ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → ВИЗИТ В УЧЕБНЫЙ ЦЕНТР

 

ВИЗИТ В УЧЕБНЫЙ ЦЕНТР

article228231.jpg

 

«Я счастлив, что владею таким великим и могучим языком, как русский, но я был бы вдвойне счастлив, если бы я еще и владел английским», – так я думал в начале 90-ых гг. XX-го столетия, ибо мой английский был никаким.

Я тщетно пытался решить свою проблему, испробовав огромное количество методов и способов, посещая учебные центры и репетиторов в своем родном городе Ташкенте, пока я не оказался волею судьбы в славном граде Петра Великого.

В один прекрасный июльский день 92-го года, прогуливаясь вдоль Невского проспекта и изучая расположение местных достопримечательностей, я неожиданно натолкнулся на столь вызывающее, но и весьма интригующее объявление на рекламном щите «Английский за три недели!». Глазам своим не мог поверить! «Я бьюсь над английским столько времени, затратил уйму средств на его освоение, а тут на тебе – три недели и все!» – подумал я. Придя в себя, я быстро пробежался глазами по рекламному щиту, чтобы узнать, где же происходит такое «необыкновенное чудо». Глядя на адрес этого «волшебного» заведения, имевшее статус учебного центра, я понял, что долго его искать мне не придется.

Пятиэтажное здание, где располагался офис учебного центра, я нашел быстро. Поднявшись на второй этаж, я повернул налево, куда указывала стрелка у входа. В конце коридора я разглядел название того самого учебного центра на большой двустворчатой двери, одна часть которой была открыта. Это была приемная учебного центра. Зайдя в приемную, я увидел очаровательную девушку лет двадцати, стоявшую возле рабочего стола и беседующую, по всей видимости, со своей коллегой. Я  поздоровался:

– Здравствуйте. Можно?

– Да, да, проходите и присаживайтесь, пожалуйста. Вы по поводу учебы? – прозвучал чуть-чуть с хрипотцой, но приятный голос девушки подобно голосу испанской певицы Сары Монтьел.

 – Да, – выстрелил я, а затем, немного смущаясь, добавил: – М-меня интересует курс «Английский за три недели».

А между тем, ее коллега, женщина лет тридцати, тридцати-трех, направившись к выходу, обратилась к девушке:

– Надя я отлучусь минут на пятнадцать. Ели кто-нибудь меня будет спрашивать, скажи, что я скоро буду.

Услышав имя этой стройной белокурой красавицы среднего роста с правильными чертами лица,  я иронично заметил вслух:

– Значит, у меня есть все-таки «надежда»!?

– Вы о чем? – смутилась она.

– Ваше имя… да, да, Ваше имя прозвучало как «гром среди ясного неба»; оно как знамение свыше.

Надежда окинула меня взором своих синих выразительных глаз, не скрывая своей ослепительной улыбки. Меня охватило приятное волнение в области Ки.

Да-а… это была любовь с первого взгляда; нежданно, негаданно. А про себя я окрестил Надежду на английский манер – ‘MissHope’. «Мисс Хоуп»… блуждала в моем зачарованном сознании. Ее внешность, голос, манеры порождали во мне самые нежные чувства, что я даже начал было забывать о цели своего визита. Но, тем не менее, собрав всю свою волю в кулак, я спросил ее:

– Мисс Хоуп, ой, пардон, Надежда, а это реально, освоить английский за три недели?

Надежда, нисколько не смутившись, заметила:

– О, Вы уже успели перевести мое имя, «Мистер Знаток» английского языка!

– Каюсь, водится за мной такой грешок – давать прозвища людям, – ответил я, а затем, добавил:

– Кстати, Вам очень подходит Ваше имя – Надежда…

– А Вы, между прочим, напоминаете мне героя из кинофильма...

Я воодушевленно перебил ее:

– Лукашина из «Ирония судьбы»?

– Определенно, – ответила она. Немного подумав, она поинтересовалось, как меня зовут и что означает мое имя, и я наступил на свой любимый конёк:

– Вообще-то я стал интересоваться ономастикой [1] , выясняя, в первую очередь, значение своего имени. Имя Рустам, – начал я, – редуцированная форма персидского имени «Ростахам», означающее «рост» и «сила». А вот имя Руслан – русифицированная версия имени «Рустам».

– А моего старшего брата зовут Руслан, – сказала она, а затем добавила: – Значит, мой брат и Вы, в определенной степени, тезки?

– Ну, да.

– А мы-то думали, оно исконно русское. Понятно…

Я решил довершить начатую тему:

– Как правило, ребенка нарекают именем собственным, в надежде… о, опять «надежда»! Ну, так, вот, в расчете, что оно предопределит его дальнейшую судьбу. Римляне говорили: «Nomenestomen» – «Имя есть предзнаменование».

– Какой Вы, однако, эрудированный, Рустам! – восхищенно заметила Надежда.

– Спасибо, Надежда, – отреагировал я на ее комплемент, а затем иронично произнес: – «Мисс Хоуп».     

Надежда, вспомнив о своих прямых обязанностях и сделав при этом немного серьезное выражение лица, которое нисколько не уступало ее улыбающемуся обаянию, предложила мне изучить их рекламно-информационный буклет, оговорив, что, если у меня возникнут какие-либо вопросы по поводу обучения, то она с удовольствием на них ответит. После этого, я погрузился в чтение буклета, предвкушая, что, изучив его, я нисколько не разочаруюсь, ибо мне хотелось две вещи: добить свой английский и, разумеется, подружиться с очаровательным созданием, сидевшим передо мной.

Чем больше я вчитывался в содержание буклета, тем больше я проникался доверием к учебному центру, так как в их программе излагалось все то, что я всегда чувствовал и предполагал, то есть, как нужно осваивать иностранные языки. Лейтмотивом через всю программу проходила основная мысль: «Мы учимся слушать, слушая; мы учимся говорить, говоря; мы учимся читать, читая; мы учимся писать, используя технику письма и порождая мысль на изучаемом языке». Как это было здорово! как это было гармонично! их программа была очень последовательной: аудирование, говорение, чтение и письмо, которые являли собой не взаимоисключающие компоненты, а их взаимодополняющую комбинацию, конечным итогом, которой было порождение мысли на изучаемом языке.

Мне также понравились и две другие мысли, зафиксированные в их программе. Мысль 1: «Мы учимся понимать значение и смысл английских фраз и предложений, а также целых текстов, не прибегая только к переводу, ибо перевод – всегда вторичен пониманию, а учимся понимать их, задействовав механизмы смысловой и логической догадки, где всегда есть место ситуации, контексту, жестам, мимике, телодвижению, иллюстрации, антонимам, синонимам и толкованию». Мысль 2: «Мы учимся пользоваться языком, работая с текстами, постоянно воспроизведя их и динамично меняя в них языковые элементы не как самоцель, а как средство передачи и получения новой или актуальной информации, как средство удовлетворения интеллектуальной, эстетической и духовной потребностей».

Единственное, что меня немного насторожило, изучая содержание буклета, так это то, что языковые тренинги проходили с 9 часов утра до 5 часов дня с перерывами на кофе-брейки и на обеды. Я спросил Надежду:

– Скажите Надежда, все ли выдерживают ежедневные многочасовые занятия?

– В основе нашей программы, – начала она, – лежит апробированная учебная технология 2-3-недельного обучения английскому языку, разработанная Лондонским университетом для иностранных студентов, поэтому не волнуйтесь по этому поводу. Еще никто не жаловался.

Читая буклет дальше, меня обрадовало, что в целях создания англоязычной атмосферы, кофе-брейки и обеды проходят на английском языке. К тому же, по воскресным дням проводились англоязычные экскурсии по городу и загородом, с посещением Государственного Эрмитажа, Третьяковской Галереи, Исаакиевского собора и прочих достопримечательностей Санкт-Петербурга.

В буклете также говорилось, что тренинги проходят преимущественно на изучаемом языке при участии двух «ведущих», один из которых реальный носитель английского языка. Меня заинтересовало понятие «ведущие» в количестве двух человек и у меня возник очередной вопрос:

– Надежда, а почему вы используете слово «ведущие», вместо слова «учителя» и почему двое ведущих?

Надежда, немного подумав, ответила:

– Ну, под понятием «ведущий» мы подразумеваем специалиста, который сочетает в себе качества профессионального учителя, шоумена или артиста. Ведь, отношения между учителем и учеником, как правило, строятся на авторитарной или подчинительной основе, где учитель командует, а ученик подчиняется. На наших же тренингах, ведущий может быть: и учителем, и приятелем, и другом, и собеседником, и кем угодно, чтобы у его подопечного была возможность постигать живое и непринужденное общение без напряжения и чувства страха. Отвечая на Ваш второй вопрос, могу сказать, что двое ведущих, они же носители английского языка, демонстрируют любую жизненную ситуацию посредством диалога, т.е. один бросает реплику, а другой реагирует. Потом нужно отметить, что…

Пока Надежда рассказывала мне о специфики их тренингов, в приемную вошел молодой сухопарый мужчина лет двадцати-восьми и поздоровался с Надеждой:

 

– Hi, Nadia. How’re you?

– Fine, Adam. And you?

– I’m all right. Thanks. Is Boss in?

– I’m afraid but he is not available at this moment.

– When’s he to be back?

– He’ll be back in hour or so.

– Okey, I’ll drop in later. Thanks.

Youre welcome. Bye.

Bye.

Пока Надежда беседовала с вошедшим, я сделал вывод, что это был, по всей видимости, живой представитель англо-саксонского мира, судя по его манере артикулировать, жестикулировать и двигать головой; говорил он естественно.

Иностранец был по-современному небрежно одет; его клетчатая рубашка нависала над потертыми джинсами, из которых торчали слегка поношенные кроссовки. Создавалось впечатление, что он родился в этом одеянии. Также бросались в глаза его короткая, немного лохматая стрижка, и коротко постриженная светло-рыжая борода.

После того, как «англичанин» покинул нас, Надежда спросила:

– На чем мы остановились?

– Он англичанин? – спросил я, указывая большим пальцем в сторону выхода.

– Да. Кстати, он вместе со своей женой, Евой, являются ведущими курса «Английский за три недели». – Затем добавила: – Ах, да, вспомнила! Ну, так вот, Адам, как носитель языка, говорит только по-английски, а Ева, его ассистент, помогает ему представлять учебный материал. Она иногда переводит некоторые выражения на русский язык для студентов, а также вносит комментарии при необходимости. Ну, и потом, задумано так, чтобы вы привыкали, как к мужскому голосу на английском языке, так и к женскому.  

– А Ева тоже из Англии? – поинтересовался я, как бы невзначай.

– Нет, Ева из Питера, но жила в Англии несколько лет.

– А как ее по-настоящему зовут?

– Прошу прощение, но пусть она остается для Вас Евой, – немного назидательно произнесла Надежда.

– Надежда, каюсь… мое любопытство...

– Ничего, на первый раз прощаю, – иронично заметила Надежда.

Услышав ее «ничего», я вдруг вспомнил историю связанною с Отто фон Бисмарком, решив опять удивить Надежду своей степенью эрудиции:

– Кстати, по поводу русского «ничего». Бисмарк, до того, как стал канцлером Германии, был послом прусского короля в России. Там же, по своему разумению, начал изучать русский язык...

– А кто его обучал русскому языку? – перебила меня Надежда, проявляя живой интерес к сказанному.

– Некто Алексеев – студент Петербургского университета. Он изобрел методу ускоренного освоения русского языка за тридцать два урока. Ну, так вот, – продолжал я, – Бисмарк долго не мог понять русское слово «ничего», говоря, что «ничего» согласно словарю – ничего, и только! Удивлялся тому, что русские при встрече на вопрос о жизни отвечают, что живут «ничего».

Как-то Бисмарк ехал во дворец к царю, извозчик на повороте вывернул его на панель и он стал ругаться, а извозчик отряхивал на нем пальто со словами: «Ничего… это ничего». В конце концов, он понял русское «ничего», когда ему посоветовали соотнести английское выражение «Never mind» с русским «Ничего».

– Рустам, Вы – прекрасный собеседник и, как я это поняла, хороший рассказчик. Я чувствую, что, общаясь с Вами, можно «пройти университеты», – заявила она не без иронии, а я, в свою очередь, решил ей отпарировать:

– Надежда, я весьма впечатлен Вашим английским. Простите за нескромный вопрос, но где же Вы умудрились его так замечательно освоить?

– Здесь, на наших курсах, – заявила она победоносно.

– В таком случае, Надежда, мне ничего не остается делать, как только доверится вам, – заявил я, будучи поверженным на лопатки. Затем добавил: – С меня – кости, с вас – мясо.

– Прежде чем Вы изволите записаться на наши курсы, Вам необходимо будет заполнить личный листок, указав свои личные данные.

Noproblem,MissHope, – вынул я добродушно из своего небогатого арсенала английского языка.

После указанной процедуры, я ознакомился с условиями договора, которые меня устраивали, и мне лишь оставалось поставить свою подпись и реквизиты под ним. Так как обучение должно было начаться  первого августа, сумму договора мне нужно было оплатить в течение трех дней.

С Надеждой мы побеседовали еще несколько минут, а точнее, обменялись любезностями, а после, я покинул это «волшебное» заведение фразой «Good bye».



[1] Ономастика – раздел лексикологии об именах собственных;  делится на антропонимику (она изучает имена, фамилии, отчества и прозвища людей) и  топонимику (она изучает географические названия, т.е. названия стран, городов, сел, рек, озер, морей, гор, равнин и т. п.) 

© Copyright: Джахангир Абдуллаев, 2014

Регистрационный номер №0228231

от 23 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0228231 выдан для произведения:

 

«Я счастлив, что владею таким великим и могучим языком, как русский, но я был бы вдвойне счастлив, если бы я еще и владел английским», – так я думал в начале 90-ых гг. XX-го столетия, ибо мой английский был никаким.

Я тщетно пытался решить свою проблему, испробовав огромное количество методов и способов, посещая учебные центры и репетиторов в своем родном городе Ташкенте, пока я не оказался волею судьбы в славном граде Петра Великого.

В один прекрасный июльский день 92-го года, прогуливаясь вдоль Невского проспекта и изучая расположение местных достопримечательностей, я неожиданно натолкнулся на столь вызывающее, но и весьма интригующее объявление на рекламном щите «Английский за три недели!». Глазам своим не мог поверить! «Я бьюсь над английским столько времени, затратил уйму средств на его освоение, а тут на тебе – три недели и все!» – подумал я. Придя в себя, я быстро пробежался глазами по рекламному щиту, чтобы узнать, где же происходит такое «необыкновенное чудо». Глядя на адрес этого «волшебного» заведения, имевшее статус учебного центра, я понял, что долго его искать мне не придется.

Пятиэтажное здание, где располагался офис учебного центра, я нашел быстро. Поднявшись на второй этаж, я повернул налево, куда указывала стрелка у входа. В конце коридора я разглядел название того самого учебного центра на большой двустворчатой двери, одна часть которой была открыта. Это была приемная учебного центра. Зайдя в приемную, я увидел очаровательную девушку лет двадцати, стоявшую возле рабочего стола и беседующую, по всей видимости, со своей коллегой. Я  поздоровался:

– Здравствуйте. Можно?

– Да, да, проходите и присаживайтесь, пожалуйста. Вы по поводу учебы? – прозвучал чуть-чуть с хрипотцой, но приятный голос девушки подобно голосу испанской певицы Сары Монтьел.

 – Да, – выстрелил я, а затем, немного смущаясь, добавил: – М-меня интересует курс «Английский за три недели».

А между тем, ее коллега, женщина лет тридцати, тридцати-трех, направившись к выходу, обратилась к девушке:

– Надя я отлучусь минут на пятнадцать. Ели кто-нибудь меня будет спрашивать, скажи, что я скоро буду.

Услышав имя этой стройной белокурой красавицы среднего роста с правильными чертами лица,  я иронично заметил вслух:

– Значит, у меня есть все-таки «надежда»!?

– Вы о чем? – смутилась она.

– Ваше имя… да, да, Ваше имя прозвучало как «гром среди ясного неба»; оно как знамение свыше.

Надежда окинула меня взором своих синих выразительных глаз, не скрывая своей ослепительной улыбки. Меня охватило приятное волнение в области Ки.

Да-а… это была любовь с первого взгляда; нежданно, негаданно. А про себя я окрестил Надежду на английский манер – ‘MissHope’. «Мисс Хоуп»… блуждала в моем зачарованном сознании. Ее внешность, голос, манеры порождали во мне самые нежные чувства, что я даже начал было забывать о цели своего визита. Но, тем не менее, собрав всю свою волю в кулак, я спросил ее:

– Мисс Хоуп, ой, пардон, Надежда, а это реально, освоить английский за три недели?

Надежда, нисколько не смутившись, заметила:

– О, Вы уже успели перевести мое имя, «Мистер Знаток» английского языка!

– Каюсь, водится за мной такой грешок – давать прозвища людям, – ответил я, а затем, добавил:

– Кстати, Вам очень подходит Ваше имя – Надежда…

– А Вы, между прочим, напоминаете мне героя из кинофильма...

Я воодушевленно перебил ее:

– Лукашина из «Ирония судьбы»?

– Определенно, – ответила она. Немного подумав, она поинтересовалось, как меня зовут и что означает мое имя, и я наступил на свой любимый конёк:

– Вообще-то я стал интересоваться ономастикой [1] , выясняя, в первую очередь, значение своего имени. Имя Рустам, – начал я, – редуцированная форма персидского имени «Ростахам», означающее «рост» и «сила». А вот имя Руслан – русифицированная версия имени «Рустам».

– А моего старшего брата зовут Руслан, – сказала она, а затем добавила: – Значит, мой брат и Вы, в определенной степени, тезки?

– Ну, да.

– А мы-то думали, оно исконно русское. Понятно…

Я решил довершить начатую тему:

– Как правило, ребенка нарекают именем собственным, в надежде… о, опять «надежда»! Ну, так, вот, в расчете, что оно предопределит его дальнейшую судьбу. Римляне говорили: «Nomenestomen» – «Имя есть предзнаменование».

– Какой Вы, однако, эрудированный, Рустам! – восхищенно заметила Надежда.

– Спасибо, Надежда, – отреагировал я на ее комплемент, а затем иронично произнес: – «Мисс Хоуп».     

Надежда, вспомнив о своих прямых обязанностях и сделав при этом немного серьезное выражение лица, которое нисколько не уступало ее улыбающемуся обаянию, предложила мне изучить их рекламно-информационный буклет, оговорив, что, если у меня возникнут какие-либо вопросы по поводу обучения, то она с удовольствием на них ответит. После этого, я погрузился в чтение буклета, предвкушая, что, изучив его, я нисколько не разочаруюсь, ибо мне хотелось две вещи: добить свой английский и, разумеется, подружиться с очаровательным созданием, сидевшим передо мной.

Чем больше я вчитывался в содержание буклета, тем больше я проникался доверием к учебному центру, так как в их программе излагалось все то, что я всегда чувствовал и предполагал, то есть, как нужно осваивать иностранные языки. Лейтмотивом через всю программу проходила основная мысль: «Мы учимся слушать, слушая; мы учимся говорить, говоря; мы учимся читать, читая; мы учимся писать, используя технику письма и порождая мысль на изучаемом языке». Как это было здорово! как это было гармонично! их программа была очень последовательной: аудирование, говорение, чтение и письмо, которые являли собой не взаимоисключающие компоненты, а их взаимодополняющую комбинацию, конечным итогом, которой было порождение мысли на изучаемом языке.

Мне также понравились и две другие мысли, зафиксированные в их программе. Мысль 1: «Мы учимся понимать значение и смысл английских фраз и предложений, а также целых текстов, не прибегая только к переводу, ибо перевод – всегда вторичен пониманию, а учимся понимать их, задействовав механизмы смысловой и логической догадки, где всегда есть место ситуации, контексту, жестам, мимике, телодвижению, иллюстрации, антонимам, синонимам и толкованию». Мысль 2: «Мы учимся пользоваться языком, работая с текстами, постоянно воспроизведя их и динамично меняя в них языковые элементы не как самоцель, а как средство передачи и получения новой или актуальной информации, как средство удовлетворения интеллектуальной, эстетической и духовной потребностей».

Единственное, что меня немного насторожило, изучая содержание буклета, так это то, что языковые тренинги проходили с 9 часов утра до 5 часов дня с перерывами на кофе-брейки и на обеды. Я спросил Надежду:

– Скажите Надежда, все ли выдерживают ежедневные многочасовые занятия?

– В основе нашей программы, – начала она, – лежит апробированная учебная технология 2-3-недельного обучения английскому языку, разработанная Лондонским университетом для иностранных студентов, поэтому не волнуйтесь по этому поводу. Еще никто не жаловался.

Читая буклет дальше, меня обрадовало, что в целях создания англоязычной атмосферы, кофе-брейки и обеды проходят на английском языке. К тому же, по воскресным дням проводились англоязычные экскурсии по городу и загородом, с посещением Государственного Эрмитажа, Третьяковской Галереи, Исаакиевского собора и прочих достопримечательностей Санкт-Петербурга.

В буклете также говорилось, что тренинги проходят преимущественно на изучаемом языке при участии двух «ведущих», один из которых реальный носитель английского языка. Меня заинтересовало понятие «ведущие» в количестве двух человек и у меня возник очередной вопрос:

– Надежда, а почему вы используете слово «ведущие», вместо слова «учителя» и почему двое ведущих?

Надежда, немного подумав, ответила:

– Ну, под понятием «ведущий» мы подразумеваем специалиста, который сочетает в себе качества профессионального учителя, шоумена или артиста. Ведь, отношения между учителем и учеником, как правило, строятся на авторитарной или подчинительной основе, где учитель командует, а ученик подчиняется. На наших же тренингах, ведущий может быть: и учителем, и приятелем, и другом, и собеседником, и кем угодно, чтобы у его подопечного была возможность постигать живое и непринужденное общение без напряжения и чувства страха. Отвечая на Ваш второй вопрос, могу сказать, что двое ведущих, они же носители английского языка, демонстрируют любую жизненную ситуацию посредством диалога, т.е. один бросает реплику, а другой реагирует. Потом нужно отметить, что…

Пока Надежда рассказывала мне о специфики их тренингов, в приемную вошел молодой сухопарый мужчина лет двадцати-восьми и поздоровался с Надеждой:

 

– Hi, Nadia. How’re you?

– Fine, Adam. And you?

– I’m all right. Thanks. Is Boss in?

– I’m afraid but he is not available at this moment.

– When’s he to be back?

– He’ll be back in hour or so.

– Okey, I’ll drop in later. Thanks.

Youre welcome. Bye.

Bye.

Пока Надежда беседовала с вошедшим, я сделал вывод, что это был, по всей видимости, живой представитель англо-саксонского мира, судя по его манере артикулировать, жестикулировать и двигать головой; говорил он естественно.

Иностранец был по-современному небрежно одет; его клетчатая рубашка нависала над потертыми джинсами, из которых торчали слегка поношенные кроссовки. Создавалось впечатление, что он родился в этом одеянии. Также бросались в глаза его короткая, немного лохматая стрижка, и коротко постриженная светло-рыжая борода.

После того, как «англичанин» покинул нас, Надежда спросила:

– На чем мы остановились?

– Он англичанин? – спросил я, указывая большим пальцем в сторону выхода.

– Да. Кстати, он вместе со своей женой, Евой, являются ведущими курса «Английский за три недели». – Затем добавила: – Ах, да, вспомнила! Ну, так вот, Адам, как носитель языка, говорит только по-английски, а Ева, его ассистент, помогает ему представлять учебный материал. Она иногда переводит некоторые выражения на русский язык для студентов, а также вносит комментарии при необходимости. Ну, и потом, задумано так, чтобы вы привыкали, как к мужскому голосу на английском языке, так и к женскому.  

– А Ева тоже из Англии? – поинтересовался я, как бы невзначай.

– Нет, Ева из Питера, но жила в Англии несколько лет.

– А как ее по-настоящему зовут?

– Прошу прощение, но пусть она остается для Вас Евой, – немного назидательно произнесла Надежда.

– Надежда, каюсь… мое любопытство...

– Ничего, на первый раз прощаю, – иронично заметила Надежда.

Услышав ее «ничего», я вдруг вспомнил историю связанною с Отто фон Бисмарком, решив опять удивить Надежду своей степенью эрудиции:

– Кстати, по поводу русского «ничего». Бисмарк, до того, как стал канцлером Германии, был послом прусского короля в России. Там же, по своему разумению, начал изучать русский язык...

– А кто его обучал русскому языку? – перебила меня Надежда, проявляя живой интерес к сказанному.

– Некто Алексеев – студент Петербургского университета. Он изобрел методу ускоренного освоения русского языка за тридцать два урока. Ну, так вот, – продолжал я, – Бисмарк долго не мог понять русское слово «ничего», говоря, что «ничего» согласно словарю – ничего, и только! Удивлялся тому, что русские при встрече на вопрос о жизни отвечают, что живут «ничего».

Как-то Бисмарк ехал во дворец к царю, извозчик на повороте вывернул его на панель и он стал ругаться, а извозчик отряхивал на нем пальто со словами: «Ничего… это ничего». В конце концов, он понял русское «ничего», когда ему посоветовали соотнести английское выражение «Never mind» с русским «Ничего».

– Рустам, Вы – прекрасный собеседник и, как я это поняла, хороший рассказчик. Я чувствую, что, общаясь с Вами, можно «пройти университеты», – заявила она не без иронии, а я, в свою очередь, решил ей отпарировать:

– Надежда, я весьма впечатлен Вашим английским. Простите за нескромный вопрос, но где же Вы умудрились его так замечательно освоить?

– Здесь, на наших курсах, – заявила она победоносно.

– В таком случае, Надежда, мне ничего не остается делать, как только доверится вам, – заявил я, будучи поверженным на лопатки. Затем добавил: – С меня – кости, с вас – мясо.

– Прежде чем Вы изволите записаться на наши курсы, Вам необходимо будет заполнить личный листок, указав свои личные данные.

Noproblem,MissHope, – вынул я добродушно из своего небогатого арсенала английского языка.

После указанной процедуры, я ознакомился с условиями договора, которые меня устраивали, и мне лишь оставалось поставить свою подпись и реквизиты под ним. Так как обучение должно было начаться  первого августа, сумму договора мне нужно было оплатить в течение трех дней.

С Надеждой мы побеседовали еще несколько минут, а точнее, обменялись любезностями, а после, я покинул это «волшебное» заведение фразой «Good bye».



[1] Ономастика – раздел лексикологии об именах собственных;  делится на антропонимику (она изучает имена, фамилии, отчества и прозвища людей) и  топонимику (она изучает географические названия, т.е. названия стран, городов, сел, рек, озер, морей, гор, равнин и т. п.) 

Рейтинг: +1 162 просмотра
Комментарии (2)
Марина Попова # 24 июля 2014 в 19:33 0
Интересно было бы узнать каков итог...
погружения в английский... live3
Джахангир Абдуллаев # 24 июля 2014 в 20:14 0
Здравствуйте, Марина. Итогом послужило мое окончательное овладение английским в рамках бытовой тематики, что позволило мне понимать устную беглую речь и бегло говорить.