ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Туман над рекой

 

Туман над рекой

29 ноября 2014 - Влад Устимов
article256093.jpg
Утренняя дымка потихоньку рассеивалась. Сквозь неё весело проглядывали лучи восходящего солнца. Могучая машина легко слушалась руля. Командировка в район заканчивалась благополучно. На много лучше, чем ожидалось. Такая встреча, вот уж сюрприз, так сюрприз!
Кирилл  был на седьмом небе от счастья. Все идет путем. Все получается. Впереди радужные перспективы. И на службе, и на личном фронте. Казалось, недавно только поступил в автодорожный техникум. Мечтал о настоящей, мужской работе. А теперь – все проблемы решены. Неожиданно помог случай. Дальний родственник устроил его шоферить на МАЗе, в строительную контору. Недели две поработал, освоился. Даже, можно сказать, привык. Труд был не в тягость, а главное – нравился. И зарплата вполне устраивала.
Однако, жизнь на месте не стоит. И настроения и помыслы у человека меняются. Как говорил Ремарк, голодный грезит о еде, а сытому - она противна. Вскоре внутригородские перевозки показались молодому водителю однообразными и скучными. Появились новые желания. Послали бы в командировку. Как было бы здорово! Дальняя дорога, трудности, самостоятельные решения – вот чего хотелось восемнадцатилетнему романтику. И, довольно скоро, его робкие, призрачные надежды обрели реальные очертания.
- Кирюша, тебя Потапов к себе требует! – прощебетала мимоходом учетчица Марина Лямочкина, лукаво улыбнувшись и стрельнув томным, с поволокой взглядом. Парень, слегка покраснев и потупив взор, направился в сторону конторы. Ждать в приемной долго не пришлось. В кабинете директора было тепло, пахло дорогими сигаретами и парфюмом. На стене – картины с лошадиными изображениями. Валерий Никитич Потапов был моложав и подтянут.
- Так Хохолков, - сказал он, отодвинув от себя папку с документами, - Завтра едешь в Покровку, вместо Степана Ватажникова. Документы возьмешь у него. Что к чему - он же объяснит. О выполнении доложишь. Парень ты вроде ничего,  стараться будешь – не обижу. Ступай.
В приподнятом настроении счастливчик начал готовиться к серьезному заданию. Ему было очень приятно, что ехать предстояло далеко, одному, без напарника. Сердце просто замирало от предвкушения грядущих впечатлений, таящихся в тумане неизвестности.
И вот он в пути. Вокруг пейзаж хоть и равнинный, но для привыкшего глаза вовсе не однообразный. Волнистые линии горизонта теряются в серовато-голубых далях ковыльной степи. Мягкий рельеф тамариксовых зарослей удивительно гармонично чередуется с контрастно желтеющими крутобокими барханами, поросшими эфедрой. Над полем зависла, мелко трепеща крыльями, рыжеватая пустельга.  Высматривает мышь. Значит, еще не улетела. Навстречу, высоко в поднебесье, широким клином пролетают белые лебеди. Эти уже подались на юга. Не рановато – ли?
Дорога ровная, сухая. Пока. Прогноз погоды был не очень оптимистичный. Сделав короткую остановку в районном центре, Кирилл довольно скоро прибыл на место. Старинное село, полуразвалившаяся церквушка. Живописные обрывы на речном берегу. Красота! Отыскав пункт назначения, оформил бумаги и оставил самосвал под погрузку, которая была намечена на следующий день. До утра шофер полностью предоставлен себе.
Сладкий аромат осознанной воли слегка опьяняет. На душе легко. Его сердце никому не принадлежит. Никаких обязательств. Ликующее ощущение свободы. И хочется чего-нибудь такого. Не понятно чего. В клуб, что ли пойти, на танцы – подумал Кирилл.
В магазине, куда он зашел за булочкой, неожиданно столкнулся с Наташей. Буквально – нос к носу. Он вытаращил глаза. Вот, так встреча! Натусь, ты откуда? Как тут очутилась?
Когда-то, в детстве, они были соседями. Вместе лепили в песочнице куличики, катались на качелях, носились по улицам. Их родители дружили.
- Какая ты стала красивая, Наташ, тебя и не узнаешь сразу! – воскликнул молодой человек восхищенно. И сразу щеки его стыдливо зарумянились.
Оказалось, что она здесь на практике, после окончания педагогического училища. На месяц. Видно было, что она тоже очень обрадовалась встрече.
Они долго гуляли у реки, оживленно напоминая друг другу свои детские шалости. К вечеру стало прохладно. Он бережно взял её за руку. Она кротко посмотрела на него и опустила голову, пряча счастливую улыбку. Её холодные тонкие пальчики доверчиво устроились в его ладони. Шли молча. Оба  задумчиво смотрели на широкий плес. Переливы водоворотов в золотистом свете дрожащей дорожки, струящейся от заходящего солнца, смягчались лёгкой дымкой.
Около полуночи подошли к её временному жилищу.
- Можно, мы завтра снова увидимся? – спросил он шепотом, и зрачки его расширились в темноте подъезда.
- Да! – едва слышно ответила она.
Он неловко чмокнул невидимую щеку девушки, ощутив чудесный аромат её волос, резко повернулся и исчез в ночи.
До утра ворочался на узкой гостиничной койке в прокуренной комнате. Счастью его не было границ. Все думал, вспоминал.
Учились они в разных школах. И, хотя со временем пути их постепенно разошлись, при встрече он подолгу останавливал свой взгляд на её стройной фигуре. Всматривался в это добродушное, с милыми веснушками, девичье лицо. Он был в нее влюблен. А она… Она перестала его замечать. И робкие мальчишеские чувства  постепенно спрятались, куда-то глубоко, да так, что ему и самому было не понятно.
Теперь он четко осознал, что они не исчезли, не растаяли, как первый снег. Это было с ним всегда все эти годы. Сердце его ликовало.
Весь следующий день он ходил, как лунатик. Погрузка задерживалась. Но Кирилла это вовсе не смутило. Впереди еще один вечер, а, быть может, и ночь. С ней! Сказка!
Наконец-то наступившая долгожданная ночь, на самом деле, была сказочная. Ожившие грезы любви. Они гуляли в парке. В густой тени  аллей он крепко прижимал её к себе. Губы влюбленных сливались в нежной истоме. Кирилл  не мог наглядеться на  свою подругу. Мальчик был на седьмом небе от счастья.
- Какая же ты хорошая! – шептал он. 
Ответом был желанный поцелуй.
- Мне затемно надо выезжать. Пора возвращаться в город. Когда ты приедешь?  Буду ждать тебя очень!
Условившись о встрече перед Новым Годом, они расстались. До самого отъезда он так и не смог сомкнуть глаз.
В путь отправился задолго до рассвета. Под утро похолодало. Первый заморозок. Повилика изморози искусно разукрасила придорожные кусты. Полотно шоссе местами было скользкое, как каток. Вспомнил, как они с Наташкой скользили на коньках по Лебединому озеру. Блестели фонари, играла музыка. Как же вчера мы забыли об этом! Ну, теперь уж наговоримся обо всем. Будет о чем поговорить с любимой. Хватит на всю долгую жизнь.
Тряхнул головой, сосредоточился. В дороге отвлекаться не годится. Бдительность не терять. Как учили в автошколе. Почти четыре сотни километров преодолел без помех. Въехал в город, в час пик. Голова тяжелая. Веки слипаются. То и дело подмывает клюнуть носом. Но настроение – замечательное. Она его любит. Скоро встретятся. И соединятся навсегда. Он счастлив до головокружения.
Первая самостоятельная поездка подходит к концу. Осталось проехать пару километров. Машину в гараж, а сам - спать. Без задних ног. Сутки, не меньше.
Не по-осеннему яркое солнце слепит глаза. Розовая пелена застилает взор. Образ любимой. Сладкие грезы. Блаженная нега разливается по телу. Приятная легкость и щенячий восторг.
Впереди, прямо по курсу, на середине моста, внезапно возникает Икарус. Стремительно приближается. Или это я на встречке? – пронеслось  в  затуманенном сознании. Жуть! Лобовое! Что делать?
***
Грузовик, выехавший на полосу встречного движения, во избежание столкновения с автобусом, резко поворачивает влево и, проломив металлическое ограждение моста, падает в реку.
 
***
Вова ехал в Икарусе, когда вдруг почувствовал экстренное торможение. Люди, как горох, посыпались в переднюю часть салона. Возникла давка. Послышался визг тормозов и истерические вопли пассажирок в первом ряду. Выглянув из-за плеча водителя, он увидел летящий прямо на него огромный грузовик. И расширенные в немом ужасе глаза шофера. Молоденького паренька.
МАЗ пронесся мимо резко остановившегося автобуса, чудом его не задев. Буквально в одном сантиметре. Люди в салоне остолбенели, лишившись дара речи. Наступила зловещая тишина.
Открылась дверь, и Вовка выскочил на асфальт, на котором жирно чернели свежие следы тормозного пути. Искореженный металл ограды моста еще вибрировал. Внизу, в мутной воде, от больших пузырей расходились круги, уносимые течением в виде неровных овалов. У берегов тончайшим кружевом стелился туман. Над головой, с резким криком, пронеслась чайка.
Он прыгнул в реку и в два счета добрался до места падения. Вода обжигала кожу, ледяными щупальцами сжимала грудь. Краем глаза Вовка увидел, что изменив свой курс, к нему направилась моторная лодка. Нырнул. Благо, в этом месте было не глубоко. На метровой глубине нащупал дверцу кабины, лежавшей на правом боку. Остервенело дергал ручку, сколько было сил. Замок не поддавался. В висках заломило. Вынырнул, судорожно вдыхая воздух. Рядом уже две лодки. Из них склонились озабоченные лица. Несколько пар рук предлагали помощь, протягивали веревку. Наперебой сыпались советы.
Со второй попытки дверца открылась. Рука коснулась чего-то мягкого. Туловище водителя было расслабленно, как бархатная игрушка. Вытащить его не удавалось. Ноги были придавлены двигателем и накрепко зажаты в покореженной кабине. Вовке удалось вынырнуть, крепко держа запястье пострадавшего, тело которого при этом вытянулось в струну. Двое из мотолодки ловко перехватили безжизненную кисть. Передав её лодочникам, пловец почувствовал, что крупный озноб сковывает его всего, лишает возможности двигаться. Зуб на зуб не попадает.
– Давай на берег, хватит с тебя - крикнул кто-то сердобольный сверху. В это время на поверхность всплыло большое пятно автола. Пришлось парню барахтался в вонючей масляной  жиже. 
Выйдя из подернутой легкой дымкой  воды, он имел вид далеко не презентабельный.  Мокрый с головы до ног и окоченевший до посинения, бедолага весь был покрыт масляными потеками. С реки доносились отчаянные выкрики и споры лодочников, которые ничего не могли поделать в сложившейся ситуации.
***
Кирилла спасти не удалось. Видимо, он умер мгновенно, в момент удара. Извлечь его сразу не получилось. Только прибывшая на следующий день спецтехника вытащила утонувшую машину на берег вместе с погибшим.
***
Вовка устало поднялся на мост. Голова слегка кружилась, как от молодого вина, принятого натощак. Икарус давно ушел. На краю перил висела его куртка. Сняв с себя мокрую майку и дрожа всем телом, он поплелся на остановку, по пути кое-как обтирая себя от грязи. С унылым видом стал ждать трамвай. Прохожие искоса, с брезгливостью поглядывали на его жалкую фигуру и поспешно отводили глаза. Настроение у Вовки было паршивое.   Над рекой стелился туман.


фото автора

© Copyright: Влад Устимов, 2014

Регистрационный номер №0256093

от 29 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0256093 выдан для произведения: Утренняя дымка потихоньку рассеивалась. Сквозь неё весело проглядывали лучи восходящего солнца. Могучая машина легко слушалась руля. Командировка в район заканчивалась благополучно. На много лучше, чем ожидалось. Такая встреча, вот уж сюрприз, так сюрприз!
Кирилл  был на седьмом небе от счастья. Все идет путем. Все получается. Впереди радужные перспективы. И на службе, и на личном фронте. Казалось, недавно только поступил в автодорожный техникум. Мечтал о настоящей, мужской работе. А теперь – все проблемы решены. Неожиданно помог случай. Дальний родственник устроил его шоферить на МАЗе, в строительную контору. Недели две поработал, освоился. Даже, можно сказать, привык. Труд был не в тягость, а главное – нравился. И зарплата вполне устраивала.
Однако, жизнь на месте не стоит. И настроения и помыслы у человека меняются. Как говорил Ремарк, голодный грезит о еде, а сытому - она противна. Вскоре внутригородские перевозки показались молодому водителю однообразными и скучными. Появились новые желания. Послали бы в командировку. Как было бы здорово! Дальняя дорога, трудности, самостоятельные решения – вот чего хотелось восемнадцатилетнему романтику. И, довольно скоро, его робкие, призрачные надежды обрели реальные очертания.
- Кирюша, тебя Потапов к себе требует! – прощебетала мимоходом учетчица Марина Лямочкина, лукаво улыбнувшись и стрельнув томным, с поволокой взглядом. Парень, слегка покраснев и потупив взор, направился в сторону конторы. Ждать в приемной долго не пришлось. В кабинете директора было тепло, пахло дорогими сигаретами и парфюмом. На стене – картины с лошадиными изображениями. Валерий Никитич Потапов был моложав и подтянут.
- Так Хохолков, - сказал он, отодвинув от себя папку с документами, - Завтра едешь в Покровку, вместо Степана Ватажникова. Документы возьмешь у него. Что к чему - он же объяснит. О выполнении доложишь. Парень ты вроде ничего,  стараться будешь – не обижу. Ступай.
В приподнятом настроении счастливчик начал готовиться к серьезному заданию. Ему было очень приятно, что ехать предстояло далеко, одному, без напарника. Сердце просто замирало от предвкушения грядущих впечатлений, таящихся в тумане неизвестности.
И вот он в пути. Вокруг пейзаж хоть и равнинный, но для привыкшего глаза вовсе не однообразный. Волнистые линии горизонта теряются в серовато-голубых далях ковыльной степи. Мягкий рельеф тамариксовых зарослей удивительно гармонично чередуется с контрастно желтеющими крутобокими барханами, поросшими эфедрой. Над полем зависла, мелко трепеща крыльями, рыжеватая пустельга.  Высматривает мышь. Значит, еще не улетела. Навстречу, высоко в поднебесье, широким клином пролетают белые лебеди. Эти уже подались на юга. Не рановато – ли?
Дорога ровная, сухая. Пока. Прогноз погоды был не очень оптимистичный. Сделав короткую остановку в районном центре, Кирилл довольно скоро прибыл на место. Старинное село, полуразвалившаяся церквушка. Живописные обрывы на речном берегу. Красота! Отыскав пункт назначения, оформил бумаги и оставил самосвал под погрузку, которая была намечена на следующий день. До утра шофер полностью предоставлен себе.
Сладкий аромат осознанной воли слегка опьяняет. На душе легко. Его сердце никому не принадлежит. Никаких обязательств. Ликующее ощущение свободы. И хочется чего-нибудь такого. Не понятно чего. В клуб, что ли пойти, на танцы – подумал Кирилл.
В магазине, куда он зашел за булочкой, неожиданно столкнулся с Наташей. Буквально – нос к носу. Он вытаращил глаза. Вот, так встреча! Натусь, ты откуда? Как тут очутилась?
Когда-то, в детстве, они были соседями. Вместе лепили в песочнице куличики, катались на качелях, носились по улицам. Их родители дружили.
- Какая ты стала красивая, Наташ, тебя и не узнаешь сразу! – воскликнул молодой человек восхищенно. И сразу щеки его стыдливо зарумянились.
Оказалось, что она здесь на практике, после окончания педагогического училища. На месяц. Видно было, что она тоже очень обрадовалась встрече.
Они долго гуляли у реки, оживленно напоминая друг другу свои детские шалости. К вечеру стало прохладно. Он бережно взял её за руку. Она кротко посмотрела на него и опустила голову, пряча счастливую улыбку. Её холодные тонкие пальчики доверчиво устроились в его ладони. Шли молча. Оба  задумчиво смотрели на широкий плес. Переливы водоворотов в золотистом свете дрожащей дорожки, струящейся от заходящего солнца, смягчались лёгкой дымкой.
Около полуночи подошли к её временному жилищу.
- Можно, мы завтра снова увидимся? – спросил он шепотом, и зрачки его расширились в темноте подъезда.
- Да! – едва слышно ответила она.
Он неловко чмокнул невидимую щеку девушки, ощутив чудесный аромат её волос, резко повернулся и исчез в ночи.
До утра ворочался на узкой гостиничной койке в прокуренной комнате. Счастью его не было границ. Все думал, вспоминал.
Учились они в разных школах. И, хотя со временем пути их постепенно разошлись, при встрече он подолгу останавливал свой взгляд на её стройной фигуре. Всматривался в это добродушное, с милыми веснушками, девичье лицо. Он был в нее влюблен. А она… Она перестала его замечать. И робкие мальчишеские чувства  постепенно спрятались, куда-то глубоко, да так, что ему и самому было не понятно.
Теперь он четко осознал, что они не исчезли, не растаяли, как первый снег. Это было с ним всегда все эти годы. Сердце его ликовало.
Весь следующий день он ходил, как лунатик. Погрузка задерживалась. Но Кирилла это вовсе не смутило. Впереди еще один вечер, а, быть может, и ночь. С ней! Сказка!
Наконец-то наступившая долгожданная ночь, на самом деле, была сказочная. Ожившие грезы любви. Они гуляли в парке. В густой тени  аллей он крепко прижимал её к себе. Губы влюбленных сливались в нежной истоме. Кирилл  не мог наглядеться на  свою подругу. Мальчик был на седьмом небе от счастья.
- Какая же ты хорошая! – шептал он. 
Ответом был желанный поцелуй.
- Мне затемно надо выезжать. Пора возвращаться в город. Когда ты приедешь?  Буду ждать тебя очень!
Условившись о встрече перед Новым Годом, они расстались. До самого отъезда он так и не смог сомкнуть глаз.
В путь отправился задолго до рассвета. Под утро похолодало. Первый заморозок. Повилика изморози искусно разукрасила придорожные кусты. Полотно шоссе местами было скользкое, как каток. Вспомнил, как они с Наташкой скользили на коньках по Лебединому озеру. Блестели фонари, играла музыка. Как же вчера мы забыли об этом! Ну, теперь уж наговоримся обо всем. Будет о чем поговорить с любимой. Хватит на всю долгую жизнь.
Тряхнул головой, сосредоточился. В дороге отвлекаться не годится. Бдительность не терять. Как учили в автошколе. Почти четыре сотни километров преодолел без помех. Въехал в город, в час пик. Голова тяжелая. Веки слипаются. То и дело подмывает клюнуть носом. Но настроение – замечательное. Она его любит. Скоро встретятся. И соединятся навсегда. Он счастлив до головокружения.
Первая самостоятельная поездка подходит к концу. Осталось проехать пару километров. Машину в гараж, а сам - спать. Без задних ног. Сутки, не меньше.
Не по-осеннему яркое солнце слепит глаза. Розовая пелена застилает взор. Образ любимой. Сладкие грезы. Блаженная нега разливается по телу. Приятная легкость и щенячий восторг.
Впереди, прямо по курсу, на середине моста, внезапно возникает Икарус. Стремительно приближается. Или это я на встречке? – пронеслось  в  затуманенном сознании. Жуть! Лобовое! Что делать?
***
Грузовик, выехавший на полосу встречного движения, во избежание столкновения с автобусом, резко поворачивает влево и, проломив металлическое ограждение моста, падает в реку.
 
***
Вова ехал в Икарусе, когда вдруг почувствовал экстренное торможение. Люди, как горох, посыпались в переднюю часть салона. Возникла давка. Послышался визг тормозов и истерические вопли пассажирок в первом ряду. Выглянув из-за плеча водителя, он увидел летящий прямо на него огромный грузовик. И расширенные в немом ужасе глаза шофера. Молоденького паренька.
МАЗ пронесся мимо резко остановившегося автобуса, чудом его не задев. Буквально в одном сантиметре. Люди в салоне остолбенели, лишившись дара речи. Наступила зловещая тишина.
Открылась дверь, и Вовка выскочил на асфальт, на котором жирно чернели свежие следы тормозного пути. Искореженный металл ограды моста еще вибрировал. Внизу, в мутной воде, от больших пузырей расходились круги, уносимые течением в виде неровных овалов. У берегов тончайшим кружевом стелился туман. Над головой, с резким криком, пронеслась чайка.
Он прыгнул в реку и в два счета добрался до места падения. Вода обжигала кожу, ледяными щупальцами сжимала грудь. Краем глаза Вовка увидел, что изменив свой курс, к нему направилась моторная лодка. Нырнул. Благо, в этом месте было не глубоко. На метровой глубине нащупал дверцу кабины, лежавшей на правом боку. Остервенело дергал ручку, сколько было сил. Замок не поддавался. В висках заломило. Вынырнул, судорожно вдыхая воздух. Рядом уже две лодки. Из них склонились озабоченные лица. Несколько пар рук предлагали помощь, протягивали веревку. Наперебой сыпались советы.
Со второй попытки дверца открылась. Рука коснулась чего-то мягкого. Туловище водителя было расслабленно, как бархатная игрушка. Вытащить его не удавалось. Ноги были придавлены двигателем и накрепко зажаты в покореженной кабине. Вовке удалось вынырнуть, крепко держа запястье пострадавшего, тело которого при этом вытянулось в струну. Двое из мотолодки ловко перехватили безжизненную кисть. Передав её лодочникам, пловец почувствовал, что крупный озноб сковывает его всего, лишает возможности двигаться. Зуб на зуб не попадает.
– Давай на берег, хватит с тебя - крикнул кто-то сердобольный сверху. В это время на поверхность всплыло большое пятно автола. Пришлось парню барахтался в вонючей масляной  жиже. 
Выйдя из подернутой легкой дымкой  воды, он имел вид далеко не презентабельный.  Мокрый с головы до ног и окоченевший до посинения, бедолага весь был покрыт масляными потеками. С реки доносились отчаянные выкрики и споры лодочников, которые ничего не могли поделать в сложившейся ситуации.
***
Кирилла спасти не удалось. Видимо, он умер мгновенно, в момент удара. Извлечь его сразу не получилось. Только прибывшая на следующий день спецтехника вытащила утонувшую машину на берег вместе с погибшим.
***
Вовка устало поднялся на мост. Голова слегка кружилась, как от молодого вина, принятого натощак. Икарус давно ушел. На краю перил висела его куртка. Сняв с себя мокрую майку и дрожа всем телом, он поплелся на остановку, по пути кое-как обтирая себя от грязи. С унылым видом стал ждать трамвай. Прохожие искоса, с брезгливостью поглядывали на его жалкую фигуру и поспешно отводили глаза. Настроение у Вовки было паршивое.   Над рекой стелился туман.
Рейтинг: +9 314 просмотров
Комментарии (18)
Серов Владимир # 30 ноября 2014 в 00:09 +2
Хорошо написано!
Влад Устимов # 30 ноября 2014 в 11:10 +1
Спасибо, Владимир, Ваша похвала радует.
Наталия Шаркова # 30 ноября 2014 в 15:01 +2
Написано легким языком,прекрасные диалоги.
Интересный сюжет.
Прочитала с удовольствием! Успехов вам!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Влад Устимов # 30 ноября 2014 в 19:29 +1
Сердечно благодарю, Наталия.
mozarella (Элина Маркова) # 2 декабря 2014 в 17:20 +2
Ой, Влад... Прямо всё внутри перевернулось!.. Так трепетно и тонко описали чувства Кирилла, с таким теплом, нежностью... После такого повествования его гибель воспринимается как потеря кого-то очень близкого. И финальный эпизод, в котором, на Вовку смотрят с осуждением прохожие, берёт за душу.
Ещё раз убеждаюсь, что Вы Мастер слова. Спасибо!
Влад Устимов # 2 декабря 2014 в 19:45 +1
Элина, я признателен Вам за добрые слова, но, мне кажется, что Вы чересчур меня балуете. Я не заслужил таких похвал.
Елена Русич # 18 декабря 2014 в 15:53 +2
Потрясающая история!!! Такая судьба!!!
Влад Устимов # 18 декабря 2014 в 20:00 +1
Спасибо, Елена.
Ксенофонт Оладьевич Подкопытин - Синякольный # 1 января 2015 в 01:24 +2
легко читается... а написано о сложном... хорошая работа!
Влад Устимов # 1 января 2015 в 11:10 +1
Сердечно благодарю, Владимир, за добрый отзыв, за то, что читали в Новогоднюю ночь. Хорошего Вам Нового года!
Людмила Алексеева # 9 января 2015 в 12:59 +1
ПОТРЯСАЮЩАЯ ИСТОРИЯ! ХОРОШО НАПИСАНО!
Влад Устимов # 9 января 2015 в 14:19 0
Спасибо большое, Людмила, за теплый отклик!
Юлия Дидур # 4 марта 2015 в 11:07 +1
Замечательный рассказ! Вы чудесный рассказчик!
Влад Устимов # 4 марта 2015 в 12:17 0
Спасибо большое, Юлия!
Ваша похвала мне очень приятна.
Олег Таланов # 1 августа 2015 в 18:39 +1
Хороший рассказ, интересный сюжет. Правда не выписана судьба Вовки, её мы не знаем, нет даже намёка. Есть только поступок. Но всё равно интересно, увлекательно написано. super
Влад Устимов # 1 августа 2015 в 20:58 0
Судьба обыкновенная. Случай из жизни.
Спасибо, Олег за отклик!
Наталья Костянова # 20 ноября 2015 в 22:04 +1
Рассказ трогательный, случай жизненный. Но не один Кирилл виноват, за что поплатился жизнью. Сутки в пути без напарника. Казалось бы элементарное несоблюдение техники безопасности... Однако поступки и Кирилла, и Владимира делают этот случай рассказом.
Влад Устимов # 21 ноября 2015 в 08:56 0
Благодарю Вас, Наталья!
Ваш неравнодушный комментарий меня обрадовал.
Успеха Вам!