Свадьба

   Дима проснулся спозаранку, но не от того, что любил свежее, прохладное, бодрое утро, а от того, что во рту у него было сухо, в голове шумело, а на ногах были не первой свежести ботинки. "Вчера был какой-то праздник", - сразу же решил он, потому что давно не замечал за собой ничего подобного. Думая лишь о том, есть ли у него чем опохмелиться, он поднял трещавшую голову с подушки и, протерев как следует глаза, увидел нечто. Это самое нечто вольготно раскинулось в кресле, мило посапывая. Кроме того, на невесть откуда появившемся живом объекте было белое платье и фата. Диме стало не по себе, так как даже с перепоя он понял, что это девушка. Но почему она в кресле? И почему в белом платье? Загадка, и притом не из легких.

   Сопоставлять факты ему было пока тяжеловато. Как мог тихо, он отправился на кухню. Там в недрах холодильника он нашел банку с мутным рассолом, в котором плавал одинокий огурец. Подкрепив измученный организм, Дима сел в позу Мыслителя. В голове проснулось несколько здравых идей, как то: "Если эта девушка в кресле, значит, она тоже была здорово пьяна... Хм, или я был чертовски негалантен. Но все осложняется тем, что она в белом платье. Что бы это могло значить?.. Она в фате, как невеста. О боже, я вчера на ней женился!" Это открытие было страшным, но неизбежным. Диме стало еще более не по себе. Он всегда себя чувствовал свободным, как ветер, и ни на что этого не желал менять. А тут вдруг - свадьба... О чем он вообще думал?! Дима вопрошал об это память, но она молчала, как партизан. Для верности он решил сходить в спальню (она же гостиная, рабочий кабинет и - иногда - танцпол), чтобы еще раз взглянуть на собственную жену.

   Она все так же безмятежно спала, не ведая, что ее муженька мучают сомнения. У нее был загорелая кожа, так приятно контрастирующая со свадебным платьем, длинные каштановые локоны и вполне стройная фигурка. Дима пришел к выводу, что, по крайней мере, жена у него симпатичная. Но этого было мало, чтобы связать себя с ней узами Гименея... А может, здесь какая-то ошибка? Да не должно быть. Вон и отдаленное подобие фрака возле кровати валяется, а рядом с ним - белый искусственный цветок. Все точно. А может, позвонить кому-нибудь из друзей, уточнить обстоятельства? О как только Дима представил себе, как над ним будут немилосердно ржать, охота советоваться пропала... Тут девушка в кресле шевельнулась, постаралась устроиться поудобнее и внезапно потянулась, не открывая пока глаз. Диму обуял страх: он не помнил даже, как ее зовут. И пока она его не увидела, поспешил ретироваться на кухню. Там он поставил на плиту чайник и сел с нарочитой небрежностью на табуретку.

   Молодая жена не замедлила тоже появиться на кухне.

   - Привет! - промурлыкала она и села напротив Димы. Он сразу разглядел, что у нее серо-зеленоватые глаза. Она смотрела на него с теплотой и некоторой иронией. Он тоже поспешил поздороваться, но на кухне она не осталась.

   - Пойду наконец-то приму душ. Приготовь что-нибудь на завтрак, пожалуйста, а то я такая голодная, - произнесла она, направляясь в ванную. Оттуда вскоре послышался звук падающей воды.

   Дима достал пачку пельменей из морозилки и поставил кипятиться воду. Что еще он мог приготовить в это утро, и без того полное проблем? Кроме того, ему нужно было время. Он бросился в комнату и принялся рыться в ящиках, надеясь найти фотографию жены с дарственной надписью. Там же должно быть ее имя! Но он ничего не нашел. Самое время было впадать в отчаяние. Хотя... Может быть, просто как-нибудь ласково назвать ее? Ну, кисой, там, или рыбкой. Иначе вполне можно умереть от той иронии, которая явственно читалась в ее взгляде. Наверное, она догадывается, что у него напрочь отшибло память.

   - Димочка, вода кипит! - крикнула с кухни жена. - Я запущу пельмени?

   - Да, киса моя, конечно! Я сейчас приду. Вот только... Кровать застелю.

   Дима действительно пригладил покрывало, собираясь с мыслями. В конце концов, ему нечего бояться! Кто хозяин в доме?! Господи, только это был он...

   А тем временем жена уже накрыла на стол. Дима побрел завтракать с таким же воодушевлением, с каким, вероятно, шел бы на эшафот. Но плохое настроение у него улетучилось, едва он увидел на ее лице добрую улыбку. Нет, она определенно ни о чем не догадывалась! Это открытие несказанно обрадовало Диму, и он весело произнес:

   - Да, славно вчера погуляли! Свадьба, как-никак...

   - Неплохо, но я не очень-то люблю кафе, где много людей. Вот у меня в городке...

   Она принялась рассказывать что-то забавное, он к ней присоединился и... забыл все свои страхи. Его жена оказалась интересной собеседницей, с ней было легко, она была очень чуткой... Иногда в ней сквозила детская непосредственность, и тогда она заливисто смеялась, пряча лицо и поглядывая на Диму сквозь пальцы. Всего полчаса - и он был по уши влюблен в свою жену, не представлял своей жизни без нее. Да! Он понял теперь, почему рискнул жениться. Ему хотелось прижать ее к себе, поцеловать и всю жизнь провести на кухне за холостяцким, по сути, завтраком. Он обязательно вспомнит, как ее зовут, он обязательно вспомнит все...

   Телефонный звонок прервал их разговор. Дима пошел в комнату и взял трубку. Там слышался хрипловатый с похмелья голос Сереги - его лучшего друга:

   - Димка, как жизнь? Как ты после вчерашнего?

   - Ничего, - сдержанно ответил тот.

   - Я вот чего звоню-то... Ну, как тебе сказать... В общем, ты вчера на свадьбе у меня был, помнишь?

   - Чего?! - ошалело переспросил Дима, не желая верить своим ушам.

   - Я женился вчера, забыл? Видать, тебе совсем тяжело! Ты же еще свидетелем был! - голос Сереги становился все настойчивей.

   - Ну?

   - Так вот - ты, это, еще мою Лерку там не обнаружил? Я всех обзвонил уже, они говорят, что ее, наверное, у тебя оставили вчера по пьяни. Прикол такой - просыпаюсь с утра, во рту будто табун коней ночевал, а супруги рядом нету! Прям первый раз со мной такое, Диман. Ну так что, у тебя она? Или ты не видел ее еще? Только что проснулся, что ли?

   Дима потерял дар речи. В дверях появилась Лера (по всей видимости, ее звали так). Она жестами давала ему понять, что хочет срочно переговорить.

   - Серега, я перезвоню, - выдохнул он и повесил трубку, не давая другу ответить.

   - Не отдавай меня ему, пожалуйста! - взмолилась девушка.

   - Так ты все помнишь?! Почему же тогда сразу не сказала?

   Она молчала, а он в это время ясно представил себе, как все было. Вчера он действительно был свидетелем на Серегиной свадьбе. Он впервые видел невесту - она была приезжая. Она понравилась ему, как может нравиться девушка лучшего друга. Он произносил тосты в ее честь. За всем столом они одни были более-менее трезвые. Поболтали... А потом проснулся жених и заставил Диму выпить еще, затем еще и еще. Видимо, далеко за полночь всех развезли по домам. До квартиры Диму, как водится, провожали всей компанией. Ну, и, вероятно, случайно забыли у него невесту. И все бы ничего, если бы она утром первым делом потребовала, чтобы ее отвезли к мужу, или если бы она ничего не помнила, как и он сам, и по догадке приняла его за мужа. Но она, как оказалось, была в твердой памяти. Так почему же она так поступила?

   Лера заговорила не скоро. Боясь, что Дима ее не поймет, она долго собиралась с духом, и наконец сказала:

   - Когда я согласилась выйти замуж за Сережу, я считала его своей половинкой. Но на свадьбе... Нельзя вести себя так! Он напился, клеился к каким-то девушкам, а потом вообще абсурд - забыл меня здесь, и это - в первую брачную ночь! Я сначала подумала, что это шутка такая, но прошло десять минут, полчаса, а он все не возвращался. Что мне было делать?! И я осталась, чтобы посмотреть, что будет дальше. А сегодня утром было так забавно - ты ведь меня за свою жену принял, правда? Ты мне понравился еще вчера, и я решила немного подыграть. Ты извини, если что не так... Я сейчас уйду, пожалуй.

   - Куда ты пойдешь? - чуть слышно прошептал Дима. Он вдруг понял - он не может отпустить ее, эту частичку счастья, случайно, волей судьбы, оказавшуюся рядом.

   - Ну уж не к мужу, конечно. Поеду к маме.

   - Не уезжай! - вдруг прорезавшимся голосом попросил Дима. - Останься, Лерочка! Я не обещаю тебе ничего, не прошу твоей руки... Просто - останься!

  

   Через полгода Дима проснулся от ощущения счастья, переполнявшего его. Он повернулся на бок и увидел мирно посапывающую девушку, в помятой прическе которой застрял белый цветочек. "Я женился!", - пронеслось у него в голове. Дима даже поежился от удовольствия и тихонько, чтобы не разбудить Леру, поцеловал ее в щечку и обнял жену нежно-нежно...

© Copyright: Лариса Барабанова, 2012

Регистрационный номер №0062230

от 13 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0062230 выдан для произведения:

   Дима проснулся спозаранку, но не от того, что любил свежее, прохладное, бодрое утро, а от того, что во рту у него было сухо, в голове шумело, а на ногах были не первой свежести ботинки. "Вчера был какой-то праздник", - сразу же решил он, потому что давно не замечал за собой ничего подобного. Думая лишь о том, есть ли у него чем опохмелиться, он поднял трещавшую голову с подушки и, протерев как следует глаза, увидел нечто. Это самое нечто вольготно раскинулось в кресле, мило посапывая. Кроме того, на невесть откуда появившемся живом объекте было белое платье и фата. Диме стало не по себе, так как даже с перепоя он понял, что это девушка. Но почему она в кресле? И почему в белом платье? Загадка, и притом не из легких.

   Сопоставлять факты ему было пока тяжеловато. Как мог тихо, он отправился на кухню. Там в недрах холодильника он нашел банку с мутным рассолом, в котором плавал одинокий огурец. Подкрепив измученный организм, Дима сел в позу Мыслителя. В голове проснулось несколько здравых идей, как то: "Если эта девушка в кресле, значит, она тоже была здорово пьяна... Хм, или я был чертовски негалантен. Но все осложняется тем, что она в белом платье. Что бы это могло значить?.. Она в фате, как невеста. О боже, я вчера на ней женился!" Это открытие было страшным, но неизбежным. Диме стало еще более не по себе. Он всегда себя чувствовал свободным, как ветер, и ни на что этого не желал менять. А тут вдруг - свадьба... О чем он вообще думал?! Дима вопрошал об это память, но она молчала, как партизан. Для верности он решил сходить в спальню (она же гостиная, рабочий кабинет и - иногда - танцпол), чтобы еще раз взглянуть на собственную жену.

   Она все так же безмятежно спала, не ведая, что ее муженька мучают сомнения. У нее был загорелая кожа, так приятно контрастирующая со свадебным платьем, длинные каштановые локоны и вполне стройная фигурка. Дима пришел к выводу, что, по крайней мере, жена у него симпатичная. Но этого было мало, чтобы связать себя с ней узами Гименея... А может, здесь какая-то ошибка? Да не должно быть. Вон и отдаленное подобие фрака возле кровати валяется, а рядом с ним - белый искусственный цветок. Все точно. А может, позвонить кому-нибудь из друзей, уточнить обстоятельства? О как только Дима представил себе, как над ним будут немилосердно ржать, охота советоваться пропала... Тут девушка в кресле шевельнулась, постаралась устроиться поудобнее и внезапно потянулась, не открывая пока глаз. Диму обуял страх: он не помнил даже, как ее зовут. И пока она его не увидела, поспешил ретироваться на кухню. Там он поставил на плиту чайник и сел с нарочитой небрежностью на табуретку.

   Молодая жена не замедлила тоже появиться на кухне.

   - Привет! - промурлыкала она и села напротив Димы. Он сразу разглядел, что у нее серо-зеленоватые глаза. Она смотрела на него с теплотой и некоторой иронией. Он тоже поспешил поздороваться, но на кухне она не осталась.

   - Пойду наконец-то приму душ. Приготовь что-нибудь на завтрак, пожалуйста, а то я такая голодная, - произнесла она, направляясь в ванную. Оттуда вскоре послышался звук падающей воды.

   Дима достал пачку пельменей из морозилки и поставил кипятиться воду. Что еще он мог приготовить в это утро, и без того полное проблем? Кроме того, ему нужно было время. Он бросился в комнату и принялся рыться в ящиках, надеясь найти фотографию жены с дарственной надписью. Там же должно быть ее имя! Но он ничего не нашел. Самое время было впадать в отчаяние. Хотя... Может быть, просто как-нибудь ласково назвать ее? Ну, кисой, там, или рыбкой. Иначе вполне можно умереть от той иронии, которая явственно читалась в ее взгляде. Наверное, она догадывается, что у него напрочь отшибло память.

   - Димочка, вода кипит! - крикнула с кухни жена. - Я запущу пельмени?

   - Да, киса моя, конечно! Я сейчас приду. Вот только... Кровать застелю.

   Дима действительно пригладил покрывало, собираясь с мыслями. В конце концов, ему нечего бояться! Кто хозяин в доме?! Господи, только это был он...

   А тем временем жена уже накрыла на стол. Дима побрел завтракать с таким же воодушевлением, с каким, вероятно, шел бы на эшафот. Но плохое настроение у него улетучилось, едва он увидел на ее лице добрую улыбку. Нет, она определенно ни о чем не догадывалась! Это открытие несказанно обрадовало Диму, и он весело произнес:

   - Да, славно вчера погуляли! Свадьба, как-никак...

   - Неплохо, но я не очень-то люблю кафе, где много людей. Вот у меня в городке...

   Она принялась рассказывать что-то забавное, он к ней присоединился и... забыл все свои страхи. Его жена оказалась интересной собеседницей, с ней было легко, она была очень чуткой... Иногда в ней сквозила детская непосредственность, и тогда она заливисто смеялась, пряча лицо и поглядывая на Диму сквозь пальцы. Всего полчаса - и он был по уши влюблен в свою жену, не представлял своей жизни без нее. Да! Он понял теперь, почему рискнул жениться. Ему хотелось прижать ее к себе, поцеловать и всю жизнь провести на кухне за холостяцким, по сути, завтраком. Он обязательно вспомнит, как ее зовут, он обязательно вспомнит все...

   Телефонный звонок прервал их разговор. Дима пошел в комнату и взял трубку. Там слышался хрипловатый с похмелья голос Сереги - его лучшего друга:

   - Димка, как жизнь? Как ты после вчерашнего?

   - Ничего, - сдержанно ответил тот.

   - Я вот чего звоню-то... Ну, как тебе сказать... В общем, ты вчера на свадьбе у меня был, помнишь?

   - Чего?! - ошалело переспросил Дима, не желая верить своим ушам.

   - Я женился вчера, забыл? Видать, тебе совсем тяжело! Ты же еще свидетелем был! - голос Сереги становился все настойчивей.

   - Ну?

   - Так вот - ты, это, еще мою Лерку там не обнаружил? Я всех обзвонил уже, они говорят, что ее, наверное, у тебя оставили вчера по пьяни. Прикол такой - просыпаюсь с утра, во рту будто табун коней ночевал, а супруги рядом нету! Прям первый раз со мной такое, Диман. Ну так что, у тебя она? Или ты не видел ее еще? Только что проснулся, что ли?

   Дима потерял дар речи. В дверях появилась Лера (по всей видимости, ее звали так). Она жестами давала ему понять, что хочет срочно переговорить.

   - Серега, я перезвоню, - выдохнул он и повесил трубку, не давая другу ответить.

   - Не отдавай меня ему, пожалуйста! - взмолилась девушка.

   - Так ты все помнишь?! Почему же тогда сразу не сказала?

   Она молчала, а он в это время ясно представил себе, как все было. Вчера он действительно был свидетелем на Серегиной свадьбе. Он впервые видел невесту - она была приезжая. Она понравилась ему, как может нравиться девушка лучшего друга. Он произносил тосты в ее честь. За всем столом они одни были более-менее трезвые. Поболтали... А потом проснулся жених и заставил Диму выпить еще, затем еще и еще. Видимо, далеко за полночь всех развезли по домам. До квартиры Диму, как водится, провожали всей компанией. Ну, и, вероятно, случайно забыли у него невесту. И все бы ничего, если бы она утром первым делом потребовала, чтобы ее отвезли к мужу, или если бы она ничего не помнила, как и он сам, и по догадке приняла его за мужа. Но она, как оказалось, была в твердой памяти. Так почему же она так поступила?

   Лера заговорила не скоро. Боясь, что Дима ее не поймет, она долго собиралась с духом, и наконец сказала:

   - Когда я согласилась выйти замуж за Сережу, я считала его своей половинкой. Но на свадьбе... Нельзя вести себя так! Он напился, клеился к каким-то девушкам, а потом вообще абсурд - забыл меня здесь, и это - в первую брачную ночь! Я сначала подумала, что это шутка такая, но прошло десять минут, полчаса, а он все не возвращался. Что мне было делать?! И я осталась, чтобы посмотреть, что будет дальше. А сегодня утром было так забавно - ты ведь меня за свою жену принял, правда? Ты мне понравился еще вчера, и я решила немного подыграть. Ты извини, если что не так... Я сейчас уйду, пожалуй.

   - Куда ты пойдешь? - чуть слышно прошептал Дима. Он вдруг понял - он не может отпустить ее, эту частичку счастья, случайно, волей судьбы, оказавшуюся рядом.

   - Ну уж не к мужу, конечно. Поеду к маме.

   - Не уезжай! - вдруг прорезавшимся голосом попросил Дима. - Останься, Лерочка! Я не обещаю тебе ничего, не прошу твоей руки... Просто - останься!

  

   Через полгода Дима проснулся от ощущения счастья, переполнявшего его. Он повернулся на бок и увидел мирно посапывающую девушку, в помятой прическе которой застрял белый цветочек. "Я женился!", - пронеслось у него в голове. Дима даже поежился от удовольствия и тихонько, чтобы не разбудить Леру, поцеловал ее в щечку и обнял жену нежно-нежно...

Рейтинг: +2 324 просмотра
Комментарии (2)
Марочка # 28 июля 2012 в 10:16 0
Какая прелестьь эта " частичка счастья, случайно, волей судьбы, оказавшаяся рядом" !! lubov5
Анна Магасумова # 25 января 2013 в 12:11 0
Действительно, такая прелесть!
Вот ведь как бывает. Как в песне: а вчера приехал я на свадьбу к другу...Я невесте глянул в глаза, не помню, по-моему пел Боярский.