ВОДИТЕЛЬ

18 июля 2013 - Василий Храмцов

Водитель

  После окончания семилетки нужно было определяться с дальнейшей учебой. Отец настоял, чтобы Георгий поступил в техникум, в котором получил бы специальность бухгалтера. В то время Яков Иванович Бахчиванжи был председателем колхоза в родном болгарском селе. Ему, получившему неполное среднее образование еще в румынской школе, специальность бухгалтера казалась верхом учености. И хоть Георгий по характеру был сорвиголова, он безропотно подчинился требованию отца, который был для него, как и для всего села, непререкаемым авторитетом.

Уважение к отцу пришло не случайно. Оккупировавшие в начале войны Бессарабию румынские войска местных болгар призывного возраста отправляли служить в армию. Собирали человек до тридцати и под конвоем двух-трех солдат вели на призывной участок. Зима была многоснежной, местами намело высокие сугробы. Конвойные плелись позади по протоптанному следу. А передние иногда шли по пояс в снегу.

Сговорившись с приятелями, Яков нырнул в высокий сугроб и под снегом отполз в сторону, а земляки, походя пиная снег, замаскировали его. Выждав, пока процессия удалилась, Яков выбрался из укрытия и отправился искать партизан. Долго пришлось ему скитаться по родственникам, знакомым, с рекомендательными письмами, пока не попал он в отряд Федорова, в рядах которого, а потом и в регулярных войсках, провоевал до конца войны. Был он разведчиком, поскольку знал румынский, болгарский, русский и немецкий языки. Немецкому выучился, когда был подпаском в хозяйстве немцев-колонистов. В партизанском отряде вступил в партию. Имел много наград. После войны секретарь обкома партии Федоров рекомендовал его на должность председателя колхоза.   

 «В конечном счете,- думал Георгий, - знание бухгалтерии никогда не помешает». И поступил в техникум. За время учебы из нескладного задиристого юноши он превратился в стройного, красивого, обаятельного мужчину. Он отличался быстротой реакции, и  это оценили в секции бокса. Вскоре он уже стал выступать на соревнованиях, отстаивая честь техникума. Он хорошо работал на спортивных снарядах. А еще прекрасно танцевал. Девчата глаз от него не отводили. Приезжая домой на каникулы, он стал ухаживать за Марией, а вскоре они поженились. 

После этого служил три года в рядах Советской Армии, на территории Восточной Германии. Там продолжил заниматься боксом. Окончил курсы шоферов и вернулся домой лихим водителем. Семья к этому времени перебралась в райцентр.

В автопредприяти, куда Георгий поступил работать, он быстро стал своим человеком. Людям нравился его открытый, покладистый характер, а также умение поддержать беседу, подсказать нужное решение, оказать посильную помощь. Это помогало ему в профессиональном росте. Вскоре перевели его на легковой транспорт, и он стал возить директора. А потом понравился первому секретарю райкома партии Петру  Пантелеевичу Скибе и стал его личным водителем. Георгий   считал, что ему случайно повезло, и был благодарен Скибе за столь высокую честь. Со временем, правда, мнение его сменилось на противоположное.

Автомобиль «Волгу» он не знал досконально, но слесари автопредприятия при его обращении за помощью бросали свою работу и помогали ему во всем. Сам он тоже не терял времени. Особое внимание уделял мастерству вождения в экстремальных условиях. Для этого в свободное время уезжал за пределы райцентра и там, находя места кочковатые и заболоченные, тренировался в их преодолении. Секретаря райкома партии он теперь подвозил в самые отдаленные бригады, где нет и не будет хороших дорог и где секретарь еще не бывал.

Не нравилось одно: его работа, как правило, начиналась после обеда и длилась порой до глубокой ночи или целые сутки подряд.

Секретарь райкома часто присутствовал на партийных собраниях, как правило, в передовых колхозах, которые начинались после семи часов вечера, а заканчивались очень поздно. Председатели колхозов и парторги ценили хорошее к ним расположение первого секретаря и всегда готовили вторую часть «собрания» - заказывали поварам шикарный ужин с выпивкой. За неспешной беседой хозяева с гостем засиживались до глубокой ночи.

В этом случае Георгий тоже не был обойден вниманием. Шефство над ним немедленно брал водитель председателя колхоза. Пока шло собрание, они в колхозной кладовой загружали в райкомовскую машину разные продукты. Это могла быть задняя часть свиньи, первосортная баранина, иногда обработанные куры или гуси, крупная рыба. И всегда пакеты с овощами, фруктами, капустой, картошкой. И само собой – канистра с вином. В закромах крепких колхозов всего этого добра было немеряно. Отдельно выделяли продукты для Георгия, естественно, с меньшим размахом.

- Бухгалтерия уже закрыта, кому платить? – наивно спрашивал Георгий.

Оказывалось, что платить совсем не надо. Председатель колхоза якобы брал расходы лично на свой счет. А там поди, разберись, брал или не брал. Георгию продукты доставались бесплатно.

После этой «секретной» операции  Георгия потчевали в колхозной столовой не хуже, чем в ресторане.  Продукты были свежие, блюда получались вкусные. Для колхозных водителей и поваров Георгий был источником новостей и фонтаном веселых историй. А уж он умел любую заурядную новость преподнести так, что слушатели держались за животы от смеха. Обсуждали районные слухи. Рассказывали свежие и вспоминали старые анекдоты.

Водители позволяли себе выпить стаканчик-другой сухого вина, не более. Потом добирали, когда загоняли машины в гараж.

Другие райкомовские водители безоговорочно признавали в нем лидера. Он относился к ним как к младшим братьям. Для них всегда держал канистру хорошего вина и приличную закуску. Жена и теща были довольны его работой. Они радовались достатку в доме, понимали его источник и помалкивали, если Георгий возвращался поздно ночью, а иногда и под хмельком.

А сам Георгий работой своей вскоре начал тяготиться. Когда отец его был председателем колхоза, он ни себе, ни другим никаких вольностей не позволял. В семье знали, что продукты питания колхозникам достаются большим трудом и жили по совести и чести, ничего не брали задаром. Другим тоже не позволяли. Все трудились не только в колхозе, но и в своем подворье. И не радовали райкомовского водителя отличная баранина или свинина, которые он привозил бесплатно или по символической цене.

Он постоянно чувствовал угрызение совести. Не успокаивало и то, что все другие - и заведующие отделами, и инструкторы райкома партии не стеснялись прихватить что-либо в колхозах. Оправдание этому было: осенью на полях оставалось много неубранных томатов, винограда, кукурузы. Мясокомбинаты не успевали забивать сданный колхозами скот и морили его голодом на площадках. Все это называлось одним словом: бесхозяйственность. Но не оттуда ли она возникала, что вместо требовательности и принципиальности царили кумовство, панибратство, подхалимаж?

Петр Пантелеевич всегда хорошо планировал маршруты. Когда его вызывали в обком на совещание, он накануне после работы непременно отправлялся к кому-нибудь из проверенных друзей-председателей. Георгий и местный водитель находили заведующего складом и наполняли багажник «Волги» продуктами. Отужинав и отдохнув, Скиба, усаживаясь в автомобиль, командовал: «В Марьяновку!» Это километров двести в сторону от Одессы. К полуночи «Волга» въезжала во двор добротного дома. Петр Пантелеевич обнимал уже немолодых отца и мать, а потом Георгий переносил часть продуктов в холодильник.

Глубокой ночью отправлялись в областной центр. Скиба сладко спал на переднем сидении, а Георгий всячески подбадривал себя, чтобы не уснуть за рулем. На рассвете, петляя по улицам и переулкам Одессы, находили дом, в котором в просторной квартире жила родная сестра секретаря Марина Скиба. Петр Пантелеевич купил ей эту квартиру с расчетом, что у нее будут жить сын и дочь, студенты вузов. Обитатели квартиры рады были приезду отца и брата. Марина Пантелеевна готовила завтрак. Георгий и студент перенесли из багажника оставшуюся часть продуктов.

- Недели на две вам хватит, а потом еще подбросим. Возможно, Георгий сам приедет, дорогу теперь знает.

Ровно к назначенному времени Петр Скиба прибывал в обком на совещание. Георгий ждал его в машине и отдыхал. А иногда некогда было глаз сомкнуть - колесил по городу, выполняя заказ супруги секретаря.

Вскоре обязанности по доставке продуктов в Одессу он разделил с водителем председателя комитета народного контроля Игоря Петровича Матули. Его дети тоже поступили в институты. Так что в этом смысле нагрузки у Георгия поубавилось. Однако любви к своей работе в качестве райкомовского водителя не прибавилось.    

Член бюро райкома партии редактор районной газеты Виктор Михайлович Кузнецов долго приглядывался к Георгию, не раз заводил с ним беседы на разные темы. Уже несколько месяцев он не мог подобрать для редакции фотокорреспондента. Но что значит веселый и легкий характер! Да еще и средне-специальное образование, которым в те времена редко кто мог похвастать в болгарских селах! После знакомства с Георгием редактор решил, что лучшей кандидатуры, чем ответственный райкомовский водитель, ему не найти. И с согласия секретаря райкома направил Георгия на курсы фотокорреспондентов в Одессу. Георгий по выходным приезжал домой к жене и малым детям. Вот в один из таких приездов и произошел у него конфликт с братьями Радуловыми.

                 Василий ХРАМЦОВ.

 

 

© Copyright: Василий Храмцов, 2013

Регистрационный номер №0147833

от 18 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0147833 выдан для произведения:

Водитель

  После окончания семилетки нужно было определяться с дальнейшей учебой. Отец настоял, чтобы Георгий поступил в техникум, в котором получил бы специальность бухгалтера. В то время Яков Иванович Бахчиванжи был председателем колхоза в родном болгарском селе. Ему, получившему неполное среднее образование еще в румынской школе, специальность бухгалтера казалась верхом учености. И хоть Георгий по характеру был сорвиголова, он безропотно подчинился требованию отца, который был для него, как и для всего села, непререкаемым авторитетом.

Уважение к отцу пришло не случайно. Оккупировавшие в начале войны Бессарабию румынские войска местных болгар призывного возраста отправляли служить в армию. Собирали человек до тридцати и под конвоем двух-трех солдат вели на призывной участок. Зима была многоснежной, местами намело высокие сугробы. Конвойные плелись позади по протоптанному следу. А передние иногда шли по пояс в снегу.

Сговорившись с приятелями, Яков нырнул в высокий сугроб и под снегом отполз в сторону, а земляки, походя пиная снег, замаскировали его. Выждав, пока процессия удалилась, Яков выбрался из укрытия и отправился искать партизан. Долго пришлось ему скитаться по родственникам, знакомым, с рекомендательными письмами, пока не попал он в отряд Федорова, в рядах которого, а потом и в регулярных войсках, провоевал до конца войны. Был он разведчиком, поскольку знал румынский, болгарский, русский и немецкий языки. Немецкому выучился, когда был подпаском в хозяйстве немцев-колонистов. В партизанском отряде вступил в партию. Имел много наград. После войны секретарь обкома партии Федоров рекомендовал его на должность председателя колхоза.   

 «В конечном счете,- думал Георгий, - знание бухгалтерии никогда не помешает». И поступил в техникум. За время учебы из нескладного задиристого юноши он превратился в стройного, красивого, обаятельного мужчину. Он отличался быстротой реакции, и  это оценили в секции бокса. Вскоре он уже стал выступать на соревнованиях, отстаивая честь техникума. Он хорошо работал на спортивных снарядах. А еще прекрасно танцевал. Девчата глаз от него не отводили. Приезжая домой на каникулы, он стал ухаживать за Марией, а вскоре они поженились. 

После этого служил три года в рядах Советской Армии, на территории Восточной Германии. Там продолжил заниматься боксом. Окончил курсы шоферов и вернулся домой лихим водителем. Семья к этому времени перебралась в райцентр.

В автопредприяти, куда Георгий поступил работать, он быстро стал своим человеком. Людям нравился его открытый, покладистый характер, а также умение поддержать беседу, подсказать нужное решение, оказать посильную помощь. Это помогало ему в профессиональном росте. Вскоре перевели его на легковой транспорт, и он стал возить директора. А потом понравился первому секретарю райкома партии Петру  Пантелеевичу Скибе и стал его личным водителем. Георгий   считал, что ему случайно повезло, и был благодарен Скибе за столь высокую честь. Со временем, правда, мнение его сменилось на противоположное.

Автомобиль «Волгу» он не знал досконально, но слесари автопредприятия при его обращении за помощью бросали свою работу и помогали ему во всем. Сам он тоже не терял времени. Особое внимание уделял мастерству вождения в экстремальных условиях. Для этого в свободное время уезжал за пределы райцентра и там, находя места кочковатые и заболоченные, тренировался в их преодолении. Секретаря райкома партии он теперь подвозил в самые отдаленные бригады, где нет и не будет хороших дорог и где секретарь еще не бывал.

Не нравилось одно: его работа, как правило, начиналась после обеда и длилась порой до глубокой ночи или целые сутки подряд.

Секретарь райкома часто присутствовал на партийных собраниях, как правило, в передовых колхозах, которые начинались после семи часов вечера, а заканчивались очень поздно. Председатели колхозов и парторги ценили хорошее к ним расположение первого секретаря и всегда готовили вторую часть «собрания» - заказывали поварам шикарный ужин с выпивкой. За неспешной беседой хозяева с гостем засиживались до глубокой ночи.

В этом случае Георгий тоже не был обойден вниманием. Шефство над ним немедленно брал водитель председателя колхоза. Пока шло собрание, они в колхозной кладовой загружали в райкомовскую машину разные продукты. Это могла быть задняя часть свиньи, первосортная баранина, иногда обработанные куры или гуси, крупная рыба. И всегда пакеты с овощами, фруктами, капустой, картошкой. И само собой – канистра с вином. В закромах крепких колхозов всего этого добра было немеряно. Отдельно выделяли продукты для Георгия, естественно, с меньшим размахом.

- Бухгалтерия уже закрыта, кому платить? – наивно спрашивал Георгий.

Оказывалось, что платить совсем не надо. Председатель колхоза якобы брал расходы лично на свой счет. А там поди, разберись, брал или не брал. Георгию продукты доставались бесплатно.

После этой «секретной» операции  Георгия потчевали в колхозной столовой не хуже, чем в ресторане.  Продукты были свежие, блюда получались вкусные. Для колхозных водителей и поваров Георгий был источником новостей и фонтаном веселых историй. А уж он умел любую заурядную новость преподнести так, что слушатели держались за животы от смеха. Обсуждали районные слухи. Рассказывали свежие и вспоминали старые анекдоты.

Водители позволяли себе выпить стаканчик-другой сухого вина, не более. Потом добирали, когда загоняли машины в гараж.

Другие райкомовские водители безоговорочно признавали в нем лидера. Он относился к ним как к младшим братьям. Для них всегда держал канистру хорошего вина и приличную закуску. Жена и теща были довольны его работой. Они радовались достатку в доме, понимали его источник и помалкивали, если Георгий возвращался поздно ночью, а иногда и под хмельком.

А сам Георгий работой своей вскоре начал тяготиться. Когда отец его был председателем колхоза, он ни себе, ни другим никаких вольностей не позволял. В семье знали, что продукты питания колхозникам достаются большим трудом и жили по совести и чести, ничего не брали задаром. Другим тоже не позволяли. Все трудились не только в колхозе, но и в своем подворье. И не радовали райкомовского водителя отличная баранина или свинина, которые он привозил бесплатно или по символической цене.

Он постоянно чувствовал угрызение совести. Не успокаивало и то, что все другие - и заведующие отделами, и инструкторы райкома партии не стеснялись прихватить что-либо в колхозах. Оправдание этому было: осенью на полях оставалось много неубранных томатов, винограда, кукурузы. Мясокомбинаты не успевали забивать сданный колхозами скот и морили его голодом на площадках. Все это называлось одним словом: бесхозяйственность. Но не оттуда ли она возникала, что вместо требовательности и принципиальности царили кумовство, панибратство, подхалимаж?

Петр Пантелеевич всегда хорошо планировал маршруты. Когда его вызывали в обком на совещание, он накануне после работы непременно отправлялся к кому-нибудь из проверенных друзей-председателей. Георгий и местный водитель находили заведующего складом и наполняли багажник «Волги» продуктами. Отужинав и отдохнув, Скиба, усаживаясь в автомобиль, командовал: «В Марьяновку!» Это километров двести в сторону от Одессы. К полуночи «Волга» въезжала во двор добротного дома. Петр Пантелеевич обнимал уже немолодых отца и мать, а потом Георгий переносил часть продуктов в холодильник.

Глубокой ночью отправлялись в областной центр. Скиба сладко спал на переднем сидении, а Георгий всячески подбадривал себя, чтобы не уснуть за рулем. На рассвете, петляя по улицам и переулкам Одессы, находили дом, в котором в просторной квартире жила родная сестра секретаря Марина Скиба. Петр Пантелеевич купил ей эту квартиру с расчетом, что у нее будут жить сын и дочь, студенты вузов. Обитатели квартиры рады были приезду отца и брата. Марина Пантелеевна готовила завтрак. Георгий и студент перенесли из багажника оставшуюся часть продуктов.

- Недели на две вам хватит, а потом еще подбросим. Возможно, Георгий сам приедет, дорогу теперь знает.

Ровно к назначенному времени Петр Скиба прибывал в обком на совещание. Георгий ждал его в машине и отдыхал. А иногда некогда было глаз сомкнуть - колесил по городу, выполняя заказ супруги секретаря.

Вскоре обязанности по доставке продуктов в Одессу он разделил с водителем председателя комитета народного контроля Игоря Петровича Матули. Его дети тоже поступили в институты. Так что в этом смысле нагрузки у Георгия поубавилось. Однако любви к своей работе в качестве райкомовского водителя не прибавилось.    

Член бюро райкома партии редактор районной газеты Виктор Михайлович Кузнецов долго приглядывался к Георгию, не раз заводил с ним беседы на разные темы. Уже несколько месяцев он не мог подобрать для редакции фотокорреспондента. Но что значит веселый и легкий характер! Да еще и средне-специальное образование, которым в те времена редко кто мог похвастать в болгарских селах! После знакомства с Георгием редактор решил, что лучшей кандидатуры, чем ответственный райкомовский водитель, ему не найти. И с согласия секретаря райкома направил Георгия на курсы фотокорреспондентов в Одессу. Георгий по выходным приезжал домой к жене и малым детям. Вот в один из таких приездов и произошел у него конфликт с братьями Радуловыми.

                 Василий ХРАМЦОВ.

 

 

Рейтинг: +3 291 просмотр
Комментарии (5)
Галина Дашевская # 19 июля 2013 в 11:13 +2
Интересный рассказ. Спасибо! А продолжение будет? Удачи! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Василий Храмцов # 19 июля 2013 в 11:32 +1
Продолжение будет. Спасибо, что заметили.
Галина Дашевская # 21 июля 2013 в 20:36 +2
Я буду ждать.
Тая Кузмина # 21 июля 2013 в 19:39 +1
Василий! Рассказ читается легко, стиль отличный. Желаю вам удачи и вдохновения!!!



Василий Храмцов # 21 июля 2013 в 20:38 0
Продолжения: "Испорченный праздник" и " В Редакции".