себя. Поэтому до сих пор и рождаются уроды. Сколько людей заражённых таким геном теперь уже не выяснить. Такие же эксперименты проводил когда-то, пытаясь выжить, и экипаж «Гангры». Они оказались более успешными. Мы – результат их первых удачных экспериментов. Это уж позже учёные перемудрили.
Монстрам не повезло, они вымирали. А люди в то же время быстро размножались. Так продолжалось миллионы лет, пока верхняя цивилизация не погубила себя в междоусобных войнах.
- И всё это время вы не вмешивались в их распри?
- Если бы мы вмешались - мы бы погибли. Нас очень мало. И мы были тогда не так сильны. В их распри не вмешивались и драконы, отсиживаясь под землёй. Последняя цивилизация, ставшая более или менее разумной, самая молодая, ей около десяти тысяч лет. Для них змееподобные, жившие миллиарды лет были богами. Но их осталось совсем мало. Последние их попытки возродить себе подобных с помощью женщин дали неожиданный результат, стали рождаться не мутанты, а то, что называют сейчас расами: монголоиды, негры и другие. Но все, в общем-то, похожи друг на друга.
- Где могут быть сейчас драконы, улетевшие с Земли?
- Этого мы не знаем. Они могут быть в любой точке Галактики. У них очень развитые технологии. Несколько раз они прилетали на Землю на своих громадных кораблях-городах, и некоторое время жили здесь, образовывая небольшие колонии, но по неизвестной причине снова покидали планету, оставляя своих деградирующих соотечественников вымирать. Возможно, где-то в другой галактике сохранились их потомки.
- Эти? – Люйс переключил тумблер экрана. Возникло драконоподобное существо метров пяти длиной.
- Да!
- Продолжайте о них.
- А продолжать нечего. На Земле их больше нет. О них остались только легенды. Последний умер недавно, четыреста лет назад. Жил он в специально построенной для него башне в этой стране. И место это известно. Это большая страна Россия, на территории которой мы сейчас находимся.
В результате последней войны, едва не угробившей четыре планеты, Земля изменила своё положение на орбите, возникли холодные полюса, зимы, планета леденела. В природе начались резкие необратимые мутации. Множество видов растительного и животного мира погибло. Возникали новые. К тому же из-за изменения парметров гравитации начались мощные геологические подвижки и извержения вулканов. На месте некоторых морей образовались горы. Планета превратилась в кипящий котёл. Жизнь на ней была на грани исчезновения. От многочисленных вулканов Земля буквально дымилась. Тепло звезды не проникало сквозь плотные слои пепла, не успевающего оседать. А ведь когда сюда прибыла «Гангра» здесь был райский климат. Теплолюбивые драконы, не терпящие соприкосновения с водой, стали вымирать ещё быстрее.
- Осваиваете ли вы соседние планеты? – спросил Люйс.
- Да, у нас есть небольшие постоянные колонии на Марсе, Венере, Юпитере некоторых его спутниках и Луне. Но в дальние пределы космоса мы не стремимся. В наших условиях строительство таких кораблей, как у вас просто невозможно.
- Не боитесь, что верхняя цивилизация вас обнаружит?
- Пока нет. Но они уже несколько раз летали на Луну. Мы им дали понять, что место занято, и они прекратили полёты. Тем более, что их аппараты несовершенны, крайне медлительны, абсолютно не мобильны и для них не безопасны.
- И у вас никогда не было стычек?
- Были. И не одна. Здесь, на Земле. Но мы обороняемся в крайних случаях при явной угрозе. Может, поэтому им удалось сбить два наших беспилотных аппарата старой конструкции и завладеть ими. Они это почему-то засекречивают. После их последней великой войны, которую они называют мировой, была большая стычка в районе южного полюса планеты. У нас там много туннелей выхода, скрытых под многокилометровыми льдами. Правда, когда мы их строили, там был тропический климат. Тогда нам пришлось принять бой с их эскадрой кораблей. Понеся потери и не поняв, с кем сражаются, они ушли и засекретили эту миссию. В 1970 году по их летоисчислению они бомбили наши старые туннели выхода в районе Гоби из-за пропажи их тяжёлого бомбардировщика. Его сбил, обороняясь, наш дисколёт аварийно возвращавшийся в видимом режиме к туннелям выхода. Это они тоже засекретили. После этого мы пользуемся только донными подводными выходами. Так безопаснее.
- Почему вы летаете в видимом режиме?
- Из-за экономии бортовой энергии иногда приходиться это делать. Некоторые виды работ по сканированию их военных объектов тоже не переносят деформации пространства. Они тщательно всё засекречивают друг от друга и невольно от нас.
- Они могут воспользоваться вашими технологиями, исследуя сбитые аппараты?
- Они не смогут ими воспользоваться ещё очень долго. У них нет для этого возможностей.
- Как вы оцениваете перспективы этой цивилизации?
- Как не предсказуемые. Она смертельно больна. Там десятки лет разоружаются, подписывают об этом договоры, но в итоге их вооружение растёт количественно и усовершенствуется. Конечно, развязать глобальную ядерную войну мы им постараемся не позволить, ибо контролируем их основные базы, но вот предотвратить её начало можем не успеть. Нас слишком мало. А в локальные конфликты мы не вмешиваемся. Они на планете идут беспрерывно. Их образ жизни нам чужд и непонятен. Он для нас примитивен. Вся их жизнь завязана на так называемые деньги. Они – результат чудовищного неравенства их людей и их государств. Вся экономика цивилизации также завязана на это. Даже войны между собой они ведут посредством денег. К тому же их нравственность, особенно в некоторых странах, падает катастрофически. Этому способствует их телевидение. И нам непонятны ни образ, ни цель их жизни, и мы всё дальше уходим друг от друга. Они погубят себя.
- Опять деньги? – Люйс взглянул на своего заместителя. - Есть ли у них что-то, что делается без них?
- Нет. Вся жизнь, рождение и смерть человека связана с ними. Это главная беда цивилизации. Деньги всё больше развращают это общество. Возможно, когда-то они играли позитивную роль, но сейчас стали тормозом их прогресса. У них миллионы безработных, хотя работы на планете непочатый край. Например, в сфере экологии, медицины, энергетики, строительства. Но на это у них - так сложилось исторически - нет денег.
- На оружие есть, а на это нет?
- Да, это так. На оружие тут денег не жалеют и жизнь человека ничег не стоит. И потому их перспективы весьма туманны. Они могут погубить планету, погибнуть, но в какой-то степени от этого пострадают обе цивилизации. И потому мы стараемся их оградить от некоторых катаклизмов, а тем самым и себя. Однажды нам это удалось.
- Каким образом?
- Сто лет назад мы предотвратили крупное столкновение этой планеты с астероидом. Ради общего выживания нам пришлось передать им некоторые знания.
- Вы утверждали, что не вступаете с верхней цивилизацией в контакты.
- Мы и не вступали.
- Пожалуйста, подробнее.
- За четыре года до столкновения наша обсерватория на Луне вычислила, что одно из крупных небесных тел неминуемо столкнётся с Землёй, что имело бы для неё пагубные последствия. От удара пострадали бы и наши подземные города. А наверху климат планеты мог кардинально измениться, что поставило бы её природу и весь живой мир на грань вымирания, как уже было не раз. И тогда мы применили метод частотного энергетического резонанса, используя гравитационную энергию планеты. Для этого на поверхности в определённом месте – их на Земле несколько и они нам известны - нужно было установить передатчик энергии для накачки ей ионосферы планеты с последующей передачей в нужное место. Для этого пришлось втёмную использовать одного начинающего учёного. Звали его Николо Тесла. В его мозг было записано всё, как, где и когда строить передатчик и как им пользоваться. А чтобы не допустить осечки дали установку, и не ему одному, что всё это можно использовать в военных целях. Всё сработало. В самой технологически развитой стране планеты передатчик был построен и в нужное время включён. Позже мы подстраховались, установив тут, недалеко, в жерло давно потухшего вулкана – один из наших выходов из недр для беспилотных автоматов - ещё более мощный передатчик направленно – туннельного типа. Мы уже знали: место падения будет здесь, в тайге. За три дня до падения начали дополнительную накачку ионосферы энергией. Там астероид и должен был быть уничтожен. Учёный же Николо Тесла представил военным – а мы ему - всё так, что в нужный момент он направит эту энергию в необитаемый район и покажет способность этого оружия. Ионосфера была так накачана энергией, что кое-где возникали искусственные грозы, а ночь практически исчезла.
9 июня 1901 года астероид был уничтожен высоко над Землёй. Только небольшие его осколки упали на поверхность, не причинив вреда. Некоторое время была высокая радиация атмосферы, но постепенно всё пришло в норму. Волна резонанса, затихая, трижды обогнула планету.
- А любители повоевать получили страшное оружие.
- Нет, - улыбнулся командир, - Тесла вскоре уничтожил все свои записи. В том числе и два портативных прибора для создания и возбуждения энергетического резонанса, вызывающего искусственные землетрясения. Это была его самодеятельность. Наши учёные перестарались. Но кое-что всё же правители этого государства засекретили.
- Как я понимаю, - сказал внимательно слушавший Гул, - при помощи таких действий резонанс можно доводить до бесконечности?
- Да, - кивнул командир диска, - планета может разлететься на куски, как орех. Это страшно.
- И вы не боитесь, что выпустили из бутылки такого джина?
- Боимся, но у нас не было иного выхода. Но рано или поздно их учёные по заказам своих военных всё равно бы дошли до этого, как бы мы им не мешали. И кое-что у них уже есть. Наша задача – не дать им всем этим воспользоваться.
- А если не сможете? Применим ли крайний метод? – спросил Люйс.
- Вы… имеете в виду насильственные действия?
- Я имею в виду нейтрализацию носителей потенциальных угроз.
- Я не готов ответить, - подумав, сказал командир. – Миллиоы лет мы никого не убивали, но готовы обороняться в случае явного на нас нападения. Но это происходило очень редко и только в последнее время. В этой звёздной системе нет никого, кому на нас целенаправленно нападать. А у наших соседей мы просто при какой-то угрозе от их деятельности для нас выключаем их аппаратуру. Как правило, этого хватает. Тем более, что они не очень понимают причину отключения их устройств. Вернее, совсем не понимают. И потому это засекречивают. Мы им дали понять, что Луна занята, и они перестали туда летать.
- Каким образом вы это сделали?
- Они, прилетев, увидели там кое-какую нашу технику. Этого оказалось достаточно.
- Владеете ли вы трансмутацией и биореинкарнацией?
- Нет, если вы имеете в виду искусственное продление жизни. Наш средний возраст разумной жизни около 200 лет и сделать её бесконечной в наших условиях невозможно. Иначе придётся прекратить рождаемость. А это грозит перерождением нашей маленькой цивилизации. Мы можем только переносить небольшие биомассы на незначительные расстояния, создавая антигравитационные нуль туннели. Например, поднять человека с земли в корабль на высоту не более 50 метров, при необходимости отключив его сознание. Можем, в случае надобности вырастить любой орган человека и не дать ему уйти из жизни прежде времени. Но у нас практически нет болезней.
- Понятно. А есть ли на планете ещё какие-то формы разумной жизни?
- Нам кажется, есть. Но она на уровне очень тонкой материи, я бы сказал нематериальной. И тому имеются доказательства, как у нас, так и у наших соседей. Но мы не можем с ними выходить на контакт, и ничего не знаем об этом мире. Вероятно, они могли бы это сделать, но не хотят. А возможно тоже не могут и предпринимают не совсем удачные попытки, которые мы иногда фиксируем. Вероятно, это самая древняя форма разумной жизни на этой планете. Нам трудно это представить, но это есть. Однако мы совершенно разные, чтобы в чём-то соприкасаться. Возможно, когда-то и пересечёмся.
- Они не вмешиваются в ваши дела и жизнь?
- Кажется, что нет. Но, вероятно, они могут многое. А может и не могут, если бы и захотели. Настолько мы разные. Но, как я уже говорил, некоторые попытки с их стороны есть. Особенно много их контактов с верхней цивилизацией. Есть у наших соседей и умельцы входить в контакт с духами, как они их называют. Но традиционной научной точке зрения это не поддаётся и нам не понятно, как они это делают. Скажите, каким временем мы располагаем для нашей встречи?
- Вы передали своему центру о нашей встрече? Вас не будут искать?
- Нет, сигнала тревоги мы не передавали, но там знают о нашем месте и контакте с вами. Они сейчас слушают и видят нас. Но не бойтесь этого.
- Мы не боимся... Тогда не стоит торопиться. Продолжим. Скажите, вы раскрыли тайну жизни после смерти на этой планете?
- Никакой тайны нет. Ничего вечного не бывает. Всё отцветает и уходит. Никаких доказательств жизни человека после смерти мы не нашли. Есть только предположения и гипотезы о нематериальном мире, куда уходят души умерших людей. Ваша цивилизация старше, возможно вы нам что-то скажете.
- К сожалению не скажем. Есть те же предположения и гипотезы о нематериальном мире, о каком и вы говорили. Мы знаем много обитаемых планет, в том числе и с разумными существами, но нигде не знаем ничего вечного. Всюду подобие вечности поддерживается искусственно, как например у нас.
- Понятно.
- Но как же выжили вы под океаном, - не выдержал Дез, - когда планета содрогалась от войн? Ведь были мощные сейсмические подвижки?
- Благодаря тому, что строили свои города в разных районах планеты под дном океанов. Снизу нас здорово грело, но сверху охлаждало. Тем не менее, два города получили большие повреждения. Погибли люди. Но сейчас мы научились предупреждать и укрощать землетрясения в районах проживания. И естественные и искусственные.
- Каким образом?
- Тем же, каким уничтожили сто лет назад, угрожавший планете астероид.
- Понятно. Суперсветовые скорости вам известны?
- Наши учёные этим не занимаются. Но хотелось бы об этом знать.
Люйс думал лишь несколько мгновений.
- Межгалактическим советом мне дано право принимать решение о передаче новых технологий не агрессивным цивилизациям и оказывать им помощь в случае необходимости. Мы оставим вам два аппарата дальней космической связи с фотонными ускорителями к ним и галактическими кодами. Выйдя по ним на связь с центром на планете Лея, тем самым вы подтвердите вливание в нашу цивилизацию, будете считаться её составной частью и никогда не затеряетесь в бесконечности.
- Спасибо! – склонил голову в знак благодарности командир диска.- Мы установим их на Луне. Какова скорость прохождения сигнала?
- Это зависит от количества энергии, приложенной на ускорители. Её потребуется много, но, думаю, она у вас есть. При средних нагрузках на прохождение сигнала в обоих направлениях потребуется не менее 10 часов.
- 10 часов! – не в силах сдержать эмоций воскликнул землянин. – Но свет от Стрельца до нас идёт годы!
- Это всего лишь скорость света, - вмешался в разговор Дэз. – Ваш Энштейн был не совсем прав.
- Вам и это известно?
- Известно, - кивнул навигатор.
- Я ощущаю себя ничтожеством перед вами.
- Это пройдёт, - улыбнулся Люйс. - По одному из каналов вы будете получать все последние наши разработки и применять их, если посчитаете нужным, для себя. Это всё, что мы вам можем сделать. Я с удовольствием бы посетил ваши города, но устав не позволяет мне покидать корабль. Мы причинили вам неисправность и приносим свои извинения. Можем ли мы оказать помощь?
- Мы исправим повреждения сами. Они не так значительны. Гораздо важнее оказалась встреча с вами, и теперь мы не будем чувствовать своё одиночество.
- Вам повезло, - улыбнулся Люйс, - что мы совершили вынужденную посадку.
- Нам второй раз повезло. Первый раз была «Гангра» семь миллионов лет назад.
- Вы ещё так молоды, - сказал с оттенком юмора Дэз. – Нам вас учить да учить.
- Мы обещаем быть прилежными учениками.
- Вы можете вернуться на свой корабль обычным для вас способом. Люки открыты, наши люди ведут на поверхности ремонтные работы. Заодно и пройдёте через антибактериальную завесу. Сейчас вам погрузят два аппарата связи, покажут, как ими пользоваться. А теперь мы вынуждены расстаться. Нам дорого время, в видимом режиме корабль слишком заметен. И кто знает, - снова улыбнулся Люйс, - что придёт в голову вашим агрессивным землякам. А принимать с ними бессмысленный бой нам не хотелось бы.
- Вы их опасаетесь?
- Нет. Энергии нашего корабля хватит, чтобы нейтрализовать энергию всей планеты. Нам просто не хочется, чтобы о нас знали.
- Нам тоже придётся идти на базу в видимом режиме.
- Для вас это не опасно?
- Соседи привыкли к нашим полётам, и считают нас пришельцами извне. Мы спокойно уходим от нежелательных контактов с ними.
- Понимаю. Но когда-то тайна раскроется.
- Возможно, но нам этого не хотелось бы. Мы слишком разные.
-------------------------------------------------------
Через 15 минут диск землян плавно отошёл от корабля и, за десяток секунд набрав звуковую скорость, с крутым набором высоты скрылся на юго-востоке, излучая слабое голубоватое сияние.
А ещё через сутки, исправив повреждения, ушёл в небо аварийный исследовательский корабль. Выйдя на орбиту на планетарных антигравитационных двигателях, они не стали делать традиционного круга вокруг планеты, а сразу включили маршевые аннигиляционные разгонные двигатели. Земляне их, кажется, так и не засекли. В нужную малоисследованную область Галактики они должны придти вовремя.
Отдавая команду на режим максимального разгона, командир Люйс подумал, что вряд ли ему когда ещё придётся посетить эту планету и встретиться со своими историческими соотечественниками, и пожалел, что не смог увидеть их подводных городов. И только успокаивала мысль, что теперь они не одиноки во вселенной, и они об этом знают.
---------------------------------------------
2011 г
Гипотеза
Удивленья достойны поступки творца.
Переполнены горечью наши сердца.
Мы уходим из этого мира, не зная
Ни начала, ни смысла его, ни конца.

Омар Хайям.

Всё шире наших знаний амплитуда.
Наука не стоит на месте, нет.
Узнаем ли, а кто мы и откуда?
Получим ли когда-нибудь ответ?

Мы в космосы ракеты запускаем,
Проникли в тайну физики ядра,
Но о себе, увы, так мало знаем,
А ведь давно бы знать уже пора.

Гипотезы учёных поражают,
Хотя во многом видится изъян.
Иные – как обидно – утверждают,
Что мы все лишь потомки обезьян.

Попробуйте забыть земные хлопоты,
Гипотеза на ум придёт сама:
А что если мы только биороботы -
Творенье изощрённого ума?

Но с браком генетическая грядка,
Судить об этом можно по властям.
Мы роботы не высшего порядка,
Подверженные пагубным страстям.

Видать создатель, сколько ни трудился
Придумать лучше ничего не смог
И потому с изъяном получился
Его творений умственных итог.

Он ввёл нам гены саморазмноженья,
Потребность жизнью наслаждаться дал,
Но вот зачем нам ген уничтоженья?
Себя-то ладно, но других? Скандал!

Видать и в их биолаболатории
На всё и вся не могут дать ответ,
Не потому ль мы в приступах эйфории
Грызём друг друга много тысяч лет?

Тогда создатель сына к нам отправил
На доработку био, то есть нас.
За это умереть его заставил,
Но не услышан вопиющий глас.

Роботы вышли из повиновенья,
Не чтут инструкций данных им творцом,
Да и в других деяньях есть сомненья…
А сын воскрес, представ перед отцом.

Система их саморегенерации
Настолько совершенна, стало быть,
Что смерть и состояние прострации
Они давно сумели победить.

Ну а вот с нами вышла незадача,
То ль брак в работе, то ли генный сбой,
И вот теперь творец наш, чуть не плача,
Погонит скоро всех нас на убой.

Лишились мы всевышнего доверия.
Кто сможет душу в нас теперь вдохнуть?
А результаты нашего неверия
Нас и погубят всех когда-нибудь.

Исправит скоро он ошибку эту,
Доколе ж крест ущербный нам нести?
Пока не загубили мы планету,
Нас уберут, чтобы её спасти.

******
-----А что же дальше?----

Деньги, как известно, дефицит,
Так уж в мире карты разложились.
Кто-то на мешках с деньгами спит,
А кому-то деньги и не снились.

Говорят, что человек – не зверь,
Милый друг, я в этом сомневаюсь.
Деньги приучают нас теперь
Быть зверьми. Сказал - и не раскаюсь.

Загляни в историю, мой друг.
В век пещер за кость бывали ссоры?
А сегодня посмотри вокруг –
Не такие ль слышишь разговоры?

Да, потомок древних не такой,
В прошлом деструктивные моменты,
И под слово хищное разбой
Он подвёл другие аргументы.

Он теперь гуманен, демократ,
(Кто без денег – это им до феньки)
Но за демократией стоят
Запах не имеющие деньги.

Смысл иной теперь имеет кость -
Нефть и газ, и прочие богатства.
Денег нет – и ты незваный гость.
Песни пой про равенство и братство.

Звери – всем известно – не уйдут
Пока есть за кость подраться силы.
По такому принципу живут
В солнечной Флориде крокодилы.

Осторожней открывайте дверь,
Разберитесь, кто пришёл к вам в гости,
И учтите, если это зверь -
Он пришёл на лакомые кости.

Сущность его хищную понять
Сможете потом, трясясь нервозно.
Он пришёл мясную кость отнять
И отнимет, только будет поздно.

Он в овечьей шкуре, демократ,
И не разберёшь такого разом.
Тем он и опасней во сто крат -
Вас проглотит, не моргнувши глазом.

Аксиома древности, мой друг!
Может быть, её не всякий знает?
Я напомню, оглянись вокруг -
Только сильный в мире выживает.

Выживает и идёт вперёд,
Остальное всё ему до феньки,
Но всему приходит свой черёд, -
И тогда бессильны будут деньги.

И тогда два зверя на земле
Сцепятся за кость в смертельной схватке.
Скроются материки во мгле
В хаосе разрухи и упадке.

И потом зависнет смрадный смог.
Упадёт планетной жизни градус,
А такое предсказать не мог
Даже всем известный Нострадамус.

Атлантида – вот наш прототип.
Суждены ль кому победы лавры?
Мы уйдём с земли, как генотип,
Вымрем, как когда-то динозавры.

Жизни на земле не будет, нет,
Только в океанах сохранится,
Ну а через миллионы лет
Всё, возможно, снова повторится.

Солнца свет пробьёт истлевший смог,
В Землю вновь вдохнёт живую душу
И как бесконечности итог
Жизнь тихонько выползет на сушу.

Разум снова силу обретёт
(Было на Земле уже такое).
К сожаленью, он же и сотрёт
Сам себя с Земли и всё живое.

А потом померкнет солнца свет,
Пульс планетный перестанет биться,
И тогда-то, милый друг мой, нет –
Ничего уже не повторится.
-----------------
Власть и деньги – вот и вся беда!
Лишь они развязывают войны.
Поумнеем ли, мой друг, когда?
Будем ли за мир, когда спокойны?

----------
Рейтинг: +1 174 просмотра
Комментарии (2)
Серж Хан # 3 декабря 2014 в 17:08 0
625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Валерий Гудошников # 3 декабря 2014 в 19:29 0
СПАСИБО!