Утро

18 марта 2013 - Светослав Ильиных
article124421.jpg

 

Православный приход в честь архистратига Гавриила располагался на окраине города в частном секторе, поэтому луковку купола, увенчанную резным крестом и выкрашенную синей краской, прохожие замечали издали. Старенький деревянный храм требовал ремонта и он по мере сил делался, но до столичной красоты ему было так же далеко, как до луны.

Сергей, попав в который раз в этот большой и шумный город, все же выбрал время и добрался до цели своего интереса – церкви. Бывая по долгу службы в разных весях, он обязательно находил местные храмы, посещал их, фотографировал. В Бог он не верил, а вот архитектура культовых сооружений его интересовала. Случалось находить вовсе «жемчужинки» - заброшенные еще при советах такие вот здания, претерпевшие не только внешние изменения, но, и, зачастую, порушенные. Сергей фотографировал такие церкви, зарисовывал их в альбом, а потом   искал в Интернете сведения про таковые если были – старые фотографии, если их не имелось, воссоздавал прежний облик храма, давая волю воображению. Получалось красиво. 

И вот новый объект исследования. По-зимнему яркий день, пустынные улочки, лай собак, дым из печных труб. Службы в храме в будний день не велось, поэтому, обойдя его со всех сторон и наделав снимков на цифровую фотокамеру, Сергей  решил зайти в сам храм.

-Молодой человек, - кто-то позвал его со спины, - а не сосчитаешь ли мне, сколько куполов у церкви, я что-то сослепу не вижу.

Позади стоял прилично одетый, правда, по-старомодному,  старичок. Кустистая светлая бородка, густые седые брови. Бесцветные, выгоревшие от жизни глаза, испытывающее смотрели из под шапки на Сергея.

-Куполов? – Отвлекся он от созерцания церкви и тут же вспомнил где-то вычитанное, что на такой вопрос отвечать не следует – дело колдовством попахивает. И хотя во всякие там штучки-дрючки он не особо верил, перестраховался.

-Не считал, - коротко бросил он.

-А чего тогда пришел к храму? – вновь отвлек его от мыслей старик.

-Надо и пришел! – Вдаваться в словопрения с неизвестным Сергею не хотелось.

-Так сюда по одной надобности ходят – молиться.

Сергея зацепило. Он обернулся и уж собирался отбрить непрошенного собеседника, как поперхнулся от удивления – тот исчез. Зато потом пришел во сне, когда Сергей, напившись чаю, уютненько устроился в гостиничной кровати, пахнущей дешевым стиральным порошком.

-Ну что, любитель старины, поговорим?

Старик сидел на краю кровати, сняв шапку и положив ее на колени. Лохматые брови топорщились, придавая   лицу гостя грозное выражение. То, что это был сон, Сергей не сомневался – старик никак не мог просочиться в закрытый номер, да  и зачем ему это было бы нужно?

-О чем?

--Да о Боге.

-Так нет его, - Сергей присел тоже – так было удобнее разговаривать

-Тогда кто есть?

-Наука. Она все знает.

-Бог тоже все знает.

-Он - выдумка.

-А наука – не выдумка?

-Ну, ты даешь, дед! – Рассердился Сергей. – Как раз наука – это база всех знаний!

-Раз всех, то и про Бога должна знать! – Настаивал старик.

-Бога твоего никто еще не видел. ДНК человеческое видели ученые, а Бога нет!

-Так это ДНК кто-то же создал?

Дед упирался и Сергея  это раздражало.

-Само создалось, - буркнул он. – А все началось с Большого взрыва…

-Ага, - ехидно хихикнул старик, - а потом появилась жизнь. Не слишком ли умно для взрыва, даже большого? Ты на себя  посмотри – ты что, плод случайных совпадений?

-Ты не «перетягивай на себя одеяло», старик! – возмутился Сергей. – С момента Большого взрыва прошли миллиарды лет, за это время многое стало возможным.

-Так и увлекался бы астрономией, - не унимался гость, - звездочки, туманности рассматривал в телескоп, братьев по разуму искал. А ты к храмам тянешься.

-Из-за их красоты.

-Вера в Бога красивее. Церкви только отражают ее.

-Вера не материальна! Я не могу фотографировать и рисовать веру!

-А зачем ее фотографировать? – Старик шевельнул кустистыми бровями. – Ты в себе храм веры выстрой – по кирпичику, по камушку. А, когда выстроишь – на это ведь годы уйдут, тогда и поймешь, что красивее.

-Не агитируй меня, дед! – Возмутился Сергей. - Ты этот «опиум» для других оставь. А я человек современный, начитанный, и в науке мне больше понятного, чем в абстрактной вере.

-Это ты сам абстрактный, - съязвил гость,– а Бог, он  реальный.

-Докажи! -  Предложил Сергей.

Старик на мгновенье задумался.

-Ты можешь нарисовать или сфотографировать утро или вечер?

-Легко!

-А ведь утро и вечер  - это понятия самые, что ни на есть абстрактные, - дед говорил тихо, и к его словам пришлось прислушиваться. -  Если бы в мировом пространстве, окружающем Землю, не было небесных светил — Солнца, звёзд и Луны, мы бы не замечали вращения Земли. Теперь же, хотя мы не чувствуем, что Земля вертится, мы видим, что по небу перемещаются в одном и том же направлении — с востока на запад — все небесные светила. В действительности же это сама Земля вращается в противоположном направлении — с запада на восток.

Таким образом, смена дня и ночи происходит потому, что из-за вращения Земли вокруг своей оси одно и то же место на земной поверхности то бывает обращено к Солнцу и освещается его лучами, то оказывается повёрнутым прочь от Солнца. Благодаря этому на левой, освещённой солнечными лучами половине земного шара — день, а на правой, неосвещённой половине — ночь. Так что  твои утро и вечер – чистой воды абстракция, которую можно зарисовать лишь потому, что есть Солнце. Вот и Бог, как Солнце, а вера – его свет. Все остальное – абстракция, которую ты принимаешь за реальность.

-То есть, сама жизнь и все, что в ней есть: люди, здания, моря и реки? – Старик привел удачный пример, но Сергей не хотел этого признать. – Тогда церкви тоже абстракция!

-Правильно! - кивнул гость. – Без веры в Бога церковь – это просто здание, которое можно разрушить или сделать из него склад. – В тебе таких «зданий» понастроено много. И все они рухнут, когда ты начнешь строить в себе храм веры.

-Ладно, - сдал позиции Сергей, - выстрою я его и что, счастливее стану?

-Прозреешь,- коротко ответил дед. – И тогда, приходя к земному храму, ты будешь видеть в нем не просто красивое здание, а символ веры – отблеск того самого «солнца», из-за которого в людских душах после ночи наступает утро.

-И действительно, стану счастливее?

-Несомненно. Потому, как счастье – это потребность человека, которую можно почувствовать, только выйдя из тени на свет.

А фотографировать и зарисовывать храмы – дело хорошее, особенно, если душе это нравится, значит, устала она все время жить в ночи, вот и тянется к свету как может.

Старик поднялся с кровати.

-Попрощаемся, мне пора, да и утро скоро…

Он  перекрестил Сергея и исчез, доказав тем самым, что приснился Сергею. Вот только что было странно – маленький будильник, стоящий на тумбочке, показывал невозможное – утро, хотя, Сергей был уверен, старик приснился ему ближе к полночи.

Через минуту часы зазвонили – пора было вставать. Наступал новый день…

 

 

 

© Copyright: Светослав Ильиных, 2013

Регистрационный номер №0124421

от 18 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0124421 выдан для произведения:

 

Православный приход в честь архистратига Гавриила располагался на окраине города в частном секторе, поэтому луковку купола, увенчанную резным крестом и выкрашенную синей краской, прохожие замечали издали. Старенький деревянный храм требовал ремонта и он по мере сил делался, но до столичной красоты ему было так же далеко, как до луны.

Сергей, попав в который раз в этот большой и шумный город, все же выбрал время и добрался до цели своего интереса – церкви. Бывая по долгу службы в разных весях, он обязательно находил местные храмы, посещал их, фотографировал. В Бог он не верил, а вот архитектура культовых сооружений его интересовала. Случалось находить вовсе «жемчужинки» - заброшенные еще при советах такие вот здания, претерпевшие не только внешние изменения, но, и, зачастую, порушенные. Сергей фотографировал такие церкви, зарисовывал их в альбом, а потом   искал в Интернете сведения про таковые если были – старые фотографии, если их не имелось, воссоздавал прежний облик храма, давая волю воображению. Получалось красиво. 

И вот новый объект исследования. По-зимнему яркий день, пустынные улочки, лай собак, дым из печных труб. Службы в храме в будний день не велось, поэтому, обойдя его со всех сторон и наделав снимков на цифровую фотокамеру, Сергей  решил зайти в сам храм.

-Молодой человек, - кто-то позвал его со спины, - а не сосчитаешь ли мне, сколько куполов у церкви, я что-то сослепу не вижу.

Позади стоял прилично одетый, правда, по-старомодному,  старичок. Кустистая светлая бородка, густые седые брови. Бесцветные, выгоревшие от жизни глаза, испытывающее смотрели из под шапки на Сергея.

-Куполов? – Отвлекся он от созерцания церкви и тут же вспомнил где-то вычитанное, что на такой вопрос отвечать не следует – дело колдовством попахивает. И хотя во всякие там штучки-дрючки он не особо верил, перестраховался.

-Не считал, - коротко бросил он.

-А чего тогда пришел к храму? – вновь отвлек его от мыслей старик.

-Надо и пришел! – Вдаваться в словопрения с неизвестным Сергею не хотелось.

-Так сюда по одной надобности ходят – молиться.

Сергея зацепило. Он обернулся и уж собирался отбрить непрошенного собеседника, как поперхнулся от удивления – тот исчез. Зато потом пришел во сне, когда Сергей, напившись чаю, уютненько устроился в гостиничной кровати, пахнущей дешевым стиральным порошком.

-Ну что, любитель старины, поговорим?

Старик сидел на краю кровати, сняв шапку и положив ее на колени. Лохматые брови топорщились, придавая   лицу гостя грозное выражение. То, что это был сон, Сергей не сомневался – старик никак не мог просочиться в закрытый номер, да  и зачем ему это было бы нужно?

-О чем?

--Да о Боге.

-Так нет его, - Сергей присел тоже – так было удобнее разговаривать

-Тогда кто есть?

-Наука. Она все знает.

-Бог тоже все знает.

-Он - выдумка.

-А наука – не выдумка?

-Ну, ты даешь, дед! – Рассердился Сергей. – Как раз наука – это база всех знаний!

-Раз всех, то и про Бога должна знать! – Настаивал старик.

-Бога твоего никто еще не видел. ДНК человеческое видели ученые, а Бога нет!

-Так это ДНК кто-то же создал?

Дед упирался и Сергея  это раздражало.

-Само создалось, - буркнул он. – А все началось с Большого взрыва…

-Ага, - ехидно хихикнул старик, - а потом появилась жизнь. Не слишком ли умно для взрыва, даже большого? Ты на себя  посмотри – ты что, плод случайных совпадений?

-Ты не «перетягивай на себя одеяло», старик! – возмутился Сергей. – С момента Большого взрыва прошли миллиарды лет, за это время многое стало возможным.

-Так и увлекался бы астрономией, - не унимался гость, - звездочки, туманности рассматривал в телескоп, братьев по разуму искал. А ты к храмам тянешься.

-Из-за их красоты.

-Вера в Бога красивее. Церкви только отражают ее.

-Вера не материальна! Я не могу фотографировать и рисовать веру!

-А зачем ее фотографировать? – Старик шевельнул кустистыми бровями. – Ты в себе храм веры выстрой – по кирпичику, по камушку. А, когда выстроишь – на это ведь годы уйдут, тогда и поймешь, что красивее.

-Не агитируй меня, дед! – Возмутился Сергей. - Ты этот «опиум» для других оставь. А я человек современный, начитанный, и в науке мне больше понятного, чем в абстрактной вере.

-Это ты сам абстрактный, - съязвил гость,– а Бог, он  реальный.

-Докажи! -  Предложил Сергей.

Старик на мгновенье задумался.

-Ты можешь нарисовать или сфотографировать утро или вечер?

-Легко!

-А ведь утро и вечер  - это понятия самые, что ни на есть абстрактные, - дед говорил тихо, и к его словам пришлось прислушиваться. -  Если бы в мировом пространстве, окружающем Землю, не было небесных светил — Солнца, звёзд и Луны, мы бы не замечали вращения Земли. Теперь же, хотя мы не чувствуем, что Земля вертится, мы видим, что по небу перемещаются в одном и том же направлении — с востока на запад — все небесные светила. В действительности же это сама Земля вращается в противоположном направлении — с запада на восток.

Таким образом, смена дня и ночи происходит потому, что из-за вращения Земли вокруг своей оси одно и то же место на земной поверхности то бывает обращено к Солнцу и освещается его лучами, то оказывается повёрнутым прочь от Солнца. Благодаря этому на левой, освещённой солнечными лучами половине земного шара — день, а на правой, неосвещённой половине — ночь. Так что  твои утро и вечер – чистой воды абстракция, которую можно зарисовать лишь потому, что есть Солнце. Вот и Бог, как Солнце, а вера – его свет. Все остальное – абстракция, которую ты принимаешь за реальность.

-То есть, сама жизнь и все, что в ней есть: люди, здания, моря и реки? – Старик привел удачный пример, но Сергей не хотел этого признать. – Тогда церкви тоже абстракция!

-Правильно! - кивнул гость. – Без веры в Бога церковь – это просто здание, которое можно разрушить или сделать из него склад. – В тебе таких «зданий» понастроено много. И все они рухнут, когда ты начнешь строить в себе храм веры.

-Ладно, - сдал позиции Сергей, - выстрою я его и что, счастливее стану?

-Прозреешь,- коротко ответил дед. – И тогда, приходя к земному храму, ты будешь видеть в нем не просто красивое здание, а символ веры – отблеск того самого «солнца», из-за которого в людских душах после ночи наступает утро.

-И действительно, стану счастливее?

-Несомненно. Потому, как счастье – это потребность человека, которую можно почувствовать, только выйдя из тени на свет.

А фотографировать и зарисовывать храмы – дело хорошее, особенно, если душе это нравится, значит, устала она все время жить в ночи, вот и тянется к свету как может.

Старик поднялся с кровати.

-Попрощаемся, мне пора, да и утро скоро…

Он  перекрестил Сергея и исчез, доказав тем самым, что приснился Сергею. Вот только что было странно – маленький будильник, стоящий на тумбочке, показывал невозможное – утро, хотя, Сергей был уверен, старик приснился ему ближе к полночи.

Через минуту часы зазвонили – пора было вставать. Наступал новый день…

 

 

 

Рейтинг: +1 190 просмотров
Комментарии (1)
Валентина Попова # 25 марта 2013 в 14:31 0
Сложная дискуссия произошла у Сергея с дедом. Бога в душе надо иметь, а не в церкви. И понятие Бога у каждого разное. Три ведущие религии и кто же из них прав? Я же под Богом понимаю - Единый Вселенский Разум, а Разум для всех религий един и что Космос в целом разумен я в это верю и что он живёт по своим законам, и эти законы надо знать.