ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Сорок дней.

 

Сорок дней.

2 ноября 2012 - Татьяна Стафеева

 Мы сидим на кухне у Фани, четыре подруги, вместе учились в институте. Фаина,  истинная кулинарка, испекла пиццу, которая прилично подгорела, но мы едим, не желая обижать хозяйку. На столе бутылка сухого вина, фрукты и конфеты. Напротив нас – единственный мужчина – Фанин муж Виктор.

-Когда мы вдвоем, нам никто не нужен, - говорит подруга.

У этой замечательной пары двое уже взрослых детей: сын в армии, дочка замужем. За плечами счастливая жизнь душа в душу. Все бы хорошо, но у Фани рак четвертой степени, пять лет она борется с недугом, перенесла несколько тяжелейших операций. Безуспешно, у нее метастазы в легких.

 

 

Такая деятельная, бывшая спортсменка, оптимистка,  красавица, добрый и отзывчивый человек – погибает, как мотылек в преддверии зимы. Она стойко переносит приступы дикой боли, то и дело прикрывая глаза и тяжело дыша. Никого ни в чем не винит, никому не завидует. Мужественная и обреченная…

Виктор уводит в сторону затравленный взгляд, оба знают – конец близок.

 

 

Засиживаться не стоит – Фане тяжело.

Стоим у лифта, подруга – в дверном проеме, в память врезался ее хрупкий силуэт и слова:

-Я умирать не собираюсь, не дождетесь!

За ней – богатырь Виктор, верный и любящий, всегда готовый поддержать жену, он даже уволился с работы, потому что ей нужен постоянный присмотр и обезболивающие уколы. Благо, мужчина военный пенсионер, имеющий постоянный приработок – нужды в деньгах у них нет.

 

 

В лифте мы смотрим друг на друга и молчим. Как по команде переводим дыхание. Одна из нас, Саня, не замужем, не сложилось, что поделаешь. Они с Фаней ближе друг к другу, да и после окончания института два года трудились на одном заводе.

На улице нас обступает привычный городской шум – он кажется донельзя живым, а за дверью Фаниной квартиры поселилась тихая и оттого особенно страшная, всеядная и неотвратимая старуха-смерть. Она дышит подруге в лицо и костлявой рукой сжимает ее беззащитное горло… В тот день мы видели нашу Фанечку в последний раз. Спустя месяц ее не стало. Похоронили, помянули, как полагается – скорбная миссия, но необходимая.

 

 

Примерно через три недели в воскресенье вечером звякнула Саня.

-Представляешь, мне сегодня Виктор звонил, говорит, ест его  тоска смертная, не знает, куда себя деть…

-Ну, это понятно.

-Дослушай. Я ему, мол, ничего, пройдет время, познакомишься с женщиной. А он знаешь, что ответил? "Не хочу общения с чужими женщинами. Лучше та, которую давно и хорошо знаю…"

-Постой! – до меня дошло. – Так он к тебе клинья подбивает?!

-Определенно.

 

 

-Вот сволочь! – вырвалось у меня на автопилоте. – Все мужики одинаковые! Не успела Фанина постель остыть, он уже к другой подкатывает…

-Ну, он же пять лет за ней ухаживал, не бросил…

-Хочешь сказать, свое отработал? – безапелляционно осведомилась я.

-Не отдавать же порядочного мужчину другой! – с некоторой агрессией ответила подруга.

 

 

-Конечно, надо в него вцепиться обеими лапками! Пока на сторону не свалил! Браво! Не боишься, Фаина к тебе во сне придет? – меня, как того Остапа, несло по кочкам.

-Хватит драматизировать!

-Ни боже мой! Поселишься с ним под одной крышей, с детьми познакомишься…

-Его образ жизни меня не утраивает, ему деда слепого скоро подкинут… Фани-то теперь нет! Вот если Виктор ко мне перейдет…

 

 

У Сани отдельная квартира, она донельзя рациональна: не устает искать мужа по интернету, периодически натыкаясь на законченных придурков. Несколько лет встречалась с женатым мужчиной. А тут такой кусок отваливается! Целый вдовец. Все бы ничего, но уж хоть бы сорок дней прошло со дня Фаниных похорон! Хотя, что изменится через сорок дней?

 

 

Поразмышляв на бесстрастную голову, я приводила массу доводов "за": живое живому, не судите, да не судимы будете, одиночество – страшная вещь и так далее. Только воспоминание о затравленном взгляде Виктора тогда, на кухне, его молчаливый кричащий страх категорически не вязались с поспешными поисками новой супруги.

На сегодняшний день они встречаются, даже уже целовались. По словам Сани, она ровным счетом ничего не почувствовала при этом, никаких эмоций. До большого пока не дошло, выжидают те самые сорок дней. А дальше начнут строить отношения, в том числе и половые.

 

 

Наша третья подруга, Марина, говорит, что разочаровалась в Викторе, да и Саня хороша. Однако Мариша тоже состоит в счастливом браке и не представляет, что такое одиночество.

 

 

Но сорок дней! Хотя бы сорок дней выждал, никуда бы та Саня не делась!

Дались мне эти сорок дней! Наше-то с Мариной какое собачье дело? Совет им да любовь! Но мы же не чурки бесстрастные, а живые люди, у нас тоже есть эмоции и право на свое мнение.

 

 

Допускает ли настоящая любовь столь скоропалительные поиски замены? Не могу справиться с некоторой моральной брезгливостью по отношению к обоим и пока не знаю, как общаться с новоиспеченной парочкой.

Мир праху твоему, Фанечка, можешь порадоваться на своего супруга с облачка, ведь ты наверняка попала в рай!

Впрочем, еще сорок дней не прошло… Но точно попадешь, милая…

 

 

© Copyright: Татьяна Стафеева, 2012

Регистрационный номер №0089525

от 2 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0089525 выдан для произведения:

 Мы сидим на кухне у Фани, четыре подруги, вместе учились в институте. Фаина,  истинная кулинарка, испекла пиццу, которая прилично подгорела, но мы едим, не желая обижать хозяйку. На столе бутылка сухого вина, фрукты и конфеты. Напротив нас – единственный мужчина – Фанин муж Виктор.

-Когда мы вдвоем, нам никто не нужен, - говорит подруга.

У этой замечательной пары двое уже взрослых детей: сын в армии, дочка замужем. За плечами счастливая жизнь душа в душу. Все бы хорошо, но у Фани рак четвертой степени, пять лет она борется с недугом, перенесла несколько тяжелейших операций. Безуспешно, у нее метастазы в легких.

 

 

Такая деятельная, бывшая спортсменка, оптимистка,  красавица, добрый и отзывчивый человек – погибает, как мотылек в преддверии зимы. Она стойко переносит приступы дикой боли, то и дело прикрывая глаза и тяжело дыша. Никого ни в чем не винит, никому не завидует. Мужественная и обреченная…

Виктор уводит в сторону затравленный взгляд, оба знают – конец близок.

 

 

Засиживаться не стоит – Фане тяжело.

Стоим у лифта, подруга – в дверном проеме, в память врезался ее хрупкий силуэт и слова:

-Я умирать не собираюсь, не дождетесь!

За ней – богатырь Виктор, верный и любящий, всегда готовый поддержать жену, он даже уволился с работы, потому что ей нужен постоянный присмотр и обезболивающие уколы. Благо, мужчина военный пенсионер, имеющий постоянный приработок – нужды в деньгах у них нет.

 

 

В лифте мы смотрим друг на друга и молчим. Как по команде переводим дыхание. Одна из нас, Саня, не замужем, не сложилось, что поделаешь. Они с Фаней ближе друг к другу, да и после окончания института два года трудились на одном заводе.

На улице нас обступает привычный городской шум – он кажется донельзя живым, а за дверью Фаниной квартиры поселилась тихая и оттого особенно страшная, всеядная и неотвратимая старуха-смерть. Она дышит подруге в лицо и костлявой рукой сжимает ее беззащитное горло… В тот день мы видели нашу Фанечку в последний раз. Спустя месяц ее не стало. Похоронили, помянули, как полагается – скорбная миссия, но необходимая.

 

 

Примерно через три недели в воскресенье вечером звякнула Саня.

-Представляешь, мне сегодня Виктор звонил, говорит, ест его  тоска смертная, не знает, куда себя деть…

-Ну, это понятно.

-Дослушай. Я ему, мол, ничего, пройдет время, познакомишься с женщиной. А он знаешь, что ответил? "Не хочу общения с чужими женщинами. Лучше та, которую давно и хорошо знаю…"

-Постой! – до меня дошло. – Так он к тебе клинья подбивает?!

-Определенно.

 

 

-Вот сволочь! – вырвалось у меня на автопилоте. – Все мужики одинаковые! Не успела Фанина постель остыть, он уже к другой подкатывает…

-Ну, он же пять лет за ней ухаживал, не бросил…

-Хочешь сказать, свое отработал? – безапелляционно осведомилась я.

-Не отдавать же порядочного мужчину другой! – с некоторой агрессией ответила подруга.

 

 

-Конечно, надо в него вцепиться обеими лапками! Пока на сторону не свалил! Браво! Не боишься, Фаина к тебе во сне придет? – меня, как того Остапа, несло по кочкам.

-Хватит драматизировать!

-Ни боже мой! Поселишься с ним под одной крышей, с детьми познакомишься…

-Его образ жизни меня не утраивает, ему деда слепого скоро подкинут… Фани-то теперь нет! Вот если Виктор ко мне перейдет…

 

 

У Сани отдельная квартира, она донельзя рациональна: не устает искать мужа по интернету, периодически натыкаясь на законченных придурков. Несколько лет встречалась с женатым мужчиной. А тут такой кусок отваливается! Целый вдовец. Все бы ничего, но уж хоть бы сорок дней прошло со дня Фаниных похорон! Хотя, что изменится через сорок дней?

 

 

Поразмышляв на бесстрастную голову, я приводила массу доводов "за": живое живому, не судите, да не судимы будете, одиночество – страшная вещь и так далее. Только воспоминание о затравленном взгляде Виктора тогда, на кухне, его молчаливый кричащий страх категорически не вязались с поспешными поисками новой супруги.

На сегодняшний день они встречаются, даже уже целовались. По словам Сани, она ровным счетом ничего не почувствовала при этом, никаких эмоций. До большого пока не дошло, выжидают те самые сорок дней. А дальше начнут строить отношения, в том числе и половые.

 

 

Наша третья подруга, Марина, говорит, что разочаровалась в Викторе, да и Саня хороша. Однако Мариша тоже состоит в счастливом браке и не представляет, что такое одиночество.

 

 

Но сорок дней! Хотя бы сорок дней выждал, никуда бы та Саня не делась!

Дались мне эти сорок дней! Наше-то с Мариной какое собачье дело? Совет им да любовь! Но мы же не чурки бесстрастные, а живые люди, у нас тоже есть эмоции и право на свое мнение.

 

 

Допускает ли настоящая любовь столь скоропалительные поиски замены? Не могу справиться с некоторой моральной брезгливостью по отношению к обоим и пока не знаю, как общаться с новоиспеченной парочкой.

Мир праху твоему, Фанечка, можешь порадоваться на своего супруга с облачка, ведь ты наверняка попала в рай!

Впрочем, еще сорок дней не прошло… Но точно попадешь, милая…

 

 

Рейтинг: +11 245 просмотров
Комментарии (24)
Альфия Умарова # 2 ноября 2012 в 18:26 +1
Действительно, вроде "масса доводов "за": живое живому, не судите, да не судимы будете,
одиночество – страшная вещь и так далее". Но почему тогда осадок такой противный?
С привкусом горечи и почему-то обмана, словно Виктор лишь выдавал себя за любящего
мужа и преданного жене человека, а Саня только и ждала, когда ее подруга освободит
место подле Виктора и позволит и ей урвать свой кусок счастья...
Татьяна Стафеева # 2 ноября 2012 в 18:37 +2
Альфия! Все так прочувственно - Вы словно примерили мою ситуацию на себя - нет границ, как я Вам за это благодарна! За этот комментарий - просто нет слов! Ведь не было этого - о чем Вы пишете - не было сомнений, пока Фаня не умерла! Не знаю, как это объяснить, не получается! Нет объяснений! Невозможно примерить на себя чьи-то ситуации, пока не попадешь в примерно такие же, потому не хочу судить, но тяжело! Так Вы прочувствовали, спасибо! cry2
Альфия Умарова # 2 ноября 2012 в 19:36 +1
Танечка, Вашу боль невозможно было не почувствовать.
От того что Вы не говорите о ней явно, она не перестает
существовать. Она между слов...
Татьяна Стафеева # 3 ноября 2012 в 17:23 +1
Спасибо, Альфия, Ваши комментарии действуют, как бальзам. Ничего, все перемелется, но
мое убеждение - нельзя счастье получить за счет другого человека! Также, как и разбив чужую
семью, переступив через слезы жены и детей, вряд ли обретешь счастье!
С глубокой благодарностью! elka
Зинаида Русак # 2 ноября 2012 в 21:56 +1
Татьяна, очень хорошо написана проза жизни, просто цепляет. У меня соседка в такой сетуации была, так ей на смену, ещё за неделю до кончины , уже ходила в дом другая big_smiles_138 , а сразу после похорон так гуляли до песен, я думала с ума сойду...
Татьяна Стафеева # 3 ноября 2012 в 17:26 +1
Зинаида, очень Вас понимаю! Сойдешь тут... Это, простите за выражение, бабьё-хищницы только и ждут,
когда коготки выпустить! Для меня наиболее противна Санькина убийственная рассудительность,
она всегда сделает так, как выгоднее и лучше ей, а что другим это может не нравится или коробить,
ей плевать! Спасибо за комментарий! С наступающим Днем примирения! sneg
Света Цветкова # 6 ноября 2012 в 09:22 +1
...странно и неприятно будет потом с ними встречаться,... чужими станут. Ещё Виктора как мужика понять можно, устал, ласки хочется. А вот Саню бы постепенно отвергла, хотя и с пониманием, просто перестала бы общаться... Пусть живут....
Всего хорошего, Татьяна !!!!!!!! buket4 buket4
Татьяна Стафеева # 6 ноября 2012 в 21:04 +1
Спасибо, Светлана, а ведь точно, может, он банально хочет ласки - что можно понять в чужой душе! С чувствами бороться, тем не менее, тяжело - Санька мне еще тем непонятна - изучает всякие там философии, Веды и прочее только лишь для того, чтобы поставить их себе на службу - беспринципность высшего порядка! Спасибо за понимание!
shokolade
Людмила Пименова # 9 ноября 2012 в 20:00 +1
Головой - За
Сердцем - Против...
Какие же мы непоследовательные!
Татьяна Стафеева # 11 ноября 2012 в 14:16 +1
Точно, Людмила, противоречивые такие! rose
Ольга Постникова # 2 декабря 2012 в 21:09 0
Таня, я не поняла из-за чего сыр-бор разгорелся? В чём неэтичность ситуации? Во времени? В том, что героини были близкими подругами? Виктора-то вообще упрекнуть не в чем. И не его вина, что "в один день"-только в сказках.
"Допускает ли настоящая любовь столь скоропалительные поиски замены?" Ну, почему-замена? Заменить, изменить... всё это между живыми. А здесь - героиня умерла. Как можно её заменить и изменить ей? Физическая жизнь и память-совсем разные ипостаси.
"По словам Сани, она ровным счетом ничего не почувствовала при этом, никаких эмоций". Это меня царапнуло больше всего. Связывать свои жизни, не испытывая вообще никаких чувств? Сродни безумию.
Татьяна Стафеева # 3 декабря 2012 в 07:19 +1
Оля, но ведь тут-то все нелогично: то, что Вас царапнуло. Когда спросила ее, не замечала ли она раньше со стороны Виктора к себе внимания? Может, он питал симпатию к ней еще при жизни Фани, Санька решительно ответила нет, я ей верю, к таким вещам подруга чувствительна. Они совершенно разные, и до Фани ей очень далеко во всех смыслах - ну, до той, какая она была до болезни. Только потому надо в него вцепиться, чтобы приличный мужик не достался другой! Вот вся логика - лично мне противно, с тех пор ей и не звонила! Неужели, нормально, когда любовь есть любовь, а память есть память, и они друг с другом никак не связаны? Только на том основании, что человек умер? Или от тоски еще не на то пойдешь?! Не понимаю, потому и написала рассказ, чтобы узнать мнение других людей! Спасибо за Ваше мнение и комментарий!
korob
Бен-Иойлик # 8 декабря 2012 в 14:23 0
5min
Татьяна Стафеева # 8 декабря 2012 в 14:30 0
Спасибо большое! korob
Лариса Тарасова # 17 декабря 2012 в 10:16 0
Никого не хочу судить: ни Виктора, который до сорока дней ищет от одиночества подругу, ни Саню, которая "не испытала никаких эмоций при поцелуе". Строить отношения на такой зыбкой почве?.. Думаю, что им двоим будет очень-очень трудно. НЕэтичность? Спорно. Рассказ подкупает простотой и правдивостью, никаких красивостей, и это оправдано. Друг моего мужа женился в такой же ситуации, и их союз был удачен, воспитали четырех детей, его и ее. Но я до конца относилась к ним предвзято, так понимаю, но ничего с собой поделать не могу.
Татьяна Стафеева # 17 декабря 2012 в 14:55 0
Лариса, я Вас так понимаю! Им, изнутри ситуации, наверное, кажется это естественным, а нам, со стороны тяжелее смириться. Лично для меня его затравленный взгляд и поспешность такая потом не вяжутся друг с другом. Как и Вы, все понимаю, но... Спасибо за Ваш отзыв!
buket1
Елена Нацаренус # 24 июня 2013 в 16:55 0
Вс верно - живому живое... Но. уж, очень торопятся "друзья"! Но это решать только им двоим.
Татьяна Стафеева # 25 июня 2013 в 12:59 0
Спасибо, Леночка, за мудрый отзыв!
Конечно, все это понять можно, особенно теперь, по
прошествии времени. Звонила как-то ей наша подруга
потом рассказывает, все время разговора Санька то и дело фривольно хихикала,
а на заднем плане слышался его голос - видно, не вовремя позвонила,
потревожила молодоженов! Совет им да любовь!
Острота давно притупилась, но и не забуду - так уж получается.
Владимир Проскуров # 26 июня 2013 в 23:43 0
Любви присущ трагизм глубокий,
Любовь и смерть имеют связь,
Она мертва, когда пороки,
Ей в сердце бьют, толкают в грязь …
Татьяна Стафеева # 27 июня 2013 в 08:23 0
Владимир, Ваши строчки всегда поражают своей глубиной,
философичностью, очень всегда в тему, восхищаюсь!
Тем паче, это часто экспромты!!! Спасибо!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 super
Елена Нацаренус # 16 июля 2013 в 14:13 0
Ещё раз прочла и прихожу к тому же выводу - человек социальное существо, он не должен быть один. Верность после смерти - это лирика...или добровольное решение. Так много зависит и от возраста. Желаю таким людям, после боли утраты. ещё найти счастье в жизни, чтобы дать ей смысл! Спасибо, Танюша! Какие эмоции вызвала!
Татьяна Стафеева # 17 июля 2013 в 07:34 0
Леночка, Вы правы, конечно, но не на следующий же день бежать искать себе пару.
Какое-то время требуется, чтобы все пережить, мы же наделены,
кроме разума, еще и чувствами. У женщин редко такое бывает, чтобы
сразу же после смерти мужа искать замену, они долго потом живут одни, иногда долгие годы.
С уважением и признательностью.

040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Елена Нацаренус # 2 сентября 2013 в 19:45 0
Верно! Моя мама уже 30 лет одна... и не жалеет. Так и не смогла душой повенуться к кому-то, хотя предложения были.
Мне нравится, как мастерски вы пишете на любую тему!
Татьяна Стафеева # 3 сентября 2013 в 07:43 0
Леночка, пожалуй, мы в социуме сильно отличаемся от мужчин.
Хотя и среди них попадаются те, кто хранит верность женам, даже ушедшим.
Но это скорее исключение из правил. Спасибо!