Ведьма.

6 января 2013 - Валерий Рыбалкин

    1.

   Суп варился на кухонной плите, а Володя сидел на диване и ждал, когда же она в четвёртый раз выйдет из своей комнаты и пойдёт по коридору на кухню. Три раза он ходил вслед за ней и, охраняя кастрюлю на плите, наблюдал. В первый раз услышав, что он идёт вслед за ней, мачеха свернула в туалет. Во второй и в третий - она, в явном замешательстве покрутившись на кухне и не найдя, чем заняться, удалилась восвояси. Молодой человек, как часовой, стоял у плиты и с ужасом начинал понимать, что все его подозрения материализуются и обретают под собой твёрдую почву.

   Что мачеха хотела сделать? Он не знал, но примеры того, что она сделала с другими, стояли перед глазами и не давали покоя. Вот в четвёртый раз скрипнула дверь её комнаты, Володя метнулся на кухню, выключил плиту и, охватив тряпкой, понёс кастрюлю к себе.
   - Это хорошо, что она не может мне вредить на расстоянии, - думал молодой человек, наливая суп в тарелку. - Ей, видимо, надо либо поколдовать над едой, либо насыпать туда отраву.

   Его комната напоминала склад, заставленный мешками и коробками с домашним скарбом. Мебель, за исключением дивана, он разобрал и приготовил к транспортировке. Но трудно было обменять коммуналку даже тогда, в начале восьмидесятых.

   2. 
   Володе было семь лет, когда его отец Сергей после смерти жены один приехал в этот город в Донбассе и занял весьма кстати освободившуюся квартиру. Коммуналки в начале шестидесятых были в большой моде, и одинокая, средних лет соседка Галя  не могла помешать коммунисту и бывшему фронтовику обосноваться здесь. Двое детей - семилетний Володя и младший на два года Юра временно находились у дедушки с бабушкой, а когда квартирный вопрос был решён, то продали старый дом-развалюху и вчетвером переехали жить к Сергею. 

   Галя, как звали соседку, была на самом деле Анна, но на украинский лад Анна звучит как Ганна, а Ганна - как Галя. Так дети её и звали - тётя Галя. Была она родом из украинской деревни, и в войну пришлось хлебнуть ей горя. В сорок первом, захватив Украину, немцы всю молодёжь вывозили на работы в Германию. Парней, девушек, людей постарше согнали на станцию, загрузили в телячьи вагоны и под вой и причитания старух, под бессильную ненависть стариков, эшелон тронулся, увозя будущее нашей страны в рабство.

   По прибытии на место новые хозяева раскалённым железом поставили на плече каждого клеймо с индивидуальным номером и распределили вновь прибывших по местам работы. Фермер, к которому попала Галя, обращался с ней, как и с другими домашними животными, спокойно, но строго. Так и осталась бы она при фермерском стаде, если бы не пришёл долгожданный День Победы.

   После освобождения вешать колхозное ярмо на шею Галя не захотела, а обосновалась в городе, получив со временем комнату в той самой коммуналке, в которую вселился Сергей с семьёй. А номер раба на плече, навечно впечатавшийся в тело и в душу набор цифр, из-за которого даже в самую сильную жару она не носила платьев с коротким рукавом, так и остался у неё до конца жизни.
   Сергей не женился повторно. После войны мужчин осталось мало, и женщины были доступны, как никогда. С одной, Катериной, он сошёлся ненадолго, потом уступил её другу, а сам переметнулся к Марии, интеллигентной женщине, преподавателю музыки. Галя, понятно, положила глаз на видного соседа, но до поры молчала. Возможно, и было что-то между ними, но так, мимолётно. 
   Катя вышла замуж, родила ребёнка, а с Сергеем они остались просто друзьями.
   
   3.
   Двум семьям в коммуналке ужиться так же трудно, как двум медведям в одной берлоге. Капризы детей, очередь в умывальник, два стола на маленькой кухне - всё это раздражает и не даёт жить спокойно. Помаявшись немного со своенравной Галей, старики Сергея ушли в мир иной один за другим с интервалом в несколько месяцев. 

   Володе тогда было лет двенадцать, Юрию и того меньше, и перед отцом встал вопрос о выборе женщины, которая могла бы накормить и обстирать ребят. Да и сам он устал от одиночества. Мария, музыкальный работник, появилась в их доме. Но когда она впервые пришла в отсутствие Сергея, Галя при помощи швабры в толчки выгнала ненавистную соперницу, да так, что та навсегда забыла сюда дорогу. Мужчина не мешался в женские разборки, но по их завершении понял, что две медведицы в одной берлоге - это явный перебор. И потому решил остаться с Галей. Не описать разочарование и обиду Марии.  
   Наконец, жизнь начала потихоньку налаживаться. Дети были обстираны, накормлены, но о духовной близости с отцом и, особенно, с мачехой не могло быть и речи. Каждый жил своей жизнью: отец попивал немного, новая жена его пристрастилась помогать на поминках да похоронах, а у детей была своя школьная жизнь.
 
   Однажды мачеха поругалась с одинокой женщиной из соседней квартиры. (Поговаривали, что к той иногда захаживал Сергей). Со временем скандал утих, и соседки стали лучшими подругами. Но, по прошествии времени женщина заболела. Володя с братом слышали её душераздирающие стоны за стеной своей комнаты, от которых становилось страшно, особенно по ночам. Т. Галя ухаживала за подругой дома, потом носила передачи в больницу, а затем проводила в последний путь на городское кладбище. 

   Было ещё несколько подобных случаев с родными и знакомыми Гали. В том числе в родной деревне и близлежащих городах. Всё проходило по одному сценарию: сначала ссора, потом примирение, а затем болезнь и смерть человека. Никто не обращал на это внимания. Все знали, что Галя ухаживает за больными и помогает на похоронах.

   4.
   У Володи в это время были совсем другие заботы. Он жил насыщенной институтской жизнью вдалеке от дома, лишь изредка навещая родные пенаты. Годы учёбы пролетели, как сон, и дипломированный инженер с молодой беременной женой Раисой вернулся, наконец, под милый сердцу родительский кров. 
   Многое изменилось здесь, и не в лучшую сторону. Отец вышел на пенсию и пил всё больше. Мачеха, чтобы не видеть этого, постоянно была в разъездах, навещая многочисленную родню и ухаживая за больными, младший брат служил в армии, и квартира, некогда полная детского гомона, шума, игрищ, находилась в запустении.

   Здоровье отца сильно пошатнулось. С женой у него были нелады. Ругались, она уезжала в родную деревню, он переживал, возвращал её обратно, и всё повторялось сызнова. Володя  поговорил с отцом, привёз домой мачеху, а когда Рая родила девочку, то разногласия на время прекратились, и все усилия были направлены на воспитание маленького орущего комочка. Дочь назвали Леной, и даже новоиспечённый дед Сергей перестал пить и помогал молодым родителям растить ребёнка.
 
   Казалось бы - живи и радуйся. Но чёрная кошка пробежала между Раисой и т. Галей, которой не пришлось испытать радости материнства. Володя знал, что когда-то отец настоял, чтобы она сделала аборт, и теперь чувство неполноценности не давало пожилой женщине покоя. Раиса чисто по-женски чувствовала неладное, и дочь давала ей на руки очень неохотно. 
   Несколько коротких стычек определили позиции воюющих сторон, и молчаливая ненависть поселилась в доме. Начались разговоры о том, кто больше купил продуктов, кто сегодня должен готовить, стирать и так далее. Кончилось тем, что т. Галя снова уехала к родственникам, а дед Сергей запил. Набравшись, он приставал к Рае: просил, чтобы его накормили, требовал, чтобы ему отдали внучку, плакал пьяными слезами…

   Володя пытался урезонить отца, звал на помощь родню, а однажды Рая уговорила мужа пожаловаться парторгу. В те времена каждый коммунист состоял на учёте в одной из первичных парторганизаций и обязан был вести порученную ему партийную работу. Володя сходил к парторгу, тот обещал помочь, и пьяные выходки прекратились. Такие были времена - каждого человека воспитывали и держали на коротком поводке комсомол, партия, профсоюз... И люди боялись опозориться, повредить своей репутации, а потому старались держаться в рамках приличий.

   Рая, одержав победу над свёкром, смотрела на него свысока, с заметным презрением. Тот терпел и по-прежнему пил, но втихую, без скандалов. А взаимная ненависть между ними росла. Старик съездил за женой в деревню. Та отказалась возвращаться, зато прислала много продуктов - деревенскую колбасу, масло, пироги… Но Рая наказала Володе, чтобы тот ничего не брал из этих богатств:
   - Пусть ест сам. Мы возьмём, а потом я ему ещё и готовить должна! - с возмущением говорила она мужу. - Пусть сам себе готовит!
   Володя уговаривал жену, чтобы та сменила гнев на милость, но всё было бесполезно. Женщина - мать всегда права. Его аргументы разбивались об стену полного непонимания. И только эйфория победы над поверженным врагом, своего превосходства над ним иногда сверкала в глазах его молодой супруги.

   А бывший фронтовик, одержавший победу над фашистской Германией, но оказавшийся бессильным перед стервозностью встретившихся на его пути дам, одиноко сидел пьяненький на кухне и нажимал на привезённый из деревни сухой паёк. Обрюзгшее, обросшее щетиной лицо делало главу семьи похожим на лешего. Крутившуюся рядом голодную кошку он отбросил ногой, и теперь она шипела на него из угла, боясь приблизиться.
   Володя подошёл к отцу, попытался заговорить, но тот только махнул рукой:
   - И ты, мой сын, ходил на меня жаловаться! Ты хотел моего позора! Что вам не живётся спокойно? Чем я вам помешал? Смотри, вон даже кошка на меня шипит!

   Он сделал резкое движение и, действительно, послышалось шипение несчастного животного. Молодому человеку стало до одури жалко этого родного ему человека, отца, и он, с трудом сдерживая эмоции, вымолвил:
   - Папа, что я могу поделать? Она не хочет с тобой мириться, но тебе надо изменить свою жизнь, найти хорошую работу, бросить пить. Надо что-то делать!
   Отец помолчал немного, посмотрел в глаза сыну и сказал доверительно:
  - Серафима приходила, твоя покойная мать. Мы ведь с ней тоже не ладили в последнее время. А тут пришла во сне, стала поодаль и смотрит на меня молча. А я ни рукой, ни ногой, ни языком пошевелить не могу. Постояла немного, повернулась и ушла. Ты не знаешь, но во время твоей учёбы меня однажды вытаскивали из петли. А сейчас я очень плохо себя чувствую - всё нутро болит, душа не на месте, и жить мне совсем ни к чему, не хочу больше жить.

   Володя бросился к отцу, обнял его, начал уговаривать, но тот махнул ещё рюмашку, опьянел и потерял на время человеческий облик, едва добравшись до кровати. Спал он в последнее время очень плохо: храпел, ворочался. А иногда вдруг громко так всхрапывал, втягивая в себя воздух, и замолкал. Казалось, что дыхание остановилось, но проходила минута, другая - и наступал, наконец, выдох и следующий протяжный вдох.
   Удавился Сергей сидя. Привязал верёвку к батарее и, отстранившись всем своим грузным телом, затянул на шее петлю.

   5.
   В связи со смертью отца, Юрия отпустили из части на две недели раньше срока. Кто служил, тот поймёт, что это значит для солдата. Обретённая свобода и горе утраты смешались в душе молодого человека. Он увидел придавленного несчастьем брата Володю, растерянную Раису и едва начинавшую ходить и лопотать что-то маленькую Леночку. Всё стало другим, незнакомым за годы его отсутствия, да и сам он сильно изменился.

   Свобода пьянила. Хотелось новых впечатлений и ощущения полноты жизни. Но шахтёрский Донбасс - не то место, где можно безнаказанно играть в любовь. И через несколько месяцев вольной жизни Юра подхватил болезнь, которую в народе называют французским насморком. Раиса, работавшая медсестрой, с улыбочками и подковырочками делала ему уколы, и на этой почве они сдружились настолько, что Володя невольно начал ревновать. Да и как можно было сидеть спокойно, когда приходилось слышать доносившийся из соседней комнаты басовитый говорок брата и заливистый хохот жены.

   Т. Галя вернулась, и отношения в семье вроде бы, наконец, наладились. Все работали, Леночка ходила в садик, а т. Галя занималась домашним хозяйством. Правда, ребёнка ей по-прежнему не доверяли, и на этой почве тлела неугасимо старая неприязнь между невесткой и свекровью. Юра взялся за ум и решил жениться. Как-то он спросил брата:
   - Скажи, какую мне невесту выбрать?
   - С квартирой, - глядя ему прямо в глаза, сразу ответил Володя.
   Он давно думал над этой проблемой и понимал, что появление третьей хозяйки на кухне может привести к катастрофическим последствиям…
   6.
   Свадьба и переезд Юры к новой жене не разрядили обстановку. Напротив, тлевший до времени скандал вспыхнул с новой силой. Женщины не разговаривали между собой неделями, Ходили с гордым видом, не замечая друг друга. Длительный стресс вреден, и Раиса не выдержала напряжения. Постепенно, не спеша, неведомая болезнь подтачивала её организм. Будучи медиком, она обращалась к лучшим врачам города, но те лишь разводили руками, не в силах указать причину недуга. Володя переживал, а маленькая Леночка, чувствуя настроение родителей, затихала вечерами и сидела на диване, как котёнок, прижавшись к матери.

   Беда не приходит одна, а приводит за собой множество бед и несчастий. Юре пришлось жить с тёщей. Вот ей-то т. Галя и поведала однажды, что Юра был близок с Раисой, что она их застала вместе и что надо что-то с этим делать.
   Можно представить, какой разразился скандал. Приехавшая в гости родня была возмущена, виновникам были прочитаны нравоучения на темы морали, но оба пошли в отказ: не было ничего, и всё тут. Тогда призвали т. Галю, которая твёрдо заявила, что она видела непотребство собственными глазами. Гости в недоумении разъехалась, а осадок, как говорится, остался.

   Володя не знал, что и думать, а тем временем болезнь жены прогрессировала: сильно понизился гемоглобин, болели мышцы, суставы. Рая взяла отпуск и поехала с дочкой на Родину к своей матери. Вернулась она посвежевшей, повеселевшей, но без Леночки, которую оставила погостить, и принялась уговаривать Володю бросить всё и ехать в её родной город:
   - Квартиру можно разменять, а здесь я больше жить не могу. Да и мама моя поможет нам воспитывать Леночку. Милый, дорогой мой, там нам будет лучше!

   Володя решил, что это блажь, женские капризы, и наотрез отказался. Но вода камень точит, и Раиса снова и снова пыталась настоять на своём:
   - Ты сходи к тёте Кате, расспроси её, она знает о твоей любимой мачехе такое… Уж она тебе глаза откроет!
   - Не смей плохо отзываться о Т. Гале! Она нас вырастила, она нам с Юрой - как вторая мать! - вспылил Володя. - Никуда я не пойду и не поеду, а Леночку привези домой. И - всё на этом!
   Раиса замолчала, но через неделю, вернувшись с работы, наш герой не нашёл своей любимой жены. Она уехала к матери навсегда.

   7.
   Невыносимо оставаться одному. Особенно без тех, кого любишь, о ком постоянно заботился и кому отдавал все свои силы. Для Володи это был шок, удар. Будто он с разбега врезался лбом в глухую стену: больно, обидно и страшно. Но прошло время, и телеграммы, письма, телефонные переговоры с Раисой поставили всё на место. Юра был согласен на размен квартиры, но т. Галя категорически отказалась. Тогда решили менять только комнаты, которые остались от отца, вернув коммуналку в исходное состояние. И потянулись дни и месяцы поиска обменщиков в далёком городе Раисы, оформление документов и томительное ожидание в мёртвых комнатах с гулким эхом.

   Тётя Катя, бывшая подруга отца, перехватила Володю на улице и затащила к себе домой:
   - Знаешь что, Владимир, - сказала она многозначительно, без предисловий, - твоя мачеха - ВЕДЬМА.
   Володя встал из-за стола протестующе, но что-то его остановило, заставив дослушать до конца казавшиеся абсурдными обвинения.
   - Помнишь тётю Машу, подругу отца? Года три назад, когда ты учился, её похоронили. Была она здоровая, полная сил женщина, но умерла как-то внезапно: растаяла за полгода. Теперь вспомни бабушку с дедушкой. Ушли один за другим. Вспомни…

  Володя слушал, и события, большинство из которых были ему известны, выстраивались в строгую логическую цепочку, которая вела за собой так далеко, что дух захватывало от понимания того, что так неожиданно открывалось перед его глазами.
   - Теперь посмотри на меня, - продолжала Катерина. - Ты видишь, во что я превратилась после того, как Галя зачастила ко мне в гости: головокружения, боль в суставах, мне ходить сейчас трудно. Но я  догадалась, и прочно закрыла перед ней дверь. А вот Маша, несчастная, не смогла себя защитить. Царство ей небесное!

   Домой Володя пришёл в полном шоке. Он долго сидел не раздеваясь, думал. Чтобы окончательно убедиться, что это не сон и не сумасшествие, взял чистый лист бумаги и перечислил на нём все известные ему факты. Случайности быть не могло: т. Галя последовательно уничтожала всех своих врагов и недоброжелателей. Но это было за пределами здравого смысла, недоступно пониманию нормального человека. Он закрыл глаза, потом открыл их. Буквы и цифры, к великому сожалению, не исчезли. Они стояли на бумаге стройными рядами, напоминая о чудовищной реальности. Тягуче заныла правая коленка, и сразу вспомнились больные суставы Раисы. Стало страшно. В голове всплыли случайно услышанные слова отца из разговора с мачехой:

   - Ты что, милая? Так нельзя! Это тебя фашисты в лагере ТАКОМУ научили?
   - А ведь, действительно, - подумал Володя. - Её молодые годы прошли в плену, в фашистском рабстве. Чему хорошему там могли её научить? Скотское клеймо на плече на всю жизнь исковеркало душу молодой узницы. Убивать своих врагов, когда вокруг была война, ненависть, смерть - тогда это было естественно. Но в мирное время?!!

   8.
   На следующий день Володя нашёл старый ключ, закрыл своё жилище и купил новые продукты, чтобы не есть то, что могло быть отравлено мачехой. Затем он решил предупредить многочисленных родственников, которых в своих поездках периодически навещала т. Галя. Вкратце описав свои умозаключения, ещё раз прочёл написанное. Письма сильно напоминали бред сумасшедшего. Переписывать не было ни сил, ни желания, и молодой человек отправил всё как есть, не меняя.
   Сначала он готовил на кухне. Но, убедившись, что мачеха несколько раз пыталась остаться наедине с его кастрюлей, нашёл в кладовке старую электроплитку и поставил в комнате, обезопасив себя от роковых случайностей.

   В милицию обращаться было бесполезно. В лучшем случае над ним бы только посмеялись. Бросать квартиру тоже было нельзя. В этом случае семью ожидало многолетнее скитание по съёмным углам. Оставалось одно - ждать обмена квартиры.
   Искать поддержки у брата Володя не стал. Его жена и тёща, как кошки, с порога шипели на него, припоминая распутную Раису и намекая на то, что им досталась меньшая часть от отцовского наследства. Но денег у него не было, а всё самое ценное из имущества они уже забрали. Вернее, забрал Юра, подчиняясь нажиму самой страшной силы на свете – союзу дочери с матерью.

   Так и жил наш герой в осаде целых полгода. Мачеха всеми правдами и неправдами пыталась помешать квартирному обмену. Пришлось перейти к режиму строгой конспирации, а переписку с Раисой вести через главпочтамт. Как удалось Володе за эти полгода сохранить свой рассудок, одному Богу известно. Кто знает, какие мысли приходили ему в голову, когда лежал он тягучими тёмными ночами на старом продавленном диване в комнате, где прошло его детство, и понимал, что за стеной не спит, желая ему погибели,  настоящая страшная ведьма, которую он много лет считал своей матерью.

   Всему бывает конец. Кончился и этот невыносимо трудный, жестокий период в жизни нашего героя. Обмен квартиры состоялся, и на железнодорожный вокзал провожали его брат с женой, которая говорила, что расставаться надо мирно, по-хорошему, чтобы можно было письмо написать друг другу. Володя тоже так думал и со всем соглашался. Но, войдя в вагон, где-то в глубине души он понял, почувствовал, что вернуться в родной город ему, скорее всего, не захочется никогда. 
   А ещё - не давала покоя мысль о том, что во всём виновата война, которую он никогда не видел, но которая искалечила судьбы и характеры тех, кто остался в живых. Солдат она научила убивать, а женщин, побывавших в рабстве, заклеймила навеки и превратила в злобных ведьм.

   Послесловие.
   Все родные и знакомые узнали о том, в чём подозревалась Галя. С тех пор доступ к больным и покойным был для неё закрыт. Тем более, что кто-то видел, как она собирала «мёртвую воду», оставшуюся после омовения умершего. Уединившись со своей старинной подругой по фашистскому плену, бывшая узница спокойно дожила свой век.
   Володя, чтобы не вспоминать о пережитом кошмаре, навсегда оборвал связи со своими родными. В город своего детства он не приезжал никогда. 
   Юра с семьёй, обменяв квартиру, тоже уехал.

© Copyright: Валерий Рыбалкин, 2013

Регистрационный номер №0107432

от 6 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0107432 выдан для произведения:

    1.

   Суп варился на кухонной плите, а Володя сидел на диване и ждал, когда же она в четвёртый раз выйдет из своей комнаты и пойдёт по коридору на кухню. Три раза он ходил вслед за ней и, охраняя кастрюлю на плите, наблюдал. В первый раз услышав, что он идёт вслед за ней, мачеха свернула в туалет. Во второй и в третий - она, в явном замешательстве покрутившись на кухне и не найдя, чем заняться, удалилась восвояси. Молодой человек, как часовой, стоял у плиты и с ужасом начинал понимать, что все его подозрения материализуются и обретают под собой твёрдую почву.

   Что мачеха хотела сделать? Он не знал, но примеры того, что она сделала с другими, стояли перед глазами и не давали покоя. Вот в четвёртый раз скрипнула дверь её комнаты, Володя метнулся на кухню, выключил плиту и, охватив тряпкой, понёс кастрюлю к себе.
   - Это хорошо, что она не может мне вредить на расстоянии, - думал молодой человек, наливая суп в тарелку. - Ей, видимо, надо либо поколдовать над едой, либо насыпать туда отраву.

   Его комната напоминала склад, заставленный мешками и коробками с домашним скарбом. Мебель, за исключением дивана, он разобрал и приготовил к транспортировке. Но трудно было обменять коммуналку даже тогда, в начале восьмидесятых.

   2. 
   Володе было семь лет, когда его отец Сергей после смерти жены один приехал в этот город в Донбассе и занял весьма кстати освободившуюся квартиру. Коммуналки в начале шестидесятых были в большой моде, и одинокая, средних лет соседка Галя  не могла помешать коммунисту и бывшему фронтовику обосноваться здесь. Двое детей - семилетний Володя и младший на два года Юра временно находились у дедушки с бабушкой, а когда квартирный вопрос был решён, то продали старый дом-развалюху и вчетвером переехали жить к Сергею. 

   Галя, как звали соседку, была на самом деле Анна, но на украинский лад Анна звучит как Ганна, а Ганна - как Галя. Так дети её и звали - тётя Галя. Была она родом из украинской деревни, и в войну пришлось хлебнуть ей горя. В сорок первом, захватив Украину, немцы всю молодёжь вывозили на работы в Германию. Парней, девушек, людей постарше согнали на станцию, загрузили в телячьи вагоны и под вой и причитания старух, под бессильную ненависть стариков, эшелон тронулся, увозя будущее нашей страны в рабство.

   По прибытии на место новые хозяева раскалённым железом поставили на плече каждого клеймо с индивидуальным номером и распределили вновь прибывших по местам работы. Фермер, к которому попала Галя, обращался с ней, как и с другими домашними животными, спокойно, но строго. Так и осталась бы она при фермерском стаде, если бы не пришёл долгожданный День Победы.

   После освобождения вешать колхозное ярмо на шею Галя не захотела, а обосновалась в городе, получив со временем комнату в той самой коммуналке, в которую вселился Сергей с семьёй. А номер раба на плече, навечно впечатавшийся в тело и в душу набор цифр, из-за которого даже в самую сильную жару она не носила платьев с коротким рукавом, так и остался у неё до конца жизни.
   Сергей не женился повторно. После войны мужчин осталось мало, и женщины были доступны, как никогда. С одной, Катериной, он сошёлся ненадолго, потом уступил её другу, а сам переметнулся к Марии, интеллигентной женщине, преподавателю музыки. Галя, понятно, положила глаз на видного соседа, но до поры молчала. Возможно, и было что-то между ними, но так, мимолётно. 
   Катя вышла замуж, родила ребёнка, а с Сергеем они остались просто друзьями.
   
   3.
   Двум семьям в коммуналке ужиться так же трудно, как двум медведям в одной берлоге. Капризы детей, очередь в умывальник, два стола на маленькой кухне - всё это раздражает и не даёт жить спокойно. Помаявшись немного со своенравной Галей, старики Сергея ушли в мир иной один за другим с интервалом в несколько месяцев. 

   Володе тогда было лет двенадцать, Юрию и того меньше, и перед отцом встал вопрос о выборе женщины, которая могла бы накормить и обстирать ребят. Да и сам он устал от одиночества. Мария, музыкальный работник, появилась в их доме. Но когда она впервые пришла в отсутствие Сергея, Галя при помощи швабры в толчки выгнала ненавистную соперницу, да так, что та навсегда забыла сюда дорогу. Мужчина не мешался в женские разборки, но по их завершении понял, что две медведицы в одной берлоге - это явный перебор. И потому решил остаться с Галей. Не описать разочарование и обиду Марии.  
   Наконец, жизнь начала потихоньку налаживаться. Дети были обстираны, накормлены, но о духовной близости с отцом и, особенно, с мачехой не могло быть и речи. Каждый жил своей жизнью: отец попивал немного, новая жена его пристрастилась помогать на поминках да похоронах, а у детей была своя школьная жизнь.
 
   Однажды мачеха поругалась с одинокой женщиной из соседней квартиры. (Поговаривали, что к той иногда захаживал Сергей). Со временем скандал утих, и соседки стали лучшими подругами. Но, по прошествии времени женщина заболела. Володя с братом слышали её душераздирающие стоны за стеной своей комнаты, от которых становилось страшно, особенно по ночам. Т. Галя ухаживала за подругой дома, потом носила передачи в больницу, а затем проводила в последний путь на городское кладбище. 

   Было ещё несколько подобных случаев с родными и знакомыми Гали. В том числе в родной деревне и близлежащих городах. Всё проходило по одному сценарию: сначала ссора, потом примирение, а затем болезнь и смерть человека. Никто не обращал на это внимания. Все знали, что Галя ухаживает за больными и помогает на похоронах.

   4.
   У Володи в это время были совсем другие заботы. Он жил насыщенной институтской жизнью вдалеке от дома, лишь изредка навещая родные пенаты. Годы учёбы пролетели, как сон, и дипломированный инженер с молодой беременной женой Раисой вернулся, наконец, под милый сердцу родительский кров. 
   Многое изменилось здесь, и не в лучшую сторону. Отец вышел на пенсию и пил всё больше. Мачеха, чтобы не видеть этого, постоянно была в разъездах, навещая многочисленную родню и ухаживая за больными, младший брат служил в армии, и квартира, некогда полная детского гомона, шума, игрищ, находилась в запустении.

   Здоровье отца сильно пошатнулось. С женой у него были нелады. Ругались, она уезжала в родную деревню, он переживал, возвращал её обратно, и всё повторялось сызнова. Володя  поговорил с отцом, привёз домой мачеху, а когда Рая родила девочку, то разногласия на время прекратились, и все усилия были направлены на воспитание маленького орущего комочка. Дочь назвали Леной, и даже новоиспечённый дед Сергей перестал пить и помогал молодым родителям растить ребёнка.
 
   Казалось бы - живи и радуйся. Но чёрная кошка пробежала между Раисой и т. Галей, которой не пришлось испытать радости материнства. Володя знал, что когда-то отец настоял, чтобы она сделала аборт, и теперь чувство неполноценности не давало пожилой женщине покоя. Раиса чисто по-женски чувствовала неладное, и дочь давала ей на руки очень неохотно. 
   Несколько коротких стычек определили позиции воюющих сторон, и молчаливая ненависть поселилась в доме. Начались разговоры о том, кто больше купил продуктов, кто сегодня должен готовить, стирать и так далее. Кончилось тем, что т. Галя снова уехала к родственникам, а дед Сергей запил. Набравшись, он приставал к Рае: просил, чтобы его накормили, требовал, чтобы ему отдали внучку, плакал пьяными слезами…

   Володя пытался урезонить отца, звал на помощь родню, а однажды Рая уговорила мужа пожаловаться парторгу. В те времена каждый коммунист состоял на учёте в одной из первичных парторганизаций и обязан был вести порученную ему партийную работу. Володя сходил к парторгу, тот обещал помочь, и пьяные выходки прекратились. Такие были времена - каждого человека воспитывали и держали на коротком поводке комсомол, партия, профсоюз... И люди боялись опозориться, повредить своей репутации, а потому старались держаться в рамках приличий.

   Рая, одержав победу над свёкром, смотрела на него свысока, с заметным презрением. Тот терпел и по-прежнему пил, но втихую, без скандалов. А взаимная ненависть между ними росла. Старик съездил за женой в деревню. Та отказалась возвращаться, зато прислала много продуктов - деревенскую колбасу, масло, пироги… Но Рая наказала Володе, чтобы тот ничего не брал из этих богатств:
   - Пусть ест сам. Мы возьмём, а потом я ему ещё и готовить должна! - с возмущением говорила она мужу. - Пусть сам себе готовит!
   Володя уговаривал жену, чтобы та сменила гнев на милость, но всё было бесполезно. Женщина - мать всегда права. Его аргументы разбивались об стену полного непонимания. И только эйфория победы над поверженным врагом, своего превосходства над ним иногда сверкала в глазах его молодой супруги.

   А бывший фронтовик, одержавший победу над фашистской Германией, но оказавшийся бессильным перед стервозностью встретившихся на его пути дам, одиноко сидел пьяненький на кухне и нажимал на привезённый из деревни сухой паёк. Обрюзгшее, обросшее щетиной лицо делало главу семьи похожим на лешего. Крутившуюся рядом голодную кошку он отбросил ногой, и теперь она шипела на него из угла, боясь приблизиться.
   Володя подошёл к отцу, попытался заговорить, но тот только махнул рукой:
   - И ты, мой сын, ходил на меня жаловаться! Ты хотел моего позора! Что вам не живётся спокойно? Чем я вам помешал? Смотри, вон даже кошка на меня шипит!

   Он сделал резкое движение и, действительно, послышалось шипение несчастного животного. Молодому человеку стало до одури жалко этого родного ему человека, отца, и он, с трудом сдерживая эмоции, вымолвил:
   - Папа, что я могу поделать? Она не хочет с тобой мириться, но тебе надо изменить свою жизнь, найти хорошую работу, бросить пить. Надо что-то делать!
   Отец помолчал немного, посмотрел в глаза сыну и сказал доверительно:
  - Серафима приходила, твоя покойная мать. Мы ведь с ней тоже не ладили в последнее время. А тут пришла во сне, стала поодаль и смотрит на меня молча. А я ни рукой, ни ногой, ни языком пошевелить не могу. Постояла немного, повернулась и ушла. Ты не знаешь, но во время твоей учёбы меня однажды вытаскивали из петли. А сейчас я очень плохо себя чувствую - всё нутро болит, душа не на месте, и жить мне совсем ни к чему, не хочу больше жить.

   Володя бросился к отцу, обнял его, начал уговаривать, но тот махнул ещё рюмашку, опьянел и потерял на время человеческий облик, едва добравшись до кровати. Спал он в последнее время очень плохо: храпел, ворочался. А иногда вдруг громко так всхрапывал, втягивая в себя воздух, и замолкал. Казалось, что дыхание остановилось, но проходила минута, другая - и наступал, наконец, выдох и следующий протяжный вдох.
   Удавился Сергей сидя. Привязал верёвку к батарее и, отстранившись всем своим грузным телом, затянул на шее петлю.

   5.
   В связи со смертью отца, Юрия отпустили из части на две недели раньше срока. Кто служил, тот поймёт, что это значит для солдата. Обретённая свобода и горе утраты смешались в душе молодого человека. Он увидел придавленного несчастьем брата Володю, растерянную Раису и едва начинавшую ходить и лопотать что-то маленькую Леночку. Всё стало другим, незнакомым за годы его отсутствия, да и сам он сильно изменился.

   Свобода пьянила. Хотелось новых впечатлений и ощущения полноты жизни. Но шахтёрский Донбасс - не то место, где можно безнаказанно играть в любовь. И через несколько месяцев вольной жизни Юра подхватил болезнь, которую в народе называют французским насморком. Раиса, работавшая медсестрой, с улыбочками и подковырочками делала ему уколы, и на этой почве они сдружились настолько, что Володя невольно начал ревновать. Да и как можно было сидеть спокойно, когда приходилось слышать доносившийся из соседней комнаты басовитый говорок брата и заливистый хохот жены.

   Т. Галя вернулась, и отношения в семье вроде бы, наконец, наладились. Все работали, Леночка ходила в садик, а т. Галя занималась домашним хозяйством. Правда, ребёнка ей по-прежнему не доверяли, и на этой почве тлела неугасимо старая неприязнь между невесткой и свекровью. Юра взялся за ум и решил жениться. Как-то он спросил брата:
   - Скажи, какую мне невесту выбрать?
   - С квартирой, - глядя ему прямо в глаза, сразу ответил Володя.
   Он давно думал над этой проблемой и понимал, что появление третьей хозяйки на кухне может привести к катастрофическим последствиям…
   6.
   Свадьба и переезд Юры к новой жене не разрядили обстановку. Напротив, тлевший до времени скандал вспыхнул с новой силой. Женщины не разговаривали между собой неделями, Ходили с гордым видом, не замечая друг друга. Длительный стресс вреден, и Раиса не выдержала напряжения. Постепенно, не спеша, неведомая болезнь подтачивала её организм. Будучи медиком, она обращалась к лучшим врачам города, но те лишь разводили руками, не в силах указать причину недуга. Володя переживал, а маленькая Леночка, чувствуя настроение родителей, затихала вечерами и сидела на диване, как котёнок, прижавшись к матери.

   Беда не приходит одна, а приводит за собой множество бед и несчастий. Юре пришлось жить с тёщей. Вот ей-то т. Галя и поведала однажды, что Юра был близок с Раисой, что она их застала вместе и что надо что-то с этим делать.
   Можно представить, какой разразился скандал. Приехавшая в гости родня была возмущена, виновникам были прочитаны нравоучения на темы морали, но оба пошли в отказ: не было ничего, и всё тут. Тогда призвали т. Галю, которая твёрдо заявила, что она видела непотребство собственными глазами. Гости в недоумении разъехалась, а осадок, как говорится, остался.

   Володя не знал, что и думать, а тем временем болезнь жены прогрессировала: сильно понизился гемоглобин, болели мышцы, суставы. Рая взяла отпуск и поехала с дочкой на Родину к своей матери. Вернулась она посвежевшей, повеселевшей, но без Леночки, которую оставила погостить, и принялась уговаривать Володю бросить всё и ехать в её родной город:
   - Квартиру можно разменять, а здесь я больше жить не могу. Да и мама моя поможет нам воспитывать Леночку. Милый, дорогой мой, там нам будет лучше!

   Володя решил, что это блажь, женские капризы, и наотрез отказался. Но вода камень точит, и Раиса снова и снова пыталась настоять на своём:
   - Ты сходи к тёте Кате, расспроси её, она знает о твоей любимой мачехе такое… Уж она тебе глаза откроет!
   - Не смей плохо отзываться о Т. Гале! Она нас вырастила, она нам с Юрой - как вторая мать! - вспылил Володя. - Никуда я не пойду и не поеду, а Леночку привези домой. И - всё на этом!
   Раиса замолчала, но через неделю, вернувшись с работы, наш герой не нашёл своей любимой жены. Она уехала к матери навсегда.

   7.
   Невыносимо оставаться одному. Особенно без тех, кого любишь, о ком постоянно заботился и кому отдавал все свои силы. Для Володи это был шок, удар. Будто он с разбега врезался лбом в глухую стену: больно, обидно и страшно. Но прошло время, и телеграммы, письма, телефонные переговоры с Раисой поставили всё на место. Юра был согласен на размен квартиры, но т. Галя категорически отказалась. Тогда решили менять только комнаты, которые остались от отца, вернув коммуналку в исходное состояние. И потянулись дни и месяцы поиска обменщиков в далёком городе Раисы, оформление документов и томительное ожидание в мёртвых комнатах с гулким эхом.

   Тётя Катя, бывшая подруга отца, перехватила Володю на улице и затащила к себе домой:
   - Знаешь что, Владимир, - сказала она многозначительно, без предисловий, - твоя мачеха - ВЕДЬМА.
   Володя встал из-за стола протестующе, но что-то его остановило, заставив дослушать до конца казавшиеся абсурдными обвинения.
   - Помнишь тётю Машу, подругу отца? Года три назад, когда ты учился, её похоронили. Была она здоровая, полная сил женщина, но умерла как-то внезапно: растаяла за полгода. Теперь вспомни бабушку с дедушкой. Ушли один за другим. Вспомни…

  Володя слушал, и события, большинство из которых были ему известны, выстраивались в строгую логическую цепочку, которая вела за собой так далеко, что дух захватывало от понимания того, что так неожиданно открывалось перед его глазами.
   - Теперь посмотри на меня, - продолжала Катерина. - Ты видишь, во что я превратилась после того, как Галя зачастила ко мне в гости: головокружения, боль в суставах, мне ходить сейчас трудно. Но я  догадалась, и прочно закрыла перед ней дверь. А вот Маша, несчастная, не смогла себя защитить. Царство ей небесное!

   Домой Володя пришёл в полном шоке. Он долго сидел не раздеваясь, думал. Чтобы окончательно убедиться, что это не сон и не сумасшествие, взял чистый лист бумаги и перечислил на нём все известные ему факты. Случайности быть не могло: т. Галя последовательно уничтожала всех своих врагов и недоброжелателей. Но это было за пределами здравого смысла, недоступно пониманию нормального человека. Он закрыл глаза, потом открыл их. Буквы и цифры, к великому сожалению, не исчезли. Они стояли на бумаге стройными рядами, напоминая о чудовищной реальности. Тягуче заныла правая коленка, и сразу вспомнились больные суставы Раисы. Стало страшно. В голове всплыли случайно услышанные слова отца из разговора с мачехой:

   - Ты что, милая? Так нельзя! Это тебя фашисты в лагере ТАКОМУ научили?
   - А ведь, действительно, - подумал Володя. - Её молодые годы прошли в плену, в фашистском рабстве. Чему хорошему там могли её научить? Скотское клеймо на плече на всю жизнь исковеркало душу молодой узницы. Убивать своих врагов, когда вокруг была война, ненависть, смерть - тогда это было естественно. Но в мирное время?!!

   8.
   На следующий день Володя нашёл старый ключ, закрыл своё жилище и купил новые продукты, чтобы не есть то, что могло быть отравлено мачехой. Затем он решил предупредить многочисленных родственников, которых в своих поездках периодически навещала т. Галя. Вкратце описав свои умозаключения, ещё раз прочёл написанное. Письма сильно напоминали бред сумасшедшего. Переписывать не было ни сил, ни желания, и молодой человек отправил всё как есть, не меняя.
   Сначала он готовил на кухне. Но, убедившись, что мачеха несколько раз пыталась остаться наедине с его кастрюлей, нашёл в кладовке старую электроплитку и поставил в комнате, обезопасив себя от роковых случайностей.

   В милицию обращаться было бесполезно. В лучшем случае над ним бы только посмеялись. Бросать квартиру тоже было нельзя. В этом случае семью ожидало многолетнее скитание по съёмным углам. Оставалось одно - ждать обмена квартиры.
   Искать поддержки у брата Володя не стал. Его жена и тёща, как кошки, с порога шипели на него, припоминая распутную Раису и намекая на то, что им досталась меньшая часть от отцовского наследства. Но денег у него не было, а всё самое ценное из имущества они уже забрали. Вернее, забрал Юра, подчиняясь нажиму самой страшной силы на свете – союзу дочери с матерью.

   Так и жил наш герой в осаде целых полгода. Мачеха всеми правдами и неправдами пыталась помешать квартирному обмену. Пришлось перейти к режиму строгой конспирации, а переписку с Раисой вести через главпочтамт. Как удалось Володе за эти полгода сохранить свой рассудок, одному Богу известно. Кто знает, какие мысли приходили ему в голову, когда лежал он тягучими тёмными ночами на старом продавленном диване в комнате, где прошло его детство, и понимал, что за стеной не спит, желая ему погибели,  настоящая страшная ведьма, которую он много лет считал своей матерью.

   Всему бывает конец. Кончился и этот невыносимо трудный, жестокий период в жизни нашего героя. Обмен квартиры состоялся, и на железнодорожный вокзал провожали его брат с женой, которая говорила, что расставаться надо мирно, по-хорошему, чтобы можно было письмо написать друг другу. Володя тоже так думал и со всем соглашался. Но, войдя в вагон, где-то в глубине души он понял, почувствовал, что вернуться в родной город ему, скорее всего, не захочется никогда. 
   А ещё - не давала покоя мысль о том, что во всём виновата война, которую он никогда не видел, но которая искалечила судьбы и характеры тех, кто остался в живых. Солдат она научила убивать, а женщин, побывавших в рабстве, заклеймила навеки и превратила в злобных ведьм.

   Послесловие.
   Все родные и знакомые узнали о том, в чём подозревалась Галя. С тех пор доступ к больным и покойным был для неё закрыт. Тем более, что кто-то видел, как она собирала «мёртвую воду», оставшуюся после омовения умершего. Уединившись со своей старинной подругой по фашистскому плену, бывшая узница спокойно дожила свой век.
   Володя, чтобы не вспоминать о пережитом кошмаре, навсегда оборвал связи со своими родными. В город своего детства он не приезжал никогда. 
   Юра с семьёй, обменяв квартиру, тоже уехал.
Рейтинг: +7 239 просмотров
Комментарии (10)
Анна Магасумова # 6 января 2013 в 14:33 +2
Да, фашистский плен клеймо Гале на душу поставил. Вот она и мстила всем, кто оказался счастливее её. 38
Валерий Рыбалкин # 6 января 2013 в 21:13 +1
Да, так оно и было. Не дай Бог новой бойни и новых искорёженных душ. Я уже не говорю об убитых. cry2
Валентина Попова # 7 января 2013 в 03:28 +2
Фашистское клеймо не оправдывает её злодеяния, а наоборот Сама натерпелась унижений и страха, должна быть милосердней к другим. Представлю какая страшная смерть её ожидает за все её прегрешения. Интресный рассказ. Спасибо.
Валерий Рыбалкин # 7 января 2013 в 08:00 +2
Рад, что Вы прочитали рассказ. Война многое изменяет в жизни людей - приучает к убийствам, к смерти, как к чему-то обыденному. Я говорил с психологом, которая наблюдает солдат, прошедших Афган и Чечню. У них психика нарушена. А кто проверял людей, прошедших ужасы Отечественной войны?
Но, Вы правы, в большинстве случаев лишения делают людей милосердными.
Дмитрий Криушов # 7 января 2013 в 19:42 +1
Да нет, Валерий, это не фашисты ее научили, - свои. Для самообороны, так сказать. И то, что она не остановилась вовремя в своем сугубо славянском ведьмовстве - это сугубо вина Гали. Видать, велика она - сила власти над жизнями людей.
Но - не будем о грустном, сегодня же Светлый Праздник! С Рождеством Вас!
Валерий Рыбалкин # 7 января 2013 в 20:11 +1
Возможно, Вы и правы. Свои или чужие - не столь важно. Важно то, что когда человек видит вокруг себя убийства и жестокость, появляется большая вероятность того, что он сам станет убийцей. Даже серийным, как это описано в рассказе. Американцы после войны во Вьетнаме вынуждены были лечить психические расстройства воевавших там солдат.
Нина Лащ # 13 января 2013 в 14:27 +1
Я никогда раньше не слышала о таком. Интересная, но и невеселая тема. Действительно, о нарушенной психике солдат, воевавших в Афганистане и Чечне, говорили и писали много, но после Великой Отечественной – почти нет. Что касается главной героини-ведьмы, я все же прихожу к мнению, что не только фашистское рабство так искалечило ее душу и психику, не только то, что у нее не было собственных детей, но было природой заложено в ней зло, отсутствие милосердия. Спасибо за рассказ, Валерий. Хорошо написали.
Валерий Рыбалкин # 13 января 2013 в 14:49 +1
Возможно, Вы и правы, Нина. Но детей у неё не было, в конечном итоге, в результате войны. Сколько мужчин было убито! Бедные женщины, оставшиеся одинокими. Очень трудно всё это представить сейчас.
А то, что не писали о последствиях войны для психики людей, так в то время о многом было писать запрещено или просто не принято. Мой отец почти никогда не рассказывал о тех ужасах, которые ему пришлось пережить. Другие, говорят, просто плакали, вспоминая. А песню помните: "Этот праздник со слезами на глазах..." Выходит, что война наложила свою печать даже на тех, кто остался в живых.
Нина Лащ # 13 января 2013 в 14:58 +1
Да, Валерий. Писать о многом было запрещено в СССР, много пафосности было в произведениях о той войне, идеология... Спасибо за отзыв на мой комментарий, спасибо, что поднимаете интересные и сложные темы.
Валерий Рыбалкин # 13 января 2013 в 15:04 +1
Я ведь рос в это время, многое помню. Нельзя, чтобы нынешнее поколение забывало обо всём этом.