Топотун

26 февраля 2012 - HitriyHit

     «Наконец-то съехали эти лихие соседи! – размышлял Джонни, смотря на опустевший дом. – Теперь прекратятся бесконечные разборки, драки и, конечно, плач малыша. От его криков у меня просто разрывалось сердце!» Подойдя поближе к табличке «Продаётся», долговязый парень широко улыбнулся. Вдалеке стали медленно таять силуэты его лучших друзей. Ещё несколько минут до него отчётливо доносился звон мяча, отлетавшего от асфальта, но вскоре и он пропал. В память врезалось одно воспоминание:

    «Ещё не стемнело, как возле дома соседей начали скапливаться машины. Из салонов гремела музыка, которую иногда заглушали сочные маты и проклятья. В основном, приезжали на джипах, давя в лихорадочной эйфории на клаксоны. Выпрыгивая из салонов, кто удачно, а кто просто выпадал, разгорячённые выпивкой и весельем люди катили бочки пива, тащили ящики с едой в ярко-красный дом. Намечалась очередная вечеринка. Девица в купальнике шатающейся походкой с самокруткой в руке хриплым голосом горланила песни. Пытаясь добраться до крыльца дома, она бессильно плюхнулась на зелёный газон, опустив голову вниз. Подъезжающий на сверкающем мотоцикле бородатый мужик в кожаной куртке и с черепами во всю спину помогал девице добраться до дома. С улицы музыка перекочевала в дом, который, доселе тёмный и мрачный, вспыхнул ярким светом на всех этажах. С окрестных кварталов стали лаять собаки, а сам дом напоминал большой улей, внутри которого кипела жизнь. Ближе к полуночи началась драка. Это произошло на кухне. Тот самый байкер, которой помог девице дойти до дома, сцепился с хозяином дома. Схватив со стола нож, он резко прыгнул на него. Хозяин, ожидая такой реакции, ринулся в окно, спасая свою жизнь. Раздался звон разбитого стекла, полетевшего в разные стороны. В это время на крышу вскарабкался какой-то чудик в халате и тапках. Он намеривался прыгнуть в бассейн, но сделать это красиво! Покачиваясь на тоненьких ножках и слушая одобрительные крики, доносившиеся из бассейна, он вскинул руки вверх и исчез. Прыгнувший в окно хозяин угодил прямо в кусты. Будучи в одних трусах, он не обратил особого внимания на порезы и ссадины, исполосовавшие всю грудь, а, отряхнувшись от прилипшей листвы, направился к дому, к их дому!!! Джонни, следивший за происходящим из окна своей комнаты, хотел закричать, но издал слабый писк. Хоть он и привык к тому, что почти каждый вечер их сосед, доходя до определённой кондиции, стучался в дверь и зазывает в гости. Мол, хватит киснуть в одиночестве, за просмотром однообразных сериалов, когда у него замечательная вечеринка, танцы, караоке, можно поплескаться в бассейне, прекрасно проведя время, только в этот раз появилась одна мелочь – байкер! Держа в руке нож и медленно перебирая ногами, он следовал за пьяным хозяином, явно желая, довести начатое до конца. Неожиданно раздался вой сирены и тёмную улицы озарили красно-синие огни мигалок. Бородатый мужик в кожаной куртке резко остановился и, бросив нож в сторону, аккуратно лёг на землю головой вниз. Его ни первый раз брали, поэтому он прекрасно знал, как себя вести, чтобы не схлопотать по печени. На том представление закончилось, а из-за чего началась драка, так и осталось загадкой».

    Подул сильный ветер, и Джонни, слегка поежившись, застегнул куртку. На улице было тихо и спокойно. Начало смеркаться. Издавая слабое жужжание, загоравшиеся один за другим фонари залили дорогу тусклым светом. Посмотрев на часы, парень понял, что пора спешить домой, а то мама будет волноваться. В последний раз, бросив взгляд сначала на дом, а потом на зелёную табличку, Джонни открыл дверь.

- Мам, я дома!

    Скидывая на ходу кроссовки и бросая ключи на тумбочку, он направился на кухню, с которой веяла приятным запахом ванили и корицы. Миссис Ламберт стояла возле плиты. Её фартук развязался, а полотенце в серый горошек слегка съехало с плеча.

- Привет, дорогой, - произнесла миссис Ламберт, не отрываясь от сковородки. - Как успехи в школе?

- Да ничего особенного, - помогая матери завязать фартук, лениво произнёс парень, - всё как всегда!

    Прыгнув на стул, он сразу схватил большое зелёное яблоко и уже намеривался откусить, как услышал мамин голос:

- Джон, сколько раз тебе повторять – не хватай еду грязными руками!

- Хорошо, хорошо.

    Оторвавшись от сковородки, женщина нависла над парнем и, сложив руки в боки, нахмурила брови. Воцарилась тишина. Молчание длилось несколько секунд, а потом миссис Ламберт, слегка поправляя съехавшее полотенце, произнесла, как ни в чём не бывало:

- Иди, помой руки и садись за стол.

- Уже иду.

    Конечно, Джонни не спешил мыть руки, и яблоко для него уже не представляло никакого интереса. Вместо этого он упал на диван и включил телевизор. «Фигня, фигня, и тут ничего», - бормотал парень, щёлкая каналами.

- Джон! – раздался женский голос из коридора. – А где твой рюкзак?

    Парня прошиб холодный пот. Приводя в порядок мысли, он стал активно перебирать в памяти события, произошедшие сегодня, и где он мог оставить рюкзак. Придя к выводу, что рюкзак остался под кольцом на площадке, Джонни явно расстроился. Не хотелось переться к школе, ведь путь предстоял неблизкий. «Ну, и к лучшему, - с ухмылкой подумал парень. – Нафиг он мне нужен».

- Значит так! Сиди дома, а я схожу, поищу, - так и не дождавшись ответа, сказала миссис Ламберт, снимая фартук и впопыхах надевая пальто.

    Не успел Джонни насладиться картиной счастливой жизни без рюкзака с тяжёлыми книжками, тетрадями, дневником, от которого всегда только одни неприятности, как вернулась мама. Положив рюкзак на стул, она направилась на кухню.

- Ну и где он был? – отмывая руки от грязи, с явной досадой спросил парень.

- Возле дома этих безумных соседей. Слава Богу, что они съехали!

    Когда они сели за стол, парня осенило. Он ведь совсем забыл о том, что сегодня произошло! Воспоминания о похождениях бывших соседей сбили с толку, но теперь, предвкушая мамину радость и гордость за сына, Джонни начал разговор:

- Мааам.

- Да, дорогой.

- Сегодня кое-что произошло!

- И что же? Рассказывай, не томи уже, - уплетая макароны, тихим голосом говорила женщина, кладя полотенце на колени сыну. 

- Ну, во-первых, мы обыграли этих придурков с соседнего квартала, - закатывая глаза, с явным наслаждением молвил парнишка, - а то много о себе возомнили!

- Молодец! Ты очень у меня талантливый.

- А, во-вторых, во время игры мимо проходил тренер Дженкинс и остался посмотреть, как мы их делали! - переполняемый чувством собственной гордости, продолжал победную речь Джонни, - а после игры он даже подошёл ко мне и предложил прийти на тренировку в пятницу! Представляешь???

- Вот это новость, так новость, - миссис Ламберт подскочила со стула и крепко обняла сына. – Я в тебе никогда не сомневалась!

- Полегче, мам, задушишь же! – сиял, как новый медяк, парнишка.

    Из обычного, ничем не примечательного, вечер превратился в праздничный. Ведь столько новостей. Миссис Ламберт словно чувствовала, что сегодня вечером произойдёт что-то хорошее и по этому случаю приготовила большой пирог. Высокий парень был явно в восторге и залпом съел половину пирога, не переставая улыбаться.

 

    Майк и Сэм шли по улице. Сэм игрался с мячом, то подбрасывая его воздух, то стуча об землю. Они не перемолвились не словом с того самого момента, как расстались с Джоном.

- Как думаешь, Джонни каланча попадёт в команду нашей школы? – прервал молчание Сэм. Его рыжие волосы так и полыхали на ветру.

- Вот слышал бы он, как ты его называешь. Врезал бы по первое число! – злился Майк.

- Ну, всё-таки, Майки, как думаешь?

- Почему бы и нет, у него есть все шансы, - уверенным и твёрдым голосом отвечал Майк Бёртон.

- А я сомневаюсь что-то…

    На лице Майка отразилось истинное удивление, он даже остановился на минуту, глядя на рыжего парня, который в свете ночных фонарей казался таким маленьким и беспомощным. Майк отличался сообразительностью и сразу смекнул, что Сэм просто завидует Джону и ничего больше, но не подавал виду, продолжая разговор:

- Это ещё почему?

- Да, у него хороший рост и руки длинные, - начинал тарахтеть рыжик, - вот только какой-то медлительный он.

- То есть ты считаешь, что для центрового, который караулит кольцо, важна скорость?

    В любой беседе, в любых начинаниях их шайки Майк всегда был лидером. Вот и сейчас он начинал прессинговать Сэма, приводя веские аргументы и давя на голос. Безусловно, ему нравилось ощущать привкус замешательства и лёгкой растерянности, в которые он вгонял своих друзей, особенно это удавалось с Сэмом. «Рыжик пыжик» как ласково они звали его между собой, был слабохарактерным и завистливым пареньком, но они дружат с первого класса, и эти изъяны отходят на второй план. «Если не всё, то многое прощаешь хорошему и весёлому другу», - мелькнуло в голове Майка.

- Думаю, что не совсем, - рыжик покраснел от собственной глупости    

- Реакция может и да, а скорость  - не уверен, - смягчился в голосе Майк. – Как сходит на тренировку, сам обо всём нам расскажет.

- Эт точно! Тогда до завтра?

- До завтра!

    На тихое местечко с красивым названием «Розвелл» спустилась ночь. Яркие звёзды усыпали всё небо, мигая и сверкая наперебой. Макушки одиноких вязов раскачивались, шелестя листвой. Улицы опустели, лишь кое-где пролетали гонимые ветром пластиковые бутылки и листики бумаги. 

 

    Сэм проснулся от неприятного ощущения, словно кто-то лизнул его щёку. Только собаки у них никогда не было. Открыв глаза, он увидел мать, сидевшую возле кровати.

- Ну, мам, - закрывая глаза и откидываясь назад, произнёс Сэм. – Что за телячьи нежности!

- Извини, дорогой. Я подумала, что порадую тебя отличной новостью.

- Что? Какой новостью? – Сэм моментально ожил, а его карие глаза суетливо забегали по сторонам.

- Вчера звонил отец из Сиэтла, и сообщил, что достал три билета на игру, а  знаешь, кто играет?

- Кто? Кто? – сбрасывая одеяло и вскакивая на кровать, та издала слабый трест, интересовался рыжик.

- «Сиэтл Суперсоникс» и «Денвер Наггетс»!

    Сэм не мог поверить своим ушам, поэтому первые несколько секунд он просто замер на месте, не в силах произнести не слова. Его любимая команда «Денвер Наггетс» будет играть в Сиэтле, и он увидит её своими собственными глазами. Счастью не было предела! Тишина длилась недолго, уже в следующее мгновенье он вовсю скакал на кровати и орал, что было сил:

- Не может быть! Это просто фантастика!

    Сделав небольшую передышку, он прыгнул на маму и стал её целовать. Бормоча одну и ту же фразу: «Не может быть! Просто фантастика!»

- Дорогой, я самое главное тебе не сказала?

    «Что это может быть? – думал Сэм. – Да разве может быть ещё лучше? Сейчас он итак самый счастливый парень на свете!»

- На паркет выйдет Кармело Энтони! И он будет играть в основном составе!!!

    Сэм начал верещать от восторга. Это же был его любимейший игрок. Игрок, которому он поклонялся, как идолу с тех туманных островов, где шаманство и заклинания вуду в порядке вещей. Бегая по комнате, он старался вспомнить какой сегодня день и нужно ли идти в школу. Только как тут вспомнишь. Казалось, что он начинает терять остатки разума. Снизу раздался мамин голос, звавший завтракать и спешить в школу, а ведь он даже не заметил, как она ушла из комнаты. Какой там, сейчас не до этого! Вылетев из комнаты, кровать осталась неубранной, а шкаф раскрыт нараспашку, он швырнул портфель в угол и схватил сэндвич со стола. Уже возле двери его остановила мама, которая бережно закрыла портфель, какие он сунул туда учебники – не помнил, и отдала сменку.

 

    Свежий воздух и резкий ветер привёл парня в чувства. Сэм успокоился и медленно пошёл в школу. Вспомнив про часы и посмотрев на них, он снова начал суетиться и прибавил скорости. Конечно, на школьный автобус рыжик опоздал. Это повторялось постоянно изо дня в день, какой-то день сурка. Во сколько бы ни встал Сэм, он хронически опаздывал на автобус и на первый урок соответственно. В придачу ко всему противная рожа Бена Козлински, который всегда садился на заднее место, чтобы показать Сэму язык или продемонстрировать, что будет с его головой, если однажды не окажется рядом друзей, портило всё настроение. Только не сегодня. Выругавшись, в очередной раз, на автобус он побежал в школу. Благо она находилось не далеко от дома, всего в нескольких кварталах.

    Сэм сильно пожалел, что не успел к перемене. Ведь так хотелось поделиться новостью с друзьями. Они точно изойдут слюной и обзавидуются. С такими мыслями он сидел на уроке, вертя головой и шурша ногами под партой. Математичка сделала ему ряд замечаний и только после третьего Сэм присмирел. Размышляя, как он преподнесёт эту бомбу им на блюдечке, парень задумался. Ничего не приходило в голову, ведь мысленно он уже сидел в зале. Прозвенел звонок, и началась перемена. Сэм уже собирался подбежать к друзьям, как его остановил Бен Козлински, чавкая жвачкой, которая не спасала его от вони изо рта, прошипел ему прямо в лицо: «Сначала идут мужчины, а только потом маменькины сынки!». Сэм невольно поморщился, а потом подбежал к друзьям, которые сидели за партой, явно не собираясь идти на перемену.

- Ребзя, ребзя, у меня такая новость! – зачастил Сэм.

- Чем порадуешь, наш рыжий друг? – задумчивым голосом произнёс Джон.

- Какую новость принесла синичка на своём рыжим хвостике? – фонтанируя остроумием, говорил Майк.

- Я еду в пятницу в Сиэтл! На матч «Денвер Наггетс», а Кармело, - рыжик начинал тарахтеть, «радиатор» в его глотке разогревался не на шутку, - Кармело Энтони выходит в основном составе!!! Кстати, а какой сегодня день недели?

- Сегодня вторник.

- Ого! – аж присвистнул рыжий парень, - до пятницы ещё долго, но это ерунда по сравнению с тем, что я увижу безумного Мэло в основном составе!!!

-  Вот это да! – в один голос произнесли парни. Бомба, как называл её Сэм, не произвела особенно яркого впечатления на них.

- Мы-то думали, что твой отец обнаружил место крушения инопланетного корабля и тебе поручили обследовать труп свеженького инопланетянина! – не унимался Майкл. На него словно что-то нашло сегодня, и в этот раз он явно перегнул палку.

- Ну, вас на хрен! – обиделся Сэм и вернулся за свою парту, - завидуйте молча.      

    До конца уроков рыжик просидел за партой и даже не повернулся, как не старались друзья привлечь его внимание. Они прекрасно знали, что к концу уроков Сэм отойдёт, и жизнь пойдёт своим чередом, но всё равно процесс примирения хотелось ускорить. Во время перемен парни обсуждали стратегию в игру на фишки на сегодняшний вечер. После уроков они прямиком направились в сад, который располагался за школой. К этому моменту Сэм помирился с ребятами, к тому в любых делах они были одним слаженным механизмом. Каждому отводились свои функции. Например, в игре на фишки рыжий парень исполнял роль глашатого, который зазывал всех прохожих принять участие в игре. Майкл внимательно следил за игроками, мухлюют ли они, а на Джонни возлагались все надежды по самой игре. В этот раз система сдала сбой, потому что Сэм совсем не хотелось торчать в этом саду, наблюдая, как Джонни облапошит очередного простачка. Попрощавшись с друзьями, он направился домой.

    Не сказав не слова, ни полслова он прямиком направился в свою комнату и плюхнулся на кровать. Действительно, комната Сэма Саммерса представляла собой пусть небольшую, но библиотеку, посвященную Кармело Энтони. Все стены были увешаны плакатами с его изображением. Тут и съёмки с разных пресс-конференций, эффектные снимки с самых запоминающихся игр и даже семейные картинки. В шкафу у парня были формы как домашние, так и гостевые, но самый большой кладезь информации, которую удалось собрать Сэму находилась в компьютере, а однажды ему даже удалось через интернет-магазин купить кепку с автографом Мэло, о которой до сих пор не знают ничего родители. Помимо этого Сэм уже давно состоял в официальном фан-клубе Кармело Энтони. Вот и сейчас, лёжа на кровати, он размышлял о своём любимце. Если раньше Сэм мечтал стать великим баскетболистом, но, к сожалению, не вышел ростом, то теперь он состоял в этом клубе и мечтал ездить по разным городам, чтобы поддерживать своего кумира в трудную минуту. Закрыв глаза, парень задремал.

 

    Школа представляла собой двухэтажное здание. На первом этаже располагались классы, в одном из которых учился Майкл, и столовая, находившаяся в холле, а на втором этаже – два спортивных зала,  и библиотека. В самом дальнем закутке, куда не проникал лучик света, находился кабинет директора. Вся прелесть заключалась в том, что библиотека была плотно зажата между спортивными залами. Видимо, проектировщик здания был большим шутником. Директор в этой ситуации абсолютно не видел никакой проблемы, будучи в прошлом спортсменом, он сделал упор на секциях, проводимых в спортивных залах, а библиотека? «Да кому она нужна, разве что прилежным мальчикам и девочкам, которые не умеют радоваться жизни! Библиотека всегда открыта для них, а если не устраивает шум и крики, доходившие из зала, то милости просим в городскую библиотеку».

    Джонни совершенно не спешил на тренировку. Его не смущало опоздание, что это первая в его жизни тренировка, что может сказать тренер Дженкинс. В маленькой раздевалке он неспешно натянул шорты и майку, рассматривая стену, после чего медленно завязал шнурки на кроссовках и вышел в спортзал. Широкие лампы в виде параллелограммов озаряли огромное помещение. Зал, казался таким большим, что скорее напоминал крытый стадион. Пропитавшийся за день запахом пота и непонятной сырости, наполнявшей воздух, зал практически пустовал. Несколько человек бегали по площадке, три парня сидели на скамейке запасных. Иногда раздавался свисток тренера, который внимательно следил за игрой. Удаляясь от раздевалки, запах сырости начинал всё сильнее бить в нос. Возможно, всё дело в вентиляции. Массивные винты, встроенные в широкие трубы, пересекавшие весь потолок, гоняли свежий воздух. Они работали постоянно, хотя не чистились давно, отсюда и «аромат».

    Джон подошёл к высокому накаченному мужику в спортивном костюме и красной кепке. Это был тренер Дженкинс. Переминаясь с ноги на ногу, он не знал, как начать разговор, но тренер ему помог, произнеся басом:

- А вот и наша звезда соизволила явиться! – поправляя кепку, говорил тренер Дженкинс, - не прошло и года!

    Джонни начал краснеть. Казалось, что майка и шорты не пропускают воздух. Тело стало разогреваться, а на лбу выступили капельки пота. На Джона смотрели десятки глаз, некоторые с любопытством, другие – с презрением.

- Извините, сэр! Больше этого не повториться! – ретировался он.

- Надеюсь. Ты опоздал на пятнадцать минут.

- Извините.

- Так, чего уставились, марш на площадку! - тренер Дженкинс дунул в свисток и, наклонившись к долговязому парню, сказал: - Для начала десять кругов вокруг площадки!

   Заправив майку, Джон принялся выполнять задание. Первые три круга он пробежал на одном дыхании. К седьмому кругу заметно устал, и скорость снизилась. Горячий воздух медленно поступал в лёгкие, ноги с трудом слушались, в придачу что-то давило на бок. Парень напоминал загнанную лошадь, но мысль о том, что необходимо произвести впечатление и исправить казус с опозданием, придавали сил. С горем пополам Джон осилил десять кругов. Тренер Дженкинс был явно недоволен результатом, но промолчал. Дав несколько минут отдышаться, он произнёс:

- А теперь проверим твой прыжок, - указывая пальцем на стену.

    На дальней стене находилось разметка. Многочисленные следы от рук на ней, а в некоторых местах – ручищ, говорили о том, что под тренерским началом этого качка в красной кепке прошло немало ребят. Раздался свисток и Джонни прыгнул, касаясь рукой стены. «Ещё!» - раздался снова голос тренера. Джон, набравшись сил, совершил прыжок. В этот раз  отметка была чуть выше. «Ещё!» - переходя на крик, басил мужчина со свистком в руке. Парень ещё раз прыгнул, но достал до прежней отметки. «Пока достаточно». Они вернулись к площадке.

- Ожидал немного большего. Думаю, через пару неделек будешь доставать до кольца, а теперь проверим тебя в игре.

    Раздался свисток и Джон вышел на площадку. Он знал правила игры, и какую позицию занимать. Проблема заключалась в том, что здесь его соперниками были не парни со двора. Выслушивая неприятные реплики в свою сторону «возвращайся, откуда пришёл», «здесь тебе нечего делать», Джон пытался сосредоточиться на мяче. Сложно было уследить за мячом, который, подобно оранжевому метеору, перелетал из рук в руки. После нескольких неудачных попыток перехватить мяч, тренер Дженкинс остановил игру и подозвал долговязого парня к себе.

- Запомни, сынок. У тебя две главные задачи. Во-первых, необходимо, насколько это возможно,  затруднить сопернику выполнение броска и, во-вторых, подборы и ещё раз подборы. При любых обстоятельствах старайся первым забрать мяч из-под кольца. Понял?

- Да, сэр!

- Ну и славно, - на лице тренера мелькнуло слабое подобие улыбки. Потом он выпрямился и закричал: - На сегодня достаточно!

    Джонни собирался уходить, как его догнал тренер Дженкинс. Убирая свисток под футболку, он рассказал о том, что со следующей тренировки они начнут укреплять ноги, а поможет в этом специально разработанный комплекс упражнений.

    

    Город  окутала беззвёздная тёплая ночь. Бледно жёлтая луна струила слабый свет. Казалось, что ничего не может нарушить царившую тишину и покой, как неожиданно земля начала дрожать. По асфальту пошли трещины, а возле магазина автозапчастей высоковольтный столб всей своей мощью обрушился на одиноко стоявший вяз. Провода безжизненно свисали вниз, готовые ударить током любого смельчака, который подойдёт близко. Со стороны пустыря фиолетовый шар поднялся в воздух и озарил тёмно синие небеса ослепительным светом.

    Дом, в котором полвека жила семья Бёртонов, напоминал соломенный домик, подвластный воле ветра. Внушительных размеров шкаф, занимавший добрую половину гостиной, грозно раскачивался из стороны в сторону, а тощая чёрная кошка металась по квартире в поисках убежища. Спрятавшись на кухне за стиральной машиной, она выпучила зелёные глаза, и задрожала густой шёрсткой. Мурчащему созданию думалось, что по дому бродит чужак, приводящий в движение весь дом.

    Кровать, в которой мирно спал Майкл, раскачивалась, как во время качки. Ещё мгновенье и она выбросила хозяина на пол. Не понимая, что происходит, Майкл открыл глаза и, поднявшись с пола, подошёл к окну.  Лиловый небосклон, нависавший над тихим местечком с красивым названием «Розвелл», поражал своим великолепием, что сонный парень раскрыл рот от удивления. Даже в такие минуты его мозг работал, как часы, прикидывая, с чем может быть связано это ночное явление. Поймав себя на мысли, что излучение шло со стороны пустыря и этими догадками обязательно надо завтра поделиться с Джонни, Майкл забрался в кровать, недоумённо ощупывая её края. 

  

    Гремя подносами, школьники толпились возле стойки со всякой всячиной. За короткую перемену необходимо было не только выбрать еду по вкусу, но и успеть съесть, поэтому все торопились, толкая друг друга. В самом центре этого «муравейника» ждали своей очереди Майкл с Джоном. Майкл впереди, а Джонни, как его бледная тень, сзади. 

 - С тобой всё в порядке? – поинтересовался Майкл, - ты какой-то уставший.

- Да, тренировка была вчера!

- А точно! И как всё прошло?

    Наконец очередь рассосалась, и ребята, наполнив подносы едой, сели за стол. Их излюбленное место находилось в дальнем углу возле стенки, изрисованной маркером. Раньше на ней красовались их имена, но кто-то их зачеркнул. Джону явно хотелось спать, и он то и дело клевал носом. Аккуратно тормоша его за куртку, Майкл хотел выяснить про тренировку.

- Да, ничего особенного, - лениво отмахнулся Джон, - устал, как собака. Представляешь, заставил сразу десять кругов пробежать!

- Да, Дженкинс просто зверюга! - улыбнулся Майкл.

- Не то слово. Потом прыгал возле стенки, и пришлось играть с какими-то сверхскоростными любителями баскетбола. 

- Втянешься. Ты главное не тушуйся.

    Джон был до глубины души романтиком. Вся его сущность говорила об этом – вечно задумчивые глаза, тихий вкрадчивый голос, мягкие движения. Ему бы трепетные стихотворения девчонкам посвящать, а не гоняться за мячом. Не обращая внимания на слова поддержки друга, он продолжал ныть:

- Я уже и не знаю. Стоит ли вообще всё это затевать. Страшно представить, чего ожидать на следующих тренировках.

- Да не парься ты, всё путём. Кстати, а где наш неугомонный рыжик-пыжик?

- Он же уехал на свой матч в Сиэтл, любоваться «величайшей» звездой Кармело Энтони.

- То-то я чувствую, стало тихо.

    Парни улыбнулись и продолжили обедать. Из глубины столовой стали доноситься чьи-то вопли. Маленький рыжик парень, напоминавший их Сэма, молил о помощи. Сначала крики были едва уловимы, но вскоре начали резать слух. Бен Козлински мучил очередную жертву, выбивая из неё мелочь и сладости, если такие имелись в карманах. «Как же он меня достал! - скрепя зубами пробурчал Майкл. – Сил больше нет терпеть этого жирдяя!» Именно крики напомнили ему о вчерашнем происшествии. Сверкая глазами, он уставился на Джона, который сразу почувствовал на себе тяжёлый взгляд друга и, отставив поднос с едой, спросил:

- Что-то случилось?

- Хех не то слово, дружище! Ты вчера ночью ничего не видел? Хотя кого я спрашиваю.

- Нет, спал, как убитый.

   Подсев поближе к долговязому парню, Майкл стал описывать в мельчайших подробностях вчерашний случай: «Я сразу не понял в чём дело. Думал, это просто сон, что мне снится морское путешествие, и слабый ветерок, предвещающий нехилый шторм, раскачивает наш корабль. Потом набежали тучи, сверкнула молния, и корабль резко дёрнуло вправо. В это же мгновенье тучи исчезли с ними море, и я почувствовал, что лежу на холодном полу. Комната была озарена ярким светом. Можешь мне не верить, но было  так светло, как утром. Я даже увидел, что у меня лежит на полках и на шкафу. Слегка удивлённый я подошёл к окну. Джонни, честно скажу, что не смогу точно описать, что я там увидел. Скажу только, было ну очень красиво. Всё небо, а ты знаешь, какое оно у нас бывает весенними ночами в Розвелле, наполнилось фиолетовым светом. Мне показалось, что источник света, находится возле пустыря…

- Нашего пустыря? - прервал его Джон.

    Именно так. Хотя это только догадки, но стоит проверить. Через несколько минут после этого светового представления всё исчезло, а я лёг спать».

- Надо прогуляться на пустырь, - произнесли в один голос ребята, и пошли на уроки.

  

    Странное место школьный пустырь. В школе полным полно любознательных и любопытных до всего детей, но не один из них почему – то не стремится на пустырь. Может они боятся этого места. Хотя там всегда можно найти какую-нибудь интересную вещицу. Только Майкла с друзьями постоянно, как магнитом, тянет туда. Вот и в этот раз особых причин идти туда не было, но они сумели отыскать предлог. Сразу после уроков, попрощавшись с одноклассниками, игравшими на фишки в саду, они пролезли в дыру и оказались на пустыре. Как обычно там не было ни души, только неказистые кустики, утыкавшие землю то там, то здесь.

- Так рассредоточимся, - скомандовал Майкл, - я пойду направо, а ты налево. Если что заметишь, зови!

    Впервые за долгое время их прогулка по пустырю наполнилась смыслом, интригующим смыслом. Блуждая по пыльной земле, Майкл начал фантазировать на тему пришельцев, с которыми им, возможно, предстоит встретиться. Он будет главным проводником их в мир настоящих людей и высоких технологий. Первое время всё будет держаться в тайне, чтобы не шокировать общественность инопланетными созданиями, и посему они пока поживут у Джонни на чердаке. Так вернее. Почему именно у Джона? Просто он живёт с одной мамой и в случае обнаружения она не будет сильно ругать его. Воображение настолько сильно разыгралось, что Майкл невольно стал напевать очередную песню, удаляясь от школы.

    Джон даже и не помышлял об инопланетянах и прочей белиберде. Он просто бродил по пустырю в поисках чего-то необычного. Вскоре ему улыбнулась удача. Впереди что-то чернело. Подойдя поближе, Джонни стал рыть и откопал бейсбольную биту. «Чёрного цвета то, что нужно, - подумал Джон. – Основательно отмою её дома и будет блестеть. Ну, держись Бен Козлински! Хотя о его жирную спину вполне можно разбить эту биту, да и причём не одну».  

- Я кое – что нашёл! – заорал Джон так, как Майкл был уже далеко впереди.

    На пустыре поднялся столб пыли. Это бежал Майкл разузнать, что же нашёл Джонни. Подбежав и схватив Джона за плечо, Бёртон отдышался и спросил:

- Что? Что ты нашёл?

- Вот, - показывая пыльную биту, сиял Джон.

- Постой-ка, так это же обычная бита, - расстроенным голосом ответил Майкл.

 - Ну да, а ты чего ожидал – машину времени? – подколов друга, Джонни Ламберт громко рассмеялся.

- Что-то вроде того. Продолжай искать и по пустякам больше не зови. Только напрасно бежал!

    Майкл вернулся на своё прежнее место и продолжил поиски. Он усиленно искал то, что сам смутно представлял. Блуждая около двух часов, он увидел впереди что – то круглое по форме. Подойдя поближе, Майкл стал рассматривать дыру. Земля по краям была сильно обожжена. «Видимо та штуковина, которая влетела на большой скорости вниз, обладала высокой температурой» - принялся размышлять Майкл. 

- Джонни, иди сюда!

- О, что это такое?

- Да я сам точно не знаю, но уверен, что это связано со вчерашним представлением.

    Парни стали осматривать яму. Джон трогал обожженную землю рукой, ощущая потоки тепла, которые струились от земли. Опустившись на колени, он подполз к краю и заглянул внутрь. Из ямы веяло холодом и гнилью. Там было темно, как ночью. Только большой предмет блестел в темноте, вызывая жгучий интерес. Пока Джон ползал на карачках, стараясь рассмотреть содержимое недавно возникшей ямы, Майкл стоял в сторонке и, поглаживая подбородок, строил догадки относительно обожженной земли. Теория крушения пусть не корабля, а небольшого судна с инопланетянами казалась ему уже не такой фантастической. Только все свои предположения Майкл держал в голове, чтобы Джон открыто не засмеял его.

- Вот, чёрт! – выкрикнул Джон, отпрянув от ямы.

- Что такое? – прервав свои размышления, с интересом спросил Майкл.

- Холодина какая! Сам вот проверь.

    Майкл медленно подошёл к краю ямы и всмотрелся в темноту. Напоминавший по форме яйцо серебристый предмет на дне ямы блестел, озаряя тьму. Его поверхность была настолько гладкой и чистой, что парни могли увидеть свои лица, слегка искажённые игрой света.

- Лёгкая прохлада, да, - согласился Майкл, - но никак не холодина!

    Слово – паразит «да» уже давно приклеилось к Майклу, как банный лист. С непривычки это могло взбесить, но друзья привыкли к его даканью. Особенно это проявлялось во время размышлений вслух, когда приходилось поломать голову над внезапно возникшей загадкой.

- Тоже мне умник выискался, - горячился Джон. – Ты опустись на колени и глубже загляни.

    Майкл последовал совету друга и опустил голову в яму. Лицо сразу обдало настоящей морозной свежестью. Кожа покрылась мурашками, а изо рта шёл пар. «Вот это да! - на  лице Бёртона отразилось искреннее удивление. – Жаль, что Сэма нет. Вот бы он раскудахтался!»

- И не говори. А, кстати, насколько он уехал?

- Думаю, что дня на два, не больше!

- Без него тихо, хоть и скучно, - грустно произнёс Джон. – Давай спустимся лучше вниз, чтобы внимательней рассмотреть эту штуковину.

- Конечно.

    Они спрыгнули вниз, и, поскользнувшись, упали на лёд. «Вода замёрзла! Вот дела» - присвистнул долговязый парень. Издав громкий писк, испуганная крыса, пробежала возле дальней стены и скрылась из виду. «Ну и вонь!» - выругался Майкл. – «Канализация, что ты хочешь!» Подойдя поближе к загадочной штуковине, они обратили внимание, что борозды земли, в которую она врезалась, покрылись инеем.

- Знаешь, что это мне напомнило? – задал вопрос Майкл.

- Понятья не имею.

- «Crysis 2»

- Ясно теперь, почему ты три дня торчал дома, не вылезая на улицу.

- Там были такие капсулы, которые падали с небес, - Майкл закрыл глаза и вспомнил игру. – Из них выпрыгивали инопланетяне, говоря на своё непонятном языке. Иногда сразу по три – четыре капсулы падали рядом. Ох, попили же моей крови эти хвостатые монстры.

- Знаю, знаю. Сам играл. Ты, видимо, уже вообразил себя Алькатрасом. Вот только хочу тебя огорчить. Во – первых, у тебя нет навороченного нанокостюма с разными примочками, типа тепловизора, как у него, а, во – вторых, я сомневаюсь, что из этой штуковины вылез инопланетянин. Сам посмотри, капсула в два раза меньше игровой, ну, если только инопланетянин в миниатюре.

    Пока Джон сопоставлял факты из игры и жизни, Майкл внимательно изучал саму капсулу. Его внимание привлёк пар, который сквозь щели и небольшую дыру шёл изнутри. Логические размышления, к которому постоянно прибегал парень, били тревогу. Пытаясь понять, как возможно одновременно находиться в ледяной канализации и ощущать горячий воздух, идущий от капсулы, он окончательно запутался. «Может всё дело в металле, из которого сделана капсула? – подумал Бёртон, - а металл ли это вообще?»

- Посмотри-ка, - сев на корточки прямо возле капсулы, отметил Джонни.

- Что там?

- Видишь следы?

- Да, большие такие.

    В голове у Джона рисовался портрет колосса, которого причудливым образом законсервировали в эту капсулу и отправили на землю, чтобы замаливать свои грехи. Вот теперь он выбрался из этой серебристой штуковины и, согнувшись, бежит по канализации, давя на своём пути крыс и прочих обитателей сточных вод.

- Давай выбираться отсюда, - стуча по льду ногой, говорил Майкл. – На улице уже стемнело и нас могут спохватиться.

- Какие вопросы, Майки, - улыбнулся Джон, - Скажи только, завтра придём?

- Шутишь что ли! Конечно, только надо прихватить куртки, чтобы не замёрзнуть.

- Точно, завтра пойдёт по следам. Любопытно куда они ведут!

 

- Дорогой, ты собрался?

    Чета Саммерсов стояла возле машины. Отец нервно стучал пальцами по крыше машины, ожидая, что из дома, наконец – то, выйдет Сэм, и они уже поедут, а мать внимательно всматривалась в окно, где мелькала тень сына.

- Уже бегу, - из окна высунулась довольная рыжая голова.

    Пока родители стояли внизу, Сэм думал брать с собой кепку с автографом Мэло, которую он купил через интернет, или нет. Ему очень хотелось её надеть и стать ближе к своей звезде, но тогда отец начнёт задавать много вопросов: «где взял эту кепку?», «откуда у тебя деньги?» и, в конечном счёте, посадит его под домашний арест. «А была, не была! - махнул рукой Сэм и, кинув кепку в рюкзак, побежал вниз. – Надену прямо перед игрой».

    По дороге они планировали ещё заехать в кафешку и перекусить. Откинувшись на заднем сиденье, Сэм расстегнул куртку. Посмотрев в зеркало, отец увидел на сыне голубую майку с аккуратно вышитой цифрой «15» и улыбнулся. Он гордился тем, что не пожалел денег и купил Сэму 2 формы. В одной он играет с друзьями, а во второй теперь будет ездить на матчи своего любимого игрока. Мистер Саммерс надеялся, что экономический кризис в ближайшее время не ударит по его кошельку, и  эта поездка окажется не последней. Ведь таким счастливым он давно не видел собственного сына, а это дорого стоит!

    Сэм уже четвёртый день пребывал в состоянии эйфории. С того момента, когда мама сообщила ему эту новость и до поездки он не о чём не мог думать, кроме предстоящего матча и непередаваемых ощущений, которыми наполнит его обычную жизнь Кармело Энтони. Даже гулянки с друзьями стали ему не так интересны, как раньше. Он до сих пор таил в глубине душе обиду на их реакцию, а точнее полное отсутствие реакции на его великолепную новость. Даже получил бесплатную порцию подколов и насмешек в свою сторону. Рыжик подумал о друзьях, и улыбка сползла с лица. В последнее время недостатки друзей сильно выделялись, и Сэм не мог спокойно закрывать на них глаза, как это делал раньше. «Чего только стоит Майк, который всегда ведёт себя высокомерно. Словно я ему чем – то обязан, словно я такой несмышленый и глупый, что всё мне надо разжёвывать, а Джон? Тоже хорош! Всегда такой тихий и спокойный, но стоит сказать правду, как он начинает злиться. Ведь зачем лезет в этот баскетбол, когда не в состоянии уследить за мячом и справиться с собственной медлительностью». Сэм злился на друзей, но понимал, что всё равно их любит.

    Рыжий парень не заметил, как они подъехали к придорожной кафешке. Выходя из машины, у Сэма возникло ощущение, что сегодня его день рождения, и мир вращается только вокруг него. Дорога, кафе – это всё только оттягивало минуты счастья, которые ему предстояли. Тихим и робким голосом заказав у официантки пиццу, парень сразу посмотрел родителей, они одобрительно покачали головой и улыбнулись. «Вот это день, так день!» - думал Сэм.

- Пап, скажи, а нам ещё долго ехать до Сиэтла?

- Нет, сынок. Ещё пару часиков и будем на место.

- Здорово.

- Мы успеем ещё побродить по центру и купить сувениров на память. Ты останешься доволен, не переживай!  

- Хорошо, пап.

    По дороге в Сиэтл Сэм стал замечать странных людей, которых с каждой милей становилось всё больше. Старик в поношенном и грязном пальто, держащий в руках табличку «не парковаться». Маленькая, но очень злая, собачка, которая бежала за машиной, заливаясь громким лаем, а, буквально, на прошлом повороте, возле светофора стояла странная парочка, толстый и неповоротливый парень с чрезмерно высокой девушкой. Они пристально смотрели на него. Возможно, это, таинственные знаки. Может что – то случилось с друзьями, но Сэм не верил в эту чепуху и включил плеер, чтобы отвлечься. Когда они въехали в Сиэтл стемнело.

- Сынок, - раздался грубый мужской голос с переднего сиденья.

    Даже слушая музыку на полную громкость, до Сэма донеслись слова отца, и он незамедлительно отреагировал:

- Что, пап?

- Тебе мама ничего не рассказывала про Сиэтл?

- Неет, - задумчиво произнёс рыжик.

- Тогда слушай. Мы впервые познакомились с твоей мамой в Сиэтле.

    Миссис Саммерс, которая, кажется, всё дорогу проспала, неожиданно стала размахивать руками, говоря нежным голосом: «Милый, ну не надо! Зачем Сэму об этом знать. Это личное!» Только отец Сэма, охмелённый воспоминаниями молодости, никого не слышал, продолжая рассказывать:

- Наша первая встреча напоминает финальную сцену в том фильме, - щёлкая пальцами, пытался вспомнить мистер Саммерс, - как же?

- Да, с Мег Райн и Хью Грантом.

    Сэм не понимал о каком фильме шла речь и вообще любовные воспоминания, а особенно его родителей, не вызывали никакой заинтересованности. Дабы не обидеть отца, он с серьёзным видом, словно слушал его речь, произнёс:

- Здорово, пап.

    Возле КейАрены уже толпились люди. Они спешили на матч. Забыв про кепку, Сэм побежал к входу и, зайдя внутрь, застыл на месте. Столько людей в одном месте он в жизни не видел! Центр, как огромный муравейник, раскрыл свои объятия и готов был принять новых посетителей. Мистер Самменс схватил Сэма за руку, больно сжав. Они направились в южное крыло. Рядом шли люди, обсуждавшие предстоящий матч, и что он готовит. Из разговоров было слышно, что Денвер скатился по турнирной таблице, несмотря на талант Кармело Энтони, и шансов на победу в этом матче особых нет. Сэма это расстроило, хотя для него был не столь важен матч, как желание увидеть Кармело Энтони. По дороге они купили колу и чипсов.

    Стадион производил неизгладимое впечатление. Площадку, на которой уже разминались игроки, окружали со всех сторон ряды, каждый из которых, был на ярус выше другого. Между рядов ходили продавцы и предлагали разные вкусности. Яркий свет озарял всю пространство и с непривычки слепил глаза. Под потолком размещались четыре экрана, которые показывали анимацию и яркие моменты из предыдущих матчей. Всё это сопровождалось гулом зрителей, а на первых рядах, прямо за спинами запасных игроков, сидели звёзды кино, эстрады и шоу – бизнеса. Пока отец искал места, Сэм пытался рассмотреть среди игроков Кармело Энтони. Ему это удалось сделать только когда сели. Всё было как на постерах и фотографиях – приятного голубого цвета форма с цифрой «15» на груди, по краям обрамлённая белыми полосами, фирменная повязка на голове. Кроме одного, в отличие от плакатов, которыми была увешана вся комната, и фотографий, в реальности он был очень высоким. Это прослеживалась да с расстояния, приблизительно в 20 рядов, которое их разделяло. Рыжик расплылся в улыбке и уже потянулся за кепкой в рюкзак, как с горечью понял, что оставил его в машине.

- Чтобы больше этого не повторялось! - неожиданно раздался голос отца.

    Сэм сразу не сообразил, в чём провинился, но потом вспомнил, как забыв обо всём и обо всех, выскочил из машины, побежав к главному входу. Он мог запросто потеряться в толпе, но его мысли в тот момент были заняты предстоящим матчем. Почувствовав свою вину, рыжий парень покраснел.

- Так мы договорились, Сэм?

- Конечно, пап. Извини меня.

    Начался матч. На больших экранах стали высвечиваться игроки основного состава. Сначала показали состав хозяев площадки, а потом гостей. «А мама не обманула, - подумал Сэм, - Мэло правда в основном составе!» Единственный момент, который вызывал детский восторг – это игра любимого игрока! Им можно было любоваться бесконечно. Отменные передачи, красивые слэм данки, невероятные парашюты – всё это он превосходно умел и показывал на высшем уровне. Только счёт всю первую четверть и половину второй шёл ни в пользу его команды. С интервалом в пять минут тренер осуществлял замены, некоторые из которых практически полностью сменяли играющий состав, кроме Мэло. Он неизменно оставался на площадке так, как мяч у него просто горел в руках. С каждым забитым очком Сэм расцветал всё сильней и осталось совсем чуть – чуть до того момента, когда у него вырастут крылья и вознесут его высоко над площадкой, как раздался пронзительный крик, и Кармело Энтони повалился на площадку. Сэм был настолько счастлив, что поначалу не сообразил, что произошло. Подняв голову к экранам, он стал с трепетом ждать повтора. Рыжий парень уже был готов разорвать любого из игроков «СуперСоникс»,  кто подложил такую свинью его любимцу, но повтор показал обратное. При выполнении красивого слэм данка с одной руки Мэло неудачно приземлился на паркет, повредив голеностоп. Нога сразу опухла. Одним словом, картина была не из лицеприятных. Сэм Саммерс навсегда запомнит этот матч, но не из – за красивой победы или блистательной игры его команды. Он останется в его памяти благодаря нелепой травме, которую получил любимейший игрок - Кармело Энтони! 

 

    Собирая учебники, наспех запихивая куртку в рюкзак, Джонни думал о вчерашнем вечере. Возможно, это всего лишь дурной сон, а может разум сыграл с ним в злую шутку? Такое случается от перенапряжения. Поймав себя на мысли, что не стоит над этим ломать голову, он пошёл в школу. Был один существенный плюс в том, что Джонни сидел за одной партой с Майком – они могли обсуждать случавшиеся частенько с ними происшествия, не отвлекаясь на перемены, на дальность парт. В этом плане Сэм, сидевший за первой партой, существенно проигрывал. Конечно, можно обсудить кое-что на переменах, но они очень короткие, а после школы друзья обычно точно знали куда идти, зачем идти и как провести вечер с пользой для всех, поэтому Сэм узнавал обо всём последним и, путаясь в догадках, плёлся рядом, тарахтя над ухом. Да от него ничего больше не требовалось. Уже второй день Сэма не было в школе, и ребята скучали по нему так, как он всегда был тем моторчиком, вдыхавшим своей бесконечной болтовнёй и шутками необходимую струю позитива и энергии в их команду. Уроки пролетели, как одно мгновение, и парни отправились на пустырь.

- Хочется верить, что мы не сходим с ума, - говорил Майк, пиная невзрачный пыльный кустик ногой.

- Если ямы не окажется, то Сэму ничего не будем рассказывать!

- Да, точно.

    Со вчерашнего визита ничего не изменилась. Яма находилась на том же месте. Только обожжённая земля, ещё вчера тонкой линией окружавшая яму, теперь распространилась на несколько ярдов вперёд. Прыгнув вниз, ребята осмотрелись. Капсула загадочно сверкала, источая пары горячего воздуха, но в канализации было очень холодно. Достав куртки, парни побрели по едва заметным следам вглубь канализации.

- В подобных ситуациях лучше фонарика ничего нет, - изрёк мудрую мысль Джонни. 

- Ну, мобилой светить, зато прикольно.

    Продвигаясь вперёд, становилось теплее. Совсем рядом можно было расслышать, как вода, стекая с потолка, падала вниз. Слой льда под ногами становится с каждым шагом всё тоньше. Раздался громкий трест, и они провалились по щиколотку в воду.

- Во чёрт! Так и обделаться можно, - заметил Джон.

    Почти всю дорогу Майкл молчал, внимательно всматриваясь вперёд. «Следы кончились, продолжать идти вперёд или повернуть назад? - раздумывал о плане действий Бёртон. – И вообще, куда мы постоянно лезем! Снова найти приключений на одно место? Их итак было предостаточно». Задавал  он себе вопросы, сам на них отвечая, пока его не окликнул Джонни:

- Смотри там впереди, кажется выход.

- Подойдём поближе.

    Сняв куртки, они побежали вперёд. Рассекая гладь мутных вод канализации и пугая крыс, парни бежали на свет, который слабо брезжил, откуда - то сверху. Снова появились следы, которые по ржавой лестнице вели наверх. Майк забрался первый, а Джонни следом за ним. Возникло ощущение дежавю так, как парни оказались на похожем пустыре. Та же перекопанная земля, те же невзрачные кустики и гробовая тишина. Следы тянулись тонкой цепочкой до ветхого заброшенного дома, стоявшего неподалёку. Покосившаяся дверь, раскачиваясь по ветру, зазывала в гости. Уже было поздно останавливаться и поворачивать обратно, и ребята вошли внутрь. Скрипучий пол, украшали изъеденные молью половицы. Вся мебель, включая стол, небольшой диван, стоявший в холле, покрылись паутиной. Люстра, сложно сказать изготовленная в каком веке, медленно покачивалась, грозясь в любую минуту упасть и разлететься вдребезги. Заходя в дом, Майк обратил внимание на открытое окошко чердака. К ней была подставлена лестница, словно кто – то основательно готовился к их появлению.

- Разделимся, - скомандовал Майкл, - ты пойдёшь в комнату, а я на кухню.

    Мотнув головой в знак согласия, Джонни направился в комнату. Его внимание привлекли картины. Мужчины, изображённые на них, возвышенно взирали на Джона, как на ничтожную букашку. В нижнем левом углу каждой из них имелась приписка, нанесённая мелким почерком. Джон не стал стирать пыль, чтобы прочитать её. Неожиданно пол задрожал под ногами и раздался ужасный топот, словно стадо слонов погнали на водопой. Джонни, выронив мобилу, перекрестился. С потолка посыпалась опилки.

- Майк, ты слышал это?

- Слышал, слышал, - спокойным голосом ответил Майкл Бёртон

    Голос Майкл звучал успокаивающе, и Джонни, сердце которого вырывалось из груди, продолжил поиски хозяина следов. Майк в это время осматривал кухню. Люстра, усеянная свечами, застыла в нескольких дюймах от головы парня. Не успев прийти в себя после первого раза, друзья ощутили, как волна топота накрыла заброшенный дом снова, и на этот раз она была настолько мощной, что люстра, висевшая на тонкой проволоке, сорвалась с крючка, переворачивая по пути стол и несколько стульев, и воткнулась в пол. По полу раскатились свечи. Опилки, летевшие с потолка, припорошили Джона, который выбежал из комнаты сам не свой.

- Майки, миленький пойдём отсюда, - умолял он.

- Я догадываюсь, откуда доносится топот.

- Молодец, давай уйдём.

    Погруженный в свои мысли Майк не слышал испуганного друга, просившего убраться отсюда как можно скорей. Его захватила игра в кошки мышки с загадочным существом, и теперь дело за малым – найти шалуна!

- Стой здесь, а я полезу на чердак!

- Ты что! Спятил что ли? Надо уходить! – не унимался Джон.

-  Я никуда не пойду, пока не найду этого топотуна!

    Печально наблюдая за Майком, уверенно залезавшим на чердак, Джонни глубоко вздохнул и сел на единственную ступеньку на крыльце. Начало темнеть. Тихий вечер принёс с собой лёгкую прохладу, которая обдувала испуганного Джона, приятно щекоча его пунцовые щёчки. Карликовые кустики потешно дрожали на ветру. «Скоро всё небо усеют звезды, а полумесяц выплывет из – за  туч».  Лестница заскрипела, и он увидел Майка, задумчиво отряхивавшего руки.     

- Ничего не понимаю!

- Ты о чём?

- Я облазил весь чердак вдоль и поперёк, но никого не нашёл! Может эта гадина прячется за домом?

    Не успев договорить, он скрылся из виду. Джонни подскочил, кинув вдогонку:

- Ты куда?

- Сейчас вернусь.

    Покачав плечами, долговязый парень снова уселся на ступеньку. Его взгляд печально блуждал по пустырю, перепрыгивая с кустика на кустик, он остановился на люке. Вскоре вернулся Майк, и они направились домой тем же путём, каким и пришли. По дороге Бёртон разбрасывался ругательствами, а его длинная тирада сводилась к следующему – найти это создание, кем бы оно ни было, и он намеревался, не откладывая в долгий ящик, сделать это завтра! 

 

    Джонни не спалось. Эмоции и впечатления, которые он черпнул через край, не давали покоя. Ворочаясь на кровати, парень то и дело старался уснуть. Ему это практически удалось несколько раз, но потом возникало озадаченное лицо Майка, и сна как не бывало. Ближе к утру Джону приснился сон.

    Накинув куртку, высокий парень выбежал из дома. Направляясь в школу, он прибавил шаг. Едва скрываясь за тучей, зловещая луна бросала тонкие лучи, которые лениво расползались по безмолвной улице. Свернув за угол, он не сводил глаз со школы, которая росла на глазах. Впереди показался сад, оплетавший ветвями, словно щупальцами, школу сзади. Бросив незначительный взгляд на ворота школы, оставшиеся позади, парень поспешил в сад. Тенистый сад хранил молчание, кое – где с деревьев, с укоризной смотрящих на полуночного гостя, облетали листья. За оградой, окружавшей тенистый сад, темнел пустырь. Гонимый неведомой силой парень спешил вперёд. Пустырь – канализация – снова пустырь пейзажи сменялись один за другим. Сбросив куртку и расстегнув верхние пуговицы рубашки, парень упал на колени и стал активно рыть землю. Твёрдая, засохшая на солнце земля едва поддавалась. Разбив пальцы в кровь, он продолжал рыть. За спиной сверкнула молния. Временами раскаты грома сотрясали небеса. Брызнул дождь. Орошённая влагой земля стала мягче. Работа пошла быстрее. Куски грязи разлетались в разные стороны. Иногда они попадали на волосы, прилипшие к лицу, отчего глаза начинали чесаться и слезиться. Не обращая внимания на ненастье, как одержимый, парень продолжал выкапывать яму. Временами сильные подземные толчки отбрасывали его назад, но парень продолжал по лужам в полной темноте ползти к яме. Напоминая большую землеройку, он вонзался двумя руками в землю, как лопатами. Опускаясь глубже под землю, парень стал чаще натыкаться на камни, кости, битое стекло, отчего конечности, раньше похожие на пальцы, превратились в кровавое месиво. Буквально в нескольких дюймах под ним что – то зашевелилось. Раздалось громкое бурчание, и навстречу парню, вырывшему за это время приличную яму, распахнулась огромная пасть.

    Сделав глубокий вдох, Джонни открыл глаза. Никакого пустыря, никаких раскопок вместо них его любимая и уютная комната. С боязнью он вытянул дрожащие руки вперёд, но вместо кровавого месива на него смотрели длинные кривые пальцы. «Значит точно сон!» - вздохнув с облегчением, подумал Джон. Убрав на скорую руку кровать, он начал собираться в школу. Напялив школьную форму, собрав рюкзак, он уже вышел из комнаты, как вспомнил, что сегодня воскресенье.

    Доедая завтрак, Джонни ещё раз прокрутил в голове все события, произошедшие с ними за два дня, и вернулся ко сну. Что – то было не так. «Хочется верить, что это просто глупый сон, - разговаривал сам с собой Джонни Ламберт, - но не получается. Какой – то он слишком реалистичный. Тот же пустырь, та же канализация. Зачем меня снова возвращают к этому заброшенному дому? Ведь тот парень из сна – это я! Если мои предположения верны, то нужно срочно позвонить Майку и отправиться на пустырь». Расположившись поудобней на диване, Джонни набрал номер Майка.

- Привет, дружище!

- Здорово.

- Ты как? – спросил Джон и, немного подумав, добавил: - Успокоился?

- Да как сказать. Вроде да, а вроде нет.

- Чего так?

- Да не даёт это существо мне покоя!

- Я, кстати, хотел с тобой поделиться по этому поводу кое – какими мыслишками.

- Я весь во внимании, - явно взбодрившись от слов Джона, ответил Майк.

- Мне кажется, что мы не там искали.

- Что ты имеешь в виду?

- А что если это существо обитает под землёй, а не на чердаке, где ты всё облазил.

- Во чёрт! А ты прав.

- Надо бы проверить.

- Итак, - скомандовал Майк, - хватай Сэма, и через час встречаемся на пустыре!

- Замётано.

 

    «Рыжик-пыжик, ты чего такой хмурый? Неужели проиграли?» - допытывался Джон Ламберт у Сэма. «Не совсем так, - замялся Сэм. – Просто Мэло в конце второй четверти получил травму!». «Печаль» - растягивая каждую букву, произнёс Джонни. «Других слов я и не ожидал услышать! Даже сейчас он издевается надо мной! Неужели трудно просто поддержать! Тоже мне друг штопанный» - нахмурив брови, размышлял Сэм. Он даже хотел ударить высокого парня, но вдали показался Майкл, и желание отпало. В чёрной кожаной куртке, рваных джинсах и белых кроссовках он медленно приближался к парням. Бросив решительный взгляд на друзей, Бёртон скомандовал:

- Идём!

    Пустырь оказывал на Майка странное влияние. Весёлый, общительный в школе, здесь он сразу преображался, становясь молчаливым и странным, очень странным. Странность заключалась в одном - не замечая никого вокруг, Майк постоянно думал о том, как изловить это существо. Каждый день он надеялся, что поймает его, и сегодня  основательно, как никогда, подготовился, вооружившись фонариком, который сразу продемонстрировал.

- Ты крут, чувак, - продолжал острить Джон, пребывавший явно в ударе.

    На пустыре было тихо. Лёгкий ветерок поднимал вверх пылинки, закручивая в небольшие вихри. Временами со школьного двора доносился человеческий голос. Это сторож, как обычно, совершал вечерний обход, разговаривая сам с собой. Насупив нос, рыжий парень с обидой поглядывал на Джона. Ему казалось, что даже сейчас тот издевается над ним, не обращая внимания на рыжего паренька и, делая вид, что ему всё равно. Подойдя к дыре, Майк внимательно посмотрел вниз и, включив фонарик, спрыгнул. Раздался глухой удар, а потом наступила тишина.

- Не тормозите, - раздался из темноты голос Майкла. – Прыгайте уже.

    Сэм приземлился на попу. Ощущая, что сидит на льду, рыжик встал и осмотрелся. Овальные стены, где-то под ногами бегают крысы. «Ну, и вонь» - закрывая нос, проворчал Сэм. Нестерпимый запах шёл из глубины канализации. Впервые за долгое время он улыбнулся, увидел серебряную капсулу, зарытую в снегу.

- Мамочки светы! - затараторил рыжик. – Это что ещё такое???

- Мы сами пока не разобрались, - сдержанно произнёс Майк

- Постойте-ка…

    Сэм начал ходить вокруг капсулы, трогая её поверхность руками. Взяв у Майка фонарик, он заглянул внутрь. Крохотное кожаное кресло было утыкано проводами, а у его основания мигали фиолетовые лампочки. «Да, так просто отсюда не вылезти. Можно легко задушить себя». Он был в полном восторге от неизвестной серебристой штуковины. Не переставая тарахтеть, Сэм Саммерс переходил на свист:

- Это мне напоминает.

- CRYSIS 2! – в один голос закончили мысль парни.

- А вы откуда знаете?

- Тоже играли.

    Мрачный тоннель канализации наполнился громким смехом. Шлёпая по воде ногами, ребята приближались к тонкой линии света. Для Сэма всё казалось необычным, а и подчас нереальным. Чего только стоила капсула с кучей проводов внутри. Он надеялся, что самое интересное впереди, а то бы они уже повернули обратно. Забираясь по ржавой лестнице, Сэм вспомнил про Кармело Энтони и глубоко вздохнул.

    Не теряя времени даром, Майк твёрдым шагом направился к дому. Он помнил про Джона и решил проверить его предположение. Лестница, которая вела на чердак, странным образом исчезла, а окошко было наглухо заперто. «Интересно, куда она могла деться?» - промелькнуло в голове у Майка, но над этим вопросом он не стал ломать голову. Обходя вокруг ветхого старинного дома, он обшаривал каждый угол в поисках вдоха под землю.

- Ребят, сюда! Я нашёл вход, - сбрасывая сухую листву с потайной двери, он радостным голосом звал друзей.

    Для Майкла, отличавшегося изрядной физической силой, открыть эту дверь не составило никакого труда. Со скрипом она легко поддалась и, включив фонарик, Бёртон стал аккуратно спускаться в погреб, из которого веяло сыростью. Его примеру последовал сначала Джон, а потом Сэм. Громкий топот заставил их на минуту остановиться. Потом пошла вторая волна топота, она была сильней и громче первой. С полок начали падать банки, разбиваясь о неровный пол. Топот, звон битого стекла наводили панику на Сэма. Слыша, как бьётся собственное сердце, он закрыл глаза руками и плавно съехал вниз, прижимаясь спиной к пустой полке.

- Что здесь происходил? – испуганным голосом сказал Сэм.

- Ну, всё! Теперь ты никуда не денешься, - довольным голосом произносил Майк, гоняясь за кем – то в темноте.   

    Джонни, стоявший в сторонке, наблюдал за беготнёй Майка. Пристально вглядываясь в темноту, ему хотелось разглядеть то, ради чего они собственно и припёрлись сюда. Неожиданно раздался душераздирающий крик Майка:

- Сэмми, стой смирно! Оно бежит на тебя.

- Ой, мамочки родные, - лепетал рыжик. Ещё чуть – чуть и он упадёт в обморок.

    Топот стоял такой, словно стадо буйволов неслось навстречу Сэму. Вся жизнь мелькнуло перед глазами. Страшные мысли лезли в голову, но рыжий парень не давал им завладеть разумом. В несколько дюймах от него что – то пронеслось. Двери погреба резко открылись, и в глаза ударил яркий дневной свет. Выбираясь на свежий воздух, Майк готовился к встрече с незнакомцем. По дороге он зацепился за гвоздь, торчащий из стены, и выругался. Боясь, что существо могло убежать, он смотрел по сторонам, пока не услышал слабый писклявый голос, доносившийся откуда-то из-под ног.

- Я здесь! – говорило существо.

    Парни посмотрели вниз и увидели маленькое существо около двух футов ростом зелёного цвета. Ярко-красный колпак скрывал белым и пушистым бубоном глубокие морщины, изрезавшие весь лоб. Круглые жёлтые глаза с удивлением смотрели на окружающих. Майк сразу обратил внимание на непропорциональный размер ноги. Ноги, скрытые под столь же  красивыми красными ботинками, что и шапка гостя, вызывали противоречивые чувства. «Не может, чисто физически, живое существо с такой комплекцией носить такие здоровущие ботинки?». Джон подошёл вплотную к существу и спросил:

- Как тебя зовут?

- Я должен спасти!

- Кого спасти?

- Гудман! Миссис Гудман!

    Существо, напоминавшее гнома, начало бегать по пустырю, гоняясь за толстой мухой. Пустырь задрожал, и парни сели на перекапанную землю. Любой шаг этого создания сопровождался необычным землетрясением. Майк, явно разочарованный результатом, наклонился к гному и вкрадчиво задал вопрос:

- Как тебя зовут?

- Тимми! Я Тимми!

    Затем Бёртон подошёл к друзьям, стоявшим словно изваяния, с раскрытыми ртами и задумчиво спросил: «Ну, что будем делать?» Ему пришлось подождать, пока ребята придут в себя и начнут шевелить мозгами. Не успев предложить поселить пока Тимми у Джона, Сэм понял, что лежит на спине, рассматривая бескрайние просторы светло-синих небес.

- Спасти! Спасти! Спасти! – визжал писклявым голосом гном.

    Прыгая на месте, он посылал во все стороны мощные ударные волны. Белый бубон на красной шапке подпрыгивал в такт его движениям, а вокруг красивых сапог поднимались клубы пыли. Видя, что все лежат на земле. Тимми подошёл к Майку и, взирая на него сверху, вращая при этом чёрными и маленькими, как точечки, зрачками, спросил:

- Ну что герой? Идём спасать Гудман?

    После этих слов он поднял правый ботинок высоко вверх и уже собирался его с силой опустить на землю, как услышал подавленный голос Майка:

- Хорошо, хорошо. Завтра же пойдём её спасать. Только, прошу, не горячись!

    Майк был унижен и оскорблён тем, что маленькое хиленькое зелёное существо заставило без особого труда подчинить его себе. Это был удар ниже пояса, которого он не ожидал. «Теперь друзья подумают, что я лузер! Отлично!» - лежа на боку, подводил итоги встречи Бёртон. Он хотел встать, но не хватало сил. Всё тело ныло от необычной боли, отчего складывалось впечатление, что ударная волна их не только сбила с ног, но и забрала все жизненные силы. Подкатившись друг к другу поближе, парни сошлись во мнении, что этот вредный гном должен пожить у Джона так, как у него нет отца, а мать, даже если узнает о присутствии незнакомца, сильно ругать не будет.

 

    Джон не мог понять, почему его подбрасывает на собственной кровати, как баскетбольный мячик, вверх и откуда раздаётся странный грохот. Сквозь сон до него доносился голос матери: «Джон, немедленно прекращай прыгать на кровати среди ночи!» Сообразив, что происходит, Джонни начал обшаривать комнату. Включив дисплей мобилы, он залез под кровать, но там никого не оказалось. В шкафу тоже было пусто. Осматривая тёмные углы комнаты и перебирая возможные варианты, долговязый парень задумался: «Ну, где же ты прячешься противная зелёная рожа?» Чтобы не будить только что уснувшую миссис Ламберт,  Джонни на цыпочках зашёл в ванную. На полу были разбросаны бутылки от шампуней, гелей для душа. Тут же валялся стакан, из которого высыпались зубные щётки. Между ванной и умывальником он увидел чёрное пятнышко, которое вжалось в стену. Это был Тимми. Джону пришлось потрудиться, чтобы отцепить руки топотуна, намертво вцепившегося в ножку ванны. Выковыривая существо из угла, парень услышал много нелицеприятных слов в свой адрес и фразу, которая уже засела в голове: «Спасти! Спасти Гудман!». На часах было три часа ночи, и Джону хотелось спать, но было одна проблема – непослушный гном. «Как же угомонить его и поспать хоть пару часиков?». Мозг, размякший от напряжённой работы, не хотел подбрасывать идею. Расхаживая взад вперёд по комнате, Джон пришёл к мысли, что единственный выход из сложившейся ситуации – это привязать существо к себе. Вытащив из тумбочки верёвку, парень уселся на кровать и стал привязывать гнома к себе. Слизкое тельце вырывалось из рук, а верёвка постоянно сползала вниз. Весь этот цирк приводил Джона в ярость. Замотав гнома в полотенце, принесённое из ванной, и туго привязав его к себе, парень повалился на кровать.

    Всю ночь Джону снились кошмары. Кроме того, пришлось проспать в одной позе, чтобы не задушить весом своего тела неземное существо. Наутро все кости болели, а шея затекла. Не проронив не слова, Джон привязал Тимми к спинке кровати и пошёл умываться. За ночь его лицо изменилось. Под глазами, на лбу, на подбородке появились непонятные пятна синего цвета.

- Ах ты маленькая дрянь! – выругался Джонни, - ну вот как я с таким видном пойду в школу?

    Оказывается, пока он спал, разглядывая кошмары, гном зря времени не терял. Стараясь выбраться из плена, он бил маленькими кулачками Джона по лицу. Наносимые удары напоминали комариные укусы, поэтому парень даже не проснулся. Освободиться Тимми не удалось, зато следы оставил, а теперь что? Просидеть весь день в комнате, пряча опухшее лицо, он не мог. Засыпая на ходу, парень спустился вниз.

    С кухни раздавалось шипение. Миссис Ламберт стояла возле плиты, готовя завтрак.

- Привет, мам!

- Привет, дорогой! А ты почему ещё не оделся?

    Джона всегда поражало свойства матери видеть спиной. Ведь пока он шёл на кухню, она ни разу не повернулась, но, несмотря на это, знала про футболку и шорты, которые сейчас были на нём.

- Неважно себя чувствую.

    Поправив полотенце на плече и сняв фартук, миссис Ламберт подошла к сыну:

- Джон, у тебя уставший вид. Ты плохо спал?

- Снились кошмары.

- А это что? – на лице миссис Ламберт появилась тревога. – Что у тебя с лицом?

- Не знаю.

- Значит так! Сегодня никуда не пойдёшь, а завтра, если эти гематомы не сойдут, вызовем врача.

- Хорошо мам!

    В глубине души Джонни радовался, что не пошёл в школу. Тем самым он избавился от очередной головной боли. Сложно было представить, сколько хлопот и проблем мог принести поход в школу с этим существом. Безусловно, он бы сразу прославился на всю школу, но Джонни был не таким. Не обращая внимания на Тимми, привязанного к кровати, высокий парень посмотрел в окно. Мелкий дождь барабанил по стеклу, наводя тоску.  На другой стороне улице красовалась табличка с надписью «Продаётся». Видимо, никто не спешил заселяться в этот дом. К остановке, расположенной неподалёку, подъехал жёлтый автобус, выпустив густые клубы дыма. Два мальчика лет десяти побежали вслед за ним, поправляя на ходу лямки ранцев. Наблюдая за школьниками, Джонни вспомнил про Сэма, который постоянно опаздывал на автобус. Ему захотелось увидеть друзей, поэтому он набрал номер Майкла и предложил, вечером зайти.

- Мам, - спускаясь по лестнице, говорил Джон

- Что, дорогой?

- Можно ко мне вечером придут друзья?

- Можно, но только ненадолго.

- Спасибо, мам!

 

    Сидя на полу возле кровати, ребята внимательно смотрели на маленькое зелёное существо в больших красных сапогах. В комнате было тихо, а может они просто боялись нарушить тишину глупыми идеями, сказанными вслух.

- Что у тебя с лицом? - начал разговор Бёртон.

- Да сам не знаю. Проснулся, посмотрел в зеркало, а лицо всё разукрашено!

- Это топотун тебя так отделал?

    Хоть при знакомстве зелёный гном в больших сапогах и забавной шапке с бубоном представился, назвавшись Тимми, но парни звали его просто «топотун».

- Скорее всего.

- Может его стоит отвязать? – предложил Сэм. – Всё равно никуда не сбежит.

- Я этого делать не буду! - отрезал Джон.

    Он так намучался с этим созданием за ночь, что хотел поскорей избавиться от него. Прекрасно понимая, что предстоит ещё одна тяжёлая ночь, Джонни печально посмотрел на Майка. Возможно, он ждал оригинальной идеи от лидера их компании, а может просто слов поддержки.

- Да, - начал рассуждать Майкл, - вот что я предлагаю.

    Ребята заворожено посмотрели на своего лидера, томительно ожидая, что он сейчас скажет, при этом каждый подумал о своём. Джонни хотел, чтобы они вернулись на пустырь и засунули этого гнома обратно в погреб. Пусть там своим топотом пугает мышей и разбивает банки с консервацией. Сэму очень хотелось, чтобы Тимми остался с ними, став четвёртым членом из команды. Конечно, он знал, что этого не будет, но верил в лучшее.

- Прежде всего, необходимо выяснить, кто такая миссис Гудман! – загнув палец, скомандовал Майкл, - а потом наведаться к ней в гости!

- Так и сделаем! – просиял Сэм, вставая с пола.

- А вы не задумывались? – задумчивым голосом произнёс Джон, прислонившись к стеклянной дверце шкафа.

- Над чем? – недоумённо посмотрели на него друзья.

- Почему от такого маленького существа столько шума? Как ему удаётся сбивать людей с ног, круша и разбивая всё вокруг?

- Я думаю, всё дело в сапогах! – хладнокровно произнёс Майкл, - лучше давайте проверим?

    Они подошли к Тимми, который мирно спал на кровати, опустив голову на бок. Майк, как самый сильный из их тройки, попробовал снять сапоги, но из этого ничего не вышло. Собрав все силы, он повторил попытку, но тоже безрезультатно.

- Что вы делаете? – заверещал сонным голосом гном. – Живодёры!!!

- Тише, успокойся, - проговорил Сэм.- Мы не хотели тебе причинить вреда.

    Ребята медленно отошли от кровати, смотря, как на ней, запутавшись в одеяле, ворочался гном. Тимми широко улыбнулся, обнажив острые, как у акулы, белые зубы.

- Может, ты нам расскажешь о себе? Откуда прилетел?

- Ничего я вам не скажу, - срываясь на визг, орал гном, - маленькие поганцы!

- Мальчишки, у вас всё в порядке? – постучалась в дверь миссис Ламберт.

- Всё хорошо, мам.

- А что это за странные крики?

- Это из компьютера. Мы фильм смотрим!

    Когда шаги за дверью стихли, Джон подошёл к друзьям:

- Ребят, вам пора. Я собираюсь поспать, как следует, а то прошлой ночью глаз не сомкнул.

- Конечно, - похлопав его по плечу, сказал Майкл. – До завтра.

- Пора, - ворчливо произнёс Сэм, который не хотел расставаться с Тимми.

 

    Вернувшись домой, Сэм, не раздеваясь, подбежал к родителям, смотревшим телевизор, и спросил про миссис Гудман.

- Дорогой, а кто это такая и почему ты про неё спрашиваешь? – засыпала вопросами миссис Саммерс.

- Просто нужно узнать, мам, - не ломая голову над ответом, выпалил Сэм.

- Хорошо, я сейчас позвоню Лоре.

    Лора Хоскинс была самой известной сплетницей в Розвелле. Про таких людей как она, обычно говорили, знает всё и обо всех. Миссис Саммерс уже давно дружила с Лорой. Она активно посещала «общество любителей женских романов», которое каждый понедельник, среду и пятницу собиралось у Лоры дома.

- Это та чокнутая любительница романов Даниэлы Стил? – спросил мистер Саммерс.

- Да она.

- Вот чего я не могу понять, так это того почему ты к ней ходишь каждый божий день? Неужели с мужем тебе неинтересно?

    Только ответа на вопросы, волновавшие отца Сэма, не последовало. Миссис Саммерс была увлечена телефонным разговором с Лорой, поэтому никого и ничего уже не слышала.

- Садись сынок, – грустно произнёс мистер Саммерс. – Мама нескоро освободится. Будем надеяться, что она не забудет, без умолку треща по телефону, про твою просьбу. Да, Кэтлин?

    Сэм сел возле отца, с удовольствием следя за игрой Брюса Виллиса в очередном боевике по телевизору. Он прекрасно знал свою маму и её слабость к телефонным разговорам. Она могла разговаривать по 4 – 5 часов без перерыва, а что самое интересное, спрашивая о чём – то в начале разговора, в конце это что – то у неё вылетало из головы. И неудивительно! Сложно вспомнить, о чём спрашивал четыре часа назад, но Сэм доверял маме и знал, что она не подведёт.   

 

    Это было воскресенье. Ребята собрались возле дома Джона, которому пришлось взять с собой рюкзак, чтобы запихнуть Тимми в него. Не хватало Сэма, который задерживался по непонятным причинам. Майкл был мрачен и собран. Возможно, на него оказывал влияние вовсе не пустырь, а то зелёное существо, которое сейчас пыталось выбраться наружу. «Как же ты меня достал! Сил больше нет терпеть эти выкрутасы. Даже жирдяй Козлински по сравнению с тобой сущий ангел!» - бурчал себе под нос долговязый парень. На соседний улице показался Сэм, топча чужой газон, он нёсся на всех парах к друзьям. Его волосы так и полыхали на солнце.

- Ребзя, ребзя, - тараторил рыжий парень. – Вы не поверите!

    От быстрого бега у Сэма сбилось дыхание, а лицо покраснело. Опустившись на колени, он закрыл глаза, чтобы отдышаться и продолжить говорить. Со стороны это напоминало медитацию.

- Ну что у тебя там? -  начал давить Майкл. – Выкладывай!

- Я знаю, кто такая миссис Гудман!

- Да ты что? – язвил Джонни. – Мы тоже это выяснили.

    Миссис Гудман женщина лет восьмидесяти была одной из подруг Лоры Хоскинс и постоянно посещала заседания её общество. Весёлая и жизнерадостная старушка всегда вдохновенно описывала свои ощущения от прочитанного романа, но в последнее время она перестала появляться в доме у Лоры. Многим не хватало её энергии и задора, но понапрасну волноваться никто не стал. Ведь у стариков свои причуды. Пока об этом Сэму рассказывала мама, Майкл искал по телефонному справочнику людей с фамилией Гудман. К радости, их оказалось всего трое. Фред Гудман, проработавший всю жизнь в школе уборщиком Альфред Гудман садовник из соседнего квартала, переехавший в два года назад в Сильвер Лэйк. И Лиза Гудман, старушка восьмидесяти лет, жива и здорова, проживает сейчас в Розвелле. Вот только Майклу не удалось выяснить, где она живёт.

- Джонни, ну если ты такой умный и всё знаешь, может мне помолчать? – обиженным голосом пролепетал Сэм

- Да, Джон, - встал на защиту рыжика Майкл. – Может, расскажешь нам, что дальше делать, а главное, что с тобой происходит в последнее время? Я только и слышу едкие шутки и непонятную иронию?

- Извините ребят, - покрываясь бурыми пятнами, оправдывался Джон. – Я не знаю, что происходит со мной. Возможно, это существо, сидящее у меня в рюкзаке, вытрепала все нервы. Продолжай Сэм.

- Вы не поверите, но эта бабулька живёт в том самом доме, где мы были на днях!

    Тут рюкзак пришёл в движение, верёвки слегка развязались, и в маленькую щёлку показалась жёлтые глаза:

- Болваны, она меня и закрыла в погребе!!!

- Тогда зачем мы должны её спасать?

- Тимми должен спасти! Спасти миссис Гудман!

- Ну, завёл пластинку.

    «Постойте, - остановил друзей Майкл. – Что – то я не догоняю. Мы который день караулим этот дом, но никакой старушки я там не видел и в помине». Джон, сняв тяжёлый рюкзак со спины, проговорил: «А ведь Майкл прав!»

- Он умеет прятать её! – прозвучал писклявый голос гнома из чёрного рюкзака.

- Кто прячет?

- Спасти Гудман! Спасти миссис Гудман!

- Бесполезно с ним говорить. Глупый гном! – рявкнул Джон.

- Я не гном, а Тимми!

    Пересекая пустырь, который за последние дни стал для них вторым домом, парни направлялись к дыре, обожженная земля вокруг которой уже заняла приличную площадь и продолжала распространяться. В канализации было по - прежнему холодно, а вонь, наполнявшая тоннель, стала практически невыносимой. Лёд таял, и можно было заметить, как под её тонкой кромкой темнеет вода. Проходя мимо капсулы, ребят остановил пронзительный крик топотуна, напоминавший ультразвук:

- Стойте! – на секунду стало тихо, а потом воздух наполнился отборными ругательствами и причитаниями гнома. – Кто разбил мой мегатрон?

- Чего, чего? – удивлённо спросил Сэм

- Так вот как эта серебристая штуковина называется, – задумчиво почёсывая подбородок, говорил Майк, - мегатрон!

- Идиоты, кто разбил защитное стекло? – не унимался Тимми.

- Да никто его не трогал! Угомонись.

- Какие же вы идиоты! – сокрушалось зелёное существо с тёмно–жёлтыми глазами. -Хорошо, что у меня в салоне осталось запасное, как знал, что свяжусь с подобными болванами. 

- Ещё раз нас обзовёшь, и никакой миссис Гудман уже не понадобится твоя помощь. – грозно сказал Майкл Бёртон.

    Когда они приблизились к дому, уже стемнело. Покосившаяся дверь, раскачиваясь из стороны в сторону, приглашала друзей пройти внутрь. Окошко чердака снова было открыто, а массивная лестница стояла на прежнем месте. «Что за чертовщина! – не выдержал Майк. – Ведь вчера её не было, да и окошко было заперто!»

- Он любит играть с предметами!

- Кто он??? – заорал Джон

- Сами всё увидите, - философствовал Тимми из рюкзака, как Диоген из бочки.

    В доме были чисто. Люстра, которая на днях разбилась, куда – то исчезла, а вместе с ней и свечки. Гном ёрзал в рюкзаке и не давал Джону спокойно идти:

- Может, уже выпустишь меня, медлительная каланча?

    Трясясь от злости, Джон развязал верёвки и отпустил Тимми. Прыжок зелёного существа на пол стал для ребят настоящим испытанием, чтобы не упасть от лёгкого землетрясения и больно не удариться о предметы интерьера, Майкл схватился двумя руками на дверную ручку, а парни схватились за Майкла, Сэм слева, а Джонни справа.

- Стойте здесь, а я пойду в комнату, - сказал Тимми, направляясь в комнату, - и лучше держитесь покрепче, а то мало ли!

    Гном в последний раз повернулся, чтобы посмотреть на своих спасителей, и широко улыбнулся. Острые белые зубы сверкали в полумраке коридора, как и тёмно – жёлтые глаза. Остановившись в центре комнаты, он произнёс:

- Отпусти её! Пришёл конец твоим играм!

    Забавно было наблюдать за маленьким гномиком, который разговаривал сам с собой так, как в комнате больше никого не было. Неприметная лампочка, висевшая под самым потолком, слабо освещала помещение.

- Гринч, лучше не зли меня! Выходи!

    Вдруг из воздуха возникла пожилая женщина. Видимо это была та самая любительница любовных романов миссис Гудман, которая пропала на днях. До смерти перепуганная старушка, семеня костлявыми ножками и опираясь на клюку, пятилась назад. Её белые, как первый снег, волосы закрывали лицо.

- Опять ты всё испортил! – раздался неизвестный голос. – Только я начинаю веселиться, как появляешься ты и всё портишь, Тимми!

    В ярдах трёх от старушки появилось маленькое существо. Его можно с лёгкостью было назвать родственником зелёного гнома, если бы не ряд отличий. В синей шапке с красным бубоном это существо противного серого цвета не имело больший сапог ярко – красного цвета, но вместо них у него были большие руки в синих перчатках, чем – то напоминавших боксёрские. Сделав несколько шагов навстречу Тимми и сверкнув синими глазами, «Большерук» произнёс:

- Ну, что приступим! – и громко хлопнул в ладоши.

    Ударная волна, невиданной доселе мощности разнесла моментально по дому, уничтожая всё на своём пути. Дверь, за которую держались парни, задрожала, но сдержала напор. Бедная старушка отлетела назад, правда клюка, с помощью которой она успела в последнюю секунду ухватиться на спинку кровати, спасла её от мощного удара об стенку и неминуемой смерти.

    Тимми высоко подпрыгнул и опустился на пол прямо возле серого существа. Тот слетел с ног, раскинув руки и ноги в стороны. Воспользовавшись моментом, зелёный гном начал бегать вокруг своего давнего врага. С каждым кругом, разгоняясь всё сильней, он образовывал вихрь в виде кольца, не давая серому существу снова ударить в ладоши. Продолжая наматывать круги,  топотун поднял густой столб пыли. Вскоре внутри кольца начали сверкать молнии. Ребята, следившие за происходящим, не могли поверить собственным глазам. Не делая передышек, Тимми продолжал свой победный бег. На смену молниям пришёл фиолетовый шар. Точно такой видел ночью Майк. С каждой секундой шар рос, становясь больше. Потом раздался громкий хлопок столь мощный, что дверь, в которую вцепились ребята, заскрипела и с треском вылетела на улицу вместе с ними.

    Когда ребята пришли  в себя, всё утихло. Дверь раскачивалась, как ни в чём не бывало, из стороны в сторону, зазывая гостей, а  зелёный гном Тимми, возвращаясь к своему мегатрону, успел оставить о себе воспоминание в виде одного, разрушенного до основания дома, стоявшего возле школы, и нескольких поваленных деревьев в тенистом саду! И только старушка умиротворённо сидела на единственной ступеньке, наблюдая за тем, как в воздух взлетела серебристая штуковина и пропала в небесах!

 

© Copyright: HitriyHit, 2012

Регистрационный номер №0030255

от 26 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0030255 выдан для произведения:

     «Наконец-то съехали эти лихие соседи! – размышлял Джонни, смотря на опустевший дом. – Теперь прекратятся бесконечные разборки, драки и, конечно, плач малыша. От его криков у меня просто разрывалось сердце!» Подойдя поближе к табличке «Продаётся», долговязый парень широко улыбнулся. Вдалеке стали медленно таять силуэты его лучших друзей. Ещё несколько минут до него отчётливо доносился звон мяча, отлетавшего от асфальта, но вскоре и он пропал. В память врезалось одно воспоминание:

    «Ещё не стемнело, как возле дома соседей начали скапливаться машины. Из салонов гремела музыка, которую иногда заглушали сочные маты и проклятья. В основном, приезжали на джипах, давя в лихорадочной эйфории на клаксоны. Выпрыгивая из салонов, кто удачно, а кто просто выпадал, разгорячённые выпивкой и весельем люди катили бочки пива, тащили ящики с едой в ярко-красный дом. Намечалась очередная вечеринка. Девица в купальнике шатающейся походкой с самокруткой в руке хриплым голосом горланила песни. Пытаясь добраться до крыльца дома, она бессильно плюхнулась на зелёный газон, опустив голову вниз. Подъезжающий на сверкающем мотоцикле бородатый мужик в кожаной куртке и с черепами во всю спину помогал девице добраться до дома. С улицы музыка перекочевала в дом, который, доселе тёмный и мрачный, вспыхнул ярким светом на всех этажах. С окрестных кварталов стали лаять собаки, а сам дом напоминал большой улей, внутри которого кипела жизнь. Ближе к полуночи началась драка. Это произошло на кухне. Тот самый байкер, которой помог девице дойти до дома, сцепился с хозяином дома. Схватив со стола нож, он резко прыгнул на него. Хозяин, ожидая такой реакции, ринулся в окно, спасая свою жизнь. Раздался звон разбитого стекла, полетевшего в разные стороны. В это время на крышу вскарабкался какой-то чудик в халате и тапках. Он намеривался прыгнуть в бассейн, но сделать это красиво! Покачиваясь на тоненьких ножках и слушая одобрительные крики, доносившиеся из бассейна, он вскинул руки вверх и исчез. Прыгнувший в окно хозяин угодил прямо в кусты. Будучи в одних трусах, он не обратил особого внимания на порезы и ссадины, исполосовавшие всю грудь, а, отряхнувшись от прилипшей листвы, направился к дому, к их дому!!! Джонни, следивший за происходящим из окна своей комнаты, хотел закричать, но издал слабый писк. Хоть он и привык к тому, что почти каждый вечер их сосед, доходя до определённой кондиции, стучался в дверь и зазывает в гости. Мол, хватит киснуть в одиночестве, за просмотром однообразных сериалов, когда у него замечательная вечеринка, танцы, караоке, можно поплескаться в бассейне, прекрасно проведя время, только в этот раз появилась одна мелочь – байкер! Держа в руке нож и медленно перебирая ногами, он следовал за пьяным хозяином, явно желая, довести начатое до конца. Неожиданно раздался вой сирены и тёмную улицы озарили красно-синие огни мигалок. Бородатый мужик в кожаной куртке резко остановился и, бросив нож в сторону, аккуратно лёг на землю головой вниз. Его ни первый раз брали, поэтому он прекрасно знал, как себя вести, чтобы не схлопотать по печени. На том представление закончилось, а из-за чего началась драка, так и осталось загадкой».

    Подул сильный ветер, и Джонни, слегка поежившись, застегнул куртку. На улице было тихо и спокойно. Начало смеркаться. Издавая слабое жужжание, загоравшиеся один за другим фонари залили дорогу тусклым светом. Посмотрев на часы, парень понял, что пора спешить домой, а то мама будет волноваться. В последний раз, бросив взгляд сначала на дом, а потом на зелёную табличку, Джонни открыл дверь.

- Мам, я дома!

    Скидывая на ходу кроссовки и бросая ключи на тумбочку, он направился на кухню, с которой веяла приятным запахом ванили и корицы. Миссис Ламберт стояла возле плиты. Её фартук развязался, а полотенце в серый горошек слегка съехало с плеча.

- Привет, дорогой, - произнесла миссис Ламберт, не отрываясь от сковородки. - Как успехи в школе?

- Да ничего особенного, - помогая матери завязать фартук, лениво произнёс парень, - всё как всегда!

    Прыгнув на стул, он сразу схватил большое зелёное яблоко и уже намеривался откусить, как услышал мамин голос:

- Джон, сколько раз тебе повторять – не хватай еду грязными руками!

- Хорошо, хорошо.

    Оторвавшись от сковородки, женщина нависла над парнем и, сложив руки в боки, нахмурила брови. Воцарилась тишина. Молчание длилось несколько секунд, а потом миссис Ламберт, слегка поправляя съехавшее полотенце, произнесла, как ни в чём не бывало:

- Иди, помой руки и садись за стол.

- Уже иду.

    Конечно, Джонни не спешил мыть руки, и яблоко для него уже не представляло никакого интереса. Вместо этого он упал на диван и включил телевизор. «Фигня, фигня, и тут ничего», - бормотал парень, щёлкая каналами.

- Джон! – раздался женский голос из коридора. – А где твой рюкзак?

    Парня прошиб холодный пот. Приводя в порядок мысли, он стал активно перебирать в памяти события, произошедшие сегодня, и где он мог оставить рюкзак. Придя к выводу, что рюкзак остался под кольцом на площадке, Джонни явно расстроился. Не хотелось переться к школе, ведь путь предстоял неблизкий. «Ну, и к лучшему, - с ухмылкой подумал парень. – Нафиг он мне нужен».

- Значит так! Сиди дома, а я схожу, поищу, - так и не дождавшись ответа, сказала миссис Ламберт, снимая фартук и впопыхах надевая пальто.

    Не успел Джонни насладиться картиной счастливой жизни без рюкзака с тяжёлыми книжками, тетрадями, дневником, от которого всегда только одни неприятности, как вернулась мама. Положив рюкзак на стул, она направилась на кухню.

- Ну и где он был? – отмывая руки от грязи, с явной досадой спросил парень.

- Возле дома этих безумных соседей. Слава Богу, что они съехали!

    Когда они сели за стол, парня осенило. Он ведь совсем забыл о том, что сегодня произошло! Воспоминания о похождениях бывших соседей сбили с толку, но теперь, предвкушая мамину радость и гордость за сына, Джонни начал разговор:

- Мааам.

- Да, дорогой.

- Сегодня кое-что произошло!

- И что же? Рассказывай, не томи уже, - уплетая макароны, тихим голосом говорила женщина, кладя полотенце на колени сыну. 

- Ну, во-первых, мы обыграли этих придурков с соседнего квартала, - закатывая глаза, с явным наслаждением молвил парнишка, - а то много о себе возомнили!

- Молодец! Ты очень у меня талантливый.

- А, во-вторых, во время игры мимо проходил тренер Дженкинс и остался посмотреть, как мы их делали! - переполняемый чувством собственной гордости, продолжал победную речь Джонни, - а после игры он даже подошёл ко мне и предложил прийти на тренировку в пятницу! Представляешь???

- Вот это новость, так новость, - миссис Ламберт подскочила со стула и крепко обняла сына. – Я в тебе никогда не сомневалась!

- Полегче, мам, задушишь же! – сиял, как новый медяк, парнишка.

    Из обычного, ничем не примечательного, вечер превратился в праздничный. Ведь столько новостей. Миссис Ламберт словно чувствовала, что сегодня вечером произойдёт что-то хорошее и по этому случаю приготовила большой пирог. Высокий парень был явно в восторге и залпом съел половину пирога, не переставая улыбаться.

 

    Майк и Сэм шли по улице. Сэм игрался с мячом, то подбрасывая его воздух, то стуча об землю. Они не перемолвились не словом с того самого момента, как расстались с Джоном.

- Как думаешь, Джонни каланча попадёт в команду нашей школы? – прервал молчание Сэм. Его рыжие волосы так и полыхали на ветру.

- Вот слышал бы он, как ты его называешь. Врезал бы по первое число! – злился Майк.

- Ну, всё-таки, Майки, как думаешь?

- Почему бы и нет, у него есть все шансы, - уверенным и твёрдым голосом отвечал Майк Бёртон.

- А я сомневаюсь что-то…

    На лице Майка отразилось истинное удивление, он даже остановился на минуту, глядя на рыжего парня, который в свете ночных фонарей казался таким маленьким и беспомощным. Майк отличался сообразительностью и сразу смекнул, что Сэм просто завидует Джону и ничего больше, но не подавал виду, продолжая разговор:

- Это ещё почему?

- Да, у него хороший рост и руки длинные, - начинал тарахтеть рыжик, - вот только какой-то медлительный он.

- То есть ты считаешь, что для центрового, который караулит кольцо, важна скорость?

    В любой беседе, в любых начинаниях их шайки Майк всегда был лидером. Вот и сейчас он начинал прессинговать Сэма, приводя веские аргументы и давя на голос. Безусловно, ему нравилось ощущать привкус замешательства и лёгкой растерянности, в которые он вгонял своих друзей, особенно это удавалось с Сэмом. «Рыжик пыжик» как ласково они звали его между собой, был слабохарактерным и завистливым пареньком, но они дружат с первого класса, и эти изъяны отходят на второй план. «Если не всё, то многое прощаешь хорошему и весёлому другу», - мелькнуло в голове Майка.

- Думаю, что не совсем, - рыжик покраснел от собственной глупости    

- Реакция может и да, а скорость  - не уверен, - смягчился в голосе Майк. – Как сходит на тренировку, сам обо всём нам расскажет.

- Эт точно! Тогда до завтра?

- До завтра!

    На тихое местечко с красивым названием «Розвелл» спустилась ночь. Яркие звёзды усыпали всё небо, мигая и сверкая наперебой. Макушки одиноких вязов раскачивались, шелестя листвой. Улицы опустели, лишь кое-где пролетали гонимые ветром пластиковые бутылки и листики бумаги. 

 

    Сэм проснулся от неприятного ощущения, словно кто-то лизнул его щёку. Только собаки у них никогда не было. Открыв глаза, он увидел мать, сидевшую возле кровати.

- Ну, мам, - закрывая глаза и откидываясь назад, произнёс Сэм. – Что за телячьи нежности!

- Извини, дорогой. Я подумала, что порадую тебя отличной новостью.

- Что? Какой новостью? – Сэм моментально ожил, а его карие глаза суетливо забегали по сторонам.

- Вчера звонил отец из Сиэтла, и сообщил, что достал три билета на игру, а  знаешь, кто играет?

- Кто? Кто? – сбрасывая одеяло и вскакивая на кровать, та издала слабый трест, интересовался рыжик.

- «Сиэтл Суперсоникс» и «Денвер Наггетс»!

    Сэм не мог поверить своим ушам, поэтому первые несколько секунд он просто замер на месте, не в силах произнести не слова. Его любимая команда «Денвер Наггетс» будет играть в Сиэтле, и он увидит её своими собственными глазами. Счастью не было предела! Тишина длилась недолго, уже в следующее мгновенье он вовсю скакал на кровати и орал, что было сил:

- Не может быть! Это просто фантастика!

    Сделав небольшую передышку, он прыгнул на маму и стал её целовать. Бормоча одну и ту же фразу: «Не может быть! Просто фантастика!»

- Дорогой, я самое главное тебе не сказала?

    «Что это может быть? – думал Сэм. – Да разве может быть ещё лучше? Сейчас он итак самый счастливый парень на свете!»

- На паркет выйдет Кармело Энтони! И он будет играть в основном составе!!!

    Сэм начал верещать от восторга. Это же был его любимейший игрок. Игрок, которому он поклонялся, как идолу с тех туманных островов, где шаманство и заклинания вуду в порядке вещей. Бегая по комнате, он старался вспомнить какой сегодня день и нужно ли идти в школу. Только как тут вспомнишь. Казалось, что он начинает терять остатки разума. Снизу раздался мамин голос, звавший завтракать и спешить в школу, а ведь он даже не заметил, как она ушла из комнаты. Какой там, сейчас не до этого! Вылетев из комнаты, кровать осталась неубранной, а шкаф раскрыт нараспашку, он швырнул портфель в угол и схватил сэндвич со стола. Уже возле двери его остановила мама, которая бережно закрыла портфель, какие он сунул туда учебники – не помнил, и отдала сменку.

 

    Свежий воздух и резкий ветер привёл парня в чувства. Сэм успокоился и медленно пошёл в школу. Вспомнив про часы и посмотрев на них, он снова начал суетиться и прибавил скорости. Конечно, на школьный автобус рыжик опоздал. Это повторялось постоянно изо дня в день, какой-то день сурка. Во сколько бы ни встал Сэм, он хронически опаздывал на автобус и на первый урок соответственно. В придачу ко всему противная рожа Бена Козлински, который всегда садился на заднее место, чтобы показать Сэму язык или продемонстрировать, что будет с его головой, если однажды не окажется рядом друзей, портило всё настроение. Только не сегодня. Выругавшись, в очередной раз, на автобус он побежал в школу. Благо она находилось не далеко от дома, всего в нескольких кварталах.

    Сэм сильно пожалел, что не успел к перемене. Ведь так хотелось поделиться новостью с друзьями. Они точно изойдут слюной и обзавидуются. С такими мыслями он сидел на уроке, вертя головой и шурша ногами под партой. Математичка сделала ему ряд замечаний и только после третьего Сэм присмирел. Размышляя, как он преподнесёт эту бомбу им на блюдечке, парень задумался. Ничего не приходило в голову, ведь мысленно он уже сидел в зале. Прозвенел звонок, и началась перемена. Сэм уже собирался подбежать к друзьям, как его остановил Бен Козлински, чавкая жвачкой, которая не спасала его от вони изо рта, прошипел ему прямо в лицо: «Сначала идут мужчины, а только потом маменькины сынки!». Сэм невольно поморщился, а потом подбежал к друзьям, которые сидели за партой, явно не собираясь идти на перемену.

- Ребзя, ребзя, у меня такая новость! – зачастил Сэм.

- Чем порадуешь, наш рыжий друг? – задумчивым голосом произнёс Джон.

- Какую новость принесла синичка на своём рыжим хвостике? – фонтанируя остроумием, говорил Майк.

- Я еду в пятницу в Сиэтл! На матч «Денвер Наггетс», а Кармело, - рыжик начинал тарахтеть, «радиатор» в его глотке разогревался не на шутку, - Кармело Энтони выходит в основном составе!!! Кстати, а какой сегодня день недели?

- Сегодня вторник.

- Ого! – аж присвистнул рыжий парень, - до пятницы ещё долго, но это ерунда по сравнению с тем, что я увижу безумного Мэло в основном составе!!!

-  Вот это да! – в один голос произнесли парни. Бомба, как называл её Сэм, не произвела особенно яркого впечатления на них.

- Мы-то думали, что твой отец обнаружил место крушения инопланетного корабля и тебе поручили обследовать труп свеженького инопланетянина! – не унимался Майкл. На него словно что-то нашло сегодня, и в этот раз он явно перегнул палку.

- Ну, вас на хрен! – обиделся Сэм и вернулся за свою парту, - завидуйте молча.      

    До конца уроков рыжик просидел за партой и даже не повернулся, как не старались друзья привлечь его внимание. Они прекрасно знали, что к концу уроков Сэм отойдёт, и жизнь пойдёт своим чередом, но всё равно процесс примирения хотелось ускорить. Во время перемен парни обсуждали стратегию в игру на фишки на сегодняшний вечер. После уроков они прямиком направились в сад, который располагался за школой. К этому моменту Сэм помирился с ребятами, к тому в любых делах они были одним слаженным механизмом. Каждому отводились свои функции. Например, в игре на фишки рыжий парень исполнял роль глашатого, который зазывал всех прохожих принять участие в игре. Майкл внимательно следил за игроками, мухлюют ли они, а на Джонни возлагались все надежды по самой игре. В этот раз система сдала сбой, потому что Сэм совсем не хотелось торчать в этом саду, наблюдая, как Джонни облапошит очередного простачка. Попрощавшись с друзьями, он направился домой.

    Не сказав не слова, ни полслова он прямиком направился в свою комнату и плюхнулся на кровать. Действительно, комната Сэма Саммерса представляла собой пусть небольшую, но библиотеку, посвященную Кармело Энтони. Все стены были увешаны плакатами с его изображением. Тут и съёмки с разных пресс-конференций, эффектные снимки с самых запоминающихся игр и даже семейные картинки. В шкафу у парня были формы как домашние, так и гостевые, но самый большой кладезь информации, которую удалось собрать Сэму находилась в компьютере, а однажды ему даже удалось через интернет-магазин купить кепку с автографом Мэло, о которой до сих пор не знают ничего родители. Помимо этого Сэм уже давно состоял в официальном фан-клубе Кармело Энтони. Вот и сейчас, лёжа на кровати, он размышлял о своём любимце. Если раньше Сэм мечтал стать великим баскетболистом, но, к сожалению, не вышел ростом, то теперь он состоял в этом клубе и мечтал ездить по разным городам, чтобы поддерживать своего кумира в трудную минуту. Закрыв глаза, парень задремал.

 

    Школа представляла собой двухэтажное здание. На первом этаже располагались классы, в одном из которых учился Майкл, и столовая, находившаяся в холле, а на втором этаже – два спортивных зала,  и библиотека. В самом дальнем закутке, куда не проникал лучик света, находился кабинет директора. Вся прелесть заключалась в том, что библиотека была плотно зажата между спортивными залами. Видимо, проектировщик здания был большим шутником. Директор в этой ситуации абсолютно не видел никакой проблемы, будучи в прошлом спортсменом, он сделал упор на секциях, проводимых в спортивных залах, а библиотека? «Да кому она нужна, разве что прилежным мальчикам и девочкам, которые не умеют радоваться жизни! Библиотека всегда открыта для них, а если не устраивает шум и крики, доходившие из зала, то милости просим в городскую библиотеку».

    Джонни совершенно не спешил на тренировку. Его не смущало опоздание, что это первая в его жизни тренировка, что может сказать тренер Дженкинс. В маленькой раздевалке он неспешно натянул шорты и майку, рассматривая стену, после чего медленно завязал шнурки на кроссовках и вышел в спортзал. Широкие лампы в виде параллелограммов озаряли огромное помещение. Зал, казался таким большим, что скорее напоминал крытый стадион. Пропитавшийся за день запахом пота и непонятной сырости, наполнявшей воздух, зал практически пустовал. Несколько человек бегали по площадке, три парня сидели на скамейке запасных. Иногда раздавался свисток тренера, который внимательно следил за игрой. Удаляясь от раздевалки, запах сырости начинал всё сильнее бить в нос. Возможно, всё дело в вентиляции. Массивные винты, встроенные в широкие трубы, пересекавшие весь потолок, гоняли свежий воздух. Они работали постоянно, хотя не чистились давно, отсюда и «аромат».

    Джон подошёл к высокому накаченному мужику в спортивном костюме и красной кепке. Это был тренер Дженкинс. Переминаясь с ноги на ногу, он не знал, как начать разговор, но тренер ему помог, произнеся басом:

- А вот и наша звезда соизволила явиться! – поправляя кепку, говорил тренер Дженкинс, - не прошло и года!

    Джонни начал краснеть. Казалось, что майка и шорты не пропускают воздух. Тело стало разогреваться, а на лбу выступили капельки пота. На Джона смотрели десятки глаз, некоторые с любопытством, другие – с презрением.

- Извините, сэр! Больше этого не повториться! – ретировался он.

- Надеюсь. Ты опоздал на пятнадцать минут.

- Извините.

- Так, чего уставились, марш на площадку! - тренер Дженкинс дунул в свисток и, наклонившись к долговязому парню, сказал: - Для начала десять кругов вокруг площадки!

   Заправив майку, Джон принялся выполнять задание. Первые три круга он пробежал на одном дыхании. К седьмому кругу заметно устал, и скорость снизилась. Горячий воздух медленно поступал в лёгкие, ноги с трудом слушались, в придачу что-то давило на бок. Парень напоминал загнанную лошадь, но мысль о том, что необходимо произвести впечатление и исправить казус с опозданием, придавали сил. С горем пополам Джон осилил десять кругов. Тренер Дженкинс был явно недоволен результатом, но промолчал. Дав несколько минут отдышаться, он произнёс:

- А теперь проверим твой прыжок, - указывая пальцем на стену.

    На дальней стене находилось разметка. Многочисленные следы от рук на ней, а в некоторых местах – ручищ, говорили о том, что под тренерским началом этого качка в красной кепке прошло немало ребят. Раздался свисток и Джонни прыгнул, касаясь рукой стены. «Ещё!» - раздался снова голос тренера. Джон, набравшись сил, совершил прыжок. В этот раз  отметка была чуть выше. «Ещё!» - переходя на крик, басил мужчина со свистком в руке. Парень ещё раз прыгнул, но достал до прежней отметки. «Пока достаточно». Они вернулись к площадке.

- Ожидал немного большего. Думаю, через пару неделек будешь доставать до кольца, а теперь проверим тебя в игре.

    Раздался свисток и Джон вышел на площадку. Он знал правила игры, и какую позицию занимать. Проблема заключалась в том, что здесь его соперниками были не парни со двора. Выслушивая неприятные реплики в свою сторону «возвращайся, откуда пришёл», «здесь тебе нечего делать», Джон пытался сосредоточиться на мяче. Сложно было уследить за мячом, который, подобно оранжевому метеору, перелетал из рук в руки. После нескольких неудачных попыток перехватить мяч, тренер Дженкинс остановил игру и подозвал долговязого парня к себе.

- Запомни, сынок. У тебя две главные задачи. Во-первых, необходимо, насколько это возможно,  затруднить сопернику выполнение броска и, во-вторых, подборы и ещё раз подборы. При любых обстоятельствах старайся первым забрать мяч из-под кольца. Понял?

- Да, сэр!

- Ну и славно, - на лице тренера мелькнуло слабое подобие улыбки. Потом он выпрямился и закричал: - На сегодня достаточно!

    Джонни собирался уходить, как его догнал тренер Дженкинс. Убирая свисток под футболку, он рассказал о том, что со следующей тренировки они начнут укреплять ноги, а поможет в этом специально разработанный комплекс упражнений.

    

    Город  окутала беззвёздная тёплая ночь. Бледно жёлтая луна струила слабый свет. Казалось, что ничего не может нарушить царившую тишину и покой, как неожиданно земля начала дрожать. По асфальту пошли трещины, а возле магазина автозапчастей высоковольтный столб всей своей мощью обрушился на одиноко стоявший вяз. Провода безжизненно свисали вниз, готовые ударить током любого смельчака, который подойдёт близко. Со стороны пустыря фиолетовый шар поднялся в воздух и озарил тёмно синие небеса ослепительным светом.

    Дом, в котором полвека жила семья Бёртонов, напоминал соломенный домик, подвластный воле ветра. Внушительных размеров шкаф, занимавший добрую половину гостиной, грозно раскачивался из стороны в сторону, а тощая чёрная кошка металась по квартире в поисках убежища. Спрятавшись на кухне за стиральной машиной, она выпучила зелёные глаза, и задрожала густой шёрсткой. Мурчащему созданию думалось, что по дому бродит чужак, приводящий в движение весь дом.

    Кровать, в которой мирно спал Майкл, раскачивалась, как во время качки. Ещё мгновенье и она выбросила хозяина на пол. Не понимая, что происходит, Майкл открыл глаза и, поднявшись с пола, подошёл к окну.  Лиловый небосклон, нависавший над тихим местечком с красивым названием «Розвелл», поражал своим великолепием, что сонный парень раскрыл рот от удивления. Даже в такие минуты его мозг работал, как часы, прикидывая, с чем может быть связано это ночное явление. Поймав себя на мысли, что излучение шло со стороны пустыря и этими догадками обязательно надо завтра поделиться с Джонни, Майкл забрался в кровать, недоумённо ощупывая её края. 

  

    Гремя подносами, школьники толпились возле стойки со всякой всячиной. За короткую перемену необходимо было не только выбрать еду по вкусу, но и успеть съесть, поэтому все торопились, толкая друг друга. В самом центре этого «муравейника» ждали своей очереди Майкл с Джоном. Майкл впереди, а Джонни, как его бледная тень, сзади. 

 - С тобой всё в порядке? – поинтересовался Майкл, - ты какой-то уставший.

- Да, тренировка была вчера!

- А точно! И как всё прошло?

    Наконец очередь рассосалась, и ребята, наполнив подносы едой, сели за стол. Их излюбленное место находилось в дальнем углу возле стенки, изрисованной маркером. Раньше на ней красовались их имена, но кто-то их зачеркнул. Джону явно хотелось спать, и он то и дело клевал носом. Аккуратно тормоша его за куртку, Майкл хотел выяснить про тренировку.

- Да, ничего особенного, - лениво отмахнулся Джон, - устал, как собака. Представляешь, заставил сразу десять кругов пробежать!

- Да, Дженкинс просто зверюга! - улыбнулся Майкл.

- Не то слово. Потом прыгал возле стенки, и пришлось играть с какими-то сверхскоростными любителями баскетбола. 

- Втянешься. Ты главное не тушуйся.

    Джон был до глубины души романтиком. Вся его сущность говорила об этом – вечно задумчивые глаза, тихий вкрадчивый голос, мягкие движения. Ему бы трепетные стихотворения девчонкам посвящать, а не гоняться за мячом. Не обращая внимания на слова поддержки друга, он продолжал ныть:

- Я уже и не знаю. Стоит ли вообще всё это затевать. Страшно представить, чего ожидать на следующих тренировках.

- Да не парься ты, всё путём. Кстати, а где наш неугомонный рыжик-пыжик?

- Он же уехал на свой матч в Сиэтл, любоваться «величайшей» звездой Кармело Энтони.

- То-то я чувствую, стало тихо.

    Парни улыбнулись и продолжили обедать. Из глубины столовой стали доноситься чьи-то вопли. Маленький рыжик парень, напоминавший их Сэма, молил о помощи. Сначала крики были едва уловимы, но вскоре начали резать слух. Бен Козлински мучил очередную жертву, выбивая из неё мелочь и сладости, если такие имелись в карманах. «Как же он меня достал! - скрепя зубами пробурчал Майкл. – Сил больше нет терпеть этого жирдяя!» Именно крики напомнили ему о вчерашнем происшествии. Сверкая глазами, он уставился на Джона, который сразу почувствовал на себе тяжёлый взгляд друга и, отставив поднос с едой, спросил:

- Что-то случилось?

- Хех не то слово, дружище! Ты вчера ночью ничего не видел? Хотя кого я спрашиваю.

- Нет, спал, как убитый.

   Подсев поближе к долговязому парню, Майкл стал описывать в мельчайших подробностях вчерашний случай: «Я сразу не понял в чём дело. Думал, это просто сон, что мне снится морское путешествие, и слабый ветерок, предвещающий нехилый шторм, раскачивает наш корабль. Потом набежали тучи, сверкнула молния, и корабль резко дёрнуло вправо. В это же мгновенье тучи исчезли с ними море, и я почувствовал, что лежу на холодном полу. Комната была озарена ярким светом. Можешь мне не верить, но было  так светло, как утром. Я даже увидел, что у меня лежит на полках и на шкафу. Слегка удивлённый я подошёл к окну. Джонни, честно скажу, что не смогу точно описать, что я там увидел. Скажу только, было ну очень красиво. Всё небо, а ты знаешь, какое оно у нас бывает весенними ночами в Розвелле, наполнилось фиолетовым светом. Мне показалось, что источник света, находится возле пустыря…

- Нашего пустыря? - прервал его Джон.

    Именно так. Хотя это только догадки, но стоит проверить. Через несколько минут после этого светового представления всё исчезло, а я лёг спать».

- Надо прогуляться на пустырь, - произнесли в один голос ребята, и пошли на уроки.

  

    Странное место школьный пустырь. В школе полным полно любознательных и любопытных до всего детей, но не один из них почему – то не стремится на пустырь. Может они боятся этого места. Хотя там всегда можно найти какую-нибудь интересную вещицу. Только Майкла с друзьями постоянно, как магнитом, тянет туда. Вот и в этот раз особых причин идти туда не было, но они сумели отыскать предлог. Сразу после уроков, попрощавшись с одноклассниками, игравшими на фишки в саду, они пролезли в дыру и оказались на пустыре. Как обычно там не было ни души, только неказистые кустики, утыкавшие землю то там, то здесь.

- Так рассредоточимся, - скомандовал Майкл, - я пойду направо, а ты налево. Если что заметишь, зови!

    Впервые за долгое время их прогулка по пустырю наполнилась смыслом, интригующим смыслом. Блуждая по пыльной земле, Майкл начал фантазировать на тему пришельцев, с которыми им, возможно, предстоит встретиться. Он будет главным проводником их в мир настоящих людей и высоких технологий. Первое время всё будет держаться в тайне, чтобы не шокировать общественность инопланетными созданиями, и посему они пока поживут у Джонни на чердаке. Так вернее. Почему именно у Джона? Просто он живёт с одной мамой и в случае обнаружения она не будет сильно ругать его. Воображение настолько сильно разыгралось, что Майкл невольно стал напевать очередную песню, удаляясь от школы.

    Джон даже и не помышлял об инопланетянах и прочей белиберде. Он просто бродил по пустырю в поисках чего-то необычного. Вскоре ему улыбнулась удача. Впереди что-то чернело. Подойдя поближе, Джонни стал рыть и откопал бейсбольную биту. «Чёрного цвета то, что нужно, - подумал Джон. – Основательно отмою её дома и будет блестеть. Ну, держись Бен Козлински! Хотя о его жирную спину вполне можно разбить эту биту, да и причём не одну».  

- Я кое – что нашёл! – заорал Джон так, как Майкл был уже далеко впереди.

    На пустыре поднялся столб пыли. Это бежал Майкл разузнать, что же нашёл Джонни. Подбежав и схватив Джона за плечо, Бёртон отдышался и спросил:

- Что? Что ты нашёл?

- Вот, - показывая пыльную биту, сиял Джон.

- Постой-ка, так это же обычная бита, - расстроенным голосом ответил Майкл.

 - Ну да, а ты чего ожидал – машину времени? – подколов друга, Джонни Ламберт громко рассмеялся.

- Что-то вроде того. Продолжай искать и по пустякам больше не зови. Только напрасно бежал!

    Майкл вернулся на своё прежнее место и продолжил поиски. Он усиленно искал то, что сам смутно представлял. Блуждая около двух часов, он увидел впереди что – то круглое по форме. Подойдя поближе, Майкл стал рассматривать дыру. Земля по краям была сильно обожжена. «Видимо та штуковина, которая влетела на большой скорости вниз, обладала высокой температурой» - принялся размышлять Майкл. 

- Джонни, иди сюда!

- О, что это такое?

- Да я сам точно не знаю, но уверен, что это связано со вчерашним представлением.

    Парни стали осматривать яму. Джон трогал обожженную землю рукой, ощущая потоки тепла, которые струились от земли. Опустившись на колени, он подполз к краю и заглянул внутрь. Из ямы веяло холодом и гнилью. Там было темно, как ночью. Только большой предмет блестел в темноте, вызывая жгучий интерес. Пока Джон ползал на карачках, стараясь рассмотреть содержимое недавно возникшей ямы, Майкл стоял в сторонке и, поглаживая подбородок, строил догадки относительно обожженной земли. Теория крушения пусть не корабля, а небольшого судна с инопланетянами казалась ему уже не такой фантастической. Только все свои предположения Майкл держал в голове, чтобы Джон открыто не засмеял его.

- Вот, чёрт! – выкрикнул Джон, отпрянув от ямы.

- Что такое? – прервав свои размышления, с интересом спросил Майкл.

- Холодина какая! Сам вот проверь.

    Майкл медленно подошёл к краю ямы и всмотрелся в темноту. Напоминавший по форме яйцо серебристый предмет на дне ямы блестел, озаряя тьму. Его поверхность была настолько гладкой и чистой, что парни могли увидеть свои лица, слегка искажённые игрой света.

- Лёгкая прохлада, да, - согласился Майкл, - но никак не холодина!

    Слово – паразит «да» уже давно приклеилось к Майклу, как банный лист. С непривычки это могло взбесить, но друзья привыкли к его даканью. Особенно это проявлялось во время размышлений вслух, когда приходилось поломать голову над внезапно возникшей загадкой.

- Тоже мне умник выискался, - горячился Джон. – Ты опустись на колени и глубже загляни.

    Майкл последовал совету друга и опустил голову в яму. Лицо сразу обдало настоящей морозной свежестью. Кожа покрылась мурашками, а изо рта шёл пар. «Вот это да! - на  лице Бёртона отразилось искреннее удивление. – Жаль, что Сэма нет. Вот бы он раскудахтался!»

- И не говори. А, кстати, насколько он уехал?

- Думаю, что дня на два, не больше!

- Без него тихо, хоть и скучно, - грустно произнёс Джон. – Давай спустимся лучше вниз, чтобы внимательней рассмотреть эту штуковину.

- Конечно.

    Они спрыгнули вниз, и, поскользнувшись, упали на лёд. «Вода замёрзла! Вот дела» - присвистнул долговязый парень. Издав громкий писк, испуганная крыса, пробежала возле дальней стены и скрылась из виду. «Ну и вонь!» - выругался Майкл. – «Канализация, что ты хочешь!» Подойдя поближе к загадочной штуковине, они обратили внимание, что борозды земли, в которую она врезалась, покрылись инеем.

- Знаешь, что это мне напомнило? – задал вопрос Майкл.

- Понятья не имею.

- «Crysis 2»

- Ясно теперь, почему ты три дня торчал дома, не вылезая на улицу.

- Там были такие капсулы, которые падали с небес, - Майкл закрыл глаза и вспомнил игру. – Из них выпрыгивали инопланетяне, говоря на своё непонятном языке. Иногда сразу по три – четыре капсулы падали рядом. Ох, попили же моей крови эти хвостатые монстры.

- Знаю, знаю. Сам играл. Ты, видимо, уже вообразил себя Алькатрасом. Вот только хочу тебя огорчить. Во – первых, у тебя нет навороченного нанокостюма с разными примочками, типа тепловизора, как у него, а, во – вторых, я сомневаюсь, что из этой штуковины вылез инопланетянин. Сам посмотри, капсула в два раза меньше игровой, ну, если только инопланетянин в миниатюре.

    Пока Джон сопоставлял факты из игры и жизни, Майкл внимательно изучал саму капсулу. Его внимание привлёк пар, который сквозь щели и небольшую дыру шёл изнутри. Логические размышления, к которому постоянно прибегал парень, били тревогу. Пытаясь понять, как возможно одновременно находиться в ледяной канализации и ощущать горячий воздух, идущий от капсулы, он окончательно запутался. «Может всё дело в металле, из которого сделана капсула? – подумал Бёртон, - а металл ли это вообще?»

- Посмотри-ка, - сев на корточки прямо возле капсулы, отметил Джонни.

- Что там?

- Видишь следы?

- Да, большие такие.

    В голове у Джона рисовался портрет колосса, которого причудливым образом законсервировали в эту капсулу и отправили на землю, чтобы замаливать свои грехи. Вот теперь он выбрался из этой серебристой штуковины и, согнувшись, бежит по канализации, давя на своём пути крыс и прочих обитателей сточных вод.

- Давай выбираться отсюда, - стуча по льду ногой, говорил Майкл. – На улице уже стемнело и нас могут спохватиться.

- Какие вопросы, Майки, - улыбнулся Джон, - Скажи только, завтра придём?

- Шутишь что ли! Конечно, только надо прихватить куртки, чтобы не замёрзнуть.

- Точно, завтра пойдёт по следам. Любопытно куда они ведут!

 

- Дорогой, ты собрался?

    Чета Саммерсов стояла возле машины. Отец нервно стучал пальцами по крыше машины, ожидая, что из дома, наконец – то, выйдет Сэм, и они уже поедут, а мать внимательно всматривалась в окно, где мелькала тень сына.

- Уже бегу, - из окна высунулась довольная рыжая голова.

    Пока родители стояли внизу, Сэм думал брать с собой кепку с автографом Мэло, которую он купил через интернет, или нет. Ему очень хотелось её надеть и стать ближе к своей звезде, но тогда отец начнёт задавать много вопросов: «где взял эту кепку?», «откуда у тебя деньги?» и, в конечном счёте, посадит его под домашний арест. «А была, не была! - махнул рукой Сэм и, кинув кепку в рюкзак, побежал вниз. – Надену прямо перед игрой».

    По дороге они планировали ещё заехать в кафешку и перекусить. Откинувшись на заднем сиденье, Сэм расстегнул куртку. Посмотрев в зеркало, отец увидел на сыне голубую майку с аккуратно вышитой цифрой «15» и улыбнулся. Он гордился тем, что не пожалел денег и купил Сэму 2 формы. В одной он играет с друзьями, а во второй теперь будет ездить на матчи своего любимого игрока. Мистер Саммерс надеялся, что экономический кризис в ближайшее время не ударит по его кошельку, и  эта поездка окажется не последней. Ведь таким счастливым он давно не видел собственного сына, а это дорого стоит!

    Сэм уже четвёртый день пребывал в состоянии эйфории. С того момента, когда мама сообщила ему эту новость и до поездки он не о чём не мог думать, кроме предстоящего матча и непередаваемых ощущений, которыми наполнит его обычную жизнь Кармело Энтони. Даже гулянки с друзьями стали ему не так интересны, как раньше. Он до сих пор таил в глубине душе обиду на их реакцию, а точнее полное отсутствие реакции на его великолепную новость. Даже получил бесплатную порцию подколов и насмешек в свою сторону. Рыжик подумал о друзьях, и улыбка сползла с лица. В последнее время недостатки друзей сильно выделялись, и Сэм не мог спокойно закрывать на них глаза, как это делал раньше. «Чего только стоит Майк, который всегда ведёт себя высокомерно. Словно я ему чем – то обязан, словно я такой несмышленый и глупый, что всё мне надо разжёвывать, а Джон? Тоже хорош! Всегда такой тихий и спокойный, но стоит сказать правду, как он начинает злиться. Ведь зачем лезет в этот баскетбол, когда не в состоянии уследить за мячом и справиться с собственной медлительностью». Сэм злился на друзей, но понимал, что всё равно их любит.

    Рыжий парень не заметил, как они подъехали к придорожной кафешке. Выходя из машины, у Сэма возникло ощущение, что сегодня его день рождения, и мир вращается только вокруг него. Дорога, кафе – это всё только оттягивало минуты счастья, которые ему предстояли. Тихим и робким голосом заказав у официантки пиццу, парень сразу посмотрел родителей, они одобрительно покачали головой и улыбнулись. «Вот это день, так день!» - думал Сэм.

- Пап, скажи, а нам ещё долго ехать до Сиэтла?

- Нет, сынок. Ещё пару часиков и будем на место.

- Здорово.

- Мы успеем ещё побродить по центру и купить сувениров на память. Ты останешься доволен, не переживай!  

- Хорошо, пап.

    По дороге в Сиэтл Сэм стал замечать странных людей, которых с каждой милей становилось всё больше. Старик в поношенном и грязном пальто, держащий в руках табличку «не парковаться». Маленькая, но очень злая, собачка, которая бежала за машиной, заливаясь громким лаем, а, буквально, на прошлом повороте, возле светофора стояла странная парочка, толстый и неповоротливый парень с чрезмерно высокой девушкой. Они пристально смотрели на него. Возможно, это, таинственные знаки. Может что – то случилось с друзьями, но Сэм не верил в эту чепуху и включил плеер, чтобы отвлечься. Когда они въехали в Сиэтл стемнело.

- Сынок, - раздался грубый мужской голос с переднего сиденья.

    Даже слушая музыку на полную громкость, до Сэма донеслись слова отца, и он незамедлительно отреагировал:

- Что, пап?

- Тебе мама ничего не рассказывала про Сиэтл?

- Неет, - задумчиво произнёс рыжик.

- Тогда слушай. Мы впервые познакомились с твоей мамой в Сиэтле.

    Миссис Саммерс, которая, кажется, всё дорогу проспала, неожиданно стала размахивать руками, говоря нежным голосом: «Милый, ну не надо! Зачем Сэму об этом знать. Это личное!» Только отец Сэма, охмелённый воспоминаниями молодости, никого не слышал, продолжая рассказывать:

- Наша первая встреча напоминает финальную сцену в том фильме, - щёлкая пальцами, пытался вспомнить мистер Саммерс, - как же?

- Да, с Мег Райн и Хью Грантом.

    Сэм не понимал о каком фильме шла речь и вообще любовные воспоминания, а особенно его родителей, не вызывали никакой заинтересованности. Дабы не обидеть отца, он с серьёзным видом, словно слушал его речь, произнёс:

- Здорово, пап.

    Возле КейАрены уже толпились люди. Они спешили на матч. Забыв про кепку, Сэм побежал к входу и, зайдя внутрь, застыл на месте. Столько людей в одном месте он в жизни не видел! Центр, как огромный муравейник, раскрыл свои объятия и готов был принять новых посетителей. Мистер Самменс схватил Сэма за руку, больно сжав. Они направились в южное крыло. Рядом шли люди, обсуждавшие предстоящий матч, и что он готовит. Из разговоров было слышно, что Денвер скатился по турнирной таблице, несмотря на талант Кармело Энтони, и шансов на победу в этом матче особых нет. Сэма это расстроило, хотя для него был не столь важен матч, как желание увидеть Кармело Энтони. По дороге они купили колу и чипсов.

    Стадион производил неизгладимое впечатление. Площадку, на которой уже разминались игроки, окружали со всех сторон ряды, каждый из которых, был на ярус выше другого. Между рядов ходили продавцы и предлагали разные вкусности. Яркий свет озарял всю пространство и с непривычки слепил глаза. Под потолком размещались четыре экрана, которые показывали анимацию и яркие моменты из предыдущих матчей. Всё это сопровождалось гулом зрителей, а на первых рядах, прямо за спинами запасных игроков, сидели звёзды кино, эстрады и шоу – бизнеса. Пока отец искал места, Сэм пытался рассмотреть среди игроков Кармело Энтони. Ему это удалось сделать только когда сели. Всё было как на постерах и фотографиях – приятного голубого цвета форма с цифрой «15» на груди, по краям обрамлённая белыми полосами, фирменная повязка на голове. Кроме одного, в отличие от плакатов, которыми была увешана вся комната, и фотографий, в реальности он был очень высоким. Это прослеживалась да с расстояния, приблизительно в 20 рядов, которое их разделяло. Рыжик расплылся в улыбке и уже потянулся за кепкой в рюкзак, как с горечью понял, что оставил его в машине.

- Чтобы больше этого не повторялось! - неожиданно раздался голос отца.

    Сэм сразу не сообразил, в чём провинился, но потом вспомнил, как забыв обо всём и обо всех, выскочил из машины, побежав к главному входу. Он мог запросто потеряться в толпе, но его мысли в тот момент были заняты предстоящим матчем. Почувствовав свою вину, рыжий парень покраснел.

- Так мы договорились, Сэм?

- Конечно, пап. Извини меня.

    Начался матч. На больших экранах стали высвечиваться игроки основного состава. Сначала показали состав хозяев площадки, а потом гостей. «А мама не обманула, - подумал Сэм, - Мэло правда в основном составе!» Единственный момент, который вызывал детский восторг – это игра любимого игрока! Им можно было любоваться бесконечно. Отменные передачи, красивые слэм данки, невероятные парашюты – всё это он превосходно умел и показывал на высшем уровне. Только счёт всю первую четверть и половину второй шёл ни в пользу его команды. С интервалом в пять минут тренер осуществлял замены, некоторые из которых практически полностью сменяли играющий состав, кроме Мэло. Он неизменно оставался на площадке так, как мяч у него просто горел в руках. С каждым забитым очком Сэм расцветал всё сильней и осталось совсем чуть – чуть до того момента, когда у него вырастут крылья и вознесут его высоко над площадкой, как раздался пронзительный крик, и Кармело Энтони повалился на площадку. Сэм был настолько счастлив, что поначалу не сообразил, что произошло. Подняв голову к экранам, он стал с трепетом ждать повтора. Рыжий парень уже был готов разорвать любого из игроков «СуперСоникс»,  кто подложил такую свинью его любимцу, но повтор показал обратное. При выполнении красивого слэм данка с одной руки Мэло неудачно приземлился на паркет, повредив голеностоп. Нога сразу опухла. Одним словом, картина была не из лицеприятных. Сэм Саммерс навсегда запомнит этот матч, но не из – за красивой победы или блистательной игры его команды. Он останется в его памяти благодаря нелепой травме, которую получил любимейший игрок - Кармело Энтони! 

 

    Собирая учебники, наспех запихивая куртку в рюкзак, Джонни думал о вчерашнем вечере. Возможно, это всего лишь дурной сон, а может разум сыграл с ним в злую шутку? Такое случается от перенапряжения. Поймав себя на мысли, что не стоит над этим ломать голову, он пошёл в школу. Был один существенный плюс в том, что Джонни сидел за одной партой с Майком – они могли обсуждать случавшиеся частенько с ними происшествия, не отвлекаясь на перемены, на дальность парт. В этом плане Сэм, сидевший за первой партой, существенно проигрывал. Конечно, можно обсудить кое-что на переменах, но они очень короткие, а после школы друзья обычно точно знали куда идти, зачем идти и как провести вечер с пользой для всех, поэтому Сэм узнавал обо всём последним и, путаясь в догадках, плёлся рядом, тарахтя над ухом. Да от него ничего больше не требовалось. Уже второй день Сэма не было в школе, и ребята скучали по нему так, как он всегда был тем моторчиком, вдыхавшим своей бесконечной болтовнёй и шутками необходимую струю позитива и энергии в их команду. Уроки пролетели, как одно мгновение, и парни отправились на пустырь.

- Хочется верить, что мы не сходим с ума, - говорил Майк, пиная невзрачный пыльный кустик ногой.

- Если ямы не окажется, то Сэму ничего не будем рассказывать!

- Да, точно.

    Со вчерашнего визита ничего не изменилась. Яма находилась на том же месте. Только обожжённая земля, ещё вчера тонкой линией окружавшая яму, теперь распространилась на несколько ярдов вперёд. Прыгнув вниз, ребята осмотрелись. Капсула загадочно сверкала, источая пары горячего воздуха, но в канализации было очень холодно. Достав куртки, парни побрели по едва заметным следам вглубь канализации.

- В подобных ситуациях лучше фонарика ничего нет, - изрёк мудрую мысль Джонни. 

- Ну, мобилой светить, зато прикольно.

    Продвигаясь вперёд, становилось теплее. Совсем рядом можно было расслышать, как вода, стекая с потолка, падала вниз. Слой льда под ногами становится с каждым шагом всё тоньше. Раздался громкий трест, и они провалились по щиколотку в воду.

- Во чёрт! Так и обделаться можно, - заметил Джон.

    Почти всю дорогу Майкл молчал, внимательно всматриваясь вперёд. «Следы кончились, продолжать идти вперёд или повернуть назад? - раздумывал о плане действий Бёртон. – И вообще, куда мы постоянно лезем! Снова найти приключений на одно место? Их итак было предостаточно». Задавал  он себе вопросы, сам на них отвечая, пока его не окликнул Джонни:

- Смотри там впереди, кажется выход.

- Подойдём поближе.

    Сняв куртки, они побежали вперёд. Рассекая гладь мутных вод канализации и пугая крыс, парни бежали на свет, который слабо брезжил, откуда - то сверху. Снова появились следы, которые по ржавой лестнице вели наверх. Майк забрался первый, а Джонни следом за ним. Возникло ощущение дежавю так, как парни оказались на похожем пустыре. Та же перекопанная земля, те же невзрачные кустики и гробовая тишина. Следы тянулись тонкой цепочкой до ветхого заброшенного дома, стоявшего неподалёку. Покосившаяся дверь, раскачиваясь по ветру, зазывала в гости. Уже было поздно останавливаться и поворачивать обратно, и ребята вошли внутрь. Скрипучий пол, украшали изъеденные молью половицы. Вся мебель, включая стол, небольшой диван, стоявший в холле, покрылись паутиной. Люстра, сложно сказать изготовленная в каком веке, медленно покачивалась, грозясь в любую минуту упасть и разлететься вдребезги. Заходя в дом, Майк обратил внимание на открытое окошко чердака. К ней была подставлена лестница, словно кто – то основательно готовился к их появлению.

- Разделимся, - скомандовал Майкл, - ты пойдёшь в комнату, а я на кухню.

    Мотнув головой в знак согласия, Джонни направился в комнату. Его внимание привлекли картины. Мужчины, изображённые на них, возвышенно взирали на Джона, как на ничтожную букашку. В нижнем левом углу каждой из них имелась приписка, нанесённая мелким почерком. Джон не стал стирать пыль, чтобы прочитать её. Неожиданно пол задрожал под ногами и раздался ужасный топот, словно стадо слонов погнали на водопой. Джонни, выронив мобилу, перекрестился. С потолка посыпалась опилки.

- Майк, ты слышал это?

- Слышал, слышал, - спокойным голосом ответил Майкл Бёртон

    Голос Майкл звучал успокаивающе, и Джонни, сердце которого вырывалось из груди, продолжил поиски хозяина следов. Майк в это время осматривал кухню. Люстра, усеянная свечами, застыла в нескольких дюймах от головы парня. Не успев прийти в себя после первого раза, друзья ощутили, как волна топота накрыла заброшенный дом снова, и на этот раз она была настолько мощной, что люстра, висевшая на тонкой проволоке, сорвалась с крючка, переворачивая по пути стол и несколько стульев, и воткнулась в пол. По полу раскатились свечи. Опилки, летевшие с потолка, припорошили Джона, который выбежал из комнаты сам не свой.

- Майки, миленький пойдём отсюда, - умолял он.

- Я догадываюсь, откуда доносится топот.

- Молодец, давай уйдём.

    Погруженный в свои мысли Майк не слышал испуганного друга, просившего убраться отсюда как можно скорей. Его захватила игра в кошки мышки с загадочным существом, и теперь дело за малым – найти шалуна!

- Стой здесь, а я полезу на чердак!

- Ты что! Спятил что ли? Надо уходить! – не унимался Джон.

-  Я никуда не пойду, пока не найду этого топотуна!

    Печально наблюдая за Майком, уверенно залезавшим на чердак, Джонни глубоко вздохнул и сел на единственную ступеньку на крыльце. Начало темнеть. Тихий вечер принёс с собой лёгкую прохладу, которая обдувала испуганного Джона, приятно щекоча его пунцовые щёчки. Карликовые кустики потешно дрожали на ветру. «Скоро всё небо усеют звезды, а полумесяц выплывет из – за  туч».  Лестница заскрипела, и он увидел Майка, задумчиво отряхивавшего руки.     

- Ничего не понимаю!

- Ты о чём?

- Я облазил весь чердак вдоль и поперёк, но никого не нашёл! Может эта гадина прячется за домом?

    Не успев договорить, он скрылся из виду. Джонни подскочил, кинув вдогонку:

- Ты куда?

- Сейчас вернусь.

    Покачав плечами, долговязый парень снова уселся на ступеньку. Его взгляд печально блуждал по пустырю, перепрыгивая с кустика на кустик, он остановился на люке. Вскоре вернулся Майк, и они направились домой тем же путём, каким и пришли. По дороге Бёртон разбрасывался ругательствами, а его длинная тирада сводилась к следующему – найти это создание, кем бы оно ни было, и он намеревался, не откладывая в долгий ящик, сделать это завтра! 

 

    Джонни не спалось. Эмоции и впечатления, которые он черпнул через край, не давали покоя. Ворочаясь на кровати, парень то и дело старался уснуть. Ему это практически удалось несколько раз, но потом возникало озадаченное лицо Майка, и сна как не бывало. Ближе к утру Джону приснился сон.

    Накинув куртку, высокий парень выбежал из дома. Направляясь в школу, он прибавил шаг. Едва скрываясь за тучей, зловещая луна бросала тонкие лучи, которые лениво расползались по безмолвной улице. Свернув за угол, он не сводил глаз со школы, которая росла на глазах. Впереди показался сад, оплетавший ветвями, словно щупальцами, школу сзади. Бросив незначительный взгляд на ворота школы, оставшиеся позади, парень поспешил в сад. Тенистый сад хранил молчание, кое – где с деревьев, с укоризной смотрящих на полуночного гостя, облетали листья. За оградой, окружавшей тенистый сад, темнел пустырь. Гонимый неведомой силой парень спешил вперёд. Пустырь – канализация – снова пустырь пейзажи сменялись один за другим. Сбросив куртку и расстегнув верхние пуговицы рубашки, парень упал на колени и стал активно рыть землю. Твёрдая, засохшая на солнце земля едва поддавалась. Разбив пальцы в кровь, он продолжал рыть. За спиной сверкнула молния. Временами раскаты грома сотрясали небеса. Брызнул дождь. Орошённая влагой земля стала мягче. Работа пошла быстрее. Куски грязи разлетались в разные стороны. Иногда они попадали на волосы, прилипшие к лицу, отчего глаза начинали чесаться и слезиться. Не обращая внимания на ненастье, как одержимый, парень продолжал выкапывать яму. Временами сильные подземные толчки отбрасывали его назад, но парень продолжал по лужам в полной темноте ползти к яме. Напоминая большую землеройку, он вонзался двумя руками в землю, как лопатами. Опускаясь глубже под землю, парень стал чаще натыкаться на камни, кости, битое стекло, отчего конечности, раньше похожие на пальцы, превратились в кровавое месиво. Буквально в нескольких дюймах под ним что – то зашевелилось. Раздалось громкое бурчание, и навстречу парню, вырывшему за это время приличную яму, распахнулась огромная пасть.

    Сделав глубокий вдох, Джонни открыл глаза. Никакого пустыря, никаких раскопок вместо них его любимая и уютная комната. С боязнью он вытянул дрожащие руки вперёд, но вместо кровавого месива на него смотрели длинные кривые пальцы. «Значит точно сон!» - вздохнув с облегчением, подумал Джон. Убрав на скорую руку кровать, он начал собираться в школу. Напялив школьную форму, собрав рюкзак, он уже вышел из комнаты, как вспомнил, что сегодня воскресенье.

    Доедая завтрак, Джонни ещё раз прокрутил в голове все события, произошедшие с ними за два дня, и вернулся ко сну. Что – то было не так. «Хочется верить, что это просто глупый сон, - разговаривал сам с собой Джонни Ламберт, - но не получается. Какой – то он слишком реалистичный. Тот же пустырь, та же канализация. Зачем меня снова возвращают к этому заброшенному дому? Ведь тот парень из сна – это я! Если мои предположения верны, то нужно срочно позвонить Майку и отправиться на пустырь». Расположившись поудобней на диване, Джонни набрал номер Майка.

- Привет, дружище!

- Здорово.

- Ты как? – спросил Джон и, немного подумав, добавил: - Успокоился?

- Да как сказать. Вроде да, а вроде нет.

- Чего так?

- Да не даёт это существо мне покоя!

- Я, кстати, хотел с тобой поделиться по этому поводу кое – какими мыслишками.

- Я весь во внимании, - явно взбодрившись от слов Джона, ответил Майк.

- Мне кажется, что мы не там искали.

- Что ты имеешь в виду?

- А что если это существо обитает под землёй, а не на чердаке, где ты всё облазил.

- Во чёрт! А ты прав.

- Надо бы проверить.

- Итак, - скомандовал Майк, - хватай Сэма, и через час встречаемся на пустыре!

- Замётано.

 

    «Рыжик-пыжик, ты чего такой хмурый? Неужели проиграли?» - допытывался Джон Ламберт у Сэма. «Не совсем так, - замялся Сэм. – Просто Мэло в конце второй четверти получил травму!». «Печаль» - растягивая каждую букву, произнёс Джонни. «Других слов я и не ожидал услышать! Даже сейчас он издевается надо мной! Неужели трудно просто поддержать! Тоже мне друг штопанный» - нахмурив брови, размышлял Сэм. Он даже хотел ударить высокого парня, но вдали показался Майкл, и желание отпало. В чёрной кожаной куртке, рваных джинсах и белых кроссовках он медленно приближался к парням. Бросив решительный взгляд на друзей, Бёртон скомандовал:

- Идём!

    Пустырь оказывал на Майка странное влияние. Весёлый, общительный в школе, здесь он сразу преображался, становясь молчаливым и странным, очень странным. Странность заключалась в одном - не замечая никого вокруг, Майк постоянно думал о том, как изловить это существо. Каждый день он надеялся, что поймает его, и сегодня  основательно, как никогда, подготовился, вооружившись фонариком, который сразу продемонстрировал.

- Ты крут, чувак, - продолжал острить Джон, пребывавший явно в ударе.

    На пустыре было тихо. Лёгкий ветерок поднимал вверх пылинки, закручивая в небольшие вихри. Временами со школьного двора доносился человеческий голос. Это сторож, как обычно, совершал вечерний обход, разговаривая сам с собой. Насупив нос, рыжий парень с обидой поглядывал на Джона. Ему казалось, что даже сейчас тот издевается над ним, не обращая внимания на рыжего паренька и, делая вид, что ему всё равно. Подойдя к дыре, Майк внимательно посмотрел вниз и, включив фонарик, спрыгнул. Раздался глухой удар, а потом наступила тишина.

- Не тормозите, - раздался из темноты голос Майкла. – Прыгайте уже.

    Сэм приземлился на попу. Ощущая, что сидит на льду, рыжик встал и осмотрелся. Овальные стены, где-то под ногами бегают крысы. «Ну, и вонь» - закрывая нос, проворчал Сэм. Нестерпимый запах шёл из глубины канализации. Впервые за долгое время он улыбнулся, увидел серебряную капсулу, зарытую в снегу.

- Мамочки светы! - затараторил рыжик. – Это что ещё такое???

- Мы сами пока не разобрались, - сдержанно произнёс Майк

- Постойте-ка…

    Сэм начал ходить вокруг капсулы, трогая её поверхность руками. Взяв у Майка фонарик, он заглянул внутрь. Крохотное кожаное кресло было утыкано проводами, а у его основания мигали фиолетовые лампочки. «Да, так просто отсюда не вылезти. Можно легко задушить себя». Он был в полном восторге от неизвестной серебристой штуковины. Не переставая тарахтеть, Сэм Саммерс переходил на свист:

- Это мне напоминает.

- CRYSIS 2! – в один голос закончили мысль парни.

- А вы откуда знаете?

- Тоже играли.

    Мрачный тоннель канализации наполнился громким смехом. Шлёпая по воде ногами, ребята приближались к тонкой линии света. Для Сэма всё казалось необычным, а и подчас нереальным. Чего только стоила капсула с кучей проводов внутри. Он надеялся, что самое интересное впереди, а то бы они уже повернули обратно. Забираясь по ржавой лестнице, Сэм вспомнил про Кармело Энтони и глубоко вздохнул.

    Не теряя времени даром, Майк твёрдым шагом направился к дому. Он помнил про Джона и решил проверить его предположение. Лестница, которая вела на чердак, странным образом исчезла, а окошко было наглухо заперто. «Интересно, куда она могла деться?» - промелькнуло в голове у Майка, но над этим вопросом он не стал ломать голову. Обходя вокруг ветхого старинного дома, он обшаривал каждый угол в поисках вдоха под землю.

- Ребят, сюда! Я нашёл вход, - сбрасывая сухую листву с потайной двери, он радостным голосом звал друзей.

    Для Майкла, отличавшегося изрядной физической силой, открыть эту дверь не составило никакого труда. Со скрипом она легко поддалась и, включив фонарик, Бёртон стал аккуратно спускаться в погреб, из которого веяло сыростью. Его примеру последовал сначала Джон, а потом Сэм. Громкий топот заставил их на минуту остановиться. Потом пошла вторая волна топота, она была сильней и громче первой. С полок начали падать банки, разбиваясь о неровный пол. Топот, звон битого стекла наводили панику на Сэма. Слыша, как бьётся собственное сердце, он закрыл глаза руками и плавно съехал вниз, прижимаясь спиной к пустой полке.

- Что здесь происходил? – испуганным голосом сказал Сэм.

- Ну, всё! Теперь ты никуда не денешься, - довольным голосом произносил Майк, гоняясь за кем – то в темноте.   

    Джонни, стоявший в сторонке, наблюдал за беготнёй Майка. Пристально вглядываясь в темноту, ему хотелось разглядеть то, ради чего они собственно и припёрлись сюда. Неожиданно раздался душераздирающий крик Майка:

- Сэмми, стой смирно! Оно бежит на тебя.

- Ой, мамочки родные, - лепетал рыжик. Ещё чуть – чуть и он упадёт в обморок.

    Топот стоял такой, словно стадо буйволов неслось навстречу Сэму. Вся жизнь мелькнуло перед глазами. Страшные мысли лезли в голову, но рыжий парень не давал им завладеть разумом. В несколько дюймах от него что – то пронеслось. Двери погреба резко открылись, и в глаза ударил яркий дневной свет. Выбираясь на свежий воздух, Майк готовился к встрече с незнакомцем. По дороге он зацепился за гвоздь, торчащий из стены, и выругался. Боясь, что существо могло убежать, он смотрел по сторонам, пока не услышал слабый писклявый голос, доносившийся откуда-то из-под ног.

- Я здесь! – говорило существо.

    Парни посмотрели вниз и увидели маленькое существо около двух футов ростом зелёного цвета. Ярко-красный колпак скрывал белым и пушистым бубоном глубокие морщины, изрезавшие весь лоб. Круглые жёлтые глаза с удивлением смотрели на окружающих. Майк сразу обратил внимание на непропорциональный размер ноги. Ноги, скрытые под столь же  красивыми красными ботинками, что и шапка гостя, вызывали противоречивые чувства. «Не может, чисто физически, живое существо с такой комплекцией носить такие здоровущие ботинки?». Джон подошёл вплотную к существу и спросил:

- Как тебя зовут?

- Я должен спасти!

- Кого спасти?

- Гудман! Миссис Гудман!

    Существо, напоминавшее гнома, начало бегать по пустырю, гоняясь за толстой мухой. Пустырь задрожал, и парни сели на перекапанную землю. Любой шаг этого создания сопровождался необычным землетрясением. Майк, явно разочарованный результатом, наклонился к гному и вкрадчиво задал вопрос:

- Как тебя зовут?

- Тимми! Я Тимми!

    Затем Бёртон подошёл к друзьям, стоявшим словно изваяния, с раскрытыми ртами и задумчиво спросил: «Ну, что будем делать?» Ему пришлось подождать, пока ребята придут в себя и начнут шевелить мозгами. Не успев предложить поселить пока Тимми у Джона, Сэм понял, что лежит на спине, рассматривая бескрайние просторы светло-синих небес.

- Спасти! Спасти! Спасти! – визжал писклявым голосом гном.

    Прыгая на месте, он посылал во все стороны мощные ударные волны. Белый бубон на красной шапке подпрыгивал в такт его движениям, а вокруг красивых сапог поднимались клубы пыли. Видя, что все лежат на земле. Тимми подошёл к Майку и, взирая на него сверху, вращая при этом чёрными и маленькими, как точечки, зрачками, спросил:

- Ну что герой? Идём спасать Гудман?

    После этих слов он поднял правый ботинок высоко вверх и уже собирался его с силой опустить на землю, как услышал подавленный голос Майка:

- Хорошо, хорошо. Завтра же пойдём её спасать. Только, прошу, не горячись!

    Майк был унижен и оскорблён тем, что маленькое хиленькое зелёное существо заставило без особого труда подчинить его себе. Это был удар ниже пояса, которого он не ожидал. «Теперь друзья подумают, что я лузер! Отлично!» - лежа на боку, подводил итоги встречи Бёртон. Он хотел встать, но не хватало сил. Всё тело ныло от необычной боли, отчего складывалось впечатление, что ударная волна их не только сбила с ног, но и забрала все жизненные силы. Подкатившись друг к другу поближе, парни сошлись во мнении, что этот вредный гном должен пожить у Джона так, как у него нет отца, а мать, даже если узнает о присутствии незнакомца, сильно ругать не будет.

 

    Джон не мог понять, почему его подбрасывает на собственной кровати, как баскетбольный мячик, вверх и откуда раздаётся странный грохот. Сквозь сон до него доносился голос матери: «Джон, немедленно прекращай прыгать на кровати среди ночи!» Сообразив, что происходит, Джонни начал обшаривать комнату. Включив дисплей мобилы, он залез под кровать, но там никого не оказалось. В шкафу тоже было пусто. Осматривая тёмные углы комнаты и перебирая возможные варианты, долговязый парень задумался: «Ну, где же ты прячешься противная зелёная рожа?» Чтобы не будить только что уснувшую миссис Ламберт,  Джонни на цыпочках зашёл в ванную. На полу были разбросаны бутылки от шампуней, гелей для душа. Тут же валялся стакан, из которого высыпались зубные щётки. Между ванной и умывальником он увидел чёрное пятнышко, которое вжалось в стену. Это был Тимми. Джону пришлось потрудиться, чтобы отцепить руки топотуна, намертво вцепившегося в ножку ванны. Выковыривая существо из угла, парень услышал много нелицеприятных слов в свой адрес и фразу, которая уже засела в голове: «Спасти! Спасти Гудман!». На часах было три часа ночи, и Джону хотелось спать, но было одна проблема – непослушный гном. «Как же угомонить его и поспать хоть пару часиков?». Мозг, размякший от напряжённой работы, не хотел подбрасывать идею. Расхаживая взад вперёд по комнате, Джон пришёл к мысли, что единственный выход из сложившейся ситуации – это привязать существо к себе. Вытащив из тумбочки верёвку, парень уселся на кровать и стал привязывать гнома к себе. Слизкое тельце вырывалось из рук, а верёвка постоянно сползала вниз. Весь этот цирк приводил Джона в ярость. Замотав гнома в полотенце, принесённое из ванной, и туго привязав его к себе, парень повалился на кровать.

    Всю ночь Джону снились кошмары. Кроме того, пришлось проспать в одной позе, чтобы не задушить весом своего тела неземное существо. Наутро все кости болели, а шея затекла. Не проронив не слова, Джон привязал Тимми к спинке кровати и пошёл умываться. За ночь его лицо изменилось. Под глазами, на лбу, на подбородке появились непонятные пятна синего цвета.

- Ах ты маленькая дрянь! – выругался Джонни, - ну вот как я с таким видном пойду в школу?

    Оказывается, пока он спал, разглядывая кошмары, гном зря времени не терял. Стараясь выбраться из плена, он бил маленькими кулачками Джона по лицу. Наносимые удары напоминали комариные укусы, поэтому парень даже не проснулся. Освободиться Тимми не удалось, зато следы оставил, а теперь что? Просидеть весь день в комнате, пряча опухшее лицо, он не мог. Засыпая на ходу, парень спустился вниз.

    С кухни раздавалось шипение. Миссис Ламберт стояла возле плиты, готовя завтрак.

- Привет, мам!

- Привет, дорогой! А ты почему ещё не оделся?

    Джона всегда поражало свойства матери видеть спиной. Ведь пока он шёл на кухню, она ни разу не повернулась, но, несмотря на это, знала про футболку и шорты, которые сейчас были на нём.

- Неважно себя чувствую.

    Поправив полотенце на плече и сняв фартук, миссис Ламберт подошла к сыну:

- Джон, у тебя уставший вид. Ты плохо спал?

- Снились кошмары.

- А это что? – на лице миссис Ламберт появилась тревога. – Что у тебя с лицом?

- Не знаю.

- Значит так! Сегодня никуда не пойдёшь, а завтра, если эти гематомы не сойдут, вызовем врача.

- Хорошо мам!

    В глубине души Джонни радовался, что не пошёл в школу. Тем самым он избавился от очередной головной боли. Сложно было представить, сколько хлопот и проблем мог принести поход в школу с этим существом. Безусловно, он бы сразу прославился на всю школу, но Джонни был не таким. Не обращая внимания на Тимми, привязанного к кровати, высокий парень посмотрел в окно. Мелкий дождь барабанил по стеклу, наводя тоску.  На другой стороне улице красовалась табличка с надписью «Продаётся». Видимо, никто не спешил заселяться в этот дом. К остановке, расположенной неподалёку, подъехал жёлтый автобус, выпустив густые клубы дыма. Два мальчика лет десяти побежали вслед за ним, поправляя на ходу лямки ранцев. Наблюдая за школьниками, Джонни вспомнил про Сэма, который постоянно опаздывал на автобус. Ему захотелось увидеть друзей, поэтому он набрал номер Майкла и предложил, вечером зайти.

- Мам, - спускаясь по лестнице, говорил Джон

- Что, дорогой?

- Можно ко мне вечером придут друзья?

- Можно, но только ненадолго.

- Спасибо, мам!

 

    Сидя на полу возле кровати, ребята внимательно смотрели на маленькое зелёное существо в больших красных сапогах. В комнате было тихо, а может они просто боялись нарушить тишину глупыми идеями, сказанными вслух.

- Что у тебя с лицом? - начал разговор Бёртон.

- Да сам не знаю. Проснулся, посмотрел в зеркало, а лицо всё разукрашено!

- Это топотун тебя так отделал?

    Хоть при знакомстве зелёный гном в больших сапогах и забавной шапке с бубоном представился, назвавшись Тимми, но парни звали его просто «топотун».

- Скорее всего.

- Может его стоит отвязать? – предложил Сэм. – Всё равно никуда не сбежит.

- Я этого делать не буду! - отрезал Джон.

    Он так намучался с этим созданием за ночь, что хотел поскорей избавиться от него. Прекрасно понимая, что предстоит ещё одна тяжёлая ночь, Джонни печально посмотрел на Майка. Возможно, он ждал оригинальной идеи от лидера их компании, а может просто слов поддержки.

- Да, - начал рассуждать Майкл, - вот что я предлагаю.

    Ребята заворожено посмотрели на своего лидера, томительно ожидая, что он сейчас скажет, при этом каждый подумал о своём. Джонни хотел, чтобы они вернулись на пустырь и засунули этого гнома обратно в погреб. Пусть там своим топотом пугает мышей и разбивает банки с консервацией. Сэму очень хотелось, чтобы Тимми остался с ними, став четвёртым членом из команды. Конечно, он знал, что этого не будет, но верил в лучшее.

- Прежде всего, необходимо выяснить, кто такая миссис Гудман! – загнув палец, скомандовал Майкл, - а потом наведаться к ней в гости!

- Так и сделаем! – просиял Сэм, вставая с пола.

- А вы не задумывались? – задумчивым голосом произнёс Джон, прислонившись к стеклянной дверце шкафа.

- Над чем? – недоумённо посмотрели на него друзья.

- Почему от такого маленького существа столько шума? Как ему удаётся сбивать людей с ног, круша и разбивая всё вокруг?

- Я думаю, всё дело в сапогах! – хладнокровно произнёс Майкл, - лучше давайте проверим?

    Они подошли к Тимми, который мирно спал на кровати, опустив голову на бок. Майк, как самый сильный из их тройки, попробовал снять сапоги, но из этого ничего не вышло. Собрав все силы, он повторил попытку, но тоже безрезультатно.

- Что вы делаете? – заверещал сонным голосом гном. – Живодёры!!!

- Тише, успокойся, - проговорил Сэм.- Мы не хотели тебе причинить вреда.

    Ребята медленно отошли от кровати, смотря, как на ней, запутавшись в одеяле, ворочался гном. Тимми широко улыбнулся, обнажив острые, как у акулы, белые зубы.

- Может, ты нам расскажешь о себе? Откуда прилетел?

- Ничего я вам не скажу, - срываясь на визг, орал гном, - маленькие поганцы!

- Мальчишки, у вас всё в порядке? – постучалась в дверь миссис Ламберт.

- Всё хорошо, мам.

- А что это за странные крики?

- Это из компьютера. Мы фильм смотрим!

    Когда шаги за дверью стихли, Джон подошёл к друзьям:

- Ребят, вам пора. Я собираюсь поспать, как следует, а то прошлой ночью глаз не сомкнул.

- Конечно, - похлопав его по плечу, сказал Майкл. – До завтра.

- Пора, - ворчливо произнёс Сэм, который не хотел расставаться с Тимми.

 

    Вернувшись домой, Сэм, не раздеваясь, подбежал к родителям, смотревшим телевизор, и спросил про миссис Гудман.

- Дорогой, а кто это такая и почему ты про неё спрашиваешь? – засыпала вопросами миссис Саммерс.

- Просто нужно узнать, мам, - не ломая голову над ответом, выпалил Сэм.

- Хорошо, я сейчас позвоню Лоре.

    Лора Хоскинс была самой известной сплетницей в Розвелле. Про таких людей как она, обычно говорили, знает всё и обо всех. Миссис Саммерс уже давно дружила с Лорой. Она активно посещала «общество любителей женских романов», которое каждый понедельник, среду и пятницу собиралось у Лоры дома.

- Это та чокнутая любительница романов Даниэлы Стил? – спросил мистер Саммерс.

- Да она.

- Вот чего я не могу понять, так это того почему ты к ней ходишь каждый божий день? Неужели с мужем тебе неинтересно?

    Только ответа на вопросы, волновавшие отца Сэма, не последовало. Миссис Саммерс была увлечена телефонным разговором с Лорой, поэтому никого и ничего уже не слышала.

- Садись сынок, – грустно произнёс мистер Саммерс. – Мама нескоро освободится. Будем надеяться, что она не забудет, без умолку треща по телефону, про твою просьбу. Да, Кэтлин?

    Сэм сел возле отца, с удовольствием следя за игрой Брюса Виллиса в очередном боевике по телевизору. Он прекрасно знал свою маму и её слабость к телефонным разговорам. Она могла разговаривать по 4 – 5 часов без перерыва, а что самое интересное, спрашивая о чём – то в начале разговора, в конце это что – то у неё вылетало из головы. И неудивительно! Сложно вспомнить, о чём спрашивал четыре часа назад, но Сэм доверял маме и знал, что она не подведёт.   

 

    Это было воскресенье. Ребята собрались возле дома Джона, которому пришлось взять с собой рюкзак, чтобы запихнуть Тимми в него. Не хватало Сэма, который задерживался по непонятным причинам. Майкл был мрачен и собран. Возможно, на него оказывал влияние вовсе не пустырь, а то зелёное существо, которое сейчас пыталось выбраться наружу. «Как же ты меня достал! Сил больше нет терпеть эти выкрутасы. Даже жирдяй Козлински по сравнению с тобой сущий ангел!» - бурчал себе под нос долговязый парень. На соседний улице показался Сэм, топча чужой газон, он нёсся на всех парах к друзьям. Его волосы так и полыхали на солнце.

- Ребзя, ребзя, - тараторил рыжий парень. – Вы не поверите!

    От быстрого бега у Сэма сбилось дыхание, а лицо покраснело. Опустившись на колени, он закрыл глаза, чтобы отдышаться и продолжить говорить. Со стороны это напоминало медитацию.

- Ну что у тебя там? -  начал давить Майкл. – Выкладывай!

- Я знаю, кто такая миссис Гудман!

- Да ты что? – язвил Джонни. – Мы тоже это выяснили.

    Миссис Гудман женщина лет восьмидесяти была одной из подруг Лоры Хоскинс и постоянно посещала заседания её общество. Весёлая и жизнерадостная старушка всегда вдохновенно описывала свои ощущения от прочитанного романа, но в последнее время она перестала появляться в доме у Лоры. Многим не хватало её энергии и задора, но понапрасну волноваться никто не стал. Ведь у стариков свои причуды. Пока об этом Сэму рассказывала мама, Майкл искал по телефонному справочнику людей с фамилией Гудман. К радости, их оказалось всего трое. Фред Гудман, проработавший всю жизнь в школе уборщиком Альфред Гудман садовник из соседнего квартала, переехавший в два года назад в Сильвер Лэйк. И Лиза Гудман, старушка восьмидесяти лет, жива и здорова, проживает сейчас в Розвелле. Вот только Майклу не удалось выяснить, где она живёт.

- Джонни, ну если ты такой умный и всё знаешь, может мне помолчать? – обиженным голосом пролепетал Сэм

- Да, Джон, - встал на защиту рыжика Майкл. – Может, расскажешь нам, что дальше делать, а главное, что с тобой происходит в последнее время? Я только и слышу едкие шутки и непонятную иронию?

- Извините ребят, - покрываясь бурыми пятнами, оправдывался Джон. – Я не знаю, что происходит со мной. Возможно, это существо, сидящее у меня в рюкзаке, вытрепала все нервы. Продолжай Сэм.

- Вы не поверите, но эта бабулька живёт в том самом доме, где мы были на днях!

    Тут рюкзак пришёл в движение, верёвки слегка развязались, и в маленькую щёлку показалась жёлтые глаза:

- Болваны, она меня и закрыла в погребе!!!

- Тогда зачем мы должны её спасать?

- Тимми должен спасти! Спасти миссис Гудман!

- Ну, завёл пластинку.

    «Постойте, - остановил друзей Майкл. – Что – то я не догоняю. Мы который день караулим этот дом, но никакой старушки я там не видел и в помине». Джон, сняв тяжёлый рюкзак со спины, проговорил: «А ведь Майкл прав!»

- Он умеет прятать её! – прозвучал писклявый голос гнома из чёрного рюкзака.

- Кто прячет?

- Спасти Гудман! Спасти миссис Гудман!

- Бесполезно с ним говорить. Глупый гном! – рявкнул Джон.

- Я не гном, а Тимми!

    Пересекая пустырь, который за последние дни стал для них вторым домом, парни направлялись к дыре, обожженная земля вокруг которой уже заняла приличную площадь и продолжала распространяться. В канализации было по - прежнему холодно, а вонь, наполнявшая тоннель, стала практически невыносимой. Лёд таял, и можно было заметить, как под её тонкой кромкой темнеет вода. Проходя мимо капсулы, ребят остановил пронзительный крик топотуна, напоминавший ультразвук:

- Стойте! – на секунду стало тихо, а потом воздух наполнился отборными ругательствами и причитаниями гнома. – Кто разбил мой мегатрон?

- Чего, чего? – удивлённо спросил Сэм

- Так вот как эта серебристая штуковина называется, – задумчиво почёсывая подбородок, говорил Майк, - мегатрон!

- Идиоты, кто разбил защитное стекло? – не унимался Тимми.

- Да никто его не трогал! Угомонись.

- Какие же вы идиоты! – сокрушалось зелёное существо с тёмно–жёлтыми глазами. -Хорошо, что у меня в салоне осталось запасное, как знал, что свяжусь с подобными болванами. 

- Ещё раз нас обзовёшь, и никакой миссис Гудман уже не понадобится твоя помощь. – грозно сказал Майкл Бёртон.

    Когда они приблизились к дому, уже стемнело. Покосившаяся дверь, раскачиваясь из стороны в сторону, приглашала друзей пройти внутрь. Окошко чердака снова было открыто, а массивная лестница стояла на прежнем месте. «Что за чертовщина! – не выдержал Майк. – Ведь вчера её не было, да и окошко было заперто!»

- Он любит играть с предметами!

- Кто он??? – заорал Джон

- Сами всё увидите, - философствовал Тимми из рюкзака, как Диоген из бочки.

    В доме были чисто. Люстра, которая на днях разбилась, куда – то исчезла, а вместе с ней и свечки. Гном ёрзал в рюкзаке и не давал Джону спокойно идти:

- Может, уже выпустишь меня, медлительная каланча?

    Трясясь от злости, Джон развязал верёвки и отпустил Тимми. Прыжок зелёного существа на пол стал для ребят настоящим испытанием, чтобы не упасть от лёгкого землетрясения и больно не удариться о предметы интерьера, Майкл схватился двумя руками на дверную ручку, а парни схватились за Майкла, Сэм слева, а Джонни справа.

- Стойте здесь, а я пойду в комнату, - сказал Тимми, направляясь в комнату, - и лучше держитесь покрепче, а то мало ли!

    Гном в последний раз повернулся, чтобы посмотреть на своих спасителей, и широко улыбнулся. Острые белые зубы сверкали в полумраке коридора, как и тёмно – жёлтые глаза. Остановившись в центре комнаты, он произнёс:

- Отпусти её! Пришёл конец твоим играм!

    Забавно было наблюдать за маленьким гномиком, который разговаривал сам с собой так, как в комнате больше никого не было. Неприметная лампочка, висевшая под самым потолком, слабо освещала помещение.

- Гринч, лучше не зли меня! Выходи!

    Вдруг из воздуха возникла пожилая женщина. Видимо это была та самая любительница любовных романов миссис Гудман, которая пропала на днях. До смерти перепуганная старушка, семеня костлявыми ножками и опираясь на клюку, пятилась назад. Её белые, как первый снег, волосы закрывали лицо.

- Опять ты всё испортил! – раздался неизвестный голос. – Только я начинаю веселиться, как появляешься ты и всё портишь, Тимми!

    В ярдах трёх от старушки появилось маленькое существо. Его можно с лёгкостью было назвать родственником зелёного гнома, если бы не ряд отличий. В синей шапке с красным бубоном это существо противного серого цвета не имело больший сапог ярко – красного цвета, но вместо них у него были большие руки в синих перчатках, чем – то напоминавших боксёрские. Сделав несколько шагов навстречу Тимми и сверкнув синими глазами, «Большерук» произнёс:

- Ну, что приступим! – и громко хлопнул в ладоши.

    Ударная волна, невиданной доселе мощности разнесла моментально по дому, уничтожая всё на своём пути. Дверь, за которую держались парни, задрожала, но сдержала напор. Бедная старушка отлетела назад, правда клюка, с помощью которой она успела в последнюю секунду ухватиться на спинку кровати, спасла её от мощного удара об стенку и неминуемой смерти.

    Тимми высоко подпрыгнул и опустился на пол прямо возле серого существа. Тот слетел с ног, раскинув руки и ноги в стороны. Воспользовавшись моментом, зелёный гном начал бегать вокруг своего давнего врага. С каждым кругом, разгоняясь всё сильней, он образовывал вихрь в виде кольца, не давая серому существу снова ударить в ладоши. Продолжая наматывать круги,  топотун поднял густой столб пыли. Вскоре внутри кольца начали сверкать молнии. Ребята, следившие за происходящим, не могли поверить собственным глазам. Не делая передышек, Тимми продолжал свой победный бег. На смену молниям пришёл фиолетовый шар. Точно такой видел ночью Майк. С каждой секундой шар рос, становясь больше. Потом раздался громкий хлопок столь мощный, что дверь, в которую вцепились ребята, заскрипела и с треском вылетела на улицу вместе с ними.

    Когда ребята пришли  в себя, всё утихло. Дверь раскачивалась, как ни в чём не бывало, из стороны в сторону, зазывая гостей, а  зелёный гном Тимми, возвращаясь к своему мегатрону, успел оставить о себе воспоминание в виде одного, разрушенного до основания дома, стоявшего возле школы, и нескольких поваленных деревьев в тенистом саду! И только старушка умиротворённо сидела на единственной ступеньке, наблюдая за тем, как в воздух взлетела серебристая штуковина и пропала в небесах!

 

Рейтинг: 0 452 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!