Стервятники

5 мая 2014 - Серов Владимир

- Весной хорошо! – сказал  сержант Сидоров, щурясь на яркое весеннее солнышко.

- Хорошо-то, хорошо, но грязно! Сапоги не отмоешь! – заметил рядовой Краюхин.

Третий, молодой, худощавый солдатик в круглых очках на вытянутом лице с веснушками, молчал, внимательно слушая разговор бывалых людей, подслеповато посматривая то на одного, то на другого.

- Лучше грязь месить, чем мерзлоту долбить! Иль забыл уже?!

 

Тут Сидоров заметил внимание молодого и сказал, обращаясь к нему.

- Ты по первому разу тута. Слухай нас, мы тебя плохому не научим.

Вот, к примеру, чем хорошо весной?! Она, хоть и грязь, а всё одно – земля.  Её ни долбить, ни ковырять ледышкой не надо, оттаяла потому что. Знай себе, собирай урожай! Вон их сколько нащёлкано!

 

Троица сидела на бруствере окопа, на вершине холма, с  той стороны, где  солнце и ветер уже просушили землю.

Отсюда всё хорошо просматривалось.

Метрах в пятистах внизу, у подножья склона, была видна ломаная линия немецких окопов, почти разрушенная огнём артиллерии, с торчащими брёвнами провалившихся крыш блиндажей, обрывками спутанной «колючки» на разбитых кольях и чёрными воронками от разрывов снарядов и мин.

Воронками был усыпан и сам склон холма.  Кроме того, по нему там и тут были разбросаны тёмные кучки. Иногда возле них что-то блестело.

- Это… тру...трупы!? – заикаясь,  вымолвил очкарик.

- Ага! Немцы! Ты чё, не понял, куда попал?! Своих-то мы вовремя забирали. А немцам не давали.  Они ночью пытался раза три организовать уборку! Да, где там! Наши их, как перепёлок, шлёпали…  А когда в наступление пошли, тут  уже не до них было! Так и остались на поле.

Солдатик с ужасом смотрел на улыбающегося сержанта.

- Да ты не боись! –  Он по-своему истолковал выражение лица молодого. – Заразы нет! Они ж, как в холодильнике лежали! Вот нас и послали их убрать, пока разложение не началось!  Весна же!

- Так мы их закапывать будем!?

- Чудак-человек! – вмешался Краюхин. – Не в кучу ж их складывать?!  Тебе ж говорят – гигиена!

- А как же… Их же тащить надо! – недоумевал очкарик.

- Если с головой за дело браться, то не так уж всё плохо!  - начал объяснять сержант. – Верёвку петлёй, фрица за ноги и айда-пошёл! До ямы! Яму сделаем из блиндажа, что поглубже да побольше! Потом зароем и вся недолгА! Тут другое погано! Надо у них документы забрать, потому обшаривать придётся!

Молодого от такой перспективы, аж, передёрнуло.

- Да, не дёргайся ты так, чудак-человек! – засмеялся Краюхин. – Нам же лучше! Немцы – народ запасливый! И рыжьё попадается, и серебро… Опять же – кольца! Ну, по мелочи там – часы, зажигалки, портсигары, ножики, бритвы, медальоны, фляжки… Бывают и со шнапсом!

- А кольца… как же!?

- Так ножом пальчик чик! И всё! – Опять хохотнул ветеран погребальной команды. – Ты пойми, дурья башка, как тебе повезло!  Что в окопе грязь, что тут – одинаково!  Они там под пулями сидят, а мы тут на солнышке греемся – сыт, пьян и нос в табаке! Золотишко-серебришко в обозе у интендантов сменяем – хоть на деньги, хоть на жратву! А мелочишка сама разойдётся. Зажигалку  на банку тушёнки меняют.  За хороший нож можно водки взять – жуть скока! Главное, нос не вороти и ушами не хлопай!

- Ну, хватит разговоры разговаривать! Оботрётся – сам поймёт. Солнышко уже высоко. Пошли работать! – скомандовал сержант.

 

Она поднялись, взяли лом,  лопаты и моток толстой верёвки и стали спускаться по склону холма. 

От земли шло мощное испарение, в котором уже угадывался запах смерти.

© Copyright: Серов Владимир, 2014

Регистрационный номер №0213116

от 5 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0213116 выдан для произведения:

- Весной хорошо! – сказал  сержант Сидоров, щурясь на яркое весеннее солнышко.

- Хорошо-то, хорошо, но грязно! Сапоги не отмоешь! – заметил рядовой Краюхин.

Третий, молодой, худощавый солдатик в круглых очках на вытянутом лице с веснушками, молчал, внимательно слушая разговор бывалых людей, подслеповато посматривая то на одного, то на другого.

- Лучше грязь месить, чем мерзлоту долбить! Иль забыл уже?!

 

Тут Сидоров заметил внимание молодого и сказал, обращаясь к нему.

- Ты по первому разу тута. Слухай нас, мы тебя плохому не научим.

Вот, к примеру, чем хорошо весной?! Она, хоть и грязь, а всё одно – земля.  Её ни долбить, ни ковырять ледышкой не надо, оттаяла потому что. Знай себе, собирай урожай! Вон их сколько нащёлкано!

 

Троица сидела на бруствере окопа, на вершине холма, с  той стороны, где  солнце и ветер уже просушили землю.

Отсюда всё хорошо просматривалось.

Метрах в пятистах внизу, у подножья склона, была видна ломаная линия немецких окопов, почти разрушенная огнём артиллерии, с торчащими брёвнами провалившихся крыш блиндажей, обрывками спутанной «колючки» на разбитых кольях и чёрными воронками от разрывов снарядов и мин.

Воронками был усыпан и сам склон холма.  Кроме того, по нему там и тут были разбросаны тёмные кучки. Иногда возле них что-то блестело.

- Это… тру...трупы!? – заикаясь,  вымолвил очкарик.

- Ага! Немцы! Ты чё, не понял, куда попал?! Своих-то мы вовремя забирали. А немцам не давали.  Они ночью пытался раза три организовать уборку! Да, где там! Наши их, как перепёлок, шлёпали…  А когда в наступление пошли, тут  уже не до них было! Так и остались на поле.

Солдатик с ужасом смотрел на улыбающегося сержанта.

- Да ты не боись! –  Он по-своему истолковал выражение лица молодого. – Заразы нет! Они ж, как в холодильнике лежали! Вот нас и послали их убрать, пока разложение не началось!  Весна же!

- Так мы их закапывать будем!?

- Чудак-человек! – вмешался Краюхин. – Не в кучу ж их складывать?!  Тебе ж говорят – гигиена!

- А как же… Их же тащить надо! – недоумевал очкарик.

- Если с головой за дело браться, то не так уж всё плохо!  - начал объяснять сержант. – Верёвку петлёй, фрица за ноги и айда-пошёл! До ямы! Яму сделаем из блиндажа, что поглубже да побольше! Потом зароем и вся недолгА! Тут другое погано! Надо у них документы забрать, потому обшаривать придётся!

Молодого от такой перспективы, аж, передёрнуло.

- Да, не дёргайся ты так, чудак-человек! – засмеялся Краюхин. – Нам же лучше! Немцы – народ запасливый! И рыжьё попадается, и серебро… Опять же – кольца! Ну, по мелочи там – часы, зажигалки, портсигары, ножики, бритвы, медальоны, фляжки… Бывают и со шнапсом!

- А кольца… как же!?

- Так ножом пальчик чик! И всё! – Опять хохотнул ветеран погребальной команды. – Ты пойми, дурья башка, как тебе повезло!  Что в окопе грязь, что тут – одинаково!  Они там под пулями сидят, а мы тут на солнышке греемся – сыт, пьян и нос в табаке! Золотишко-серебришко в обозе у интендантов сменяем – хоть на деньги, хоть на жратву! А мелочишка сама разойдётся. Зажигалку  на банку тушёнки меняют.  За хороший нож можно водки взять – жуть скока! Главное, нос не вороти и ушами не хлопай!

- Ну, хватит разговоры разговаривать! Оботрётся – сам поймёт. Солнышко уже высоко. Пошли работать! – скомандовал сержант.

 

Она поднялись, взяли лом,  лопаты и моток толстой верёвки и стали спускаться по склону холма. 

От земли шло мощное испарение, в котором уже угадывался запах смерти.

Рейтинг: +2 246 просмотров
Комментарии (2)
Виктор Винниченко # 5 мая 2014 в 18:40 +1
Сразил насмерть! Мне очень понравился рассказ. voenpulem
Серов Владимир # 6 мая 2014 в 09:07 0
Кому война, а кому мать родна! Отец говорил - "похоронщиков" можно было расстреливать прям на месте. Очень их не любили.
Спасибо! c0137 С наступающим Днём Великой победы! 9may