ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Сотовая связь

 

Сотовая связь

9 июня 2012 - Альфия Умарова
article54492.jpg

 

Зарисовка
 
Теплый июньский день, погожий и ясный, словно умытый. Солнце пригревает, но несильно. Легкий ветер погоняет свое стадо белоснежных кучерявых баранов по голубому небесному полю. Всё вокруг в буйном цветении полевых растений. Названия большинства из них мне, увы, неведомы, ведь я родилась и выросла совсем в других краях. Голову кружит от сложного пряного  аромата. Пахнет скошенной и уже слегка повядшей травой в смеси с лютиками и почему-то немного карамелью... А еще угадывается легкий свежий аромат белого шиповника – это с огромного куста у дома. 

Птицы заливаются – заслушаешься. Вот это, слышите, кажется, соловей. Точно, он! Его трели не спутаешь с другими. Надо же, а я раньше думала, что он только по ночам поет.  А это... Увы, сказала бы, да не могу, мои познания певчих птиц ограничиваются соловьями. Их пение слушала бы и слушала… если бы не нахальный вороний гвалт, доносящийся со стороны старых могучих ветл. Как они галдят. Полная какофония! Ну совершенно не попадают в ноты! 

Я сижу в саду, под яблоней, и слежу за пасекой. Выполняю важное поручение: сторожу... кого бы вы думали? Конечно же пчел. Нет, красть их никто не собирается. Посмотрела бы я на того, кто б на такое решился! Я сторожу пчелиный рой, который может вылететь из какого-нибудь улья. Для тех, кто знает о жизни этих насекомых еще меньше, чем я, поясняю: рой – это возглавляемая своим матриархальным «главарем» – маткой –  пчелиная семья, которой становится тесно в домике, и потому она его покидает в поисках «лучшей жизни». Ну, или хотя бы более просторных условий проживания.
 
Читала, что в дикой природе такой рой в итоге находит свободное дупло и там осваивается, а в окультуренной хитрый пасечник развешивает для таких случаев на ближайших деревьях привои – миниатюрные деревянные крыши домиков. Вот туда-то рой и летит со своей «мамкой», кучкуется вокруг нее, надеясь, что она о них дальше позаботится. Но и тут эту роль выполняет тот самый продуманный пасечник. Дождавшись, когда вся семья будет в сборе под крышей и немного успокоится, он снимает домушку с пчелами с дерева и ловко ссыпает их в роевню – следующее временное жилище в виде сетчатого барабана с крышкой. Там рой, будучи убранным в темный прохладный угол в сарае, пробудет до вечера, когда хозяин пасеки определит его дальнейшую судьбу. 

Она, кстати, вовсе не так однозначна, как может показаться несведущему. Далеко не каждой семье, «отпочковавшейся» от основной, будут предоставлены отдельные «апартаменты». Как правило, таковые ждут только большой сильный рой. А если семейка вылетела так себе, хиленькая, ее либо вернут в лоно основной фамилии – скинут на «свояка», либо с ее помощью добавят «свежей крови» какой-нибудь другой несильной семье. Это делается так: рой высыпается на прилетную доску улья. Вы не знаете, что такое прилетная доска, хотя и догадываетесь? Да, именно так: пчелы, приближаясь к своему домику, не пробираются прямо в щель-леток, а садятся сначала на прилаженную к этой щели доску. 

Интересно наблюдать, как они плюхаются на нее, тяжелые от нектара или пыльцы, «переводят дух» и лишь потом движутся к парадному входу. Так вот, скинутая на эту доску пришлая семья начинает исполнять ритуальный «танец». Что за ерунда, какие у этих полосатых насекомых могут быть танцы, возмутитесь вы. И я бы не поверила, если бы сама не наблюдала его. «Подселенцы» не прут нахально в чужой для них дом. Они начинают неспешно, с остановками, двигаться по направлению к летку, подняв заднюю часть туловища и усиленно работая крылышками. Ну чистое «Кин-дза-дза». «Ку», одним словом. Они будто демонстрируют свою толерантность и согласие с уставом. Таким образом просятся в новую для них коммуналку, куда их, после прохождения «фейсконтроля», благополучно принимают. И попробуй не сделать «ку»…

Вообще, пчелы – существа удивительные. Их трудолюбие просто поразительно. Неслучайно наиболее работящих из человеческих особей именуют «пчелками», ну, а лентяев – «трутнями». 

Первое впечатление при взгляде на пчел внутри улья, что его обитатели охвачены какой-то беспорядочной суетой. Но это лишь на первый взгляд. На самом деле в пчелиной семье все организовано очень четко и логично. Матка откладывает яички, из которых «вылупляются» детки. За детками, как и положено, ухаживают няньки, кормят их, поддерживают нужную температуру в домике – малышня не должна перегреться. Кстати, любопытно наблюдать за работой «живого вентилятора». Эту функцию выполняют сидящие у летка пчелки, которые усиленно работают крылышками, выгоняя таким образом более теплый воздух из улья наружу. 

Рабочие пчелы отстраивают соты, нанося в одни ячейки пыльцу, в другие нектар. Именно из него после переработки ими получается мед. Это солнечного цвета лакомство – итог их трудов. Такова сущность этих насекомых: сладкое угощение они заготавливают для себя, чтобы прокормиться большому семейству. Но, как заведено мудрой природой, припасают они больше, чем могут съесть. Вот этот «излишек» пасечник-рэкетир у них и отнимает. Он – их «крыша».

Кроме матки и рабочих пчел есть еще и трутни. Да-да, те самые, которые в человеческом сообществе бессовестные лоботрясы. Эти бездельники крупнее своих работящих сестер, но, увы, совершенно не приспособлены трудиться: у них короткий хоботок и нет корзиночки для переноски пыльцы, потому питаются они только готовым медом. Тогда зачем нужны эти дармоеды – спросите вы. А ведь нужны! Они оплодотворяют маток. Происходит это в полете, во второй половине дня, в безветренную пору. После короткой «любви» с маткой трутень погибает – такова его судьба. И вообще, нужны эти мачо только во время размножения семей. Позже их безжалостно изгоняют из ульев на улицу сами пчелы, где герои-любовники и погибают от бескормицы – «Мавр сделал свое дело, Мавр может уходить». 

На самом деле природа с трутнями явно перестраховывается. Для оплодотворения одной матки нужно всего штук до пяти этих «орлов», а их появляется на свет с огромным переизбытком, чтобы уж наверняка. 

Впрочем, рассказывая о жизни этих удивительно интересных насекомых, я отвлеклась от порученной мне роли пчелиного сторожа и чуть не пропустила нужный момент: пасека загудела. Наконец-то началось! Пчелы как ужаленные торопливо выскакивают из улья, кубарем катятся по прилетной доске от наседающих сзади, взлетают и тучей кружат в воздухе. Потом, когда эта туча достигает приличных размеров, она некоторое время мечется по пасеке, перетекая от одного дерева к другому в поисках наиболее удобного временного пристанища. И вот выбор сделан – рой направляется к одной из «ловушек», развешанных на яблонях. Пчелы садятся на ветви, листья дерева, часть сразу устремляется в привой. Они громко гудят, и мне даже становится немножко страшно, хотя в моей экипировке – в специальной куртке, непрокусываемых штанах, резиновых перчатках, а главное, с маской на голове, – бояться вроде нечего. 

Пересилив страх, с любопытством наблюдаю за процессом вместе с пасечником, вызванным из дома по сотовому: ну до чего прогресс дошел! У него с собой ведро с водой и веником, которым он смахивает приземлившихся не там пчел. Постепенно гул начинает стихать, почти вся семья собирается вместе. Бесстрашный в отличие от меня, трусихи, пчеловод голыми, без перчаток, руками снимает с дерева привой с пчелами, аккуратно скидывает его содержимое в роевню и относит в сарай. Пока рой наслаждается там прохладой, нужно подготовить для новой семьи улей, где она будет жить дальше.  

А потом, когда придет время, соты и в новом домике и в других заполнятся янтарным нектаром, пахнущим солнцем, летом и цветами. Ох как же он мне нравится! Особенно за то, что в нем есть крохотная капелька и моего, пчелиного сторожа, труда. И пусть я не пчелка, но я ведь тоже старалась.

Вот такая она – «сотовая связь».

Спасибо вам, пчелки, за нее!  
 
 
 
Фото из Интернета
 

© Copyright: Альфия Умарова, 2012

Регистрационный номер №0054492

от 9 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0054492 выдан для произведения:

 Теплый июньский день. Легкий ветерок по-пастушьи гонит стадо белоснежных барашков по голубым небесным полям. Пригревает. Красота! Всё вокруг в буйном цветении полевых растений, названия большинства из которых мне, увы, неизвестны, ведь я родилась и выросла совсем в других краях. Голову кружит  от сложного пряного  аромата. Пахнет скошенной и уже слегка подвявшей травой, нагретыми солнцем лютиками и почему-то немного карамелью... А еще угадывается легкий свежий аромат дикой белой розы – это с огромного куста у дома. Поют птицы. Вот это, слышите, соловей, его трели не спутаешь с другими. А это... Увы, мои познания певчих птиц ограничиваются соловьями. Так бы слушала их и слушала… если бы не вносящий диссонанс в дивное пение нахальный вороний гвалт, доносящийся со стороны старых могучих ветл. Ну совершенно не попадают в ноты! 


Я на пасеке. Выполняю здесь важное поручение: сторожу... кого бы вы думали? Правильно, пчел. Нет, красть их никто не собирается. Просто я сторожу пчелиный рой, который может вылететь из какого-нибудь улья. Для тех, кто знает о жизни этих насекомых еще меньше, чем я, поясняю: рой – это возглавляемая своим матриархальным «главарем» – маткой пчелиная семья, которой становится тесно в домике, и потому она его покидает в поисках «лучшей жизни», ну, или хотя бы более просторных условий проживания. В дикой природе такой рой в итоге находит свободное дупло и там осваивается, а в окультуренной хитрый пасечник развешивает для таких случаев на ближайших деревьях привои – миниатюрные деревянные крыши домиков. Вот туда-то рой и летит со своей «мамкой», кучкуется вокруг нее, надеясь, что она о них дальше позаботится. Но и тут эту роль выполняет тот самый продуманный пасечник. Дождавшись, когда вся семья будет в сборе под крышей и немного успокоится, он снимает домушку с пчелами с дерева и ловко ссыпает их в роевню – следующее временное жилище в виде сетчатого барабана с крышкой. Там рой, будучи убранным в темный прохладный угол в сарае, пробудет до вечера, когда хозяин пасеки определит его дальнейшую судьбу. 

Она, кстати, вовсе не так однозначна, как может показаться несведущему. Далеко не каждой семье, «отпочковавшейся» от основной, будут предоставлены отдельные «апартаменты». Как правило, таковые ждут только большой сильный рой. А если семейка вылетела так себе, хиленькая, ее либо вернут в лоно основной фамилии – скинут на свояка, либо с ее помощью добавят «свежей крови» какой-нибудь другой несильной семье. Это делается так: рой высыпается на прилетную доску улья. Вы не знаете, что такое прилетная доска, хотя и догадываетесь? Да, именно так: пчелы, приближаясь к своему домику, не пробираются прямо в щель-леток, а садятся сначала на прилаженную к этой щели доску. 

Интересно наблюдать, как они плюхаются на нее, тяжелые от нектара или пыльцы, «переводят дух» и лишь потом движутся к парадному входу. Так вот, скинутая на эту доску пришлая семья начинает исполнять ритуальный «танец». Что за ерунда, какие у этих полосатых насекомых могут быть танцы, возмутитесь вы. И я бы не поверила, если бы сама не наблюдала его. «Подселенцы» не прут нахально в чужой для них дом. Нет, они начинают неспешно, с остановками, двигаться по направлению к летку, подняв заднюю часть туловища и усиленно работая крылышками. Ну чистое «Кин-дза-дза»: «Ку»! Они словно демонстрируют свою толерантность, позитивный характер намерений, согласие с уставом. Таким образом они просятся в новую для них коммуналку, куда их, после прохождения «фейсконтроля», благополучно принимают. И попробуй не сделать «ку»…

Вообще, пчелы – существа, конечно, удивительные. Их трудолюбие просто поразительно. Неслучайно наиболее работящих из человеческих особей именуют «пчелками», а лентяев «трутнями». 

Первое ощущение при взгляде на пчел внутри улья, что его обитатели охвачены какой-то беспорядочной, бестолковой суетой. Но это лишь на первый взгляд. На самом деле в пчелиной семье все организовано очень четко и логично. Матка откладывает яички, из которых «вылупляются» детки. За детками, как и положено, ухаживают няньки, кормят их, поддерживают нужную температуру в домике. Кстати, любопытно наблюдать за работой «живого вентилятора». Эту функцию выполняют сидящие у летка пчелки, которые усиленно работают крылышками, выгоняя таким образом более теплый воздух из улья наружу. 

Рабочая пчела отстраивает соты, нанося в одни ячейки пыльцу, в другие нектар. Именно из него после переработки его пчелами получается мед. Это солнечного цвета лакомство – итог их трудов. Такова сущность этих насекомых: сладкое угощение они заготавливают для себя, чтобы прокормиться большому семейству. Но, как заведено мудрой природой, припасают они больше, чем могут съесть. Вот этот «излишек» пасечник у них и отнимает. Пасечник – это их «крыша». 

Кроме матки и рабочих пчел есть еще и трутни. Да-да, те самые, которые в человеческом сообществе лодыри и лоботрясы. Эти бездельники крупнее своих работящих сестер, но, увы, совершенно не приспособлены трудиться: у них короткий хоботок и нет корзиночки для переноски пыльцы, потому питаются они только готовым медом. Тогда зачем нужны эти дармоеды – спросите вы. А ведь нужны! Они оплодотворяют маток. Происходит это в полете, во второй половине дня, в безветренную пору. После осеменения трутень погибает. Такова его судьба. И вообще, нужны они только во время размножения семей. Позже их безжалостно изгоняют из ульев на улицу сами пчелы, где они и погибают от бескормицы – «Мавр сделал свое дело, Мавр может уходить». 

На самом деле природа с трутнями явно перестраховывается. Для оплодотворения одной матки нужно всего штук до пяти этих «орлов», а их появляется на свет с огромным переизбытком, чтобы уж наверняка. 

Впрочем, рассказывая о жизни этих удивительно интересных насекомых, я отвлеклась от порученной мне роли пчелиного сторожа и чуть не пропустила момент, ради которого здесь сидела. Пасека загудела. Наконец-то началась долгожданная и все равно неожиданная ройка! Пчелы как ужаленные торопливо выскакивают из улья, кубарем катятся по прилетной доске от наседающих сзади, взлетают и тучей кружат в воздухе. Потом, когда эта туча достигает приличных размеров, она некоторое время мечется по пасеке, перетекая от одного дерева к другому, в поисках наиболее удобного временного пристанища. Наконец выбор сделан – рой направляется к одной из «ловушек», развешанных на яблонях. Полосатики садятся на ветви, листья дерева, часть сразу устремляется в привой. Пчелы громко гудят, и мне даже становится немножко страшно, хотя в моей экипировке – в специальной куртке, непрокусываемых штанах, резиновых печатках, а главное, с маской на голове, – бояться нечего. 

Пересилив страх, с любопытством наблюдаю за процессом вместе с пасечником, вызванным из дома по сотовому: вот до чего прогресс дошел! Он приносит ведро с водой и веником, которым смахивает севших не там пчел. Постепенно гул начинает стихать, почти вся семья собирается вместе. Бесстрашный в отличие от меня пасечник голыми, без перчаток, руками снимает с дерева привой с пчелами, аккуратно скидывает его содержимое в роевню и относит в сарай. Пока рой наслаждается там прохладой, пчеловод готовит для новой семьи улей, где она будет жить дальше. 

А потом, когда придет время, соты и в новом домике и в других заполнятся янтарным божественным нектаром, пахнущим солнцем, летом и цветами. Ах как он вкусен! Особенно когда в нем есть крохотная капелька и твоего труда.

Вот такая она – сотовая связь. 

Спасибо вам, пчелки, за нее!  

    
 
Рейтинг: +6 839 просмотров
Комментарии (14)
Александр Юргель # 9 июня 2012 в 18:04 +1
Альфия, интересно.
Но мне кажется, это не форма рассказа, а эссе.
Удачи!
Альфия Умарова # 9 июня 2012 в 18:39 +1
Да, Александр, пожалуй, Вы правы.
Сейчас исправлю.
Спасибо, что заглянули! smile
Наталья Бугаре # 9 июня 2012 в 18:30 +1
А я собирала раз, удравший рой) Сама) Вот) Тоже в ведро и в погреб прямо в этом пятнадцалитровом ведре, только крышкой накрыла)))) У нас дома пасека была, обычно роевкой занимался отчим, но в тот раз я набралась смелости и пока он был на работе сама сняла рой, очень боялась,что улетит, он у нас прямо на ветке таким шаром копошащимся сидел. Улетел бы, батя расстроился бы. А самый вкусный мёд в сотах! Именно такой, когда есть соты с пыльцой и пергой, мы его просто высасывали, срезали ножечком тонко вверху- вскрывали соты, а потом эти сочащиеся мёдом ломти и обсасывали) А под парное молоко, да с горячим домашним белым хлебом...Ммммм никакие ресторанные изыски не сравнятся! Чудо как хорошо описала, Альфия. Умничка! smileded flower ura
Альфия Умарова # 9 июня 2012 в 18:43 +1
Мед в сотах я тоже очень люблю.
И рой однажды сама сняла, но он был маленький, так называемый вторак,
вылетевший во второй раз. smile
Спасибо, Наташа, ты сама спец, оказывается, в этом сладком деле! flower
Петр Шабашов # 10 июня 2012 в 16:42 0
Альфия Умарова # 10 июня 2012 в 17:01 +1
Спасибо, Петр, это всего лишь зарисовка. Но написать о пчелах
мне очень хотелось, потому что самой это интересно. smile
Игорь Кичапов # 10 июня 2012 в 23:52 0
Прямо пособие.Хоть все бросай и пасеку завди.)
Добрая вещь получилась. Правда.Спасибо пчелкам и Альфии! elka2
Альфия Умарова # 11 июня 2012 в 07:15 0
Спасибо пчелкам и тебе, Игорь! flower
Рада, что заглянул! soln
Наталия Казакова # 6 августа 2012 в 17:16 +1
По странной своей манере заглядывать в конец книги, начала свое знакомство с Вашим творчеством с конца большого (!!) списка, с этого маленького эссе. И попала. Попала в плен легкой и умной прозы, поразительно, что биологически-ботанический экскурс можно ТАК написать. А название чего стоит! Вкусно написано. Теперь даже я, дитя асфальта, все знаю о пчелах Это удивительно. muha
Альфия Умарова # 6 августа 2012 в 19:02 0
Наташенька (можно так?), как я рада, что Вы у меня в гостях! kissfor
О-о, пчелы - существа удивительные, интересные очень.
Наблюдать за ними можно бесконечно.
Вечером мы идем обычно их проведать перед сном.
Садимся на скамеечку подле них, слушаем гул, что стоит
в ульях, наблюдаем, как прилетают они - усталые, тяжелые,
плюхаются на прилетную доску... А запах какой стоит! Удивительно,
но пахнет почему-то свежеиспеченным хлебом.

soln
Наталия Казакова # 6 августа 2012 в 19:46 +1
Альфия, дорогая! Я только начала читать Вашу прозу, мне все-все нравится, силой оттащила себя от компа, потому что глаза стали слезится, и фокус пропал, придется дозировать подходы. Я просто слышу запах мёда... И свежего хлеба. Это из тех запахов, от которых внутри что-то вибрирует: мёда, хлеба .... и земляники. kissfor buket2
Альфия Умарова # 6 августа 2012 в 20:50 0
Главное - глаза не перенапрячь! Это я сижу у компа часов по 15-16,
и вроде ничего. Но может быть именно что "вроде".
Заходите в любое время, всегда рада гостям! soln
Марина Попова # 22 ноября 2016 в 05:43 +1
С удовольствием прикоснулась к жизни
пчел и пчеловодов. Такие тонкости и секреты узнала.
Написано живо; впечатление, что я сама сидела
в ожидании роя. Когда читаешь хорошую прозу,
душа радуется, а в сердце остается тепло.
Альфия, спасибо за наслаждение! Успехов!
Альфия Умарова # 22 ноября 2016 в 16:05 0
Мариночка, спасибо Вам, дорогая!
Пчелы - совершенно удивительные существа,
и наблюдать за ними действительно очень любопытно.
Я, конечно, совсем не пчеловод, а скорее его младший
помощник, но тем не менее, хоть и боюсь быть ужаленной,
обретаюсь рядом с ними и могу видеть перипетии их насекомой
жизни...)))