ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Совсем не новогодняя история

 

Совсем не новогодняя история

29 января 2012 - Татьяна Гольдберг

И в суете тебя сняли с креста,
И воскресенья не будет.
(Б.Ш.Окуджава)

Вот вы, люди, очень любите Новый год, а для меня это самый горький день в году. Ничего хорошего я от него не жду. Мне в этот праздник ничего не приносят, подарков не дарят. Это ёлка становится тогда подарком, который надо украсить, повесить на него шарики, бумажки, ещё что-то непонятное. Десять дней крутитесь вокруг, иголочки сдуваете, а потом… на кладбище деревце выбрасываете. Вы удивитесь, что я об этом знаю. Старая ёлка- сплетница, та, что растёт на опушке леса, у входа в город, сказала через десять дней после того, как маму срубили, что видела, как какая-то семья выбросила её в мусорную кучу. Её ещё другие деревья спросили, как она узнала. А она ответила, что даже в таком грустном виде была у неё потрясающая стать. Это и отличало мою маму. Правда, моя семья рассердилась на неё. Всем и так тяжело было, так зачем о таком говорить, да ещё в присутствии малышей. Мой брат, Ёлк, даже сказал отцу: "Па, дай я с ней поговорю, пусть замолчит уже!" Только папа не согласился: нехорошо в лесу скандал затевать.

Ах, да, забыла представиться, Ёлка зелёная, обыкновенная. Не удивляйтесь, что я говорить умею. В нашем лесу все ёлки разговаривают, только не все нас слышат. Умеют это лишь дети и те, кто сохранил в себе детство. Правда, до этого Нового года я таких не видела.
Я родилась в этом лесу, в большой еловой семье. У меня были мама, папа, брат и две сестрички. Мы жили очень дружно и весело, но вот однажды пришли люди и забрали папу. На мои расспросы мама ничего не ответила, только вздохнула. А через год в тот же день (я уже подросла и различала дни и времена года) исчезла и она. Тогда старший брат и рассказал мне про Новый год, что люди за несколько дней до него приходят в лес и выбирают, а потом срубают ёлочку для дома. Я не поняла ни тогда, ни теперь, зачем нужно обязательно убивать нас, ведь наверняка есть искусственные, пусть и не такие красивые. Та старая сплетница рассказала, что видела, как какая-то бедно одетая старушка несла не живую, а искусственную ёлку. Она была совсем некрасивая, не как мы, даже цвет у неё был не такой.
Только с каждым годом мне становилось всё больней и тяжелее: через год после мамы ушёл мой братик, Ёлк, потом сестрички Елюшка и Елуша. Я осталась совсем одна. Было мне темно, страшно и одиноко. Где-то вдали стояли какие-то другие ёлки, но я не знала их. Родители никогда не разрешали нам общаться с посторонними. Уйти из леса я тоже не могла: ведь это был мой дом, я выросла в нём, играла со своими сестричками, здесь засыпала под колыбельные мамы. Пришла ночь. Мне было страшно, одиноко и холодно. И тогда я вспомнила мамочку, советовавшую мне согреться в тот вечер, когда её не стало, просто закрыться всеми веточками, натянуть на себя одеяльце из снега и заснуть. Так я и сделала. А после этого каждый вечер я убаюкивала себя сама, и мне становилось немного легче.
Прошёл целый год. Я очень боялась Нового года и молилась всем лесным богам, чтобы этот день никогда не наступил. Но даже когда вы чего-то очень не хотите, это что-то всё равно приходит, правда?
Был обычный тихий зимний день. Такой же, как многие другие. Но мне с утра было почему-то очень беспокойно, объяснить причину этого я не могла, просто ждала чего-то страшного.
А к вечеру я услышала шаги. Их было трое, двое взрослых и мальчик, и шли они ко мне. Говорили о Новом годе, что праздник уже совсем близко, а ёлки дома нет. Мальчишка был грустный. Все трое были очень похожи друг на друга - ребёнок, мужчина помоложе и постарше. Я поняла, что это его отец и дед. Взрослые посмотрели на меня и сказали друг другу: «Вот, это дерево нам подходит. Начнём, что ли?» Вытащили этих уродов, которых вы называете пилой и топором, и подошли ко мне. Я сразу вспомнила, что после появления этих страшилищ погибла вся моя семья.
Зажмурила глаза и только успела сказать: « Пожалуйста, не на…» Но эти двое меня не услышали. Конечно, разве люди умеют понимать язык деревьев? Я приготовилась к самому худшему, но вдруг услышала голос мальчишки: «Па, дед, какая ёлочка красивая! Давайте не будем её рубить. Принесём сюда игрушки, нарядим её и Новый год возле неё устроим. Так красиво будет…»
Старшие начали было объяснять ему, что так никто не делает, праздники надо отмечать дома, сидеть за столом, накрытом скатертью, есть вкусные вещи и петь песни. Но тут случилось неожиданное: мальчишка подошёл ко мне, обнял меня и сказал: «Ёлочка, моя ёлочка, я не дам им срубить тебя, обещаю!» И было в его голосе что-то такое, что я сразу же поверила ему. Тоже прижалась к нему, обхватила его всеми ветками и веточками. Я посмотрела на него и сказала: "Ты хороший, спаси меня, пожалуйста! У меня, кроме тебя, никого нет." Так мы и стояли с ним, обнявшись, долго-долго. А потом он повернулся к взрослым и сказал: «Ну, сделайте мне такой подарок, не рубите эту ёлочку. Можете ничего мне не дарить на Новый год, только пусть она живёт. А каждый праздник мы будем собираться вокруг неё, петь и радоваться. А потом возвращаться домой, к красивому столу. Поверьте мне: будет очень здорово. И ёлку каждый год покупать не надо будет, ведь у нас будет своё, самое красивое и зелёное дерево.»
И произошло чудо. Мальчишке поверила не только я, но и его дед с отцом. Подумав немного, дед сказал ему: «А знаешь, Мишка, ты, пожалуй, прав. Ёлочка действительно очень красивая. Да и вообще кто сказал, что на праздник надо обязательно рубить дерево? Пусть себе растёт в лесу, нас радует. Мы каждый год будем сюда приезжать, наряжать её в самые красивые игрушки, будем с ней и возле неё все дни Нового года. А чтобы никто нашу ёлочку не тронул, попросим лесника табличку написать возле, что дерево это наше, Сидоровых. И денег ему дадим, чтобы он оберегал зелёную красавицу, помогал нам. А тебе, внучок, спасибо, что привёл нас сюда, а то совсем мы от природы отвыкли, забыли, что лес так близко от города. Да какой лес, красавец! А мы всё бежим, бежим куда-то: работа, дом, снова работа. Времени остановиться и оглянуться вокруг нет.»
Так они и сделали. И табличку возле меня поставили, и приезжают ко мне часто-часто. А в Новый год привозят самые красивые игрушки, даже фрукты зимние, мандарины, яблоки, игрушки ёлочные. И про лесных обитателей не забывают: зайчишкам морковку привозят, волкам и лисам – мясо свежее, чтобы не голодали они. И не только в праздник, каждый раз, когда появляются Сидоровы у нас, всегда гостинцы лесному народу везут. Так что и в будни нам хорошо!
Мишка по дороге домой из школы забегает поговорить со мной, рассказать, как день прошёл. И друзей своих приводит. Только они меня не понимают: не такие они, как он, и язык мой им странен.
А мне и так хорошо, я очень рада, что с мальчишкой этим и его семьёй познакомилась.
А год назад привезли мне маленькую-маленькую ёлочку. Мишка такой гордый был! Сказал мне: «Вот теперь ты скучать не будешь, пока я в школе.» Такое чудесное деревце выросло, зелёное, пушистое! Очень меня маленькую напоминает. Ласковая такая девочка-ёлочка. Всегда приподнимется на стволике, обнимает меня. А я – её, и теплее становится.
И Нового года я перестала бояться. Уж не знаю, что Сидоровы сделали, но только в наш лес лесорубы больше не приходят. И растут здесь ещё новые ёлочки, которые принесли мои друзья.
Вот так и стала я самым счастливым деревом на свете, и ничего мне теперь не страшно. А Новый год я даже жду теперь, ведь ко мне вся семья приезжает, и гуляют возле меня долго-долго, и песни мне поют. И всем другим ёлкам того же желаю. Если у меня такая жизнь началась, значит, и у них возможна. Не одни же Сидоровы живут на свете? Может, и другие поймут, что совсем не обязательно рубить дерево, если Новый год наступает. Ведь ёлка в лесу и любящие её люди – такой праздник!
Такая история произошла у меня на Новый год. А вы хотите верьте, хотите – нет, только знайте, что мы, ёлки, всегда правду говорим. А уж взрослые деревья – точно, не для чего нам сказки рассказывать. Вот так-то.

 

© Copyright: Татьяна Гольдберг, 2012

Регистрационный номер №0020346

от 29 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0020346 выдан для произведения:

И в суете тебя сняли с креста,
И воскресенья не будет.
(Б.Ш.Окуджава)

Вот вы, люди, очень любите Новый год, а для меня это самый горький день в году. Ничего хорошего я от него не жду. Мне в этот праздник ничего не приносят, подарков не дарят. Это ёлка становится тогда подарком, который надо украсить, повесить на него шарики, бумажки, ещё что-то непонятное. Десять дней крутитесь вокруг, иголочки сдуваете, а потом… на кладбище деревце выбрасываете. Вы удивитесь, что я об этом знаю. Старая ёлка- сплетница, та, что растёт на опушке леса, у входа в город, сказала через десять дней после того, как маму срубили, что видела, как какая-то семья выбросила её в мусорную кучу. Её ещё другие деревья спросили, как она узнала. А она ответила, что даже в таком грустном виде была у неё потрясающая стать. Это и отличало мою маму. Правда, моя семья рассердилась на неё. Всем и так тяжело было, так зачем о таком говорить, да ещё в присутствии малышей. Мой брат, Ёлк, даже сказал отцу: "Па, дай я с ней поговорю, пусть замолчит уже!" Только папа не согласился: нехорошо в лесу скандал затевать.

Ах, да, забыла представиться, Ёлка зелёная, обыкновенная. Не удивляйтесь, что я говорить умею. В нашем лесу все ёлки разговаривают, только не все нас слышат. Умеют это лишь дети и те, кто сохранил в себе детство. Правда, до этого Нового года я таких не видела.
Я родилась в этом лесу, в большой еловой семье. У меня были мама, папа, брат и две сестрички. Мы жили очень дружно и весело, но вот однажды пришли люди и забрали папу. На мои расспросы мама ничего не ответила, только вздохнула. А через год в тот же день (я уже подросла и различала дни и времена года) исчезла и она. Тогда старший брат и рассказал мне про Новый год, что люди за несколько дней до него приходят в лес и выбирают, а потом срубают ёлочку для дома. Я не поняла ни тогда, ни теперь, зачем нужно обязательно убивать нас, ведь наверняка есть искусственные, пусть и не такие красивые. Та старая сплетница рассказала, что видела, как какая-то бедно одетая старушка несла не живую, а искусственную ёлку. Она была совсем некрасивая, не как мы, даже цвет у неё был не такой.
Только с каждым годом мне становилось всё больней и тяжелее: через год после мамы ушёл мой братик, Ёлк, потом сестрички Елюшка и Елуша. Я осталась совсем одна. Было мне темно, страшно и одиноко. Где-то вдали стояли какие-то другие ёлки, но я не знала их. Родители никогда не разрешали нам общаться с посторонними. Уйти из леса я тоже не могла: ведь это был мой дом, я выросла в нём, играла со своими сестричками, здесь засыпала под колыбельные мамы. Пришла ночь. Мне было страшно, одиноко и холодно. И тогда я вспомнила мамочку, советовавшую мне согреться в тот вечер, когда её не стало, просто закрыться всеми веточками, натянуть на себя одеяльце из снега и заснуть. Так я и сделала. А после этого каждый вечер я убаюкивала себя сама, и мне становилось немного легче.
Прошёл целый год. Я очень боялась Нового года и молилась всем лесным богам, чтобы этот день никогда не наступил. Но даже когда вы чего-то очень не хотите, это что-то всё равно приходит, правда?
Был обычный тихий зимний день. Такой же, как многие другие. Но мне с утра было почему-то очень беспокойно, объяснить причину этого я не могла, просто ждала чего-то страшного.
А к вечеру я услышала шаги. Их было трое, двое взрослых и мальчик, и шли они ко мне. Говорили о Новом годе, что праздник уже совсем близко, а ёлки дома нет. Мальчишка был грустный. Все трое были очень похожи друг на друга - ребёнок, мужчина помоложе и постарше. Я поняла, что это его отец и дед. Взрослые посмотрели на меня и сказали друг другу: «Вот, это дерево нам подходит. Начнём, что ли?» Вытащили этих уродов, которых вы называете пилой и топором, и подошли ко мне. Я сразу вспомнила, что после появления этих страшилищ погибла вся моя семья.
Зажмурила глаза и только успела сказать: « Пожалуйста, не на…» Но эти двое меня не услышали. Конечно, разве люди умеют понимать язык деревьев? Я приготовилась к самому худшему, но вдруг услышала голос мальчишки: «Па, дед, какая ёлочка красивая! Давайте не будем её рубить. Принесём сюда игрушки, нарядим её и Новый год возле неё устроим. Так красиво будет…»
Старшие начали было объяснять ему, что так никто не делает, праздники надо отмечать дома, сидеть за столом, накрытом скатертью, есть вкусные вещи и петь песни. Но тут случилось неожиданное: мальчишка подошёл ко мне, обнял меня и сказал: «Ёлочка, моя ёлочка, я не дам им срубить тебя, обещаю!» И было в его голосе что-то такое, что я сразу же поверила ему. Тоже прижалась к нему, обхватила его всеми ветками и веточками. Я посмотрела на него и сказала: "Ты хороший, спаси меня, пожалуйста! У меня, кроме тебя, никого нет." Так мы и стояли с ним, обнявшись, долго-долго. А потом он повернулся к взрослым и сказал: «Ну, сделайте мне такой подарок, не рубите эту ёлочку. Можете ничего мне не дарить на Новый год, только пусть она живёт. А каждый праздник мы будем собираться вокруг неё, петь и радоваться. А потом возвращаться домой, к красивому столу. Поверьте мне: будет очень здорово. И ёлку каждый год покупать не надо будет, ведь у нас будет своё, самое красивое и зелёное дерево.»
И произошло чудо. Мальчишке поверила не только я, но и его дед с отцом. Подумав немного, дед сказал ему: «А знаешь, Мишка, ты, пожалуй, прав. Ёлочка действительно очень красивая. Да и вообще кто сказал, что на праздник надо обязательно рубить дерево? Пусть себе растёт в лесу, нас радует. Мы каждый год будем сюда приезжать, наряжать её в самые красивые игрушки, будем с ней и возле неё все дни Нового года. А чтобы никто нашу ёлочку не тронул, попросим лесника табличку написать возле, что дерево это наше, Сидоровых. И денег ему дадим, чтобы он оберегал зелёную красавицу, помогал нам. А тебе, внучок, спасибо, что привёл нас сюда, а то совсем мы от природы отвыкли, забыли, что лес так близко от города. Да какой лес, красавец! А мы всё бежим, бежим куда-то: работа, дом, снова работа. Времени остановиться и оглянуться вокруг нет.»
Так они и сделали. И табличку возле меня поставили, и приезжают ко мне часто-часто. А в Новый год привозят самые красивые игрушки, даже фрукты зимние, мандарины, яблоки, игрушки ёлочные. И про лесных обитателей не забывают: зайчишкам морковку привозят, волкам и лисам – мясо свежее, чтобы не голодали они. И не только в праздник, каждый раз, когда появляются Сидоровы у нас, всегда гостинцы лесному народу везут. Так что и в будни нам хорошо!
Мишка по дороге домой из школы забегает поговорить со мной, рассказать, как день прошёл. И друзей своих приводит. Только они меня не понимают: не такие они, как он, и язык мой им странен.
А мне и так хорошо, я очень рада, что с мальчишкой этим и его семьёй познакомилась.
А год назад привезли мне маленькую-маленькую ёлочку. Мишка такой гордый был! Сказал мне: «Вот теперь ты скучать не будешь, пока я в школе.» Такое чудесное деревце выросло, зелёное, пушистое! Очень меня маленькую напоминает. Ласковая такая девочка-ёлочка. Всегда приподнимется на стволике, обнимает меня. А я – её, и теплее становится.
И Нового года я перестала бояться. Уж не знаю, что Сидоровы сделали, но только в наш лес лесорубы больше не приходят. И растут здесь ещё новые ёлочки, которые принесли мои друзья.
Вот так и стала я самым счастливым деревом на свете, и ничего мне теперь не страшно. А Новый год я даже жду теперь, ведь ко мне вся семья приезжает, и гуляют возле меня долго-долго, и песни мне поют. И всем другим ёлкам того же желаю. Если у меня такая жизнь началась, значит, и у них возможна. Не одни же Сидоровы живут на свете? Может, и другие поймут, что совсем не обязательно рубить дерево, если Новый год наступает. Ведь ёлка в лесу и любящие её люди – такой праздник!
Такая история произошла у меня на Новый год. А вы хотите верьте, хотите – нет, только знайте, что мы, ёлки, всегда правду говорим. А уж взрослые деревья – точно, не для чего нам сказки рассказывать. Вот так-то.

 

Рейтинг: 0 236 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!