Школа 2020



До конца урока осталось полторы минуты, и Анжела Игоревна, рывком глотнув воздуха, громко сказала: «А сейчас, ребята, отодвиньте тесты на край стола и внимание на учителя!»
Семиклассники подняли головы, и, с ленцой, но одобрительно уставились на женщину.
В эту секунду Анжела Игоревна метнулась к столу, и двумя, хорошо отработанными движениями включила музыку и видеоряд по периметру класса. Комната превратилась в степь, пронзенную алым закатом. На фоне умирающего неба медленно брели вдаль всадники.
Женщина стремительно вышла в середину аудитории, и замерла поникнув. Голос зазвучал неспешно, подражая былинным напевам.
Зазвучал отрывок из «Задонщины»:

«Черна земля под копытами, костями татарскими поля усеяны, а кровью их земля залита. Это сильные рати сошлись вместе и растоптали холмы и луга, а реки, потоки и озера замутились. Кликнул Див в Русской земле, велит послушать грозным землям. Понеслась слава к Железным Воротам, и к Орначу, к Риму, и к Кафе по морю, и к Тырнову, а оттуда к Царьграду на похвалу русским князьям: Русь великая одолела рать татарскую на поле Куликовом, на речке Непрядве.»

С последними словами нежно замурлыкал звонок.
-Урок окончен! Всем спасибо! – Учительница выключила видеоэффекты, и класс вернулся к обычному образу.
Дети, радостно вскочив с мест, ринулись в коридор.

«Уф!» - Вздохнула Анжела Игоревна, на секунду опускаясь в кресло. Ноги гудели – этот урок - пятый, а сидеть учитель не должен!
Нельзя терять контакт.
Контакт и темп! Темп и контакт!
Вот единственный способ хоть как-то приковать внимание детей. Иначе они найдут себе более интересное занятие. А система наблюдения четко и сухо фиксирует уровень внимания группы. Упадет ниже шестидесяти процентов – прощайте стимулирующие выплаты – нарушено право учащихся на образование! Приказ № 136 от 2 сентября 2014 года.
А это деньги!
Хоть и небольшие – но деньги…

«Черт! – Ругнулась Анжела Игоревна, - чего сидим-то?! Дежурить! Пункт 12.4 Правил внутреннего трудового распорядка, а также пункт 3.2. Должностных обязанностей учителя Общеобразовательного учреждения». – Четко сформулировала память.
Она резво вскочила и бросилась в коридор, уже гудящий как улей.

На трех этажах кипит жизнь! В самом бурном её проявлении - в образе юного будущего человечества.
Будущее выплескивает массу энергии в окружающий мир как положительной, так и отрицательной. И работники школы остаются единственным буфером между юными созданиями и враждебной окружающей средой. Их задача – оберегать! - Приказ № 145 от 17 ноября 2013 года, «О задачах педагогических коллективов Общеобразовательных учреждений».

Анжела Игоревна заняла место дежурного учителя.
В сектор её наблюдения входит часть рекреации между кабинетом истории и математики. Здесь, на пятачке в шестьдесят квадратных метров все, что происходит с учащимися ложится тяжким бременем ответственности именно на неё Анжелу Игоревну Полякову – учителя истории: приказ по школе № 2 от 1 сентября 2020 года «Об организации безопасного функционирования образовательного учреждения».

Уже через секунду помощь дежурного учителя понадобилась шестиклассникам. Шалуны устроили катание на конях и попытались вдвоем оседлать своего, менее приспособленного к выживанию одноклассника. Вся троица с грохотом повалилась на пол.
Мгновенно оценив ситуацию, Анжела Игоревна подхватила того, что падал вниз лицом и мог покалечиться.
Малыш остался цел, дежурному учителю досталось ногой в бок. Трое мальчиков с веселым гоготом вскочили и бросились прочь.
- Уф! – Облегченно вздохнула учительница, там уже зона ответственности Виктории Дмитриевны – учителя химии.

А еще говорят, что десять лет назад учителя не сдавали физподготовку и были слабыми и часто полными женщинами. Как же они работали? Этих вот – Анжела Игоревна бросила взгляд вслед шестиклассникам - полная женщина и не поймала бы, и удар ногой не всякая выдержит…

- Ты что, сука паршивая! – Повысил голос десятиклассник, высокий красивый юноша с четками в руках. Четки он нервно крутил – ускоряя темп, его узкое лицо медленно приобретало хищнический оскал, нехороший признак.
Анжела Игоревна подвинулась чуть ближе.
- Да ты понимаешь, падаль, что ты по своему образу жизни не имеешь прав на то, чего требуешь. Да ты никто и звать тебя никак б…ь!
- Па-а-шел ты на хер! – Девушка рявкнула в ответ и, с независимым видом полезла в сумочку.

Грубости давно не шокировали Анжелу Игоревну, этому пришлось научиться. Когда она устраивалась на работу, директор сказал прямо: «Вы будете работать в элитном учебном заведении, поэтому правило одно : выдержка, выдержка и еще раз выдержка!»

О том, чтобы остановить этот нецензурный диалог и речи быть не может, ведь перемена – личное время учащихся и вмешательство в их частную жизнь противоречит Информационному письму Минобразования от 12 апреля 2016 года «О соблюдении прав и свобод учащихся образовательных учреждений России» и уставу школы п.15.6…
-Ну все, шалава! – Зарычал юноша, прекратил крутить четки и ринулся на девицу. Анжела Игоревна бросилась к детям: будет схватка, кто-то упадет, нужно страховать.
В следующую секунду девица выхватила из сумочки маленький приборчик и ткнула им в живот нападающего.

- Электрошок! – Мелькнула мысль, и учительница подхватила резко обмякшее тело десятиклассника. Перетащив его к диванчику и
аккуратно уложив юношу, она достала телефон и набрала номер медика. Вот и все, а дальше решать законным представителям детей.
Будет заявление – будет разбирательство. А нет заявления – так что тут поделаешь: пункт 1.14 Порядка расследования конфликтных ситуаций в Образовательных учреждениях.
Дежурный учитель обвела взглядом помещение: вроде бы все спокойно. Вот только у окна стайка шестиклассников как-то очень бурно и вульгарно обсуждают увиденное в планшете – похоже, порно-сайт изучают. Анжела Игоревна отвернулась: планшет – личная собственность, перемена – личное время, учитель вмешиваться права не имеет согласно Информационному письму Минобразования от 12 апреля 2016 года «О соблюдении прав и свобод учащихся образовательных учреждений России» и уставу школы п.15.6…

Тем временем четверо мальчиков восьмиклассников отняли сумку у одноклассницы и устроили игру в «собачку». Мальчики перекидывают сумку друг другу, очень веселясь от того, что рыжая маленькая девчушка никак не может вернуть себе портфель.

Анжела Игоревна некоторое время наблюдает за детской игрой, а затем, вдруг резким броском подхватила на лету сумку, спасая, таким образом, голову зазевавшегося мальчика.
- У-у-у, - недовольно завыли остальные, девочка воспользовалась секундным замешательством, выхватила своё из рук учителя и, зло сверкнув глазками, убежала в класс.

- Как дела? - Подошла учительница физической культуры Ольга Владимировна,
- Дежурим. – Коротко ответила Анжела Игоревна.
- А у меня девятиклассник Владик Дорлюк накакал в портфель однокласснику Ване Мамину, во время урока.
Ольга Владимировна равнодушно посмотрела на парочку одиннадцатиклассников, целующихся в углу. Рука юноши очень активно работает между ног у девушки, юбка задралась так, что периодически становилась видна попка девицы. Парочка изнывает от похоти.

Учителя отвели взгляд. Смотреть на это – нарушение прав несовершеннолетних на личную жизнь: Информационное письмо Минобразования от 12 апреля 2016 года «О соблюдении прав и свобод учащихся образовательных учреждений России».

– Представляешь, в раздевалку прокрался, а я не заметила. – Ольга Владимировна не на шутку огорчена. – Теперь премии не видать мне, да еще сумку и учебники придется покупать: пункт 20.11 устава школы и пункт 2.16 Порядка расследования конфликтных ситуаций в Образовательных учреждениях.

- Куда портфель-то дела? – Стало любопытно Анжеле Игоревне.
- Ну, куда? К директору унесла. Пусть связывается с законными представителями. Все согласно Порядка расследования…

- Да, да, - Анжела Игоревна понятливо и участливо заулыбалась.
- Ну, все, я побегу, а то не дай Бог у меня там на первом этаже что случится, потом не расплачусь вообще! – Она помчалась по коридору, ловко маневрируя между детскими группками.

- Да задолбал этот Достоевский их! – Громко закричал полненький десятиклассник.
- Тварь ли я дрожащая, или право имею?! – Он театрально громко кричит и кривляется. Рядом, его одноклассницы с удовольствием наблюдают за представлением.

- Всякую херню понаписал! Чмо вонючее! А нам теперь мозги пудрят!
Толстяк выхватил из сумки большую книгу и попытался её порвать. Однако силенок для этого сразу не хватило, что рассердило юношу еще больше. Он схватил растрепавшуюся книжку за одну корочку, а второй рукой торжественно извлек из брюк зажигалку.

Анжела Игоревна и сообразить не успела, как паренек нажал на кнопку и поджег листок книги. Бумага, на удивление живо занялась огнем.

« Возгорание!» - Четко вынесло определение сознание: п. 10.7 инструкции по соблюдению противопожарного режима…

Анжела Игоревна схватила с подставки огнетушитель и кинулась к поджигателю.

- Прочь, мракобес! – Неожиданно рявкнула она на мальчишку и оттолкнула его в сторону. Горящая книжка упала, и учительница направила на огонь струю пены.
Дети ошалело уставились на учительницу, удивление на их лицах медленно сменялось возмущением: «Как посмела?!»…

Спасительной трелью замурлыкал звонок, и детишки неспешно отправились по классам. Анжела Игоревна поставила огнетушитель на пол и бездумно уставилась на жалкую обгорелую книжку в лужице пены. К ней уже спешила техработник с роботом-уборщиком, что-то еле слышно бормоча себе под нос. А учительница вдруг ясно осознала, в какие неприятности она только что попала…

«Боже мой! Толкнула ребенка! Да еще при всех мракобесом назвала… Катастрофа»!

К счастью урока следующего нет, и Анжела Игоревна получила небольшой тайм-аут, чтобы прийти в себя.
Она медленно повернулась на пятках и, сгорбившись, направилась в учительскую – писать докладную.
Через десять минут, текст был готов, учительница набрала адрес и щелкнула «Enter». Документ ушел к директору.
Женщина устало откинулась на спинку кресла.
Странное оцепенение охватило ее, дышать стало трудно и руки тяжелыми плетьми бессильно опустились на колени.
«Что же теперь будет?»: Попыталась она рассуждать спокойно. Однако в висках стучало: «Это конец! Карьера Ваша Анжелочка закончилась! И вообще молите Бога, чтобы позволил отделаться хотя бы условным наказанием…»
Монитор компьютера вдруг загорелся, и появилось строгое лицо секретаря.
- Анжела Игоревна! Вы еще здесь? – Подымитесь к Сергею Николаевичу, холодно глядя сквозь очки, продекламировал палач.
- Иду. …

В приемной пришлось ждать.
Директор униженно перед кем-то оправдывался, беседуя по скайпу, иногда он почти шептал, но в приоткрытую дверь вырывались обрывки фраз.

- … Я прошу прощенья… Да! Да. Конечно… Мы примем все необходимые … Это дикое нарушение… Виновный будет… Нет. Нет…

В душе Анжелы Игоревны проснулась гадкая черная кошка, которая стала точить свои кривые когти о сердце и затянула отвратительный вой. Глаза вдруг непривычно защипало:

«Это что еще – слезы, что ли?!»
От слез учителей отучали еще в педакадемии. Железные нервы – единственное условие успешной работы в школе.

Что-то пискнуло на столе секретаря, и она вежливо проговорила: «Проходите!»
Анжела Игоревна нерешительно поднялась со стула и толкнула дверь в кабинет директора. В эту минуту, в приемную ввалились два крепких молодца с чрезвычайно деловым видом, они о чем –то тихо заговорили с секретаршей.

- Садитесь! – Сухо сказал директор.
Учительница робко присела на край стула, воздух в кабинете казался густым и тяжелым. Она посмотрела на руководителя. Худое лицо его, стало необычно серым, и слилось с пиджаком в один гранитный монолит. Лишь глаза поблескивали черным.

- Я ознакомился с Вашей докладной, - Сергей Николаевич глянул на женщину сочувственно, даже не пытаясь этого скрыть. – И хочу сказать, что в чем-то мне даже понятен ваш поступок… - Он помолчал.

- Однако, все мы живем и работаем в рамках закона…
И, я обязан поставить Вас в известность, что Вами нарушены: основные положения Информационного письма Минобразования от 12 апреля 2016 года «О соблюдении прав и свобод учащихся образовательных учреждений России», Устав школы п.15.6, а так же основные положения приказа Минобразования № 145 от 17 ноября 2013 года, «О задачах педагогических коллективов Общеобразовательных учреждений.»

Директор отвел взгляд и говорил теперь сухо, как автомат.
- Кроме того, Анжела Игоревна, Вы нарушили несколько пунктов Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации"… О Вашем поступке уже известно правоохранительным органам, уже отзвонились родители мальчика, и прокуратура инициировала открытие уголовного дела.
Я только что разговаривал с помощником прокурора и она настаивает на мере пресечения – взятие под стражу…
Со своей стороны, мы, конечно, направим характеристику и ходатайство с просьбой о смягчении наказания… Я постараюсь привлечь профсоюз… Но, Вы же знаете во всех делах, связанных с несовершеннолетними у нас закон просто неумолим!..

- Под стражу?... – С недоверием переспросила напуганная женщина.
Директор кивнул.
- Но я же тушила пожар, он на пути стоял… И… он же Достоевского сжечь пытался…?!

- Извините! – Директор щелкнул по кнопочке на столе, - об этом Вам придется уже говорить со следователем. Дверь открылась и двое молодцов из приемной скользнули в кабинет.
- Старший лейтенант полиции Скроботов, - представился один, - пройдемте! …


© Copyright: Александр Александров, 2014

Регистрационный номер №0190052

от 12 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0190052 выдан для произведения:

До конца урока осталось полторы минуты, и Анжела Игоревна, рывком глотнув воздуха, громко сказала: «А сейчас, ребята, отодвиньте тесты на край стола и внимание на учителя!»
Семиклассники подняли головы, и, с ленцой, но одобрительно уставились на женщину.
В эту секунду Анжела Игоревна метнулась к столу, и двумя, хорошо отработанными движениями включила музыку и видеоряд по периметру класса. Комната превратилась в степь, пронзенную алым закатом. На фоне умирающего неба медленно брели вдаль всадники.
Женщина стремительно вышла в середину аудитории, и замерла поникнув. Голос зазвучал неспешно, подражая былинном напевам. Она начала читать отрывок из «Задонщины»:

«Черна земля под копытами, костями татарскими поля усеяны, а кровью их земля залита. Это сильные рати сошлись вместе и растоптали холмы и луга, а реки, потоки и озера замутились. Кликнул Див в Русской земле, велит послушать грозным землям. Понеслась слава к Железным Воротам, и к Орначу, к Риму, и к Кафе по морю, и к Тырнову, а оттуда к Царьграду на похвалу русским князьям: Русь великая одолела рать татарскую на поле Куликовом, на речке Непрядве.»

С последними словами нежно замурлыкал звонок.
-Урок окончен! Всем спасибо! – Учительница выключила видеоэффекты, и класс вернулся в обычный образ.
Дети, радостно вскочив с мест, ринулись в коридор.

«Уф!» - Вздохнула Анжела Игоревна, на секунду опускаясь в кресло. Ноги гудели – этот урок был пятый, а сидеть учитель не должен!
Нельзя терять контакт.
Контакт и темп! Темп и контакт!
Вот единственный способ хоть как-то приковать к себе внимание детей. Иначе они начнут заниматься ерундой и отвлекаться. А система наблюдения четко и сухо фиксирует уровень внимания группы. Упадет ниже шестидесяти процентов – прощайте стимулирующие выплаты – нарушено право учащихся на образование! Приказ № 136 от 2 сентября 2014 года.
А это деньги!
Хоть и небольшие – но деньги…

«Черт! – Ругнулась Анжела Игоревна, - чего сидим-то?! Дежурить! Пункт 12.4 Правил внутреннего трудового распорядка, а также пункт 3.2. Должностных обязанностей учителя Общеобразовательного учреждения». – Четко сформулировала память.
Она резво вскочила и бросилась в коридор, уже гудящий как улей.
На трех этажах кипела жизнь! В самом бурном её проявлении - в образе отдыхающего юного будущего человечества.
Будущее выплескивает массу энергии в окружающий мир как положительной, так и отрицательной. И работники школы остаются единственным буфером между юными созданиями и враждебной окружающей средой. Их задача – оберегать! - Приказ № 145 от 17 ноября 2013 года, «О задачах педагогических коллективов Общеобразовательных учреждений».
Анжела Игоревна заняла свое место дежурного учителя.
В сектор её наблюдения входит часть рекреации между кабинетом истории и, химии и математики. Здесь, на небольшом пятачке в шестьдесят квадратных метров все, что происходит с учащимися ложится тяжким бременем ответственности именно на неё Анжелу Игоревну Полякову – учителя истории: приказ по школе № 2 от 1 сентября 2020 года «Об организации безопасного функционирования образовательного учреждения».
Уже через секунду помощь дежурного учителя понадобилась шестиклассникам. Шалуны устроили катание на конях и попытались вдвоем запрыгнуть на своего, менее приспособленного к выживанию одноклассника. Вся троица с грохотом повалилась на пол. Мгновенно оценив ситуацию, Анжела Игоревна подхватила того, что падал вниз лицом и мог покалечиться.
Малыш остался цел, дежурному учителю досталось только ногой в бок. Трое мальчиков с веселым гоготом вскочили и бросились вдоль по коридору.
- Фу! – Облегченно вздохнула учительница, там уже зона ответственности Виктории Дмитриевны – учителя химии.
А еще говорят, что десять лет назад учителя не сдавали физподготовку и были слабыми и часто полными женщинами. Как же они работали? Этих вот – Анжела Игоревна бросила взгляд вслед шестиклассникам - полная женщина и не поймала бы, и удар ногой не всякая выдержит…
- Ты что, сука паршивая! – Повысил голос десятиклассник, высокий красивый юноша с четками в руках. Четки он нервно крутил – ускоряя темп, его узкое лицо медленно приобретало хищнический оскал, нехороший признак. Анжела Игоревна подвинулась чуть ближе к старшеклассникам.
- Да ты понимаешь, падаль, что ты по своему образу жизни не имеешь прав на то, чего требуешь. Да ты никто и звать тебя никак б…ь!
- Па-а-шел ты на хер! – Девушка рявкнула в ответ и, с независимым видом полезла в сумочку, болтающуюся на ее левой руке.
Грубости давно не шокировали Анжелу Игоревну, этому пришлось научиться. Когда она устраивалась на работу, директор сказал прямо: «Вы будете работать в элитном учебном заведении, поэтому правило одно : выдержка, выдержка и еще раз выдержка!»
О том, чтобы остановить этот нецензурный диалог и речи быть не могло, ведь перемена – личное время учащихся и вмешательство в их частную жизнь противоречит Информационному письму Минобразования от 12 апреля 2016 года «О соблюдении прав и свобод учащихся образовательных учреждений России» и уставу школы п.15.6…
-Ну все, шалава! – Зарычал юноша, прекратил крутить четки и ринулся на девицу. Анжела Игоревна бросилась к детям: будет схватка, кто-то упадет, нужно страховать.
В следующую секунду девица выхватила из сумочки маленький приборчик и ткнула им в живот нападающего.
- Электрошок! – Мелькнула мысль в голове учительницы, и она подхватила резко обмякшее тело десятиклассника. Перетащив его к диванчику у окна и
аккуратно уложив юношу, она довольно потерла руки: вот и все, а дальше решать законным представителям детей. Будет заявление – будет разбирательство. А не будет заявления – так что тут поделаешь: пункт 1.14 Порядка расследования конфликтных ситуаций в Образовательных учреждениях.
Дежурный учитель обвела взглядом помещение : вроде бы все спокойно. Вот только у окна стайка шестиклассников как-то очень бурно и вульгарно обсуждают увиденное в планшете – похоже порно-сайт изучают. Анжела Игоревна отвернулась: планшет – личная собственность, перемена – личное время, учитель вмешиваться права не имеет согласно Информационному письму Минобразования от 12 апреля 2016 года «О соблюдении прав и свобод учащихся образовательных учреждений России» и уставу школы п.15.6…

Тем временем четверо восьмиклассников мальчишек уже отняли сумку у одноклассницы и устроили игру в «собачку». Мальчики перекидывали сумку друг другу, очень веселясь от того, что рыжая маленькая девчушка никак не могла вернуть себе портфель.
Анжела Игоревна некоторое время наблюдала за детской игрой, а затем, вдруг резким броском оказалась у игроков и подхватила на лету сумку, спасая, таким образом, голову зазевавшегося мальчика.
- У-у-у, - недовольно завыли остальные, девочка воспользовалась секундным замешательством, выхватила свою сумку из рук учителя и, зло сверкнув глазками, убежала в класс.
- Как дела? - Подошла учительница физической культуры Ольга Владимировна,
- Дежурим. – Коротко ответила Анжела Игоревна.
- А у меня девятиклассник Владик Дорлюк накакал в портфель однокласснику Ване Мамину, во время урока. Ольга Владимировна равнодушно посмотрела на парочку одиннадцатиклассников, целующихся в углу. Рука юноши очень активно работала между ног у девушки, юбка задралась так, что периодически становилась видна попка девицы. Парочка изнывала от похоти.
Учителя отвели взгляд. Смотреть на это – нарушение прав несовершеннолетних на личную жизнь: Информационное письмо Минобразования от 12 апреля 2016 года «О соблюдении прав и свобод учащихся образовательных учреждений России».

– Представляешь, в раздевалку прокрался, а я не заметила. – Ольга Владимировна была не на шутку огорчена. – Теперь премии не видать мне, да еще сумку и учебники придется покупать: пункт 20.11 устава школы и пункт 2.16 Порядка расследования конфликтных ситуаций в Образовательных учреждениях.
- Куда портфель-то дела? – Стало любопытно Анжеле Игоревне.
- Ну, куда? К директору унесла. А уж он пусть связывается с законными представителями. Все согласно Порядка расследования…
- Да, да, - Анжела Игоревна понятливо и участливо заулыбалась.
- Ну все, я побегу, а то не дай Бог у меня там на первом этаже что случится, потом не расплачусь вообще! – Она помчалась по коридору, ловко маневрируя между детскими группками.

- Да заи..л этот Достоевский их! – Громко закричал полненький десятиклассник.
- Тварь ли я дрожащая, или право имею?! – Он громко кричал и кривлялся. Рядом, его одноклассницы с удовольствием наблюдали за представлением.
- Всякую херню понаписал! Чмо вонючее! А нам теперь мозги пудрят!
Толстяк выхватил из сумки большую книгу и попытался её порвать. Однако силенок для этого сразу не хватило, что рассердило юношу еще больше. Он схватил растрепавшуюся книжку за одну корочку, а второй рукой торжественно извлек из брюк зажигалку.
Анжела Игоревна и сообразить не успела, как паренек чиркнул зажигалкой и поджег листок книги. Книжка, на удивление живо занялась огнем.
« Возгорание!» - Четко вынесло определение сознание: п. 10.7 инструкции по соблюдению противопожарного режима…
Анжела Игоревна схватила с подставки огнетушитель и кинулась к поджигателю.
- Прочь, мракобес! – Неожиданно рявкнула она на мальчишку и оттолкнула его в сторону. Горящая книжка упала, и учительница направила на огонь струю из огнетушителя.
Дети ошалело глядели на учительницу, удивление на их лицах медленно сменялось возмущением: «Как посмела?!»…

Спасительной трелью замурлыкал звонок, и детишки неспешно отправились по классам. Анжела Игоревна поставила огнетушитель на пол и бездумно уставилась на жалкую обгорелую книжку в лужице пены. К ней уже спешила техработник с роботом-уборщиком, что-то еле слышно бормоча себе под нос. А учительница вдруг явно осознала, в какие неприятности она только что попала…
«Боже мой! Толкнула ребенка! Да еще при всех мракобесом назвала… Катастрофа»!

К счастью урока следующего нет, и Анжела Игоревна получила небольшой тайм-аут, чтобы прийти в себя.
Она медленно повернулась на пятках и, сгорбившись, направилась в учительскую – писать докладную.
Через десять минут, текст был готов, учительница набрала адрес и щелкнула «Enter». Документ ушел к директору.
Женщина устало откинулась на спинку кресла.
Странное оцепенение охватило ее, дышать стало трудно и руки тяжелыми плетьми бессильно опустились на колени.
«Что же теперь будет?»: Попыталась она рассуждать спокойно. Однако в висках стучало: «Это конец! Карьера Ваша Анжелочка закончилась! И вообще молите Бога, чтобы позволил отделаться хотя бы условным наказанием…»
Монитор компьютера вдруг загорелся, и появилось строгое лицо секретаря.
- Анжела Игоревна! Вы еще здесь? – Подымитесь к Сергею Николаевичу, холодно глядя сквозь очки, продекламировала палач.
- Иду. …

В приемной пришлось ждать.
Директор униженно перед кем-то оправдывался, беседуя по скайпу, иногда он почти шептал, но в приоткрытую дверь вырывались обрывки фраз.

- … Я прошу прощенья… Да! Да. Конечно… Мы примем все необходимые … Это дикое нарушение… Виновный будет… Нет. Нет…

В душе Анжелы Игоревны проснулась гадкая черная кошка, которая стала точить свои кривые когти об сердце и затянула отвратительный вой. Глаза вдруг стало непривычно пощипывать:
«Это что еще – слезы, что ли?!»
От слез учителей отучали еще в педакадемии. Железные нервы – единственное условие успешной работы в школе.
Что-то пискнуло на столе секретаря, и она вежливо проговорила: «Проходите!»
Анжела Игоревна нерешительно поднялась со стула и толкнула дверь в кабинет директора. В эту минуту, в приемную ввалились два крепких молодца с чрезвычайно деловым видом, они о чем –то тихо заговорили с секретаршей.

- Садитесь! – Сухо сказал директор.
Учительница робко присела на край стула, воздух в кабинете казался густым и тяжелым. Она посмотрела на руководителя. Худое лицо его, стало необычно серым , и слилось с пиджаком в один гранитный монолит. Лишь глаза поблескивали черным.
- Я ознакомился с Вашей докладной, - Сергей Николаевич глянул на женщину сочувственно, даже не пытаясь этого скрыть. – И хочу сказать, что в чем-то мне даже понятен ваш поступок… - Он помолчал.
- Однако, все мы живем и работаем в рамках закона…
И, я обязан поставить Вас в известность, что Вами нарушены: основные положения Информационного письма Минобразования от 12 апреля 2016 года «О соблюдении прав и свобод учащихся образовательных учреждений России», Устав школы п.15.6, а так же основные положения приказа Минобразования № 145 от 17 ноября 2013 года, «О задачах педагогических коллективов Общеобразовательных учреждений.»
Директор отвел взгляд и говорил теперь сухо, как автомат.
- Кроме того, Анжела Игоревна, Вы нарушили несколько пунктов Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации"… О Вашем поступке уже известно правоохранительным органам, уже отзвонились родители мальчика, и прокуратура уже инициировала открытие уголовного дела.
Я только что разговаривал с помощником прокурора и она настаивает на мере пресечения – взятие под стражу…
Со своей стороны, мы, конечно, направим характеристику и ходатайство с просьбой о смягчении наказания… Я постараюсь привлечь профсоюз… Но, Вы же знаете во всех делах, связанных с несовершеннолетними у нас закон просто неумолим!..
- Под стражу?... – С недоверием переспросила напуганная женщина.
Директор кивнул.
- Но я же тушила пожар, он на пути стоял… И… он же Достоевского сжечь пытался…?!
- Извините! – Директор щелкнул по кнопочке на столе, - об этом Вам придется уже говорить со следователем. Дверь открылась и двое молодцов из приемной скользнули в кабинет.
- Старший лейтенант полиции Скроботов, - представился один, - пройдемте! …

Рейтинг: +2 196 просмотров
Комментарии (4)
Николай Кровавый # 12 февраля 2014 в 19:10 0
А ведь зачатки этого маразма развивались в советской школе.
Александр Александров # 12 февраля 2014 в 19:14 0
Я бы сказал - в погибавшей советской школе. Это уже в восьмидесятые стало проявляться: права ребенка, права человека, цивилизованные стандарты... Превыше всего!
Благодарю за отзыв!
Ивушка # 25 мая 2015 в 13:11 0
Отличная работа.
Александр Александров # 25 мая 2015 в 15:55 0
Спасибо! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6