ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → ВТОРОЙ РАЗ ПОВЕЗЕТ

 

ВТОРОЙ РАЗ ПОВЕЗЕТ

12 февраля 2014 - Gor Vek
Летя с немыслимой скоростью, я с больничной койки оказался внутри яйца. Мне было тепло, и тепло шло извне. Мне нравилось тепло, и я тянулся к нему моим маленьким клювом. Потом послышался жуткий хруст, и это меня встревожило. Скорлупа вокруг трескалась. Я оказался в темноте, и мое сердце сжалось от страха. Что-то сильно меня сжимало. Куски яичной скорлупы впивались в мое тело, и меня сжимало еще сильнее. От жуткой боли все вокруг остановилось. Все…
Я медленно поднимался вверх и увидел страшную змею, проглотившую яйцо, из которого я так и не сумел вылупиться. Я смотрел, как вместе с яйцом мое хрупкое тело за-тягивается в горло чудовища, чтоб потом растворится в его длинном желудке.
Потом мир вокруг меня свернулся… Я летел со страшной скоростью.

В холодных глазах врача появились едва заметные искры. 
– Ну, парень, — сказал он мне усталым голосом, — считай, что ты заново родился.
– Тебе повезло, — говорили мне, — ты был почти мертв...
– Старик, я поздравляю тебя, — говорил мой друг. Он сначала позвонил мне домой, и, узнав, что я выписался из больницы, приехал навестить меня, — молодец. Отлично вы-глядишь. А мы здесь запаниковали. Но, слава Богу, жив - здоров. Пить, конечно, тебе нельзя...
– Мне все можно.
– Ну, прекрасно.
Мы с ним здорово выпили, но он мне уже был не интересен. Говорил о делах и трудностях, о политике, о разных религиях и экстрасенсах... Он был уже под градусом.
– Говорят, старик, ты был в коме.
– Меня вернули с полдороги в морг.
– Скажи, то, что пишут - правда?
– Что именно?
– Ну, про туннель...
Жена подала к столу жареную птицу. 
Меня вдруг затошнило. Жутко затошнило.
Вокруг все стало трескаться, как яичная скорлупа; потолок опустился вниз, и я рас-творился в чем-то. Ничего конкретного. Просто тишина.

На следующий день я чувствовал себя отлично. Я купил семь пачек писчей бумаги, лег на пол и начал писать. Моя жена была в недоумении, но не возражала. Мне нрави-лось, когда она не возражала мне. Но она была всего лишь хорошей женщиной. Только потому и не возражала. Спросила только, что я собираюсь писать, лежа на полу. 
– Научную историю, — сказал я, потому что в этот момент ничего другого в голову не приходило. 
– Пиши, — ответила она и вышла из комнаты.
Прошли дни. Я пил кофе и лежал на полу. Я исписал целый лист и не хотел больше ничего - только писать.
Скоро опять приехал мой друг. Он вместе с моей женой стал уговаривать меня пока-заться врачу. По их словам, это было просто необходимо. Перенести кому - это не шу-точки. Они объяснили, что повезут меня в другую больницу, что это не больница, а на-стоящий курорт. Я все понимал… Мне было больно, жутко больно. Меня опять тошнило...
Дверь в спальню бесшумно отворилась. Спальня была наполнена темнотой. Меня пугала темнота. Я знал, что моя жена там, и она еще не спит. И это пугало меня еще больше.
– Извини, я больше не буду писать, лежа на полу.
– Пиши, где тебе удобно.
– Я вообще писать не буду.
– Делай, что тебе угодно.
– Я здоров.
На это она мне ничего не ответила.

На следующий день я вышел на работу.
Все было нормально.
Мой друг был доволен.
Многие радовались.
Многие огорчались.
Жизнь кипела.
Деньги шли.
Супруга улыбалась.
Где-то было землетрясение.
Где-то шла война.
Где-то кого-то изнасиловали...
... потом убили.
Я больше не писал, лежа на полу. Я собирал мою новую мебель. Я устанавливал мебель, и все время смотрел на окна, из которых я когда-нибудь вылечу, как только мир опять свернется вокруг меня. Думаю, что на этот раз со змеями повезет.

© Copyright: Gor Vek, 2014

Регистрационный номер №0189907

от 12 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0189907 выдан для произведения: Летя с немыслимой скоростью, я с больничной койки оказался внутри яйца. Мне было тепло, и тепло шло извне. Мне нравилось тепло, и я тянулся к нему моим маленьким клювом. Потом послышался жуткий хруст, и это меня встревожило. Скорлупа вокруг трескалась. Я оказался в темноте, и мое сердце сжалось от страха. Что-то сильно меня сжимало. Куски яичной скорлупы впивались в мое тело, и меня сжимало еще сильнее. От жуткой боли все вокруг остановилось. Все…
Я медленно поднимался вверх и увидел страшную змею, проглотившую яйцо, из которого я так и не сумел вылупиться. Я смотрел, как вместе с яйцом мое хрупкое тело за-тягивается в горло чудовища, чтоб потом растворится в его длинном желудке.
Потом мир вокруг меня свернулся… Я летел со страшной скоростью.

В холодных глазах врача появились едва заметные искры. 
– Ну, парень, — сказал он мне усталым голосом, — считай, что ты заново родился.
– Тебе повезло, — говорили мне, — ты был почти мертв...
– Старик, я поздравляю тебя, — говорил мой друг. Он сначала позвонил мне домой, и, узнав, что я выписался из больницы, приехал навестить меня, — молодец. Отлично вы-глядишь. А мы здесь запаниковали. Но, слава Богу, жив - здоров. Пить, конечно, тебе нельзя...
– Мне все можно.
– Ну, прекрасно.
Мы с ним здорово выпили, но он мне уже был не интересен. Говорил о делах и трудностях, о политике, о разных религиях и экстрасенсах... Он был уже под градусом.
– Говорят, старик, ты был в коме.
– Меня вернули с полдороги в морг.
– Скажи, то, что пишут - правда?
– Что именно?
– Ну, про туннель...
Жена подала к столу жареную птицу. 
Меня вдруг затошнило. Жутко затошнило.
Вокруг все стало трескаться, как яичная скорлупа; потолок опустился вниз, и я рас-творился в чем-то. Ничего конкретного. Просто тишина.

На следующий день я чувствовал себя отлично. Я купил семь пачек писчей бумаги, лег на пол и начал писать. Моя жена была в недоумении, но не возражала. Мне нрави-лось, когда она не возражала мне. Но она была всего лишь хорошей женщиной. Только потому и не возражала. Спросила только, что я собираюсь писать, лежа на полу. 
– Научную историю, — сказал я, потому что в этот момент ничего другого в голову не приходило. 
– Пиши, — ответила она и вышла из комнаты.
Прошли дни. Я пил кофе и лежал на полу. Я исписал целый лист и не хотел больше ничего - только писать.
Скоро опять приехал мой друг. Он вместе с моей женой стал уговаривать меня пока-заться врачу. По их словам, это было просто необходимо. Перенести кому - это не шу-точки. Они объяснили, что повезут меня в другую больницу, что это не больница, а на-стоящий курорт. Я все понимал… Мне было больно, жутко больно. Меня опять тошнило...
Дверь в спальню бесшумно отворилась. Спальня была наполнена темнотой. Меня пугала темнота. Я знал, что моя жена там, и она еще не спит. И это пугало меня еще больше.
– Извини, я больше не буду писать, лежа на полу.
– Пиши, где тебе удобно.
– Я вообще писать не буду.
– Делай, что тебе угодно.
– Я здоров.
На это она мне ничего не ответила.

На следующий день я вышел на работу.
Все было нормально.
Мой друг был доволен.
Многие радовались.
Многие огорчались.
Жизнь кипела.
Деньги шли.
Супруга улыбалась.
Где-то было землетрясение.
Где-то шла война.
Где-то кого-то изнасиловали...
... потом убили.
Я больше не писал, лежа на полу. Я собирал мою новую мебель. Я устанавливал мебель, и все время смотрел на окна, из которых я когда-нибудь вылечу, как только мир опять свернется вокруг меня. Думаю, что на этот раз со змеями повезет.

Рейтинг: 0 96 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!