Топуз

9 апреля 2012 - Олег Багаев
    
                                      
                        ТОПУЗ
 
       Это был маленький дрожащий полосатый котенок. Поместился он весь на моей ладони, и места осталось еще много. Его, пользуясь тем, что мы с моей будущей (а теперь уже бывшей) женой размякли от водки и переполнявшей нас любви, навязали нам работницы бара, где мы что-то отмечали. Дескать, возьмите котеночка, смотрите какой хороший. Ну конечно, ну как же, у него ведь нет мамы, конечно возьмем, да и теща будущая будет довольна - у нее всю жизнь были кошки.
  Как только принесли котенка домой, домашняя собака тут же попыталась его загрызть, почуяв конкурента. За что получила пинок под живот и выговор. Котенок забился в угол и написал. Наутро разобрались, кому лоток, кому еду, кому молоко.
 
  Котенок жил у тещи, там где она только ночевала. Все дни она проводила у нас, справедливости ради отмечу, в своей, оставленной зятю и дочери на восстановление и проживание хрущевской , доведенной до ручки квартире, а сама ютилась в двадцатиметровой комнате в коммуналке при наличии двух(!) соседей. Там у нее дома, он подрастал и дичал.
       Когда сыну, Гришке, исполнилось уже целых полгода, его с мамашей и тещей отправили летом на хутор, на эстонскую границу, под Псков. Набираться сил и дышать свежим воздухом. Ну, теща, естественно, без котика( имя она ему так и не придумала, звала «кот» ) никуда, поехал он, уже довольно мускулистый, упитанный , кастрированный (мне было его так жаль) котяра, вместе со всеми членами семьи, осваивать далекие просторы.
  Самое интересное, что его там никто не обижал. Он жил себе свободно, приходил, когда захочет, и кормил пса Пирата, отчисленного с границы за отсутствие нюха и плохой характер, пойманными за ночь полевками. Пират обожал кота, сам он сидел на цепи. Кот всю ночь гулял. Я думаю, что днем Топуз рассказывал Пирату обо всех своих приключениях.
 
    Вторая поездка на хутор, через два года, была катастрофой! Началось все с того, что питерский таксист, вызванный заранее по телефону из солидной фирмы, заявил примерно следующее : « За домашних животных доплата! За маленьких детей доплата!»
 «Сука, чтоб тебе каждый рубль в глотке колом стал!»,подумал я и отдал негодяю требуемую сумму. Есть желающие оспорить? Когда на тебе сын, теща, кот, и груда вещей. Давай, поборник справедливости.
 
     Зато у кота появилось имя. На вокзале, маленький Гришка, услышав мое «Однако, какой толстопуз!». Повторял – Топуз, Топуз. Так Топуз стал Топузом. Но, почему-то, так называл его только я , ну и еще один человек.
  На хуторе ему было плохо. Там было много животных- и все обижали кастрированного кота. Там было плохо Грише – от него на вертолете улетела мама. Там было плохо мне - я понял, что развод неизбежен, но не мог облечь это в словесную оболочку в нечастых переговорах с Гришиной мамой. Топуза гоняли все:- котята , щенки, кони, Пират сдох, а больше друзей средь этой разношерстной толпы у него не было.
 
    Прошел год. Я, приезжая на новой, красивой машине к сыну, видел Топуза, который отнюдь не выглядел счастливым. Мне даже показалось однажды, что он он бы с удовольствием остался два года назад там на хуторе, там, где Пират, съедая полевок, рассказывал ему про свою жизнь на пограничной заставе.
  Тогда я позвал его. Он подошел, укусил меня и ушел. Укусил сильно. Но видимо я, по его котовскому вИдению, был виноват во всем. Самое поганое, что так оно и было.
 
  Потом я приехал снова. Он вышел, и я почесал ему за ухом- видимо просил прощенья. Получил когтями. Больно. Но это ж по руке. Мы и по глазам сапогами получали – и ничего, живые!
  Потом он меня простил. За свою неудавшуюся кошачью жизнь, за не родившихся от него котят, за не случившиеся драки, за недосягаемые для него случки.
    Не знаю, сколько это продолжалось, но всегда, заслышав мои шаги, Топуз вылетал вперед сына. Я чухал ему брюшко, я брал его на руки, никто, кроме бабушки(тещи) этого не мог -загрызет, задерет когтями. Когда спрашивал Гришку- «А как там Топуз ?» -получал обычный ответ: «Кусается»
 
    Топуз умер летом. Все разъехались, лето, хули- бери и умирай! Наверное, я тоже умру летом.
 И, глядя в небесно-голубые глаза сына, на его вопрос : »Ты жалеешь о смерти Топуза?», я ответил : « Да, я был единственным его другом».
 
 
       Я не знаю верного ответ на этот вопрос, но я знаю, что однажды мы встретимся с ним. С Топузом. Он мне расскажет свое, а ему свое. А сейчас он сидит и рассказывает Пирату про жизнь после смерти…
                                  
                        

© Copyright: Олег Багаев, 2012

Регистрационный номер №0041016

от 9 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0041016 выдан для произведения:
                                        ТОПУЗ
 
       Он был маленький дрожащий полосатый котенок. Поместился на моей ладони-и места осталось еще много. Его, пользуясь тем, что мы с моей будущей (а теперь уже бывшей) женой размякли от водки и переполнявшей нас любви, навязали нам работницы бара, где мы что-то отмечали. Дескать, возьмите котеночка, смотрите какой хороший. Ну конечно, ну как же, у него ведь нет мамы, конечно возьмем, да и теща будущая будет довольна - у нее всю жизнь были кошки.
       Как только принесли котенка домой, домашняя собака тут же попыталась его сгрызть, почуяв конкурента. За что получила пинок под живот и выговор. Котенок забился в угол и написал. Наутро разобрались, кому лоток, кому еду, кому молоко.
       Котенок жил у тещи, там где она только ночевала( все дни она проводила у нас, справедливости ради отмечу, в своей, оставленной зятю и дочери на восстановление и проживание хрущевской , доведенной до ручки ,квартире, а сама ютилась в 20-метровой комнате в коммуналке при наличии 2(!) соседей) , подрастал и дичал.
       Когда сыну, Гришке, исполнилось уже целых 0,5 года, их с мамашей и тещей отправили летом на хутор, на эстонскую границу, под Псков, набираться сил и дышать свежим воздухом. Ну ,теща, естественно, без котика( имя она ему так и не придумала, звала «кот» ) никуды, поехал он, уже довольно мускулистый, упитанный , кастрированный (мне было его так жаль    !) котяра, вместе со всеми членами семьи, осваивать просторы.
      Самое интересное, его там никто не обижал. Он жил себе свободно, приходил, когда захочет, и кормил пса Пирата, отчисленного с границы за отсутствие нюха и плохой характер, пойманными за ночь полевками. Пират обожал кота. Пират сидел на цепи. Кот всю ночь гулял. Я думаю, Что днем Топуз рассказывал Пирату обо всех своих приключениях.
      Вторая поездка на хутор,через 2 года, была катастрофой. Началось все с того, что питерский таксист, вызванный заранее по телефону из солидной фирмы ,заявил примерно следующее :» За домашних животных доплата! За маленьких детей доплата!»
 «Сука, чтоб тебе каждый рубль в глотке колом стал!»,подумал я и отдал негодяю требуемую сумму.(Есть желающие оспорить? - На тебе сын, теща, кот и груда вещей - давай, поборник справедливости).
       Зато у кота появилось имя. На вокзале, маленький Гришка, услышав мое «Однако, какой толстопуз!». Повторял – Топуз, Топуз. Так Топуз стал Топузом. Но, почему-то, так называл его только я , ну и еще один человек.
             На хуторе ему было плохо. Там было много животных- и все обижали кастрированного кота. Там было плохо Грише –от него на вертолете улетела мама. Там было плохо мне- я понял,
что развод неизбежен, но не мог облечь это в словесную оболочку в нечастых переговорах с гришиной мамой. Топуза гоняли все- котята , щенки, кони, Пират сдох, а больше друзей средь этой разношерстной толпы у него не было.
               Прошел год.Я, приезжая на новой ,красивой, машине к сыну, видел Топуза, который отнюдь не выглядел счастливым. Мне даже показалось однажды, что он он бы с удовольствием остался 2 года назад там на хуторе, там, где Пират, съедая полевок, расскажет ему про свою жизнь на пограничной заставе.
                 Тогда я позвал его. Он подошел, укусил меня и ушел. Укусил сильно. Но видимо я ,по его котовскому вИдению, был виноват во всем. Самое поганое, что так оно и было.
           Потом я приехал снова. Он вышел, и я почесал ему за ухом- видимо просил прощенья. Получил когтями .Больно. Но это ж по руке. Мы и по глазам сапогами получали
-ничего, живые!
            Потом он меня простил. За свою неудавшуюся кошачью жизнь, за неродившихся от него котят, за неслучившиеся драки, за неслучившиеся случки.
            Не знаю, сколько это продолжалось,но всегда, заслышав мои шаги, Топуз вылетал вперед сына. Я чухал ему брюшко, я брал его на руки, никто, кроме бабушки(тещи) этого не мог -загрызет, задерет когтями. Когда спрашивал Гришку- «А как там Топуз ?» -получал обычный ответ: «Кусается»
      Топуз умер летом. Все разъехались, лето, хули- бери и умирай! Наверное, я тоже умру летом.
 И, глядя в небесно-голубые глаза сына, на его вопрос : »Ты жалеешь о смерти Топуза?» ,я ответил : » Да, я был единственным его другом.»
       Я не знаю ответ на этот вопрос ,но я знаю, что однажды мы встретимся с ним. С Топузом.Он мне расскажет свое, а ему свое. А сейчас он сидит и рассказывает Пирату про жизнь после смерти.
Рейтинг: 0 243 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!