ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Скверный день (окончание)

 

Скверный день (окончание)

27 октября 2013 - Лев Казанцев-Куртен
article166290.jpg
 
(окончание)

Слова Лены о беременности выбили Глеба из колеи. Скверные мысли лезли ему в голову, отвлекая от рукодействия, и он чуть не напортачил. Он ковырялся скальпелем в брюхе больного, словно малыш ложкой в тарелке с кашей.
После операции Глеб старательно избегал Лену. И она не подходила к нему, только иногда останавливала на нём скорбный взгляд. Её глаза царапали Глебу душу. Дождавшись окончания рабочего дня, он поспешил покинуть клинику. 

В восемь часов вечера Глеб позвонил в дверь Яниной квартиры. Муж её уже отбыл в очередной вояж. 
Как обычно, Яна усадила Глеба за стол. Они поужинали, выпили вина. Затем Яна неторопливо перемыла всю посуду. Ещё при первой встрече она пояснила Глебу, что не схватит никакого кайфа, помня, что в мойке у неё лежит грязная посуда. Покончив с посудой, яна увлекла Глеба под душ. А из душа, голые и чистые, они повалились осквернять супружеское ложе. На нём Яна превращалась то в ненасытную пантеру, то в благородную матрону, впервые изменяющую мужу, то в гулящую потаскуху, то в невинную девушку...
- В тебе погибла великая артистка, - как-то пошутил Глеб.
- Зато появилась пройдошливая бизнес-вумен, - ответила Яна.

Закончились последние мгновения жестокого, судорожного слияния их тел в муках и агонии любви. Глеб расслабился, а Яна скользнула вниз и принялась нежно ласкать его опавшее достоинство.
- Ты ещё жаждешь меня, милый? - спросила она.
- Собираюсь с силами, крошка, - ответил Глеб. - Мне хочется пить тебя бесконечно...
Яна знала, как привести уставшее мужское достоинство в боевую готовность.

Но всё когда-нибудь заканчивается. В начале второго часа ночи угомонились и Глеб с Яной. Глеб, притомившись, откинулся на подушку, а Яна направилась в туалет, но через несколько секунд она вбежала в спальню с глазами, полными ужаса.
- Муж вернулся... Он ставит машину... Он убьёт нас... - проговорила Яна дрожащим голосом.
Глеб вылетел из постели. Той скорости, с которой он оделся, мог бы позавидовать любой ротный старшина. Затем он рванул окно на себя и перепрыгнул через подоконник, благо, квартира Яны была на первом этаже, а окно спальни выходило не во двор, поэтому Янин супруг не мог увидеть его.
Покинув тёплую спальню, Глеб попал в ледяные объятия ноябрьской ночи. До дома ему нужно было добираться не меньше часа. Он шёл, проклиная и невовремя вернувшегося домой мужика, и колкий, пронизывающий ветер, и свою разнесчастную судьбу. Он спрятал руки в карманы и нащупал в правом бумажки. Это были четыре пятитысячные купюры. Яна предусмотрительно сунула их ему до бегства. Глеб мысленно поблагодарил её и взбодрился:
- Возможно, все мои неприятности остались позади... 

Уже минутах в пяти от дома Глеб пересёк улицу возле ночного клуба, из которого вырывалась дикая музыка, а перед подъездом грудились автомобили, поджидающие веселящихся хозяев. Но Глебу всё это было до лампочки. Ему хотелось поскорее попасть домой, выпить водки и лечь в ванну, чтобы выгнать из себя лёд.
Вдруг, едва не задев его, из-за его спины вылетела девушка в красной курточке. 
- Помогите, - услышал Глеб. - Насилуют...
Глеб посмотрел ей вслед и увидел, что она бежит по обледенелому асфальту босиком. Оглянувшись, он увидел всей тушей надвигающегося на него громилу в кожаной куртке.
- Стой, сучка! Всё равно поймаю! - крикнул громила.
Глеб машинально подставил ему подножку. Громила, запнувшись, грохнулся на тротуар. Глеб подскочил к нему и пару раз приложил мордой об асфальт.
Покончив с громилой Глеб поспешил ретироваться и увидел девушку. Она, видимо, поскользулась и теперь поднималась с земли.
- Здорово ты его! - похвалила девушка Глеба, а потом торопливо добавила: - Давай смываться. Этот мерзавец не один, с приятелями.
Взявшись за руки, они побежали. Глеб вбежал во двор своего дома.
- Всё, мы на месте, - сказал он девушке, перебиравшей стылыми ногами. - Сейчас пойдём ко мне, и ты примешь горячую ванну, стакан вина и поспишь, а утром решим, что делать дальше. Босиком ты сейчас далеко не убежишь. Опять-таки, бандиты, насильники...

Дома Глеб присмотрелся к девушке - по лицу её, совсем ещё детскому, расползлась косметика, курточка испачкана, колготки на коленках порваны.
Пока девушка раздевалась, Глеб пустил в ванну горячую воду. 
- Иди в ванную, отогревайся, - сказал он.
- А твоя жена не заругается, что ты привёл меня? - спросила девушка.
- Не заругается, - ответил Глеб. - Мы уже полгода в разводе. Она с детьми живёт у матери.
Девушка скрылась в ванной, а Глеб налил полстакана водки и выпил. Подумав, он плеснул ещё столько же и прошёл в ванную. Девушка уже лежала, погрузившись в воду, только полушария грудей с выпрямившимися малиновыми сосками оставались над водой.
- Прости, - сказал Глеб. - Вот, выпей, как лекарство, для предупреждения простуды.
- Окей, папаша, - весело откликнулась девушка, взяла стакан и перелила его в себя.
Вернув стакан, девушка предложила:
- Полезай, папаша, ко мне. Вместе погреемся. Не стесняйся. Повидала я мужиков...
- Спасибо, - улыбнулся Глеб. - Ванна у меня тесновата... А ты, что, из этих...
- Ага, - ответила девушка. - Из этих, папаша... 
- Не называй меня папашей, - сказал Глеб. - Мне ещё только тридцать четыре.
- Ха, моя мамка моложе тебя. Ей тридцать два. Она меня в пятнадцать лет заделала.
- А отцу сколько?
- А хрен его знает, - усмехнулась девушка. - Этих папаш у неё было столько... Та ещё давалка... А как тебя звать?
- Глеб.
- Красивое имя. А меня Валя... А здорово ты приложил его...
Валя хихикнула.
- Кого?
- Да мента, что гнался за мной. Они облаву устроили. А я скинула сапожки и дёру дала от их автобуса.
- Так это был милиционер? - ужаснулся Глеб. 
- Ха, ещё какой! 
Глебу стало немного не по себе - не хватало, чтобы он ещё милиционера изуродовал!
- Ты же могла замёрзнуть, дурочка.
- Дурочка, - согласилась Валя и пьяно потянулась к Глебу. - Хошь, оттрахай меня. Я чистая. Денег не возьму.
- Спасибо, - ответил Глеб. - Я сегодня уже натрахался до сыта. 

Он уложил Валю в свою постель, укрыл одеялом, а сам улёгся в гостиной на диване.
Близилось утро нового дня.


© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0166290

от 27 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0166290 выдан для произведения:
 

Скверный день окончание

(окончание)

Слова Лены о беременности выбили Глеба из колеи. Скверные мысли лезли ему в голову, отвлекая от рукодействия, и он чуть не напортачил. Он ковырялся скальпелем в брюхе больного, словно малыш ложкой в тарелке с кашей.
После операции Глеб старательно избегал Лену. И она не подходила к нему, только иногда останавливала на нём скорбный взгляд. Её глаза царапали Глебу душу. Дождавшись окончания рабочего дня, он поспешил покинуть клинику. 

В восемь часов вечера Глеб позвонил в дверь Яниной квартиры. Муж её уже отбыл в очередной вояж. 
Как обычно, Яна усадила Глеба за стол. Они поужинали, выпили вина. Затем Яна неторопливо перемыла всю посуду. Ещё при первой встрече она пояснила Глебу, что не схватит никакого кайфа, помня, что в мойке у неё лежит грязная посуда. Покончив с посудой, яна увлекла Глеба под душ. А из душа, голые и чистые, они повалились осквернять супружеское ложе. На нём Яна превращалась то в ненасытную пантеру, то в благородную матрону, впервые изменяющую мужу, то в гулящую потаскуху, то в невинную девушку...
- В тебе погибла великая артистка, - как-то пошутил Глеб.
- Зато появилась пройдошливая бизнес-вумен, - ответила Яна.

Закончились последние мгновения жестокого, судорожного слияния их тел в муках и агонии любви. Глеб расслабился, а Яна скользнула вниз и принялась нежно ласкать его опавшее достоинство.
- Ты ещё жаждешь меня, милый? - спросила она.
- Собираюсь с силами, крошка, - ответил Глеб. - Мне хочется пить тебя бесконечно...
Яна знала, как привести уставшее мужское достоинство в боевую готовность.

Но всё когда-нибудь заканчивается. В начале второго часа ночи угомонились и Глеб с Яной. Глеб, притомившись, откинулся на подушку, а Яна направилась в туалет, но через несколько секунд она вбежала в спальню с глазами, полными ужаса.
- Муж вернулся... Он ставит машину... Он убьёт нас... - проговорила Яна дрожащим голосом.
Глеб вылетел из постели. Той скорости, с которой он оделся, мог бы позавидовать любой ротный старшина. Затем он рванул окно на себя и перепрыгнул через подоконник, благо, квартира Яны была на первом этаже, а окно спальни выходило не во двор, поэтому Янин супруг не мог увидеть его.
Покинув тёплую спальню, Глеб попал в ледяные объятия ноябрьской ночи. До дома ему нужно было добираться не меньше часа. Он шёл, проклиная и невовремя вернувшегося домой мужика, и колкий, пронизывающий ветер, и свою разнесчастную судьбу. Он спрятал руки в карманы и нащупал в правом бумажки. Это были четыре пятитысячные купюры. Яна предусмотрительно сунула их ему до бегства. Глеб мысленно поблагодарил её и взбодрился:
- Возможно, все мои неприятности остались позади... 

Уже минутах в пяти от дома Глеб пересёк улицу возле ночного клуба, из которого вырывалась дикая музыка, а перед подъездом грудились автомобили, поджидающие веселящихся хозяев. Но Глебу всё это было до лампочки. Ему хотелось поскорее попасть домой, выпить водки и лечь в ванну, чтобы выгнать из себя лёд.
Вдруг, едва не задев его, из-за его спины вылетела девушка в красной курточке. 
- Помогите, - услышал Глеб. - Насилуют...
Глеб посмотрел ей вслед и увидел, что она бежит по обледенелому асфальту босиком. Оглянувшись, он увидел всей тушей надвигающегося на него громилу в кожаной куртке.
- Стой, сучка! Всё равно поймаю! - крикнул громила.
Глеб машинально подставил ему подножку. Громила, запнувшись, грохнулся на тротуар. Глеб подскочил к нему и пару раз приложил мордой об асфальт.
Покончив с громилой Глеб поспешил ретироваться и увидел девушку. Она, видимо, поскользулась и теперь поднималась с земли.
- Здорово ты его! - похвалила девушка Глеба, а потом торопливо добавила: - Давай смываться. Этот мерзавец не один, с приятелями.
Взявшись за руки, они побежали. Глеб вбежал во двор своего дома.
- Всё, мы на месте, - сказал он девушке, перебиравшей стылыми ногами. - Сейчас пойдём ко мне, и ты примешь горячую ванну, стакан вина и поспишь, а утром решим, что делать дальше. Босиком ты сейчас далеко не убежишь. Опять-таки, бандиты, насильники...

Дома Глеб присмотрелся к девушке - по лицу её, совсем ещё детскому, расползлась косметика, курточка испачкана, колготки на коленках порваны.
Пока девушка раздевалась, Глеб пустил в ванну горячую воду. 
- Иди в ванную, отогревайся, - сказал он.
- А твоя жена не заругается, что ты привёл меня? - спросила девушка.
- Не заругается, - ответил Глеб. - Мы уже полгода в разводе. Она с детьми живёт у матери.
Девушка скрылась в ванной, а Глеб налил полстакана водки и выпил. Подумав, он плеснул ещё столько же и прошёл в ванную. Девушка уже лежала, погрузившись в воду, только полушария грудей с выпрямившимися малиновыми сосками оставались над водой.
- Прости, - сказал Глеб. - Вот, выпей, как лекарство, для предупреждения простуды.
- Окей, папаша, - весело откликнулась девушка, взяла стакан и перелила его в себя.
Вернув стакан, девушка предложила:
- Полезай, папаша, ко мне. Вместе погреемся. Не стесняйся. Повидала я мужиков...
- Спасибо, - улыбнулся Глеб. - Ванна у меня тесновата... А ты, что, из этих...
- Ага, - ответила девушка. - Из этих, папаша... 
- Не называй меня папашей, - сказал Глеб. - Мне ещё только тридцать четыре.
- Ха, моя мамка моложе тебя. Ей тридцать два. Она меня в пятнадцать лет заделала.
- А отцу сколько?
- А хрен его знает, - усмехнулась девушка. - Этих папаш у неё было столько... Та ещё давалка... А как тебя звать?
- Глеб.
- Красивое имя. А меня Валя... А здорово ты приложил его...
Валя хихикнула.
- Кого?
- Да мента, что гнался за мной. Они облаву устроили. А я скинула сапожки и дёру дала от их автобуса.
- Так это был милиционер? - ужаснулся Глеб. 
- Ха, ещё какой! 
Глебу стало немного не по себе - не хватало, чтобы он ещё милиционера изуродовал!
- Ты же могла замёрзнуть, дурочка.
- Дурочка, - согласилась Валя и пьяно потянулась к Глебу. - Хошь, оттрахай меня. Я чистая. Денег не возьму.
- Спасибо, - ответил Глеб. - Я сегодня уже натрахался до сыта. 

Он уложил Валю в свою постель, укрыл одеялом, а сам улёгся в гостиной на диване.
Близилось утро нового дня.


Рейтинг: +6 280 просмотров
Комментарии (20)
0000 # 27 октября 2013 в 14:57 +1
Должна вам сказать, окончания дня не менее скверное. Так и импотентом можно стать))Улыбнуло)
Лев Казанцев-Куртен # 27 октября 2013 в 15:54 +1
От того он и скверный. Но не все же дни такие..)))
0000 # 27 октября 2013 в 16:16 +1
тут без сомнения, но иногда хватит одного скверного дня, чтобы приходить в себя пару месяцев)
Лев Казанцев-Куртен # 27 октября 2013 в 17:26 +1
Или несколько лет...)))
0000 # 28 октября 2013 в 00:16 +1
Случается и такое)))
Владомира # 27 октября 2013 в 17:18 +1
ему постоянно попадались несчастные женщины, а несчастная женщина, это как вирус, они сделали его больным...
Лев Казанцев-Куртен # 27 октября 2013 в 17:26 0
Ну почему только несчастные... Скорее, он делал их несчастными.
Тая Кузмина # 27 октября 2013 в 20:04 +1
Всё проходит, всё меняется, жизнь продолжается...


Лев Казанцев-Куртен # 27 октября 2013 в 20:19 0
И ничто её не остановит.
Галина Дашевская # 27 октября 2013 в 20:05 +1
Глеб, интересный рассказ! Спасибо! Действительно день плохой начался.
Лев Казанцев-Куртен # 27 октября 2013 в 20:28 +2
Глеб - ЛГ, Галина.

А дни бывают разные. Главное, не падать духом...
Галина Дашевская # 28 октября 2013 в 17:12 +2
Лев, бывает и на старуху проруха. Не так ли?
Лев Казанцев-Куртен # 28 октября 2013 в 18:37 +2
И не только на старуху, но и на молодых
тоже, Галина.
Александр Дашевский # 28 октября 2013 в 22:58 +2
Мне понравился рассказ.
Спасибо!
Лев Казанцев-Куртен # 28 октября 2013 в 23:47 +1
Денис Маркелов # 28 октября 2013 в 23:47 +1
Очень напомнило фильмы 1960-х. Романтика и рефлексия
Лев Казанцев-Куртен # 28 октября 2013 в 23:49 +1
Так я ж оттуда, Денис...
Галина Дашевская # 29 октября 2013 в 14:51 0
Лев, браво за ответ! Сижу и смеюсь. super
Савва Лёд # 29 октября 2013 в 21:58 0
Дочитал.
Теперь буду мучится и думать про каждого ЛГ.
Лев Казанцев-Куртен # 29 октября 2013 в 22:48 0