ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Сходил за хлебушком

 

Сходил за хлебушком

21 марта 2013 - Николай Тимохин
article125099.jpg

 

 

Одним из устоявшихся правил в семье пенсионеров Валентины Васильевны и её мужа Бориса было то, что на ночь в их квартире всегда должен быть запас хлеба. Это повелось еще с военного детства тети Вали, как уважительно называли её все соседи, когда мама говорила дочке: «Уясни себе, Валюша, когда ты ложишься спать, ты должна быть уверена, что на утро у тебя в доме есть хлеб». И дочка запомнила это. А вместе с этим и все годы военного детства. И полуголодное существование первых мирных лет.

-Ты бы, Бориска, сходил за хлебушком. Что-то я, старая, не подрасчитала, - сказала она мужу, - а то  на утро у нас всего два кусочка осталось.

- Так может, завтра свеженького и купим? – попытался было воспротивиться тот. - А перед сном чаю попьем с печеньем. И то я, скорее всего, на ночь сладкого не буду.

- Да нет, сходи уж за хлебушком, пока магазин в нашем доме не закрылся, - Валентина Васильевна была непреклонна. - Восьми  ведь еще нет!

Семья пенсионеров проживала в старом трехэтажном многоквартирном доме. Он располагался на привокзальной территории, и одной своей стороной выходил на гаражи, за которыми пролегала железная дорога. В доме было три подъезда, и находился он хоть и не в оживленной местности, но, тем не менее, одна из квартир второго подъезда, все же была переделана под магазин.

Вот  оно веяние времени! Когда везде, где это надо или нет, в жилых домах открывают магазины, парикмахерские и стоматологии.

Но с другой стороны, жильцам, наверное, это было удобно: возникла вдруг необходимость, и побежал в свой же дом – в магазин. Правда для этого надо завернуть за угол и пройти вдоль дома до половины.

         Соседями милых пенсионеров была еще одна пара: хозяйка квартиры – Вера и её сожитель Сергей.

Как  известно,  любовь – зла. Но  что сближало именно этих людей, для всех их соседей оставалось загадкой. О любви между Верой и Сергеем, которым уже было «хорошо за тридцать», речи и быть не могло. Если же их сближало обоюдное уважение, то оно было столь скрытым, что вызывало сомнение в своем присутствии вообще. Оставались только привязанность или привычка – не самое лучшее,  что может сближать людей.

Но, несмотря ни на что, пара существовала, при этом перебиваясь случайными заработками. Оказывается, в наше время и так жить можно. Люди привыкают ко всему. Правда, Сергей нередко просил взаймы у дяди Бори. И пенсионер ему давал. Сосед всегда вовремя возвращал деньги, считая это своим «долгом чести».

Вот так и получалось у них: дядя Боря украдкой от своей «старухи» выручал малопьющего соседа, а Сергей тайком от Верки занимал у соседа, чтобы выпить, если у него у самого в тот момент не было денег.

Пенсионеры, как, наверное, и подобает людям их возраста и воспитания, жили дружно. Семейные скандалы им были знакомы разве что по сериалам в телевизоре. А частые «разборки» с употреблением «бесовских словечек», как их называла тетя Валя, имели место в квартире «молодых» - Веры и Сергея.

 - Что-то опять Верка, шальная баба, на мужика налетела. Сидела бы да радовалась, что хоть такой есть. А Сережка, он же неплохой. Когда трезвый,  и дома все починить может, и еще соседям подсобит. Опять же, копеечку лишнюю в семью принесет, - защищала соседа пенсионерка, говоря все это своему мужу.

И он с ней соглашался. Не понимала этого только сама Верка. Вот и в тот вечер она раскричалась на Сергея из-за какой-то мелочи. Скандал разгорелся на пустом  месте. И теперь уже трудно вспомнить, что послужило его причиной.

- Ты в мою квартиру таскаешь всякий хлам! – кричала Вера. - Завалил уже полкоридора и весь балкон! Остались только кухня и спальня! Продать все это некому. Да и кто купит - у тебя это барахло?!!

- Ты же знаешь, я могу кое-что починить или собрать из двух вещей одну, а потом пройдусь по базару, предложу людям, - оправдывался Сергей.

 - Ой, поглядите-ка на него! Из двух одну собрать он удумал, - возмущению Верки не было предела. - Ты из двух только одну бутылку мастак выпить, а на другую уже силенок не хватит. Ты мне, сколько раз обещал застеклить балкон? Я долго буду любоваться этими гаражами, да вагонами? Когда делать-то будешь? Скоро? Да не бреши ты!!!

          - Ой, что-то Синельниковы опять развоевались совсем, - открывая дверь перед мужем и пропуская его на площадку, вздохнула тетя Валя.

          - Молодые бранятся - только тешатся,  - ответил дядя Боря. - Совсем девка запилила Сергея. Житья ему не дает. Вот как ты меня, послала же в магазин на ночь глядя!

          - Сиди там, - отмахнулась Валентина Васильевна, - молодых нашел. Иди уж, защитник!

          - Погодь, дай я очки свои возьму, а то в магазине, поди как, опять тускло для меня будет, - сказал дядя Боря и шагнул обратно в коридор.

- Ты бы не возвращался, Бориска, примета плохая, - засуетилась тетя Валя. - Я тебе сама вынесу.

- Да ты не найдешь, они на столе где-то, - ответил Борис. - Сам возьму. Какую еще примету ты, старая, выдумала? Я же не на экзамен иду. Отходил свое…

И мужчина вышел на улицу. Он поймал себя на мысли, что погода в этот вечер просто замечательная, безветренная, теплая. Вокруг ни души и тихо.

«Что-то, как-то, все как не живое. Не к добру… - пронеслось в голове дяди Бори, пока он заворачивал за дом. Но он быстро взял себя в руки. - Фу ты, это старая мне чего-то там наговорила… Жизнь продолжается! Вон Синельниковы ругаются, Серега на балкон что-то выбегал».

Направляясь к магазину, дядя Боря поравнялся с балконами второго и третьего этажа. И вдруг услышал где-то над своею головой крик: «Вон, смотри, как он летит!»

И пенсионер задрал голову…

А несколькими минутами раньше, в квартире Синельниковых скандал, учинённый хозяйкой, все больше и больше набирал свои обороты.

 - Скоро! Да не бреши ты! – не унималась женщина.

Сергей в сердцах выскочил на балкон, чтобы хоть как-то разрядить обстановку. Его уже всего трясло, и он еле сдерживался, чтобы не срываться на крик.

 - Вот иди, посмотри, что у нас на балконе делается! Бардак! Не развернуться! А там еще этот чертов телек стоит, – продолжала атаковать Верка. - Я его сама тогда выкину! Он мне мешает! Ты обещал сделать полочки на балконе, а припер этот хлам. Да мужик ты, в конце концов, или нет?

Причиной скандала теперь стал старый советский ламповый телевизор небольшого размера. Такие  раньше смотрели в спальне или на кухне.

Сергей, действительно, подобрал его на свалке, а туда сейчас еще ни такие вещи выносят, но Верка-то не понимает! Телевизор можно исправить, только ручку на переключатель каналов поискать на базаре надо. Правда, таких уже нет, но ведь всякое может быть…

Сергей метнулся с балкона в комнату.

 - Я выкину его завтра сама и посажу на балконе цветочки…

Нервы у Сергея сдали. Мужчина прижал к груди деревянный ящик, символ благосостояния многих советский семей в старые добрые времена, и как заправский баскетболист, с криком: «Вон, смотри, как он летит!» сделал бросок с балкона.  А  затем шагнул в комнату, громко хлопнув балконной дверью.

Поэтому Сергей  даже и не задумался, а почему это он  не услышал звука, характерного падающему с третьего этажа на землю телевизору? Ведь должен был быть, по меньшей мере, какой-то удар об асфальт, а по большому счету, грохот разбитого стекла от кинескопа и всего остального? Но все почему-то получилось бесшумно.

А через неделю в местной газете в рубрике «Хроника криминальных происшествий» была напечатана небольшая заметка. Он называлась «Сходил за хлебушком». И в ней сухим протокольным языком извещалось о том, как на почве семейного скандала, переросшего в дебош, был нанесен вред здоровью ни в чем неповинного человека, с причинением ему тяжких телесных повреждений, приведших к моментальной смерти гражданина N. А именно, от удара углом телевизора марки «Рассвет» по основанию черепа.

Семей, март 2013

 

                                 Послесловие

Написав последние строки, я снова вспомнил во всех подробностях, свою случайную встречу с женщиной, которую я в рассказе назвал Валентиной Васильевной.

Все описанные события произошли в моем районе, в самом начале нового века, в январе. Я в то время работал связистом и ходил по вызовам. И был обрадован, узнав о том, что  в конце моего рабочего дня, мне нужно было сходить совсем недалеко от моего дома,  в соседний квартал.

         Хозяйкой квартиры в старом трехэтажном кирпичном, многоквартирном  доме оказалась миловидная, добродушная пожилая женщина. Уж не  помню, как все началось, но она неожиданно поведала мне нелепую и ужасную историю о смерти своего мужа, причем в канун нового года.

Её супруг, в свои преклонные годы, был достаточно крепким. Он не пил, не курил, прошел всю войну. Любил общаться с людьми и поэтому где-то прирабатывал.

В тот злополучный вечер он пришел с работы достаточно поздно. По какой - то причине дома не оказалось ни крошки хлеба. Супруга сообщила ему это прямо с порога. И сказала, что пока она будет разогревать еду, надо быстренько купить хлеб, в соседнем подъезде их дома.

Мужчина вышел во двор и, сокращая свой жизненный путь, пошел почти что под балконами. А с одного из них, мне женщина потом показала ту квартиру, какими-то алкашами, был выброшен телевизор. Старый советский. На голове мужчины была зимняя шапка.

Но удар был настолько сильным, что угол деревянного корпуса телевизора пробил и саму шапку. Виновнику этого происшествия тогда дали года четыре, а пенсионера, так и не купившего хлеба – похоронили.

                                  ***

© Copyright: Николай Тимохин, 2013

Регистрационный номер №0125099

от 21 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0125099 выдан для произведения:

 

 

Одним из устоявшихся правил в семье пенсионеров Валентины Васильевны и её мужа Бориса было то, что на ночь в их квартире всегда должен быть запас хлеба. Это повелось еще с военного детства тети Вали, как уважительно называли её все соседи, когда мама говорила дочке: «Уясни себе, Валюша, когда ты ложишься спать, ты должна быть уверена, что на утро у тебя в доме есть хлеб». И дочка запомнила это. А вместе с этим и все годы военного детства. И полуголодное существование первых мирных лет.

-Ты бы, Бориска, сходил за хлебушком. Что-то я, старая, не подрасчитала, - сказала она мужу, - а то  на утро у нас всего два кусочка осталось.

- Так может, завтра свеженького и купим? – попытался было воспротивиться тот. - А перед сном чаю попьем с печеньем. И то я, скорее всего, на ночь сладкого не буду.

- Да нет, сходи уж за хлебушком, пока магазин в нашем доме не закрылся, - Валентина Васильевна была непреклонна. - Восьми  ведь еще нет!

Семья пенсионеров проживала в старом трехэтажном многоквартирном доме. Он располагался на привокзальной территории, и одной своей стороной выходил на гаражи, за которыми пролегала железная дорога. В доме было три подъезда, и находился он хоть и не в оживленной местности, но, тем не менее, одна из квартир второго подъезда, все же была переделана под магазин.

Вот  оно веяние времени! Когда везде, где это надо или нет, в жилых домах открывают магазины, парикмахерские и стоматологии.

Но с другой стороны, жильцам, наверное, это было удобно: возникла вдруг необходимость, и побежал в свой же дом – в магазин. Правда для этого надо завернуть за угол и пройти вдоль дома до половины.

         Соседями милых пенсионеров была еще одна пара: хозяйка квартиры – Вера и её сожитель Сергей.

Как  известно,  любовь – зла. Но  что сближало именно этих людей, для всех их соседей оставалось загадкой. О любви между Верой и Сергеем, которым уже было «хорошо за тридцать», речи и быть не могло. Если же их сближало обоюдное уважение, то оно было столь скрытым, что вызывало сомнение в своем присутствии вообще. Оставались только привязанность или привычка – не самое лучшее,  что может сближать людей.

Но, несмотря ни на что, пара существовала, при этом перебиваясь случайными заработками. Оказывается, в наше время и так жить можно. Люди привыкают ко всему. Правда, Сергей нередко просил взаймы у дяди Бори. И пенсионер ему давал. Сосед всегда вовремя возвращал деньги, считая это своим «долгом чести».

Вот так и получалось у них: дядя Боря украдкой от своей «старухи» выручал малопьющего соседа, а Сергей тайком от Верки занимал у соседа, чтобы выпить, если у него у самого в тот момент не было денег.

Пенсионеры, как, наверное, и подобает людям их возраста и воспитания, жили дружно. Семейные скандалы им были знакомы разве что по сериалам в телевизоре. А частые «разборки» с употреблением «бесовских словечек», как их называла тетя Валя, имели место в квартире «молодых» - Веры и Сергея.

 - Что-то опять Верка, шальная баба, на мужика налетела. Сидела бы да радовалась, что хоть такой есть. А Сережка, он же неплохой. Когда трезвый,  и дома все починить может, и еще соседям подсобит. Опять же, копеечку лишнюю в семью принесет, - защищала соседа пенсионерка, говоря все это своему мужу.

И он с ней соглашался. Не понимала этого только сама Верка. Вот и в тот вечер она раскричалась на Сергея из-за какой-то мелочи. Скандал разгорелся на пустом  месте. И теперь уже трудно вспомнить, что послужило его причиной.

- Ты в мою квартиру таскаешь всякий хлам! – кричала Вера. - Завалил уже полкоридора и весь балкон! Остались только кухня и спальня! Продать все это некому. Да и кто купит - у тебя это барахло?!!

- Ты же знаешь, я могу кое-что починить или собрать из двух вещей одну, а потом пройдусь по базару, предложу людям, - оправдывался Сергей.

 - Ой, поглядите-ка на него! Из двух одну собрать он удумал, - возмущению Верки не было предела. - Ты из двух только одну бутылку мастак выпить, а на другую уже силенок не хватит. Ты мне, сколько раз обещал застеклить балкон? Я долго буду любоваться этими гаражами, да вагонами? Когда делать-то будешь? Скоро? Да не бреши ты!!!

          - Ой, что-то Синельниковы опять развоевались совсем, - открывая дверь перед мужем и пропуская его на площадку, вздохнула тетя Валя.

          - Молодые бранятся - только тешатся,  - ответил дядя Боря. - Совсем девка запилила Сергея. Житья ему не дает. Вот как ты меня, послала же в магазин на ночь глядя!

          - Сиди там, - отмахнулась Валентина Васильевна, - молодых нашел. Иди уж, защитник!

          - Погодь, дай я очки свои возьму, а то в магазине, поди как, опять тускло для меня будет, - сказал дядя Боря и шагнул обратно в коридор.

- Ты бы не возвращался, Бориска, примета плохая, - засуетилась тетя Валя. - Я тебе сама вынесу.

- Да ты не найдешь, они на столе где-то, - ответил Борис. - Сам возьму. Какую еще примету ты, старая, выдумала? Я же не на экзамен иду. Отходил свое…

И мужчина вышел на улицу. Он поймал себя на мысли, что погода в этот вечер просто замечательная, безветренная, теплая. Вокруг ни души и тихо.

«Что-то, как-то, все как не живое. Не к добру… - пронеслось в голове дяди Бори, пока он заворачивал за дом. Но он быстро взял себя в руки. - Фу ты, это старая мне чего-то там наговорила… Жизнь продолжается! Вон Синельниковы ругаются, Серега на балкон что-то выбегал».

Направляясь к магазину, дядя Боря поравнялся с балконами второго и третьего этажа. И вдруг услышал где-то над своею головой крик: «Вон, смотри, как он летит!»

И пенсионер задрал голову…

А несколькими минутами раньше, в квартире Синельниковых скандал, учинённый хозяйкой, все больше и больше набирал свои обороты.

 - Скоро! Да не бреши ты! – не унималась женщина.

Сергей в сердцах выскочил на балкон, чтобы хоть как-то разрядить обстановку. Его уже всего трясло, и он еле сдерживался, чтобы не срываться на крик.

 - Вот иди, посмотри, что у нас на балконе делается! Бардак! Не развернуться! А там еще этот чертов телек стоит, – продолжала атаковать Верка. - Я его сама тогда выкину! Он мне мешает! Ты обещал сделать полочки на балконе, а припер этот хлам. Да мужик ты, в конце концов, или нет?

Причиной скандала теперь стал старый советский ламповый телевизор небольшого размера. Такие  раньше смотрели в спальне или на кухне.

Сергей, действительно, подобрал его на свалке, а туда сейчас еще ни такие вещи выносят, но Верка-то не понимает! Телевизор можно исправить, только ручку на переключатель каналов поискать на базаре надо. Правда, таких уже нет, но ведь всякое может быть…

Сергей метнулся с балкона в комнату.

 - Я выкину его завтра сама и посажу на балконе цветочки…

Нервы у Сергея сдали. Мужчина прижал к груди деревянный ящик, символ благосостояния многих советский семей в старые добрые времена, и как заправский баскетболист, с криком: «Вон, смотри, как он летит!» сделал бросок с балкона.  А  затем шагнул в комнату, громко хлопнув балконной дверью.

Поэтому Сергей  даже и не задумался, а почему это он  не услышал звука, характерного падающему с третьего этажа на землю телевизору? Ведь должен был быть, по меньшей мере, какой-то удар об асфальт, а по большому счету, грохот разбитого стекла от кинескопа и всего остального? Но все почему-то получилось бесшумно.

А через неделю в местной газете в рубрике «Хроника криминальных происшествий» была напечатана небольшая заметка. Он называлась «Сходил за хлебушком». И в ней сухим протокольным языком извещалось о том, как на почве семейного скандала, переросшего в дебош, был нанесен вред здоровью ни в чем неповинного человека, с причинением ему тяжких телесных повреждений, приведших к моментальной смерти гражданина N. А именно, от удара углом телевизора марки «Рассвет» по основанию черепа.

Семей, март 2013

 

                                 Послесловие

Написав последние строки, я снова вспомнил во всех подробностях, свою случайную встречу с женщиной, которую я в рассказе назвал Валентиной Васильевной.

Все описанные события произошли в моем районе, в самом начале нового века, в январе. Я в то время работал связистом и ходил по вызовам. И был обрадован, узнав о том, что  в конце моего рабочего дня, мне нужно было сходить совсем недалеко от моего дома,  в соседний квартал.

         Хозяйкой квартиры в старом трехэтажном кирпичном, многоквартирном  доме оказалась миловидная, добродушная пожилая женщина. Уж не  помню, как все началось, но она неожиданно поведала мне нелепую и ужасную историю о смерти своего мужа, причем в канун нового года.

Её супруг, в свои преклонные годы, был достаточно крепким. Он не пил, не курил, прошел всю войну. Любил общаться с людьми и поэтому где-то прирабатывал.

В тот злополучный вечер он пришел с работы достаточно поздно. По какой - то причине дома не оказалось ни крошки хлеба. Супруга сообщила ему это прямо с порога. И сказала, что пока она будет разогревать еду, надо быстренько купить хлеб, в соседнем подъезде их дома.

Мужчина вышел во двор и, сокращая свой жизненный путь, пошел почти что под балконами. А с одного из них, мне женщина потом показала ту квартиру, какими-то алкашами, был выброшен телевизор. Старый советский. На голове мужчины была зимняя шапка.

Но удар был настолько сильным, что угол деревянного корпуса телевизора пробил и саму шапку. Виновнику этого происшествия тогда дали года четыре, а пенсионера, так и не купившего хлеба – похоронили.

                                  ***

Рейтинг: +2 270 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!