ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Ты ведь хочешь... История вторая

Ты ведь хочешь... История вторая

7 ноября 2020 - Тамара Габриель
article483141.jpg
Она чувствовала в себе неугасимый огонь, он колыхался в ней, и она двигалась в такт ему. Она не обращала внимания на окружающих людей, она не видела в их глазах осуждение, презрение, ужас, насмешку. Она не слышала их возгласов, она словно жила в своём мире, который по удивительному совпадению вдруг совпал с реальным. Она покачала обнажёнными бёдрами рядом с учителем рисования, прижалась к нему спиной, в то время, как вся остальная школа могла лицезреть её обнажённое тело. Девушка словно танцевала, объятая пламенем, она ласкала свою грудь, шею, ягодицы. Она двигалась, не переставая и постоянно перескакивала с мужчины на мужчину. Она не замечала, что после учителя рисования успела потереться об одноклассника Рому, повисела на шее у физрука и запустила руку в штаны девятикласснику. 
Все её действия снимались на многочисленные мобильные телефоны, учителя не могли разогнать народ по классам, в школьных коридорах стоял возбуждающий гул голосов. Обнажённая ученица плохо осознавала, что происходит в реальности, но даже если бы она понимала, всё равно ничего изменить было бы нельзя. Это её наказание, и она это знала. 
  За пару дней до этих событий, эта девушка была абсолютно нормальной, и даже не думала, что с ней могла приключиться подобная история. 
  1 сентября выдалось промозглым и холодным. Блёклую листву нещадно трепал ветер, в лужах отражалось хмурое небо, по которому пролетали стаи птиц, летящих на юг. Каира тяжело вздыхала и смотрела на самое ненавистное здание в мире – на свою родную школу. Почему-то ей с классом не повезло, у неё не было там друзей. Лайза училась в параллельном «в» классе и ничем не могла помочь Каире. Они встречались каждую перемену, и это было хоть каким-то утешением Каире. Но в классе её недолюбливали, она всё-таки была всего лишь дочерью наркоманки и ничего особенного собой не представляла. Дети вообще плохо воспринимают сверстников из другого социального слоя. Каира ежедневно терпела насмешки одноклассников или всеобщее игнорирование, ведь Каира всегда одевалась не по моде, она никогда не ездила на платные экскурсии и никогда не сдавала деньги на чаепития. Девочка всегда была изгоем и этот год не исключение, тем более это выпускной класс. Каира так сильно желала вырваться из дома, что пошла в школу в 6 лет, соседка, которая была учительницей младших классов, пожалела девочку и помогла ей попасть в школу на год раньше. А дальше российское правительство провело ряд странных образовательных реформ, в результате которых девочка не училась в 4 классе. Из 3-го класса её перевели сразу в 5-й. Один год даже во всех школах страны просто не было 4-го класса. Так и получилось, что Каира единственная в классе, кто учился ровно 10 лет и в выпускном классе Каире исполнилось ровно 16 лет. 
  После того странного происшествия с её матерью, Каира больше не возвращалась домой. Она плохо помнила, что случилось, но поняла, что мать пыталась её убить. Каира впервые в жизни стала бояться своей родительницы. Девочка старалась не показывать свой страх, но он был в ней, как заноза, которую не смогли вытащить и оставили её в покое, чтобы она вышла сама. 
  Каира стояла перед воротами школьного двора и не торопилась войти внутрь, она предпочла дождаться Лайзу, с которой за последнее время стала ещё более близка. Родители Лайзы приняли Каиру без слов, они знали, что с её матерью происходит и жалели девочку. Лайза-же, всегда мечтала иметь сестру, поэтому делила свою комнату с Каирой с большой радостью. Вместе они делали уроки, вместе посещали в школу, вместе ходили гулять и всё они делали вместе. Поэтому Каира иногда уставала от подруги, которая присутствовала почти во всех сферах её жизни. Каира была человеком, который предпочитал одиночество. Девочке нравилось часами смотреть на облака и видеть там замки, крокодилов, сказочных китов и не известных науке живых существ, каждому из которых Каира с лёгкостью придумывала название. Поэтому девочка с большим удовольствием солгала Лайзе, что нашла работу посудомойки и должна каждый день ходить на работу на 3-4 часа. Лайза всегда провожала её до ресторана, но дальше ей было нельзя, Каира исчезала за дверью служебного помещения и шла в тайный офис Велиала. Девушка не совсем понимала, чем он занимается, потому что помимо наркотиков у него были и другие источники дохода, вот только какие именно Каира не знала, но была уверена, что эти источники тоже незаконны. Но девочке не приходиться выбирать, не пыльная работа позволяла Каире иметь стабильный доход и уже не побираться, как раньше. Теперь она могла купить себе новую одежду, современный смартфон, она могла оплатить походы в кафе, и даже смогла купить ноутбук, не самый продвинутый, но всё же свой, личный. 
- Привет, - крикнула Лайза, ударив Каиру дружески по спине, - Пошли быстрее, скоро уже звонок прозвенит. 
  Как всегда, вместе с Лайзой на Каиру обрушился поток слов, словно Лайза была не человеком, а лавиной, которая просто накрывала тебя с головой. Каира улыбнулась подруге и пошла в школу следом за ней, к сожалению, в школьном коридоре они пошли в разных направлениях: Лайза побежала на историю к Баяновичу, а Каира отправилась в класс литературы. Литература - один самых интересных предметов, однако Каире не повезло с учителем, эту дисциплину преподавала злобная мегера, которая всегда кричала, а когда она кричала, то краснела и слюни летели в разные стороны. В результате даже самые интересные книги оставались без внимания. Дина Александровна, преподаватель литературы и русского языка, не способна была заинтересовать ни одного школьника. В её версии «Война и мир» превратилось в историю толстобрюхого Пьера, а пьесы Островского в страшную книгу, где всё приходится додумывать. Сегодня они проходили Пушкина, который мягко говоря уже замучил. Пушкина они проходят каждый год. Каждый год они разучивают то про то, что он любил, то про няню, то про орла в темнице. Иногда стихи Пушкина разбавлялись сказками Пушкина или его повестями и может быть он интересно писал, но Дина Александровна не позволила никому полюбить его творчество. Она заходила в класс и злобно осматривала школьников, после чего начинала их критиковать за причёску, одежду, дорогие гаджеты и в итоге всегда находила повод сорваться на крик. 
  Каира зашла в класс, за минуту до звонка, Мегера, как тайно прозвали Дину Александровну ученики, в класс ещё не пришла и это была большая удача, иначе она прошлась бы по опоздавшему, как асфальтный каток. Каира прошла на самую последнюю парту, где сидела все 10 лет. Она никогда не пересаживалась и у неё никогда не было соседа или соседки по парте. Здесь была зона её личного комфорта. После 9-го класса одноклассников значительно поубавилось и иногда между Каирой и другими учениками стояли по 2-3 пустые парты. 
  Мегера влетела в класс за секунду до звонка и стала осматривать учеников, которые за лето отвыкли от манер Дины Александровны. Преподавательница уже увидела растрёпанные волосы Гришки Ёлкина, яркий макияж Лилии Ивановой, грязную рубашку Фёдора Овсянникова, футболку с английским матершинным словом Генки Альтова и короткую юбку Таньки Кобылкиной. И Дина Александровна с огромным удовольствием начала издеваться над учениками, в итоге она привычно сорвалась на крик. Мегера обозвала учеников и дебилами, и дегенератами, и идиотами, и т.д., и т.п. В момент её нравоучительных излияний слюна летела по всему классу. Когда до конца урока оставалось не более 15 минут, учительница литературы вспоминала о том, где она находится и объявила, что тема урока опять Пушкин, только теперь ученики будут целую неделю, а то и больше мучить его поэму «Евгений Онегин». После чего им всем без исключения придётся заучить наизусть довольно длинные письма: девочки учат письмо Татьяны Лариной, а мальчики учат письмо Евгения Онегина. И сразу прозвенел звонок, а следующий урок литературы в пятницу, и начнётся с того же самого, с чего начался этот. 
  Кобылкина подскочила красная, Мегера застыдила её в последний момент и яркий румянец, заливший её щёки так и не прошёл. Чтобы снова почувствовать себя длинноногой королевой, она взялась высмеивать Каиру. 
- О, местные нарики всё ещё здесь! А я надеялась, что твоя мамашка уже передоз схватила, и ты кукуешь в спецприёмнике. Видать ты, всё-таки, испортишь нам выпускные фотки, - почти все ребята её поддержали негромким смехом. 
Каира спокойно посмотрела на одноклассницу, закинула рюкзак через плечо, и сказала: 
- А ты, Кобылкина, не путай школу и бордель. 
  После девочка тут же вышла из класса и не дала Таньке возможность ответить на колкость, но Каира успела с удовольствием заметить, что щёки вредной девки стали пунцовыми. Правда никто не смеялся, зато все стыдливо отвели глаза, когда Каира мимо проходила. Только Ромка Рюмкин хмуро смотрел на Кобылкину, он единственный в классе, не поддерживал плоский юмор Таньки, но с другой стороны, он никогда не вставал и на защиту Каиры. 

  Каира прошла в спортзал, куда Танька Кобылкина не могла проследовать. Спорт - это единственное, что могли ученики выбирать. 24 школа Мурманска была одной из самых зажиточных, поэтому могла себе позволить и спортивные излишества, и музыкальные, и личный школьный автобус, и расширенное количество кружков и внешкольных занятий. Одноклассники Каиры выбрали футбол или хоккей, кроме Ромки Рюмкина, у которого всю жизнь освобождение от физкультуры. Одноклассницы Каиры все поголовно выбрали фигурное катание или спортивную гимнастику, а Каира записалась на пионербол, где не было ни одного одноклассника, зато была Лайза. Так что девочка буквально сбежала на физкультуру, которая шла последним уроком в среду. Каира планировала сразу после школы отправиться на «работу», а потом погулять с Велиалом. 
  Уроки быстро закончились и Лайза, как обычно проводила подругу до дверей ресторана, а потом побежала домой. Каира вошла в неприметный офис, где выдавала оплату за услуги по ведомости. Всё было не сложно: человек давал ей паспорт, она находила его в списке, где был указан номер платёжной ведомости, которая уже была аккуратно заполнена. Сверив данные в паспорте, с тем, что написано в платёжной ведомости, она выдавала сумму, которая так же была аккуратно выведена в специальной графе «На руки». Каире нравилось здесь работать, кроме неё в офисе никого не было, лишь время от времени приходили работники за оплатой. Каира не знала кто заполнял эту ведомость, но, когда она приходила на работу, все документы уже лежали на столе. 
  Вот и сегодня девочка пришла, а документы были уже готовы к работе. Каира улыбнулась, перевернула табличку на двери на «Открыто», села на удобное чёрное кресло, и придвинула к себе список, получающих оплату и стопку платёжный ведомостей. Девушка внимательно изучила документы. Из них стало ясно, что сегодня за деньгами придут всего 5 человек, а это значит, что она освободится рано, и у неё будет возможность погулять с Велиалом. 
  За 3 месяца Каира к нему так привыкла, что и дня не могла прожить, не повидавшись с ним. Между ними ничего не было, они просто общались, гуляли, проводили время с друг другом, но никакого намёка на романтику. Велиал был потрясающе эрудирован, казалось, что он знает всё на свете. Даже как-то странно было, что он с такими огромными знаниями, стал всего лишь наркодилером. Но Каира не привыкла задавать вопросы, она не хотела знать, чем на самом деле он занимается. Ей было просто хорошо от того, что он рядом, от того, что слышит его голос и видит его улыбку. На самом деле Каире для счастья больше ничего и не нужно было. Конечно, ей хотелось и любви, и романтики, но свидания у неё уже были, Велиал помогал ей во всём и защищал её от всех, он решал все её проблемы, и ей казалось, что они так навеки связаны. 
  Каира с вежливой холодной улыбкой выдавала деньги пришедшим мужчинам. Люди всегда приходили разные, нельзя было сказать, что это криминальные элементы. Посетители приходили и в дорогом кашемировом пальто, и в поношенной, грязной тельняшке, и чисто выбритые, и с бородой до колен, и старые, и молодые. Некоторые из них приходили довольно часто, но большинство получали только разовый платёж и больше Каира их не видела. Девочка совсем не боялась работать с деньгами, потому что те, кто приходил за выплатой с опаской смотрели на неё, порой в их глазах читался не поддельный ужас. Однажды, какой-то бомж, беря у неё из рук деньги, крестился, не переставая и читал молитву. В общем народ был разный, но ограбить их никто не пытался и Каира была уверена, что об этом позаботился Велиал. От него всегда исходили волны силы и авторитета. Каира ещё ни разу не встречала человека, который мог бы затеять с ним спор. 
  Выдав всю зарплату, Каира позвонила Велиалу: 
-Привет, - весело поздоровалась она. – Я уже всё. 
- Отлично, - не торопясь ответил мужской голос, - я еду по центру и скоро заберу тебя. 
- О.к. 
- Куда в этот раз ты хотела пойти? – поинтересовался он. 
- Хочу попасть на атомный ледокол «Ленин», - тут же сказала Каира. – Стыдно признаться, но я никогда там не была. У меня раньше не было своих средств его посетить, даже школьную экскурсию пришлось пропустить. 
Велиал засмеялся и сказал: 
- Выходи на задний двор ресторана, я подъезжаю. 
  Каира вышла во двор и прохаживалась взад и вперёд в ожидании Велиала, который довольно быстро подъехал. Он вышел из чёрного «Мерседеса» и помахал Каире. Она шла к нему с улыбкой и любовалась им. Его шёлковые рыжие волосы горели огнём на полуденном, сентябрьском солнце, а глаза при взгляде на Каиру превращались в тёплую яшму или янтарь. Пожалуй, только с Велиалом рядом она чувствовала себя в безопасности и дорожила каждой секундой, проведённой с ним. 
  До закрытия они ходили по музею на воде, Велиал и здесь знал многое, он говорил иногда вещи, которые просто невозможно было знать, например, сколько людей пролило кровь на корабле, кто из них был виновен в несчастьях, а кто из них совершил грех, отняв жизнь другого человека. Иногда его рассказ буквально превращался в настоящее приключение или ужастик. Каира не понимала, как можно иметь такую фантазию, но ей казалось, что всё, о чём он рассказывал, было на самом деле. Особенно ей запомнилась история мужчины по имени Леонид Нашчадак. Этот мужчина пришёл служить на флот, и был таким же, как и многие другие. Но однажды ледокол попал в ледяной плен, который изменил каждого. Кто-то открыл в себе безудержную храбрость, кто-то был в ужасе, кто-то открыл свою тёмную сторону, а кто-то сошёл с ума. Леонид внешне остался прежним, но после ледяного плена он стал жестоким и злым. Если он бил, то до полусмерти, если ненавидел, то доводил человека до полного уничтожения. Однажды он забил новобранца до смерти, а тело сбросил за борт. Потом солдата искали, но не нашли, до сих пор он числится пропавшим. Этот солдат был первой жертвой Леонида. Потом были и другие. Леонид сделал много зла на атомоходе «Ленин», но его никто так и не поймал за руку. Последнее его зло состояло в насилии над тихой медсестрой Светланой Родимовой. После многодневных издевательств он испугался, что она пойдёт в милицию, потому привёл в ЗАГС и зарегистрировал брак. Светлана прожила с ним ещё 5 лет и даже родила ему сына, но однажды она устала быть грушей для битья, однажды она устала терпеть измывательства над собой, однажды она просто прыгнула вниз. Потом патологоанатом обнаружил, многочисленные старые и новые шрамы от ожогов, которые говорили, что об неё тушили сигареты. Её кости были сломаны не раз, а некоторые ломали вновь, хотя они не успели зажить. Кровоподтёки, как разноцветные ёлочные игрушки, украшали всё её тело. Тогда началось расследование и Леонида посадили. Вскоре в тюрьме стали пропадать заключённые и никто не мог сказать, что стало с пропавшими. А через 1 год пропал и сам Леонид. После его исчезновения жизнь в тюрьме пришла в норму, и никто больше не исчезал. Однако, спустя 30 лет после исчезновения Леонида, когда ледокол «Ленин» списали и стали делать из него музей, были найдены мумифицированные трупы под решётчатым полом в моторном отсеке. Милиция всё ставила в тайне, но выяснила, что это были тела пропавших солдат и зэков той тюрьмы, где сидел Леонид. Тела были высушены до капли и потому не разложились. Кто-то заботливо забинтовал их, смочив бинты в особом растворе, который уничтожал запах тления. Тело самого Леонида не было найдено. 
  Никто так и не смог ответить, каким образом заключённые попали на корабль. Никто так и не понял от чего они все умерли и почему их тела спрятали сюда. Дело закрыли, поставили красный штамп «Секретно» и сдали в архив. Больше о нём никто не вспоминал. 
Конечно, Велиал не открыл тайн этого дела, но сам факт, что он о нём знает говорит о том, что он необычный человек. «Может расследование вёл его отец и с ним поделился? А может Велиал сам где-то прочитал…» В голове у Каиры иногда появлялись вопросы, но она сама на них убедительно отвечала и не задавала вопросов ему. 
  Велиал тоже любил проводить время с Каирой. Ему нравились её каштановые волосы, её белая шея, её нежные голубые глаза и её радостная улыбка. После прогулок с ней, его всегда посещало вдохновение и удача, он буквально наполнялся энергией и шёл вперёд, к своей цели. К этой цели шли многие демоны, но только он делал это с таким искусством, что казалось будто он идёт в другом направлении, однако всегда оказывался впереди всех. За короткий срок он смог стать далеко не последним военачальником в ЕГО армии, но ему этого было мало. Когда-то он сам командовал армией и был ЕГО правой рукой. Однажды это всё пошло прахом, он пал так низко и был так страшно наказан, что прошли столетия прежде чем он снова увидел человеческий мир. Его пустили сюда неохотно, как низшего исполнителя, как беса, но он был Демон Высшей расы, он был на голову сильнее любого демона лишь потому, что был чистокровным, перворожденным. Он был рождён одним из первых, на заре Вселенной. От того он и легко справлялся с заданиями. Например, сейчас он присматривает за матерью, которая вынашивает полудемона. А ещё он собирает сведения об одном важном человеке, который в будущем будет очень нужен для исполнения задуманного, и, хотя Велиал ещё не имел всех деталей плана, но уже знал, что предстоит в общих чертах, потому что такое не раз повторялось. 
  Велиал оторвался от тягостных воспоминаний о прошлом провале, и решил, что в этот раз всё будет иначе. Он улыбнулся Каире, взял её за руку пошёл рядом с ней. 
  Каира любила гулять с Велиалом, ей нравилось видеть, как северный ветер играет его рыжими волосами, а солнце украшает его лицо бликами. Каира не раз замечала, что, когда она шла и разговаривала с Велиалом, люди на неё оборачивались, некоторые из них смеялись, тыкали в неё пальцем и крутили у виска. Каира не могла понять в чём дело, и как только её беспокойство становилось заметным, Велиал брал её за руку, и она словно исчезала для всех. Девушка смутно ощущала беспокойство, ведь, если следовать этой логике, то никто, кроме неё, не видел Велиала. Каиру видели либо гуляющей в одиночестве, либо не видели вообще. Отсюда следовал другой вопрос: существовал ли Велиал на самом деле или он часть её воображения? Может быть она сошла с ума? Может быть в ту ночь в комнате она умерла? А может быть в ту ночь в комнате она не умерла, но с тех пор стала жить в наркоманских видениях? Кто мог рассеять её сомнения? 

  Девушка боялась рассказать о своих мыслях Велиалу, ведь что-то из того, что она думала могло оказаться правдой. А иногда одиночество бывает столь болезненным, что совсем не хочется прощаться с иллюзиями. Поэтому она крепко сжимала ему руку, улыбалась слушала его бархатный голос и старалась запомнить каждую секунду, проведённую с ним. Каира никому не рассказала о Велиале, даже своей подруге Лайзе. Каира не знала почему она хранит секрет, но смутно чувствовала, что так надо. Может она боялась, что её сумасшествие заметит кто-то ещё, а может просто хотела оставить свою любовь в тайне от всех. Каира порой чувствовала такое огромное счастье, что просто не хотела ни с кем делиться этим, даже с самой близкой подругой. 
В один из приятных, тёплых, сентябрьских дней, Велиал и Каира совершали вполне привычную прогулку. 

 Каира рассказывала о том, что произошло в школе, а Велиал внимательно слушал. В этот прекрасный, погожий день всё и произошло. Каира была на вершине счастья и не заметила, что через дорогу от городского парка её приметила не очень приятная личность. Высокая девочка на тонких ножках, её лицо было похоже на страуса: огромные карие глаза в обрамлении густых ресниц, располагалась на странном, приплюснуто-остром лице девочки. Широкий, острый нос, тонкие губы и почти полное отсутствие подбородка, делало её лицо похожим на страуса. Она с детства была злобной и любопытной, старалась узнать личные секреты подруг, чтобы потом позорить их, чувствуя себя от этого очень хорошо. 

  Каиру она ненавидела с 1-го класса, потому что девочка была хороша собой с любого ракурса. Кобылкина заметила, что мальчики в классе к ней очень хорошо настроены и тогда она позаботилась, чтобы превратить соперницу в изгоя. У Кобылкиной хорошо получилось, к выпускному классу с Каирой никто не дружил, и никто не разговаривал. Удивительно то, что никто из одноклассников не смог бы назвать причину их нелюбви к Каире. Все просто привыкли её игнорировать. Вот и в этот раз Танька Кобылкина почуяла чужую тайну. Она кралась за Каирой довольно долго, даже встала на четвереньки и проползла за кустарниками, поближе к однокласснице. Так она и открыла, что Каира идёт одна по аллее и разговаривает сама с собой. Радости Кобылкиной не было предела. Её страусиная мордочка подёргивалась от удовольствия, когда она доставала смартфон, чтобы снять соперницу из-за кустов. Каира в этот момент рассказывала Велиалу о том, что отказалась от школьной экскурсии. 
- Понимаешь, - говорила она, - я отказалась от школьной экскурсии не потому что у меня нет денег и не потому что мне не интересно, а потому что я не хочу ехать на эту экскурсию со своими одноклассниками. Кто они мне? Кто я им? Мы никогда не дружили и уже поздно начинать. Да, они и не заметят, что меня там нет. Я для них или невидимка, или пугало, над которым они могут посмеяться. Третьего не дано. Мне, конечно, жаль, что всё так заканчивается. Я знаю, что у большинства одноклассников навсегда останется тоска по школе, но не у меня. Все школьники будут скучать по одноклассникам и каждый год ходить на вечера встречи, но не я. Моего отсутствия на вечерах встречи никто не заметит. Потому я решила в этом году не ездить на школьные экскурсии с классом. Лучше я одна потом схожу. Может и звучит печально, но это не так. Я в порядке и у меня всё в порядке. 
  Через час после этого в школьной социальной сети «Ш.О.К.», на которую подписаны все школьники Мурманска, появилось обрезанное видео. В этом видео ученица по имени Каира в одиночестве беседовала в парке: «Я отказалась от школьной экскурсии не потому что у меня нет денег и не потому что мне не интересно, а потому что я не хочу ехать на эту экскурсию со своими одноклассниками. Кто они мне?» 
  Вечером видео обошло всю социальную школьную сеть и на Каиру уже вылили тонну грязи, но девочка этого не знала. Она попрощалась с Велиалом и пошла домой. Лайза уже ждала её в нетерпении, они поужинали и закрылись у себя в комнате. Лайза уговаривала Каиру сходить на школьную экскурсию со своим классом и с ней. Каира сопротивлялась, она хотела пойти отдельно от всех. Лайза отказалась от этого предложения, а через 15 минут разных недомолвок, Лайза призналась, что ей нравится мальчик из класса Каиры, но кто он подруга отказалась сообщить. Каира была удивлена, оказывается не только она хранит чувства в секрете. Обе девочки были слишком заняты, чтобы сидеть в интернете, они допоздна делали уроки и легли спать в счастливом неведении.

  А на утро Каиру ждал удар, когда она вместе подругой пришла в школу, на неё тыкали все пальцем, кто-то грубо толкал её, кто-то подставлял подножки. Со всех сторон в адрес Каиры летели оскорбления: «Дура», «Дебилка», «Чокнутая», «Психушка», «Социопатка», «Наркобэби», «Белочка» и тому подобное. Каира чувствовала страх, она не понимала в чём дело, но внутри у неё все заледенело, было ощущение, что кто-то холодными руками скручивает ей желудок. 
  Каира вошла в свой класс, её одноклассники сгруппировались вокруг Кобылкиной и смерили Каиру хмурыми взглядами, только Ромка Рюмкин строго смотрел на одноклассников и качал головой. Каира прошла на свою любимую заднюю парту и тут началось. 
- Привет, наркобэби, - насмешливо сказала Кобылкина, Каира не ответила ей на приветствие. Она молча ждала продолжения. – Видимо ты пошла по стопам матери, раз словила кайф в городском парке. 
 Каира удивлённо смотрела на Кобылкину, ничего не понимая, и та включила видео и ткнула им Каире в лицо. Внутри произошёл ледяной взрыв, который вдруг заморозил мимику и жесты Каиры. Всего мгновение она смотрела на видео и её пронзила боль, но совсем не та боль, на которую рассчитывала Кобылкина. Каира смотрела на короткое видео и не видела там Велиала, хотя он должен был там быть. В этот момент он шёл справа от Каиры и слушал её рассказ. Однако на видео его не было. Каира печально улыбнулась и сказала: 
- Это неполное видео, Таня. Ты обрезала самое интересное. 
  После этого Каира встала и ушла. Лайза тоже увидела это видео и бежала к подруге, чтобы успокоить её, но Каира пролетела мимо неё, даже не заметив. В этот момент Каира перестала чувствовать себя, перестала видеть и слышать, ей казалось даже, что руки и ноги ей не принадлежат. Они живут собственной жизнью: идут куда хотят и берут, что хотят. 
  Непонятно каким образом девочка оказалась в парке. Она села на скамейку и невидящим взглядом уставилась на асфальт. Вокруг стояла последняя сентябрьская жара. Жёлтые листья кружили танцы на асфальте, воробьи чирикали и выпрашивали семечки, а вокруг стояла тишина, звенящая, из-за чего чириканье воробьев казалось просто всеобъемлющим. 
  Каира пыталась вызвать образ рыжего парня, но у неё ничего не получалось, видимо мозг не так работает. Девочка отчаялась, может быть ей стоит попросить помощи специалиста? Тут раздался звонок, на дисплее её смартфона высветилось имя «Велиал». 
«Так, странно. Моя фантазия придумала этот звонок. Но как говорить с тем, кого на самом деле нет?» Однако, Каира приняла звонок. 
- Привет, - сказал он. 
- Привет, - сказала она. 
- Почему такая грустная? Что-то случилось? 
- Случилось. 
- Что? 
- Тебя нет. 
- Как это меня нет? 
- Тебя нет, ты не существуешь. 
- Ты где? – спросил встревоженно он. 
- Я в парке, где мы были вчера. Но раз ты плод моего воображения, ты должен знать где я. 
  Велиал примчался в парк, не заботясь о конспирации, он чувствовал, что Каира расстроена. Он бежал по парку высматривая одинокую фигурку с каштановыми волосами и вскоре увидел её на неприметной боковой аллее. Девочка сидела на скамейке, бледная и недвижимая словно статуя. Велиал подошёл к ней и увидел, что она не плачет, она просто словно застыла, словно пережила страшное потрясение и была в шоке. 
- Каира, - позвал он. 
- Моё больное воображение снова вызывает твой образ, - печально сказала она, не поднимая на него глаз. – Но надо быть осторожнее вдруг опять заснимут, как я сама с собой разговариваю. 
- Заснимут? – переспросил Велиал. 
  Каира тяжело вздохнула взяла смартфон, открыла рассылку сообщений в социальной сети «Ш.О.К.» и нажала на ссылку. Девочка положила смартфон на лавку, будучи в полной уверенности, что воображаемый друг не может взять в руки смартфон. Велиал покачал головой, подошёл к лавке и взял телефон в руки. На экране появилось видео под названием «Наркобэби жжёт». Он увидел отрывок их разговора и понял почему Каира считает его плодом своего воображения. Велиал смотрел видео и в нём просыпалась ярость. Он просто не мог ей противостоять. В глазах зажегся дьявольский огонь, а лицо исказила ненависть. Он сейчас и правда ненавидел всех тех, кто причинил боль Каире. Он посмотрел на имя автора: Татьяна Кобылкина. 
- Это Кобылкина нас сняла? 
- Да, - жёстко ответила Каира. – Только Кобылкина сняла не нас, она сняла меня! 
Велиал сжал смартфон и едва сдержался, чтобы не спалить весь город с его глупыми людишками, которые посмели обидеть Каиру. 
- Пошли, - вдруг сказал он, сунув мобильник в карман девушки. – Я докажу, что существую. 
Он взял Каиру за руку и привёл к школе. На выходе из школьного двора стояла расстроенная Лайза. 
- Здравствуйте, - обратился Велиал к Лайзе. – Я друг Каиры. 
Лайза неуверенно улыбнулась ему. Каира молчала, ей было очень стыдно перед подругой. Лайза не смотрела на Каиру, она смотрела на рыжего красавчика. 
- Правда? Вы друзья? – спросила она. 
- Да, моё имя Велиал. 
- Очень приятно, а меня зовут Лайза. 
  Каира нахмурилась, неужели подруга издевается над ней и говорит с пустотой? Каира посмотрела на подругу и увидела в её глазах отражение Велиала. 
- Вы давно знакомы? – спросила Лайза. 
- Недавно, - улыбнулся Велиал. – Сегодня Каира пришла ко мне расстроенная и показала то лживое видео. Меня стёрли какой-то программой и обрезали большую часть нашего разговора. Это что за идиоты такими вещами занимаются? 
Лайза перестала улыбаться и со злостью сказала: 
- Это всё Коыблкина. Она всегда ненавидела Каиру. Вон она, смотрите! 
И Лайза показала пальцем на девочку со страусиной мордой, которая только вышла из школы. Глаза Велиала зло сузились. 
- Девочки, идите домой. Я разберусь здесь, - сказал Велиал. 
- Конечно, - улыбнулась в ответ Лайза, а Каира, слушая, как общаются Лайза и Велиал, почувствовала облегчение. Всё-таки, она не сошла с ума, Велиал существовал на самом деле. И все неприятности ей показались чем-то смешным и недостойным её грусти.

  Каира повинуясь порыву, вдруг подошла к Велиалу и крепко-крепко его обняла. В эти объятия она вложила столько счастья, что Велиал невольно затрепетал, ему показалось, что внутри него не огонь горит, а летают огненные бабочки: ему было и холодно, и жарко, казалось, что силы его оставили и одновременно энергия его переполняла. Он никогда не чувствовал подобного, но ему очень нравилось это состояние, название которому ещё не придумано. Чувствуя свою власть и исключительность, его мозг заработал в другом направлении. Настолько-же сильно он захотел отомстить, насколько был счастлив сейчас. 
  Велиал посмотрел, как Каира и её подруга исчезают за углом дома, после чего он словно выцвел и исчез. Как невидимый ветер он понёсся по тротуару и замер, не долетая до девочки-страуса. Он невидимкой парил над плечом Кобылкиной, которая была увлечена организацией всешкольного бойкота Каире. В своих гнусных сообщениях Танька называла Каиру либо «Шизой», либо «Наркобэби». Читая её сообщения и слушая её слова, Велиал наполнялся великой злостью, он буквально уже дышал огнём ненависти. Как только Танька Кобылкина вошла в свою квартиру и заперлась в комнате, он просто хлопнул ей по плечу невидимой рукой, и она упала камнем на коврик у кровати.

  Велиал взял невидимой рукой смартфон Татьяны и нашёл оригинальное, не обрезанное видео. После этого демон закрыл глаза и словно стал втягиваться в смартфон. Его энергия слилась с энергией батареи мобильного, откуда она проникла сначала в телефон, а затем в глобальную сеть Интернета. Чтобы взять контроль над мировой системой общедоступной информации Велиалу потребовалось минут 10. Доля секунды и для него престали существовать пароли и файерволы, потому что он не был вирусом, он был той энергией, которая давала жизнь интернету, более того, он сам стал Интернетом. 

  И в этом состоянии чистой энергии Велиал нашёл маленькую социальную сеть, где обнаружил вирусное видео с Каирой. Он нашёл неиспользуемый профиль под ником «Справедливость». Едва наткнувшись на этот профиль, Велиал понял, что владелец давно похоронен, и профиль мёртвым грузом весит в сети уже пару лет. Велиалу потребовалась секунда, чтобы войти в профиль «Справедливость» и ещё 10 секунд, чтобы под каждым вирусным видео появился комментарий Справедливости: «Истина где-то рядом» с ссылкой на оригинальное видео. Велиал знал, что не пройдёт и часа, а настоящее видео увидят все. 

   Велиал не просто залил оригинальное видео, он его изменил. Если раньше на видео была только Каира, то после его вмешательства, на видео появился он. Правда он применил фокус с засвеченным лицом, чтобы нельзя было точно сказать кто находится рядом, но так, чтобы каждый школьник видел, что Каира не разговаривала сама с собой. Это был огромный риск. Ради земной, 16-летней девчонки Велиал рискнул великим замыслом Отца Своего. Но его власть на Земле не распространяется, потому он и не мог узнать о проделке своего подданного. Велиал не мог поступить по-другому, для него стало очень важно, чтобы Каира была счастлива и в безопасности. Ради неё он был готов, если не на всё, то на очень многое. И именно сейчас демон это понял, однако причин своего поведения он понять пока не мог. 
  Велиал словно цветок, «расцвёл» в комнате Таньки Кобылкиной. Он появился над лежащим телом и вскинул над ним руку. Кобылкина, зевая, поднялась на ноги и с удивлением уставилась на Велиала. Девушка была в полном сознании и не понимала, как незнакомец оказался в её комнате. 
- Знаешь, Татьяна, - сказал рыжий парень, - Таким как ты, у нас в аду выделено особое место. Место, где муки много горче и острее, чем где-либо ещё. Уверен, что ты окажешься там. 
- Ты кто такой? – грубо и испуганно спросила Татьяна. 
- Я твоё последнее воспоминание. 
- Что несёшь ты? – грубо ответила она и страх проходил, ведь это был всего лишь парень. Вот она кликнет маму или папу и конец ему. 
- За то, что ты травила Каиру, понесёшь ты страшное наказание. Я с особым наслаждением измучаю твоё тело и душу. 
- Пошёл вон, я сейчас закричу, и папа зайдёт и оторвёт тебе башку! 
Велиал засмеялся. 
- Папы-то, дома нет. Никого нет. Ты одна. 
  Кобылкину вдруг резанул страх. Она стала кричать и звать на помощь, но Велиал лишь рукой провёл, и комната Таньки погрузилась словно в пузырь. Её крики глохли, словно она была глубоко под землёй. Девочка-страус довольно быстро выдохлась и заплакала. Она поняла, что никто не придёт. Велиал поднял ладонь, на которой засветилась печать. Это была огненная печать персидских джиннов, которая вытаскивала самые сокровенные желания из глубин сознания и коверкала их при исполнении. Легенда гласит, что джинны, ифриты, суккубы и иблисы появились много раньше ангелов и демонов, и потому их магия куда сильнее и изощрённее. Печать персидских джиннов применялась только для злых людей, которых джинны наказывали за зло. Тоже самое сделал и Велиал.

  Огненная печать вытащила сокровенное желание Кобылкиной: нравится всем и быть королевой всеобщего обожания. Оказывается, Танька Кобылкина хотела купаться во всеобщей любви, которую она считала залогом власти и славы. Велиал зловеще улыбнулся и в сознании девочки-страуса случился пожар, она буквально потеряла здравый смысл. Девочка слышала музыку, которая обещала исполнить все желания. В глазах Татьяны зажегся огонь, она всю ночь стояла в комнате, а пламя внутри неё разгоралось с неистовой силой, сжигая последние крупицы разума. Глубоко в сознании Кобылкина думала, что проснулась и стала знаменитой. Ей казалось, что вот наконец-то весь мир у её ног. Девочка стала воспринимать мир извращённо, со стёртыми границами добра и зла, без понятия морали и стыда. Не переодеваясь, Танька Кобылкина в последний раз вышла из дома и танцующей походкой отправилась в школу. В глазах светилось безумие, а из уст девочки, похожей на страуса, вырывался дикий хохот. Люди оборачивались и смотрели на неё.

 Татьяна Кобылкина вошла в школу примерно в 8.20, за 10 минут до звонка, когда все коридоры были полны учеников и учителей. В центре первого этажа, рядом с родным классом, Танька вдруг начла танцевать. Она странно пела, при этом ласкала руками плечи и грудь, а временами игриво оголяла бёдра. Она с хохотом сняла блузку и стянула джинсовую юбку, которую пнула прямо под ноги директрисе школы. Кобылкина танцевала, приседала, наклонялась, виляла бёдрами и крутила ягодицами. Она тёрлась о престарелого Баяновича и об Николая Ивановича, по кличке Нильс Бор, преподававшего физику в школе. Танька без стыда сняла бюстгальтер, из которого посыпалась вата и платочки, заменявшие ей грудь, и бросила его в замершую толпу. Трусики она сняла прямо под носом у историка, которые тоже кинула в толпу, но толпа уже не была спокойной и молчаливой. Отовсюду появились руки со смартфонами, а мальчишки постарше улюлюкали и свистели. Кобылкина не говорила, и не обращала внимания на возмущение учителей, она продолжала безумный танец страсти. Ей казалось, что все эти люди пришли приветствовать Её – Королеву Таню Кобылкину. Это все её подданные и со всеми она будет мила и милосердна. Девочка продолжала танцевать и страстно зажимать то учителей, то учеников. Никто не возражал, казалось, что школу Каиры вот-вот охватит страстное безумие. Девочку успели пощупать даже за самые интересные места, а кто-то из учеников попытался её увести в место поукромнее. 
  Каира и Лайза вошли в школу, и на девочек вдруг налетел одноклассник Илья Лисин, он душевно поздоровался с Каирой, чего не делал уже 10 лет, и позвал её смотреть шоу. Подруги протолкались в первые ряды и с удивлением увидели голую Таньку Кобылкину. Девочки улыбнулись и переглянулись. Не ожидали они такого позора от давней соперницы. Каира заглянула в глаза одноклассницы и поняла, что не видит в них прежнюю злобу. В глазах отсутствовал разум и сознание, будто это кукла танцевала.

     Каира перестала улыбаться, она нахмурила лоб и смотрела на то, что происходит с Кобылкиной, которая распалялась всё больше и больше. Она стала мычать странный мотив громче и быстрее, её ногти впивались в кожу и оставляли на ней длинные царапины. Всё возбуждение школьников быстро прошло, потому что Кобылкина стала буквально заживо сдирать с себя кожу, при этом она издавала дикий хохот и продолжала мычать. Лишь через 20 минут в школу вбежали люди в белых халатах. Кобылкина к тому времени уже истекала кровью и обкидывала учеников ошмётками кожи. Все с отвращениями отходили от неё всё дальше и дальше. Когда её схватили сильные медбратья, она не сопротивлялась, девочка всё ещё пыталась содрать кожу со своего тощего плеча. Кожа на левой руке до локтя уже отсутствовала. Работники «Скорой» не стали обрабатывать раны, они одели смирительную рубашку и срочно повезли её в больницу. Больше никто и никогда не видел Таньки Кобылкиной.

© Copyright: Тамара Габриель, 2020

Регистрационный номер №0483141

от 7 ноября 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0483141 выдан для произведения: Она чувствовала в себе неугасимый огонь, он колыхался в ней, и она двигалась в такт ему. Она не обращала внимания на окружающих людей, она не видела в их глазах осуждение, презрение, ужас, насмешку. Она не слышала их возгласов, она словно жила в своём мире, который по удивительному совпадению вдруг совпал с реальным. Она покачала обнажёнными бёдрами рядом с учителем рисования, прижалась к нему спиной, в то время, как вся остальная школа могла лицезреть её обнажённое тело. Девушка словно танцевала, объятая пламенем, она ласкала свою грудь, шею, ягодицы. Она двигалась, не переставая и постоянно перескакивала с мужчины на мужчину. Она не замечала, что после учителя рисования успела потереться об одноклассника Рому, повисела на шее у физрука и запустила руку в штаны девятикласснику. 
Все её действия снимались на многочисленные мобильные телефоны, учителя не могли разогнать народ по классам, в школьных коридорах стоял возбуждающий гул голосов. Обнажённая ученица плохо осознавала, что происходит в реальности, но даже если бы она понимала, всё равно ничего изменить было бы нельзя. Это её наказание, и она это знала. 
  За пару дней до этих событий, эта девушка была абсолютно нормальной, и даже не думала, что с ней могла приключиться подобная история. 
  1 сентября выдалось промозглым и холодным. Блёклую листву нещадно трепал ветер, в лужах отражалось хмурое небо, по которому пролетали стаи птиц, летящих на юг. Каира тяжело вздыхала и смотрела на самое ненавистное здание в мире – на свою родную школу. Почему-то ей с классом не повезло, у неё не было там друзей. Лайза училась в параллельном «в» классе и ничем не могла помочь Каире. Они встречались каждую перемену, и это было хоть каким-то утешением Каире. Но в классе её недолюбливали, она всё-таки была всего лишь дочерью наркоманки и ничего особенного собой не представляла. Дети вообще плохо воспринимают сверстников из другого социального слоя. Каира ежедневно терпела насмешки одноклассников или всеобщее игнорирование, ведь Каира всегда одевалась не по моде, она никогда не ездила на платные экскурсии и никогда не сдавала деньги на чаепития. Девочка всегда была изгоем и этот год не исключение, тем более это выпускной класс. Каира так сильно желала вырваться из дома, что пошла в школу в 6 лет, соседка, которая была учительницей младших классов, пожалела девочку и помогла ей попасть в школу на год раньше. А дальше российское правительство провело ряд странных образовательных реформ, в результате которых девочка не училась в 4 классе. Из 3-го класса её перевели сразу в 5-й. Один год даже во всех школах страны просто не было 4-го класса. Так и получилось, что Каира единственная в классе, кто учился ровно 10 лет и в выпускном классе Каире исполнилось ровно 16 лет. 
  После того странного происшествия с её матерью, Каира больше не возвращалась домой. Она плохо помнила, что случилось, но поняла, что мать пыталась её убить. Каира впервые в жизни стала бояться своей родительницы. Девочка старалась не показывать свой страх, но он был в ней, как заноза, которую не смогли вытащить и оставили её в покое, чтобы она вышла сама. 
  Каира стояла перед воротами школьного двора и не торопилась войти внутрь, она предпочла дождаться Лайзу, с которой за последнее время стала ещё более близка. Родители Лайзы приняли Каиру без слов, они знали, что с её матерью происходит и жалели девочку. Лайза-же, всегда мечтала иметь сестру, поэтому делила свою комнату с Каирой с большой радостью. Вместе они делали уроки, вместе посещали в школу, вместе ходили гулять и всё они делали вместе. Поэтому Каира иногда уставала от подруги, которая присутствовала почти во всех сферах её жизни. Каира была человеком, который предпочитал одиночество. Девочке нравилось часами смотреть на облака и видеть там замки, крокодилов, сказочных китов и не известных науке живых существ, каждому из которых Каира с лёгкостью придумывала название. Поэтому девочка с большим удовольствием солгала Лайзе, что нашла работу посудомойки и должна каждый день ходить на работу на 3-4 часа. Лайза всегда провожала её до ресторана, но дальше ей было нельзя, Каира исчезала за дверью служебного помещения и шла в тайный офис Велиала. Девушка не совсем понимала, чем он занимается, потому что помимо наркотиков у него были и другие источники дохода, вот только какие именно Каира не знала, но была уверена, что эти источники тоже незаконны. Но девочке не приходиться выбирать, не пыльная работа позволяла Каире иметь стабильный доход и уже не побираться, как раньше. Теперь она могла купить себе новую одежду, современный смартфон, она могла оплатить походы в кафе, и даже смогла купить ноутбук, не самый продвинутый, но всё же свой, личный. 
- Привет, - крикнула Лайза, ударив Каиру дружески по спине, - Пошли быстрее, скоро уже звонок прозвенит. 
  Как всегда, вместе с Лайзой на Каиру обрушился поток слов, словно Лайза была не человеком, а лавиной, которая просто накрывала тебя с головой. Каира улыбнулась подруге и пошла в школу следом за ней, к сожалению, в школьном коридоре они пошли в разных направлениях: Лайза побежала на историю к Баяновичу, а Каира отправилась в класс литературы. Литература - один самых интересных предметов, однако Каире не повезло с учителем, эту дисциплину преподавала злобная мегера, которая всегда кричала, а когда она кричала, то краснела и слюни летели в разные стороны. В результате даже самые интересные книги оставались без внимания. Дина Александровна, преподаватель литературы и русского языка, не способна была заинтересовать ни одного школьника. В её версии «Война и мир» превратилось в историю толстобрюхого Пьера, а пьесы Островского в страшную книгу, где всё приходится додумывать. Сегодня они проходили Пушкина, который мягко говоря уже замучил. Пушкина они проходят каждый год. Каждый год они разучивают то про то, что он любил, то про няню, то про орла в темнице. Иногда стихи Пушкина разбавлялись сказками Пушкина или его повестями и может быть он интересно писал, но Дина Александровна не позволила никому полюбить его творчество. Она заходила в класс и злобно осматривала школьников, после чего начинала их критиковать за причёску, одежду, дорогие гаджеты и в итоге всегда находила повод сорваться на крик. 
  Каира зашла в класс, за минуту до звонка, Мегера, как тайно прозвали Дину Александровну ученики, в класс ещё не пришла и это была большая удача, иначе она прошлась бы по опоздавшему, как асфальтный каток. Каира прошла на самую последнюю парту, где сидела все 10 лет. Она никогда не пересаживалась и у неё никогда не было соседа или соседки по парте. Здесь была зона её личного комфорта. После 9-го класса одноклассников значительно поубавилось и иногда между Каирой и другими учениками стояли по 2-3 пустые парты. 
  Мегера влетела в класс за секунду до звонка и стала осматривать учеников, которые за лето отвыкли от манер Дины Александровны. Преподавательница уже увидела растрёпанные волосы Гришки Ёлкина, яркий макияж Лилии Ивановой, грязную рубашку Фёдора Овсянникова, футболку с английским матершинным словом Генки Альтова и короткую юбку Таньки Кобылкиной. И Дина Александровна с огромным удовольствием начала издеваться над учениками, в итоге она привычно сорвалась на крик. Мегера обозвала учеников и дебилами, и дегенератами, и идиотами, и т.д., и т.п. В момент её нравоучительных излияний слюна летела по всему классу. Когда до конца урока оставалось не более 15 минут, учительница литературы вспоминала о том, где она находится и объявила, что тема урока опять Пушкин, только теперь ученики будут целую неделю, а то и больше мучить его поэму «Евгений Онегин». После чего им всем без исключения придётся заучить наизусть довольно длинные письма: девочки учат письмо Татьяны Лариной, а мальчики учат письмо Евгения Онегина. И сразу прозвенел звонок, а следующий урок литературы в пятницу, и начнётся с того же самого, с чего начался этот. 
  Кобылкина подскочила красная, Мегера застыдила её в последний момент и яркий румянец, заливший её щёки так и не прошёл. Чтобы снова почувствовать себя длинноногой королевой, она взялась высмеивать Каиру. 
- О, местные нарики всё ещё здесь! А я надеялась, что твоя мамашка уже передоз схватила, и ты кукуешь в спецприёмнике. Видать ты, всё-таки, испортишь нам выпускные фотки, - почти все ребята её поддержали негромким смехом. 
Каира спокойно посмотрела на одноклассницу, закинула рюкзак через плечо, и сказала: 
- А ты, Кобылкина, не путай школу и бордель. 
  После девочка тут же вышла из класса и не дала Таньке возможность ответить на колкость, но Каира успела с удовольствием заметить, что щёки вредной девки стали пунцовыми. Правда никто не смеялся, зато все стыдливо отвели глаза, когда Каира мимо проходила. Только Ромка Рюмкин хмуро смотрел на Кобылкину, он единственный в классе, не поддерживал плоский юмор Таньки, но с другой стороны, он никогда не вставал и на защиту Каиры. 

  Каира прошла в спортзал, куда Танька Кобылкина не могла проследовать. Спорт - это единственное, что могли ученики выбирать. 24 школа Мурманска была одной из самых зажиточных, поэтому могла себе позволить и спортивные излишества, и музыкальные, и личный школьный автобус, и расширенное количество кружков и внешкольных занятий. Одноклассники Каиры выбрали футбол или хоккей, кроме Ромки Рюмкина, у которого всю жизнь освобождение от физкультуры. Одноклассницы Каиры все поголовно выбрали фигурное катание или спортивную гимнастику, а Каира записалась на пионербол, где не было ни одного одноклассника, зато была Лайза. Так что девочка буквально сбежала на физкультуру, которая шла последним уроком в среду. Каира планировала сразу после школы отправиться на «работу», а потом погулять с Велиалом. 
  Уроки быстро закончились и Лайза, как обычно проводила подругу до дверей ресторана, а потом побежала домой. Каира вошла в неприметный офис, где выдавала оплату за услуги по ведомости. Всё было не сложно: человек давал ей паспорт, она находила его в списке, где был указан номер платёжной ведомости, которая уже была аккуратно заполнена. Сверив данные в паспорте, с тем, что написано в платёжной ведомости, она выдавала сумму, которая так же была аккуратно выведена в специальной графе «На руки». Каире нравилось здесь работать, кроме неё в офисе никого не было, лишь время от времени приходили работники за оплатой. Каира не знала кто заполнял эту ведомость, но, когда она приходила на работу, все документы уже лежали на столе. 
  Вот и сегодня девочка пришла, а документы были уже готовы к работе. Каира улыбнулась, перевернула табличку на двери на «Открыто», села на удобное чёрное кресло, и придвинула к себе список, получающих оплату и стопку платёжный ведомостей. Девушка внимательно изучила документы. Из них стало ясно, что сегодня за деньгами придут всего 5 человек, а это значит, что она освободится рано, и у неё будет возможность погулять с Велиалом. 
  За 3 месяца Каира к нему так привыкла, что и дня не могла прожить, не повидавшись с ним. Между ними ничего не было, они просто общались, гуляли, проводили время с друг другом, но никакого намёка на романтику. Велиал был потрясающе эрудирован, казалось, что он знает всё на свете. Даже как-то странно было, что он с такими огромными знаниями, стал всего лишь наркодилером. Но Каира не привыкла задавать вопросы, она не хотела знать, чем на самом деле он занимается. Ей было просто хорошо от того, что он рядом, от того, что слышит его голос и видит его улыбку. На самом деле Каире для счастья больше ничего и не нужно было. Конечно, ей хотелось и любви, и романтики, но свидания у неё уже были, Велиал помогал ей во всём и защищал её от всех, он решал все её проблемы, и ей казалось, что они так навеки связаны. 
  Каира с вежливой холодной улыбкой выдавала деньги пришедшим мужчинам. Люди всегда приходили разные, нельзя было сказать, что это криминальные элементы. Посетители приходили и в дорогом кашемировом пальто, и в поношенной, грязной тельняшке, и чисто выбритые, и с бородой до колен, и старые, и молодые. Некоторые из них приходили довольно часто, но большинство получали только разовый платёж и больше Каира их не видела. Девочка совсем не боялась работать с деньгами, потому что те, кто приходил за выплатой с опаской смотрели на неё, порой в их глазах читался не поддельный ужас. Однажды, какой-то бомж, беря у неё из рук деньги, крестился, не переставая и читал молитву. В общем народ был разный, но ограбить их никто не пытался и Каира была уверена, что об этом позаботился Велиал. От него всегда исходили волны силы и авторитета. Каира ещё ни разу не встречала человека, который мог бы затеять с ним спор. 
  Выдав всю зарплату, Каира позвонила Велиалу: 
-Привет, - весело поздоровалась она. – Я уже всё. 
- Отлично, - не торопясь ответил мужской голос, - я еду по центру и скоро заберу тебя. 
- О.к. 
- Куда в этот раз ты хотела пойти? – поинтересовался он. 
- Хочу попасть на атомный ледокол «Ленин», - тут же сказала Каира. – Стыдно признаться, но я никогда там не была. У меня раньше не было своих средств его посетить, даже школьную экскурсию пришлось пропустить. 
Велиал засмеялся и сказал: 
- Выходи на задний двор ресторана, я подъезжаю. 
  Каира вышла во двор и прохаживалась взад и вперёд в ожидании Велиала, который довольно быстро подъехал. Он вышел из чёрного «Мерседеса» и помахал Каире. Она шла к нему с улыбкой и любовалась им. Его шёлковые рыжие волосы горели огнём на полуденном, сентябрьском солнце, а глаза при взгляде на Каиру превращались в тёплую яшму или янтарь. Пожалуй, только с Велиалом рядом она чувствовала себя в безопасности и дорожила каждой секундой, проведённой с ним. 
  До закрытия они ходили по музею на воде, Велиал и здесь знал многое, он говорил иногда вещи, которые просто невозможно было знать, например, сколько людей пролило кровь на корабле, кто из них был виновен в несчастьях, а кто из них совершил грех, отняв жизнь другого человека. Иногда его рассказ буквально превращался в настоящее приключение или ужастик. Каира не понимала, как можно иметь такую фантазию, но ей казалось, что всё, о чём он рассказывал, было на самом деле. Особенно ей запомнилась история мужчины по имени Леонид Нашчадак. Этот мужчина пришёл служить на флот, и был таким же, как и многие другие. Но однажды ледокол попал в ледяной плен, который изменил каждого. Кто-то открыл в себе безудержную храбрость, кто-то был в ужасе, кто-то открыл свою тёмную сторону, а кто-то сошёл с ума. Леонид внешне остался прежним, но после ледяного плена он стал жестоким и злым. Если он бил, то до полусмерти, если ненавидел, то доводил человека до полного уничтожения. Однажды он забил новобранца до смерти, а тело сбросил за борт. Потом солдата искали, но не нашли, до сих пор он числится пропавшим. Этот солдат был первой жертвой Леонида. Потом были и другие. Леонид сделал много зла на атомоходе «Ленин», но его никто так и не поймал за руку. Последнее его зло состояло в насилии над тихой медсестрой Светланой Родимовой. После многодневных издевательств он испугался, что она пойдёт в милицию, потому привёл в ЗАГС и зарегистрировал брак. Светлана прожила с ним ещё 5 лет и даже родила ему сына, но однажды она устала быть грушей для битья, однажды она устала терпеть измывательства над собой, однажды она просто прыгнула вниз. Потом патологоанатом обнаружил, многочисленные старые и новые шрамы от ожогов, которые говорили, что об неё тушили сигареты. Её кости были сломаны не раз, а некоторые ломали вновь, хотя они не успели зажить. Кровоподтёки, как разноцветные ёлочные игрушки, украшали всё её тело. Тогда началось расследование и Леонида посадили. Вскоре в тюрьме стали пропадать заключённые и никто не мог сказать, что стало с пропавшими. А через 1 год пропал и сам Леонид. После его исчезновения жизнь в тюрьме пришла в норму, и никто больше не исчезал. Однако, спустя 30 лет после исчезновения Леонида, когда ледокол «Ленин» списали и стали делать из него музей, были найдены мумифицированные трупы под решётчатым полом в моторном отсеке. Милиция всё ставила в тайне, но выяснила, что это были тела пропавших солдат и зэков той тюрьмы, где сидел Леонид. Тела были высушены до капли и потому не разложились. Кто-то заботливо забинтовал их, смочив бинты в особом растворе, который уничтожал запах тления. Тело самого Леонида не было найдено. 
  Никто так и не смог ответить, каким образом заключённые попали на корабль. Никто так и не понял от чего они все умерли и почему их тела спрятали сюда. Дело закрыли, поставили красный штамп «Секретно» и сдали в архив. Больше о нём никто не вспоминал. 
Конечно, Велиал не открыл тайн этого дела, но сам факт, что он о нём знает говорит о том, что он необычный человек. «Может расследование вёл его отец и с ним поделился? А может Велиал сам где-то прочитал…» В голове у Каиры иногда появлялись вопросы, но она сама на них убедительно отвечала и не задавала вопросов ему. 
  Велиал тоже любил проводить время с Каирой. Ему нравились её каштановые волосы, её белая шея, её нежные голубые глаза и её радостная улыбка. После прогулок с ней, его всегда посещало вдохновение и удача, он буквально наполнялся энергией и шёл вперёд, к своей цели. К этой цели шли многие демоны, но только он делал это с таким искусством, что казалось будто он идёт в другом направлении, однако всегда оказывался впереди всех. За короткий срок он смог стать далеко не последним военачальником в ЕГО армии, но ему этого было мало. Когда-то он сам командовал армией и был ЕГО правой рукой. Однажды это всё пошло прахом, он пал так низко и был так страшно наказан, что прошли столетия прежде чем он снова увидел человеческий мир. Его пустили сюда неохотно, как низшего исполнителя, как беса, но он был Демон Высшей расы, он был на голову сильнее любого демона лишь потому, что был чистокровным, перворожденным. Он был рождён одним из первых, на заре Вселенной. От того он и легко справлялся с заданиями. Например, сейчас он присматривает за матерью, которая вынашивает полудемона. А ещё он собирает сведения об одном важном человеке, который в будущем будет очень нужен для исполнения задуманного, и, хотя Велиал ещё не имел всех деталей плана, но уже знал, что предстоит в общих чертах, потому что такое не раз повторялось. 
  Велиал оторвался от тягостных воспоминаний о прошлом провале, и решил, что в этот раз всё будет иначе. Он улыбнулся Каире, взял её за руку пошёл рядом с ней. 
  Каира любила гулять с Велиалом, ей нравилось видеть, как северный ветер играет его рыжими волосами, а солнце украшает его лицо бликами. Каира не раз замечала, что, когда она шла и разговаривала с Велиалом, люди на неё оборачивались, некоторые из них смеялись, тыкали в неё пальцем и крутили у виска. Каира не могла понять в чём дело, и как только её беспокойство становилось заметным, Велиал брал её за руку, и она словно исчезала для всех. Девушка смутно ощущала беспокойство, ведь, если следовать этой логике, то никто, кроме неё, не видел Велиала. Каиру видели либо гуляющей в одиночестве, либо не видели вообще. Отсюда следовал другой вопрос: существовал ли Велиал на самом деле или он часть её воображения? Может быть она сошла с ума? Может быть в ту ночь в комнате она умерла? А может быть в ту ночь в комнате она не умерла, но с тех пор стала жить в наркоманских видениях? Кто мог рассеять её сомнения? 

  Девушка боялась рассказать о своих мыслях Велиалу, ведь что-то из того, что она думала могло оказаться правдой. А иногда одиночество бывает столь болезненным, что совсем не хочется прощаться с иллюзиями. Поэтому она крепко сжимала ему руку, улыбалась слушала его бархатный голос и старалась запомнить каждую секунду, проведённую с ним. Каира никому не рассказала о Велиале, даже своей подруге Лайзе. Каира не знала почему она хранит секрет, но смутно чувствовала, что так надо. Может она боялась, что её сумасшествие заметит кто-то ещё, а может просто хотела оставить свою любовь в тайне от всех. Каира порой чувствовала такое огромное счастье, что просто не хотела ни с кем делиться этим, даже с самой близкой подругой. 
В один из приятных, тёплых, сентябрьских дней, Велиал и Каира совершали вполне привычную прогулку. 

 Каира рассказывала о том, что произошло в школе, а Велиал внимательно слушал. В этот прекрасный, погожий день всё и произошло. Каира была на вершине счастья и не заметила, что через дорогу от городского парка её приметила не очень приятная личность. Высокая девочка на тонких ножках, её лицо было похоже на страуса: огромные карие глаза в обрамлении густых ресниц, располагалась на странном, приплюснуто-остром лице девочки. Широкий, острый нос, тонкие губы и почти полное отсутствие подбородка, делало её лицо похожим на страуса. Она с детства была злобной и любопытной, старалась узнать личные секреты подруг, чтобы потом позорить их, чувствуя себя от этого очень хорошо. 

  Каиру она ненавидела с 1-го класса, потому что девочка была хороша собой с любого ракурса. Кобылкина заметила, что мальчики в классе к ней очень хорошо настроены и тогда она позаботилась, чтобы превратить соперницу в изгоя. У Кобылкиной хорошо получилось, к выпускному классу с Каирой никто не дружил, и никто не разговаривал. Удивительно то, что никто из одноклассников не смог бы назвать причину их нелюбви к Каире. Все просто привыкли её игнорировать. Вот и в этот раз Танька Кобылкина почуяла чужую тайну. Она кралась за Каирой довольно долго, даже встала на четвереньки и проползла за кустарниками, поближе к однокласснице. Так она и открыла, что Каира идёт одна по аллее и разговаривает сама с собой. Радости Кобылкиной не было предела. Её страусиная мордочка подёргивалась от удовольствия, когда она доставала смартфон, чтобы снять соперницу из-за кустов. Каира в этот момент рассказывала Велиалу о том, что отказалась от школьной экскурсии. 
- Понимаешь, - говорила она, - я отказалась от школьной экскурсии не потому что у меня нет денег и не потому что мне не интересно, а потому что я не хочу ехать на эту экскурсию со своими одноклассниками. Кто они мне? Кто я им? Мы никогда не дружили и уже поздно начинать. Да, они и не заметят, что меня там нет. Я для них или невидимка, или пугало, над которым они могут посмеяться. Третьего не дано. Мне, конечно, жаль, что всё так заканчивается. Я знаю, что у большинства одноклассников навсегда останется тоска по школе, но не у меня. Все школьники будут скучать по одноклассникам и каждый год ходить на вечера встречи, но не я. Моего отсутствия на вечерах встречи никто не заметит. Потому я решила в этом году не ездить на школьные экскурсии с классом. Лучше я одна потом схожу. Может и звучит печально, но это не так. Я в порядке и у меня всё в порядке. 
  Через час после этого в школьной социальной сети «Ш.О.К.», на которую подписаны все школьники Мурманска, появилось обрезанное видео. В этом видео ученица по имени Каира в одиночестве беседовала в парке: «Я отказалась от школьной экскурсии не потому что у меня нет денег и не потому что мне не интересно, а потому что я не хочу ехать на эту экскурсию со своими одноклассниками. Кто они мне?» 
  Вечером видео обошло всю социальную школьную сеть и на Каиру уже вылили тонну грязи, но девочка этого не знала. Она попрощалась с Велиалом и пошла домой. Лайза уже ждала её в нетерпении, они поужинали и закрылись у себя в комнате. Лайза уговаривала Каиру сходить на школьную экскурсию со своим классом и с ней. Каира сопротивлялась, она хотела пойти отдельно от всех. Лайза отказалась от этого предложения, а через 15 минут разных недомолвок, Лайза призналась, что ей нравится мальчик из класса Каиры, но кто он подруга отказалась сообщить. Каира была удивлена, оказывается не только она хранит чувства в секрете. Обе девочки были слишком заняты, чтобы сидеть в интернете, они допоздна делали уроки и легли спать в счастливом неведении.

  А на утро Каиру ждал удар, когда она вместе подругой пришла в школу, на неё тыкали все пальцем, кто-то грубо толкал её, кто-то подставлял подножки. Со всех сторон в адрес Каиры летели оскорбления: «Дура», «Дебилка», «Чокнутая», «Психушка», «Социопатка», «Наркобэби», «Белочка» и тому подобное. Каира чувствовала страх, она не понимала в чём дело, но внутри у неё все заледенело, было ощущение, что кто-то холодными руками скручивает ей желудок. 
  Каира вошла в свой класс, её одноклассники сгруппировались вокруг Кобылкиной и смерили Каиру хмурыми взглядами, только Ромка Рюмкин строго смотрел на одноклассников и качал головой. Каира прошла на свою любимую заднюю парту и тут началось. 
- Привет, наркобэби, - насмешливо сказала Кобылкина, Каира не ответила ей на приветствие. Она молча ждала продолжения. – Видимо ты пошла по стопам матери, раз словила кайф в городском парке. 
 Каира удивлённо смотрела на Кобылкину, ничего не понимая, и та включила видео и ткнула им Каире в лицо. Внутри произошёл ледяной взрыв, который вдруг заморозил мимику и жесты Каиры. Всего мгновение она смотрела на видео и её пронзила боль, но совсем не та боль, на которую рассчитывала Кобылкина. Каира смотрела на короткое видео и не видела там Велиала, хотя он должен был там быть. В этот момент он шёл справа от Каиры и слушал её рассказ. Однако на видео его не было. Каира печально улыбнулась и сказала: 
- Это неполное видео, Таня. Ты обрезала самое интересное. 
  После этого Каира встала и ушла. Лайза тоже увидела это видео и бежала к подруге, чтобы успокоить её, но Каира пролетела мимо неё, даже не заметив. В этот момент Каира перестала чувствовать себя, перестала видеть и слышать, ей казалось даже, что руки и ноги ей не принадлежат. Они живут собственной жизнью: идут куда хотят и берут, что хотят. 
  Непонятно каким образом девочка оказалась в парке. Она села на скамейку и невидящим взглядом уставилась на асфальт. Вокруг стояла последняя сентябрьская жара. Жёлтые листья кружили танцы на асфальте, воробьи чирикали и выпрашивали семечки, а вокруг стояла тишина, звенящая, из-за чего чириканье воробьев казалось просто всеобъемлющим. 
  Каира пыталась вызвать образ рыжего парня, но у неё ничего не получалось, видимо мозг не так работает. Девочка отчаялась, может быть ей стоит попросить помощи специалиста? Тут раздался звонок, на дисплее её смартфона высветилось имя «Велиал». 
«Так, странно. Моя фантазия придумала этот звонок. Но как говорить с тем, кого на самом деле нет?» Однако, Каира приняла звонок. 
- Привет, - сказал он. 
- Привет, - сказала она. 
- Почему такая грустная? Что-то случилось? 
- Случилось. 
- Что? 
- Тебя нет. 
- Как это меня нет? 
- Тебя нет, ты не существуешь. 
- Ты где? – спросил встревоженно он. 
- Я в парке, где мы были вчера. Но раз ты плод моего воображения, ты должен знать где я. 
  Велиал примчался в парк, не заботясь о конспирации, он чувствовал, что Каира расстроена. Он бежал по парку высматривая одинокую фигурку с каштановыми волосами и вскоре увидел её на неприметной боковой аллее. Девочка сидела на скамейке, бледная и недвижимая словно статуя. Велиал подошёл к ней и увидел, что она не плачет, она просто словно застыла, словно пережила страшное потрясение и была в шоке. 
- Каира, - позвал он. 
- Моё больное воображение снова вызывает твой образ, - печально сказала она, не поднимая на него глаз. – Но надо быть осторожнее вдруг опять заснимут, как я сама с собой разговариваю. 
- Заснимут? – переспросил Велиал. 
  Каира тяжело вздохнула взяла смартфон, открыла рассылку сообщений в социальной сети «Ш.О.К.» и нажала на ссылку. Девочка положила смартфон на лавку, будучи в полной уверенности, что воображаемый друг не может взять в руки смартфон. Велиал покачал головой, подошёл к лавке и взял телефон в руки. На экране появилось видео под названием «Наркобэби жжёт». Он увидел отрывок их разговора и понял почему Каира считает его плодом своего воображения. Велиал смотрел видео и в нём просыпалась ярость. Он просто не мог ей противостоять. В глазах зажегся дьявольский огонь, а лицо исказила ненависть. Он сейчас и правда ненавидел всех тех, кто причинил боль Каире. Он посмотрел на имя автора: Татьяна Кобылкина. 
- Это Кобылкина нас сняла? 
- Да, - жёстко ответила Каира. – Только Кобылкина сняла не нас, она сняла меня! 
Велиал сжал смартфон и едва сдержался, чтобы не спалить весь город с его глупыми людишками, которые посмели обидеть Каиру. 
- Пошли, - вдруг сказал он, сунув мобильник в карман девушки. – Я докажу, что существую. 
Он взял Каиру за руку и привёл к школе. На выходе из школьного двора стояла расстроенная Лайза. 
- Здравствуйте, - обратился Велиал к Лайзе. – Я друг Каиры. 
Лайза неуверенно улыбнулась ему. Каира молчала, ей было очень стыдно перед подругой. Лайза не смотрела на Каиру, она смотрела на рыжего красавчика. 
- Правда? Вы друзья? – спросила она. 
- Да, моё имя Велиал. 
- Очень приятно, а меня зовут Лайза. 
  Каира нахмурилась, неужели подруга издевается над ней и говорит с пустотой? Каира посмотрела на подругу и увидела в её глазах отражение Велиала. 
- Вы давно знакомы? – спросила Лайза. 
- Недавно, - улыбнулся Велиал. – Сегодня Каира пришла ко мне расстроенная и показала то лживое видео. Меня стёрли какой-то программой и обрезали большую часть нашего разговора. Это что за идиоты такими вещами занимаются? 
Лайза перестала улыбаться и со злостью сказала: 
- Это всё Коыблкина. Она всегда ненавидела Каиру. Вон она, смотрите! 
И Лайза показала пальцем на девочку со страусиной мордой, которая только вышла из школы. Глаза Велиала зло сузились. 
- Девочки, идите домой. Я разберусь здесь, - сказал Велиал. 
- Конечно, - улыбнулась в ответ Лайза, а Каира, слушая, как общаются Лайза и Велиал, почувствовала облегчение. Всё-таки, она не сошла с ума, Велиал существовал на самом деле. И все неприятности ей показались чем-то смешным и недостойным её грусти.

  Каира повинуясь порыву, вдруг подошла к Велиалу и крепко-крепко его обняла. В эти объятия она вложила столько счастья, что Велиал невольно затрепетал, ему показалось, что внутри него не огонь горит, а летают огненные бабочки: ему было и холодно, и жарко, казалось, что силы его оставили и одновременно энергия его переполняла. Он никогда не чувствовал подобного, но ему очень нравилось это состояние, название которому ещё не придумано. Чувствуя свою власть и исключительность, его мозг заработал в другом направлении. Настолько-же сильно он захотел отомстить, насколько был счастлив сейчас. 
  Велиал посмотрел, как Каира и её подруга исчезают за углом дома, после чего он словно выцвел и исчез. Как невидимый ветер он понёсся по тротуару и замер, не долетая до девочки-страуса. Он невидимкой парил над плечом Кобылкиной, которая была увлечена организацией всешкольного бойкота Каире. В своих гнусных сообщениях Танька называла Каиру либо «Шизой», либо «Наркобэби». Читая её сообщения и слушая её слова, Велиал наполнялся великой злостью, он буквально уже дышал огнём ненависти. Как только Танька Кобылкина вошла в свою квартиру и заперлась в комнате, он просто хлопнул ей по плечу невидимой рукой, и она упала камнем на коврик у кровати.

  Велиал взял невидимой рукой смартфон Татьяны и нашёл оригинальное, не обрезанное видео. После этого демон закрыл глаза и словно стал втягиваться в смартфон. Его энергия слилась с энергией батареи мобильного, откуда она проникла сначала в телефон, а затем в глобальную сеть Интернета. Чтобы взять контроль над мировой системой общедоступной информации Велиалу потребовалось минут 10. Доля секунды и для него престали существовать пароли и файерволы, потому что он не был вирусом, он был той энергией, которая давала жизнь интернету, более того, он сам стал Интернетом. 

  И в этом состоянии чистой энергии Велиал нашёл маленькую социальную сеть, где обнаружил вирусное видео с Каирой. Он нашёл неиспользуемый профиль под ником «Справедливость». Едва наткнувшись на этот профиль, Велиал понял, что владелец давно похоронен, и профиль мёртвым грузом весит в сети уже пару лет. Велиалу потребовалась секунда, чтобы войти в профиль «Справедливость» и ещё 10 секунд, чтобы под каждым вирусным видео появился комментарий Справедливости: «Истина где-то рядом» с ссылкой на оригинальное видео. Велиал знал, что не пройдёт и часа, а настоящее видео увидят все. 

   Велиал не просто залил оригинальное видео, он его изменил. Если раньше на видео была только Каира, то после его вмешательства, на видео появился он. Правда он применил фокус с засвеченным лицом, чтобы нельзя было точно сказать кто находится рядом, но так, чтобы каждый школьник видел, что Каира не разговаривала сама с собой. Это был огромный риск. Ради земной, 16-летней девчонки Велиал рискнул великим замыслом Отца Своего. Но его власть на Земле не распространяется, потому он и не мог узнать о проделке своего подданного. Велиал не мог поступить по-другому, для него стало очень важно, чтобы Каира была счастлива и в безопасности. Ради неё он был готов, если не на всё, то на очень многое. И именно сейчас демон это понял, однако причин своего поведения он понять пока не мог. 
  Велиал словно цветок, «расцвёл» в комнате Таньки Кобылкиной. Он появился над лежащим телом и вскинул над ним руку. Кобылкина, зевая, поднялась на ноги и с удивлением уставилась на Велиала. Девушка была в полном сознании и не понимала, как незнакомец оказался в её комнате. 
- Знаешь, Татьяна, - сказал рыжий парень, - Таким как ты, у нас в аду выделено особое место. Место, где муки много горче и острее, чем где-либо ещё. Уверен, что ты окажешься там. 
- Ты кто такой? – грубо и испуганно спросила Татьяна. 
- Я твоё последнее воспоминание. 
- Что несёшь ты? – грубо ответила она и страх проходил, ведь это был всего лишь парень. Вот она кликнет маму или папу и конец ему. 
- За то, что ты травила Каиру, понесёшь ты страшное наказание. Я с особым наслаждением измучаю твоё тело и душу. 
- Пошёл вон, я сейчас закричу, и папа зайдёт и оторвёт тебе башку! 
Велиал засмеялся. 
- Папы-то, дома нет. Никого нет. Ты одна. 
  Кобылкину вдруг резанул страх. Она стала кричать и звать на помощь, но Велиал лишь рукой провёл, и комната Таньки погрузилась словно в пузырь. Её крики глохли, словно она была глубоко под землёй. Девочка-страус довольно быстро выдохлась и заплакала. Она поняла, что никто не придёт. Велиал поднял ладонь, на которой засветилась печать. Это была огненная печать персидских джиннов, которая вытаскивала самые сокровенные желания из глубин сознания и коверкала их при исполнении. Легенда гласит, что джинны, ифриты, суккубы и иблисы появились много раньше ангелов и демонов, и потому их магия куда сильнее и изощрённее. Печать персидских джиннов применялась только для злых людей, которых джинны наказывали за зло. Тоже самое сделал и Велиал.

  Огненная печать вытащила сокровенное желание Кобылкиной: нравится всем и быть королевой всеобщего обожания. Оказывается, Танька Кобылкина хотела купаться во всеобщей любви, которую она считала залогом власти и славы. Велиал зловеще улыбнулся и в сознании девочки-страуса случился пожар, она буквально потеряла здравый смысл. Девочка слышала музыку, которая обещала исполнить все желания. В глазах Татьяны зажегся огонь, она всю ночь стояла в комнате, а пламя внутри неё разгоралось с неистовой силой, сжигая последние крупицы разума. Глубоко в сознании Кобылкина думала, что проснулась и стала знаменитой. Ей казалось, что вот наконец-то весь мир у её ног. Девочка стала воспринимать мир извращённо, со стёртыми границами добра и зла, без понятия морали и стыда. Не переодеваясь, Танька Кобылкина в последний раз вышла из дома и танцующей походкой отправилась в школу. В глазах светилось безумие, а из уст девочки, похожей на страуса, вырывался дикий хохот. Люди оборачивались и смотрели на неё.

 Татьяна Кобылкина вошла в школу примерно в 8.20, за 10 минут до звонка, когда все коридоры были полны учеников и учителей. В центре первого этажа, рядом с родным классом, Танька вдруг начла танцевать. Она странно пела, при этом ласкала руками плечи и грудь, а временами игриво оголяла бёдра. Она с хохотом сняла блузку и стянула джинсовую юбку, которую пнула прямо под ноги директрисе школы. Кобылкина танцевала, приседала, наклонялась, виляла бёдрами и крутила ягодицами. Она тёрлась о престарелого Баяновича и об Николая Ивановича, по кличке Нильс Бор, преподававшего физику в школе. Танька без стыда сняла бюстгальтер, из которого посыпалась вата и платочки, заменявшие ей грудь, и бросила его в замершую толпу. Трусики она сняла прямо под носом у историка, которые тоже кинула в толпу, но толпа уже не была спокойной и молчаливой. Отовсюду появились руки со смартфонами, а мальчишки постарше улюлюкали и свистели. Кобылкина не говорила, и не обращала внимания на возмущение учителей, она продолжала безумный танец страсти. Ей казалось, что все эти люди пришли приветствовать Её – Королеву Таню Кобылкину. Это все её подданные и со всеми она будет мила и милосердна. Девочка продолжала танцевать и страстно зажимать то учителей, то учеников. Никто не возражал, казалось, что школу Каиры вот-вот охватит страстное безумие. Девочку успели пощупать даже за самые интересные места, а кто-то из учеников попытался её увести в место поукромнее. 
  Каира и Лайза вошли в школу, и на девочек вдруг налетел одноклассник Илья Лисин, он душевно поздоровался с Каирой, чего не делал уже 10 лет, и позвал её смотреть шоу. Подруги протолкались в первые ряды и с удивлением увидели голую Таньку Кобылкину. Девочки улыбнулись и переглянулись. Не ожидали они такого позора от давней соперницы. Каира заглянула в глаза одноклассницы и поняла, что не видит в них прежнюю злобу. В глазах отсутствовал разум и сознание, будто это кукла танцевала.

     Каира перестала улыбаться, она нахмурила лоб и смотрела на то, что происходит с Кобылкиной, которая распалялась всё больше и больше. Она стала мычать странный мотив громче и быстрее, её ногти впивались в кожу и оставляли на ней длинные царапины. Всё возбуждение школьников быстро прошло, потому что Кобылкина стала буквально заживо сдирать с себя кожу, при этом она издавала дикий хохот и продолжала мычать. Лишь через 20 минут в школу вбежали люди в белых халатах. Кобылкина к тому времени уже истекала кровью и обкидывала учеников ошмётками кожи. Все с отвращениями отходили от неё всё дальше и дальше. Когда её схватили сильные медбратья, она не сопротивлялась, девочка всё ещё пыталась содрать кожу со своего тощего плеча. Кожа на левой руке до локтя уже отсутствовала. Работники «Скорой» не стали обрабатывать раны, они одели смирительную рубашку и срочно повезли её в больницу. Больше никто и никогда не видел Таньки Кобылкиной.
 
Рейтинг: +1 24 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!