ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Сестринская любовь

Сестринская любовь

19 февраля 2020 - Марина Шульман
article467892.jpg
В пятницу Том вышел из душного офиса с вполне определённым намерением: найти приятную компанию на вечер или ещё лучше на ночь. Переменчивая октябрьская погода обещала разразиться дождём, но молодой человек был уверен в удаче и поэтому не взял свой автомобиль, а отправился пешком. Тем более в фирме по установке кондиционеров он работал старшим менеджером по продажам всего две недели – заодно изучит окрестности.
Одновременно с ним, ровно в 19.00, на широкие улицы города вывались остальные служащие. Казалось, проходила экстренная эвакуация муравейника. Люди шли в разных направлениях, наталкиваясь друг на друга, обгоняя, громко разговаривая, пихаясь, так что Том предпочёл свернуть на первом же перекрёстке в тихую часть квартала.

Проходя мимо витрин магазинов, молодой человек мельком бросал на них свой взор. Выставленный товар его не интересовал, нет, он просто хотел взглянуть на чертовски привлекательного парня. Конечно, по десятибалльной школе Том поставил бы себе 9,5, но только в силу самокритичности. А как иначе – высокий блондин с голубыми глазами, подтянутый, здоровый, энергичный, с обаятельной улыбкой, чем не мечта любой девушки?
И ведь где-то есть та, кому достанется такой приз. Правда, поскольку в финале, то есть браке, Том метил высоко, ему и самому надо было представлять собой что-то. Пока же кроме внешности и пробивного характера, он мог похвастаться лишь съёмной холостяцкой квартирой (зато в центре!) и поддержанным автомобилем престижной марки.

Однако прогресс, по сравнению с тем, каким он двадцатипятилетним приехал в столицу два года назад, был очевиден. Да, приходилось вкалывать по 14 часов без выходных, поскольку судьба не одарила Тома ни связями, ни университетским образованием. Но ему даже нравилась такая жизнь, ощущение self-made man. Том понял законы успеха большого города – амбициозность, настойчивость, жёсткость, трудолюбие и элегантность. Всё этого у него хоть отбавляй, а сфера продаж сулила неограниченные возможности роста.
- Пожалуйста, возьмите Библию! – дружелюбно обратилась к нему рыжеволосая девушка, стоящая с сумкой полной книг посреди тротуара.
- Спасибо, нет! – улыбнулся Том, за секунду «просканировав» её и удостоверившись, что она не его вариант. А уж религия совсем не для него.
Можно ли назвать его бабником? Наверное, да. Он легко сходился с девушками, редко встречая сопротивление, принципиально не уводил чужих и не тратил время на сложные варианты с неясным итогом. Влюблялся два раза. В первый раз бросили его – та девушка как раз переехала жить в столицу, а Том вынужден был заканчивать учёбу в колледже. Отношения на расстоянии проверку не выдержали. Во втором случае они даже съехались, но перед неизбежной помолвкой Том понял, что ещё не готов к семейной жизни и чувства вмиг улетучились. Ритм же большого города пришёлся ему по душе – экспресс-знакомства и экспресс-расставания.

Первые тяжёлые капли дождя всё-таки ударили Тома по лицу.
- Проклятье! – тихо выругался он и огляделся, куда спрятаться.
Рядом с ним находился небольшой полуподвальный книжный магазин. «Почему бы и нет?» - молодой человек даже обрадовался. Он вспомнил главное правило настоящего лидера – искать плюсы в любой ситуации. Ещё никогда ему не приходилось знакомиться в подобном месте, поскольку Том книг особо не читал и, соответственно, не покупал. Нет, конечно, читал в школе, колледже, потом пособия по техникам продаж, но пришёл к выводу, что сама жизнь и практика – лучшие учителя.

Это был однотипный сетевой магазинчик – столы с бестселлерами при входе, стеллажи по разделам в глубине. Том подошёл к ближайшей приоритетной выкладке, взял первую попавшуюся книгу и, пока открывал её, взглядом окинул помещение. Не считая мужчин, здесь находились две девушки-подростка, симпатичная, но глубоко беременная женщина и две старушки. Полный штиль. Не тот день, не тот час, не тот книжный магазин? Или современные молодые женщины покупают книги по интернету?
Всё же ради любопытства Том взглянул на взятый им экземпляр. На обложке на фоне горящего дома стояли две девушки в бедной одежде, одна постарше, вторая помладше. Книга называлась «Сестринская любовь». Имя автора было написано замысловатым готическим шрифтом, какое-то польское, и Том не захотел в него вчитываться. Вздохнув, он перевернул издание и быстро пробежал аннотацию глазами. Судя по ней, в автобиографичной повести рассказывалось, как в немецком концлагере старшая сестра пожертвовала собой ради младшей, поскольку обещала убитым родителям заботиться о девочке.
«Хм, - задумался Том. – Неужто здесь, сейчас, спустя пятьдесят лет, это кому-то интересно?»

Сестринская любовь ему была не знакома. Как и братская – он рос единственным ребёнком в не очень-то счастливой семье. После десятилетия Тома родители развелись, отец изредка присылал деньги, судьба сына его не особо волновала. Материнской любви он тоже не чувствовал. Наверное, потому, что внешне напоминал отца и родительницу это раздражало, она предпочитала заниматься своими многочисленными хобби. Но когда её внезапно парализовало, мать заставила Тома крутиться рядом. Собственно, это и являлось той причиной, по которой он не мог уехать из родного городка. Два года назад её не стало, и теперь Том уже в полной мере оказался предоставлен сам себе.
Молодой человек положил книгу обратно на стол и вышел из магазина. У него испортилось настроение, и он не знал, почему. Может, из-за усилившегося дождя? Тот испортил его задумку побродить по улицам, а Том очень не любил, когда рушились его планы.
Он прошёл ещё несколько десятков метров. На этой улице встречалось мало прохожих, все они понакрывались зонтами так, что лиц не разглядишь. У Тома был удачный опыт «напрашиваний» под зонтик в компанию к симпатичной девушке, но сегодня ему хотелось сымпровизировать, а не использовать старые схемы.
Тем временем дождь как будто вознамерился взять его измором и не жалел для этого воды. Том видел себя намокшего со стороны и осознавал, что потерял часть презентабельности. Хотя ему уже не раз удавалось сыграть и на жалости… Только он не враг своему здоровью! Не хватало ещё промочить ноги и простудиться. Том ускорил шаг и решил побыстрее обойти квартал, чтобы вернуться к машине в подземном корпоративном гараже и поехать отогреваться домой.

- Просто плохая погода. У гепарда тоже всего лишь одна удачная охота из десяти, - вяло утешал он себя, понимая, что, конечно, никаких отговорок быть не может.
И тут, проходя мимо какого-то кафе, Том непроизвольно посмотрел на большую стеклянную витрину и заметил сидящую прямо перед окном на высоком стульчике девушку. По возрасту она была его ровесницей, смуглая, с кучерявыми пышными волосами, карими глазами, в серой блузке. Это всё, что он успел ухватить взором за ту секунду, пока шёл мимо.
В ней не было чего-то яркого, она не являлась его типажом (как мы помним, джентльмены предпочитают блондинок), но от неё исходила загадочная аура… Тома поразили её глаза – глубокие, задумчивые, словно освещающие вход в пещеру с сокровищами. Они на мгновение встретились взглядами, и Том сомневался, что незнакомка обратила на него осознанное внимание, всё-таки он шёл довольно быстро.
Молодой человек в задумчивости остановился перед входом в кафе. Что-то французское – Le Coin Eloigne. Этим языков он не владел и вывеску перевести не мог, зато после названия красовалась Эйфелева башня. Судя по антуражу, средне-бюджетное, для людей без претензий. Зайти или нет?

Одновременно в его голове промелькнули все доводы за и против. Последних было больше: девушка явно кого-то ждала, она не в его вкусе и вроде умна. Не то, чтобы это являлось непреодолимыми трудностями… Довод «за» он даже не мог объяснить – что-то иррациональное, а уж Тому точно не нравились необъяснимые вещи. Но он знал: лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и жалеть. Так что, отбросив сомнения, молодой человек широким жестом смахнул с волос дождинки и бодро зашёл в кафе.
Внутри его встретил аромат выпечки с корицей. «Похоже, это просто булочная», - подумал Том и стал осматриваться.
Уютное помещение, столиков двадцать плюс по обе стороны от входа стойки со стульями у окна. На стенах французские кино-плакаты годов эдак шестидесятых. В центре – полукруглая зона, где бариста варил кофе. Пара официанток в старомодной униформе. Тихо звучащий из динамиков шансон, вроде Эдит Пиаф. Посетители – в основном тридцатилетние, пары, одиночки, компании из девушек. В целом довольно милая атмосфера для свидания или ланча.
Том откашлялся, приосанился и направился к стойке у окна, где находилась заинтересовавшая его незнакомка. Он оценил её со спины: среднего роста, стройная, в серых брюках. На левой руке обручальное кольцо отсутствовало. Она сидела на правом крайнем стуле, на соседнем лежала её чёрная сумочка. Следующее место тоже было свободно, к нему Том и подошёл.
- Простите, я могу здесь приземлиться? – мягко сказал он, слегка улыбаясь.

Девушка медленно подняла на него глаза и на секунду задумалась. Неужто она не заметила его на улице? Тот контакт был так важен!
Затем отвела взгляд и тихо произнесла:
- Да, конечно.
Всего два слова, но по ним, интонации и мимике Том уже составил «анамнез». Одинокая, без детей, скромная, из среднестатистической семьи, с хорошим образованием, чувствством собственного достоинства, невысокооплачиваемая, однако любимая работа.  Нельзя сказать, что всё это его отталкивало. Том по своему опыту знал, что подобные девушки выбирают других парней, не таких, как он. Более надёжных, что ли, эдаких «семьянинов». А к его типу относятся настороженно. Впрочем, их право.
- Отлично, - теперь Том улыбнулся более широко. – Только плащ пристрою.
Он быстро ушёл на поиски вешалки.

Такая пауза всегда нужна: обозначить своё присутствие, позицию, наладить первый контакт. У девушки есть время, чтобы обдумать ситуацию и возможные последствия. Если она категорически против знакомства с ним – даст понять это в первые секунды, как Том вернётся. Например, уставится в мобильник или будет односложно отвечать, а то и вовсе уйдёт. Но молодой человек прочитал по её взгляду, мимолётно пролетевшей по лицу тени, что, по крайней мере, ярого отторжения он не вызвал. Да ладно, что преуменьшать, Том был уверен, что понравился ей.
Водрузив плащ на вешалку, он медленно вернулся назад. Со спины Том заметил, как изменился её язык тела – информация была противоречивой. С одной стороны незнакомка выпрямилась (это говорило о том, что она включилась в диалог), с другой – положила ногу на ногу в обратную сторону от Тома (закрывалась от него). К тому же взяла в руки ложечку от своего пирожного и стала помешивать явно остывший кофе. Кстати, по тому, что девушка ест в кафе, Том мог бы проводить целые диагностические лекции!
«Не доверяет, ведёт себя настороже, - присаживаясь, сделал вывод он. – Но не уходит. Значит, всё-таки кого-то ждёт?»
Некоторые в подобных знакомствах идут напролом, но не Том. Его принципом была «мягкая сила». В конце концов, это взаимовыгодный процесс, а не принуждение к сделке!

На обратном пути молодой человек захватил со стойки лист меню и теперь стал изучать его. Но стилизованный под старину перечень на французском без картинок так просто не дался. Единственное, что Том разобрал – супы и крепы. Если он не ошибался, последнее это толстые блины или оладья? Повод обратиться к девушке появился сам собой.
- Вы уже бывали здесь? Можете что-то посоветовать? – искренне попросил он. – По-французски я понимаю только слово «суп». Боюсь, как бы не заказать лягушачьи лапки…
Девушка подняла брови и непроизвольно улыбнулась:
- У них есть меню на английском.
Поначалу добрый знак сменился завуалированным «реши эту проблему сам». Но Том не стушевался:
- Это был бы самый простой и скучный путь, не так ли?

Нужно сделать паузу. Ни в коем случае не показывать настоящих эмоций, быть незыблемым как Эверест, спокойным как Будда и уверенным как Наполеон. Снова уткнувшись в меню, он покачал головой и предупредил:
- Но если я закажу что-то однотипное и несъедобное, это будет целиком и полностью ваша вина.
Официантки к нему не спешили, а Том и правда не знал, на чём остановиться, поэтому выпал из разговора на пару минут, изучая местный ассортимент. Кстати, надо взять на заметку и выучить пару фраз на французском языке. Точно пригодится в будущем.
- Если вы голодны, то можете взять рататуй, - наконец-то сжалилась девушка. – Здесь всё очень вкусно готовят.
- Часто бываете тут? – быстро вступил Том. Потому что в этот момент, если у неё действительно кто-то есть, она, как порядочная женщина, должна была сказать что-то типа: «Да, МЫ тут часто бываем».
- Временами, - уклончиво ответила она и пожала плечами.

Теперь Том позволил себе более пристальный взгляд на соседку. Минимум косметики, в ушах маленькие серёжки-гвоздики с прозрачным камнем, вполне может быть, что бриллианты. От неё исходил едва заметный сладкий аромат парфюма, довольно приятный.
И какой вывод? Добрая, правильная, со стержнем внутри. Или скучная, предсказуемая, неуступчивая? Совсем не то, что он искал. (Хотя, безусловно, Том не искал пропащую стерву!) Но ему нравились её тёмные глаза, тихий мелодичный голос. Наверняка она работает библиотекарем, так как не сильно любит общение с людьми, а предпочитает взаимодействие с безмолвными предметами. Впрочем, это был подходящий момент для ice-breaking.
Том, - представился он и чуть склонил голову перед ней. Поскольку девушка она приличная, то выбора у неё нет.
Табита, - с паузой представилась его соседка.
Рад познакомиться, Табита, - ободряюще произнёс Том.Она лишь кивнула. Вообще ей подобало что-то сказать, дабы он не выглядел назойливым, и как раз в тот миг подошла официантка. Пока Том заказывал рататуй с цыплёнком, десерт и кофе (конечно, молодой человек предпочёл бы пиво, но это был бы неправильный выбор), у Табиты зазвонил телефон (спокойная мелодия), девушка вытащила его и ответила «я давно здесь».

Затем она отложила мобильник и обернулась на входную дверь. Сердце у Тома остановилось.
- Опаздывает? – грустно спросил он. Теперь, когда Том понял, что Табита действительно кого-то ждёт, ему было жаль потерять её. Вроде, не такая уж она и скучная…
Табита повернула голову в его сторону, их взгляды встретились и замерли. Оба в смущении на секунду отвели взор, а потом снова переглянулись.
- Нет, уже рядом. Сестра никогда не приходит вовремя, - пояснила Табита.
- Ах, сестра, - радостно выдохнул Том и позволил себе улыбнутся широко. Всё, путь свободен.
- Да, сестра, - немного наигранно подтвердила Табита, жестом показывая на занятое своей сумочкой место.
И, действительно, в следующую секунду громко хлопнула входная дверь, и в кафе появилась ещё одна посетительница. Это была миловидная блондинка с кудряшками не старше двадцати пяти лет, ростом чуть ниже среднего, пухленькая, со светлыми глазами, одетая в брючный костюм наподобие тех, что могли бы носить хиппи, нечто бесформенное и цветастое. Практически без косметики, только яркие тени на веках, из украшений большие пластмассовые серьги-кольца. Лёгкий тёплый ветерок – такая ассоциация родилась у Тома.
- Приветик, извини, - с радостным возгласом она бросилась к Табите.

- Ничего страшного, - сказала та, и девушки обнялись.
- Я не люблю сидеть на верхотуре, - безапелляционно заявила блондинка, не замечая Тома, поскольку находилась к нему спиной. – Давай пойдём лучше за столик.
- Хорошо, - вроде без удовольствия согласилась Табита и начала медленно сползать со своего стула.
Том напрягся. Это был «момент потери клиента», поэтому замерев не сводил с Табиты глаз. Она тоже молча посмотрела на него, не решаясь проститься. В тот миг Том понял, что девушка в его власти. Всё остальное – детали. Упиваясь возникшим ощущением, он выдерживал паузу.
Появившаяся сестрёнка заметила нечто недосказанное и обернулась. Её пристальный взгляд положительно оценил Тома, и она улыбнулась ему.
- Мы как раз обсуждали с Табитой все ваши достоинства, кроме пунктуальности, - по-доброму сказал Том.
- О, вы знакомы, - удивилась девушка, повернувшись к сестре.
Тому было интересно узнать, как выкрутится Табита, но та не растерялась:
- Так, поболтали о пустяках, пока сидели рядом.

- Да, лучшими друзьями нас ещё трудно назвать, - состроил гримасу Том.
- Всё впереди! – подхватила девушка. – Тогда идёмте за столик с нами!
Как вежливый джентльмен Том должен был первоначально робко отказаться, что он и сделал. Но блондинка настаивала, а Табита не возражала, поэтому все вместе они перешли за круглый столик на троих.
- Молли, - громко объявила новенькая и протянула Тому руку, не дожидаясь официального представления от старшей сестры.
- Том, - представился он и осторожно пожал её пальцы. Будь они вдвоём, молодой человек даже мог бы поцеловать её кисть, но в присутствии Табиты это было бы недальновидно.
Младшая сестра тут же позвала официантку и сделала заказ. Салат с тунцом, крепы со свежей малиной, зелёный чай. Но, судя по её фигуре, она не прочь поесть гораздо плотней, а спортзал обходит стороной. Впрочем, Молли всё равно была безгранично мила, что нивелировало её полноту.

Том осторожно разглядывал её и пришёл к выводу, что вот Молли-то подходила ему больше Табиты. Но как экстрасенсы видят что-то незримое, так и он ощущал рядом с блондинкой присутствие другого мужчины. Экстравертные девушки никогда не бывают одинокими и зачастую сами являются инициаторами разрыва, оставляя позади наскучившие отношения и начиная новую яркую страницу. И, похоже, она не искала мужских денег, что идёт ей в плюс.
Тут Табита бросила на него короткий ревнивый взгляд. Том сразу же отвёл глаза от Молли.
- Я, правда, не помешаю? - он одновременно обратился к обеим сёстрам. – Вы давно не встречались, у вас какие-то семейный дела…
- Ерунда, - прервала его Молли. – Просто у нас такие разные графики, что у Табби в её школе танцев, что у меня в художественной студии! Но мы рады весёлой компании!

- Вы танцуете? – Том уже приготовился говорить Табите комплименты. Как опытный картёжник легко достаёт из колоды карты, так и он не задумываясь ловко жонглировал приятными словами. К счастью, молодой человек интуитивно сделал паузу. Ох, как важно умение слушать!
- Нет, - мягко сказала девушка. – Мы с подругой организовали свою студию, но она преподаёт, а я работаю администратором.
- Какое у вас направление? – спросил Том. – Я не умею танцевать, но давно хочу научиться…
Табита взглянула на него немного критично:
- Думаю, вам у нас не понравится. Это маленькая балетная школа.
Том развёл руками и был вынужден признать, что до па-де-де и фуэте он ещё морально не созрел. Молли, похоже, не хотела оставаться в стороне и тоже вступила в разговор:
- А вот я, несмотря на образование художника, работаю ландшафтным дизайнером. Но если бы я рисовала моделей, то обязательно бы изобразила ваш портрет. Вы мне напоминаете артиста. Вы случайно не актёр?

Ему показалось или это было приглашение?
- Увы, - трагическим голосом произнёс Том. – После ваших слов даже как-то неловко признаться, что я занимаюсь всего-навсего продажей кондиционеров. Но моё смущение должна сменить профессиональная хватка, поэтому я до конца жизни не прощу вам, если вы купите следующие модели кондиционеров у кого-либо, кроме меня.

Пока сёстры смеялись, он достал из внутреннего кармана визитки и вручил им. Девушки обещали поставить их на самое видное место в своих квартирах, дабы не забыть об этом. Том смотрел на них, сравнивал и не находил ничего общего.
- Вы уверены, что вы сёстры? – всё ещё оставаясь на волне смеха, спросил он. – Такие непохожие…
Девушки смолкли, их лица накрыла мрачная пелена. Возникла неловкая пауза.
- У нас один отец, но разные матери, - коротко сказала Табита.
Похоже, не очень-то приятная тема. Том перебирал в уме возможные варианты: мать Табиты умерла или тяжёлый развод, новая мачеха…
- Кстати, ты давно с ним общалась? – поинтересовалась Молли, из чего Том сделал вывод, что отец живёт отдельно от девочек.
- Неделю назад, - ответила Табита и предвосхищая новый вопрос продолжила. – Всё, как обычно…

Молли опустила взгляд и кивнула. Том почувствовал, что с ним какая-то проблема. Болезнь? Нет, её обсуждают не так. Значит, алкоголизм.
- У меня есть знакомый специалист, - тихо предложил он. Пусть его не просили, но молодой человек всегда был рад оказать помощь, тем более, когда это ему ничего не стоило. – Нарколог.
- Не надо, спасибо, - мягко поблагодарила его Табита, и Том понял, что угадал.
После этого ему как-то удалось вырулить на нейтральные темы, и беседа вошла в довольно доверительное русло. Том ощущал себя на высоте – молодой человек был уверен, что нравится обеим девушкам. В каждой из них он видел что-то притягательное: в Табите – её скованную чувственность, таящую вулкан страстей, когда она действительно начнёт доверять своему партнёру; в Молли – открытость, авантюрность и желание жить сегодняшним днём.

Словно улавливая его колебания, Табита как бы ненароком спросила у сестры:
- Ну а как Эдвард поживает?
Молли сразу же подавила возникшую отрицательную реакцию и пожала плечами:
- Нормально поживает. В последнее время работает ночными сменами.
Затем, взглянув на их спутника, пояснила, хихикая:
- Эд – пожарник. А то подумаете, что какой-нибудь охранник в супермаркете!
Том заверил её, что никогда такого не подумал бы. Сам же стал размышлять, это был намёк или он переоценивает ситуацию?
Принесённая еда Тому не понравилась - цыплёнка пережарили, ратутуй пересолили. Молодой человек съел, сколько оказалась в его силах. Ну нет, больше он в это заведение ни ногой!

Когда Молли закончила с салатом, она строгим взглядом осмотрела полупустые тарелки и предложила:
- Может, закажем бутылку вина?
- Не стоит, - поморщилась Табита.
- Почему бы и нет? – подхватил идею Том. – Это полезно для здоровья.
- Правда, по бокалу на человека, - убеждала Молли сестру.
Том решил не настаивать и отклонился от столика, давая им самим определиться.
- Давай, Табби, тебе же не идти завтра на работу! – напирала блондинка.
- Зато тебе идти! – напомнила Табита.
- Ерунда, - махнула рукой Молли и весело подмигнула Тому. – Я могу спокойно утром заявиться на работу, даже если тусовалась на алкогольной вечеринке всю ночь!
Молодой человек кивнул ей, абсолютно не сомневаясь, что так оно и есть. Они попросили официантку принести красное столовое вино и мигом распили его. Это ещё больше оживило  Молли и даже немного раскрепостило Табиту
.
В какой-то момент Тому потребовалось сходить в уборную. Он извинился и быстро вышел из-за стола. Закончив свои дела, молодой человек вымыл руки и пристально посмотрел на себя в зеркале.
- Всё идёт неплохо, - он улыбнулся отражению и проверил содержимое правого кармана брюк.
Когда Том возвращался, ему встретилась Молли, направляющаяся в дамскую комнату. Коридор кафе был узким, они случайно задели друг друга бёдрами и сами рассмеялись этому.
Затем троица также весело проводила время, пара часов пролетела незаметно. Они были на одной волне, словно знали друг друга уже несколько лет.
Том видел, что несмотря на то, что они такие разные и у каждой отдельная жизнь, между сёстрами очень заботливые отношения. И пусть ему была приятна эта компания, однако всегда надо знать, в какой момент лучше уйти с вечеринки. Девушки не позволили заплатить за себя, но Том настоял на том, чтобы оставить чаевые. Когда Табита убирала карточку в сумочку, он заметил внутри той знакомый книжный корешок.
- «Сестринская любовь»? – уточнил Том.

- Да, - зрачки Табиты расширились. – Вы читали?
Первоначально Том хотел сказать правду, но все его многолетние привычки говорить то, что выгодно, словно сами решали за него.
- Конечно, - с видом знающего человека ответил он. – Две полячки-сестры, немецкий концлагерь…
Табита не сумела скрыть миг восхищения: + 100 очков в его копилку.
Когда все вышли из кафе, Том любезно предложил довезти сестёр до их домов.
- Тогда сначала Молли, - быстро вступила Табита и продиктовала адрес.
Судя по удивлённому взгляду младшей сестры, Том догадался, что первой завозить Табиту было бы удобнее. Может, именно она хотела остаться с ним последней, хотя это ничего не обещало.
Дождь закончился, и они неспешным шагом шли по ночному городу до подземной парковки. Подойдя вплотную к автомобилю, Молли провела рукой по боковому корпусу и воскликнула:

- Класс! Наверное, когда ты едешь, все вокруг заглядываются на твою тачку?
- Почему бы и нет? – улыбнулся Том и посмотрел на Табиту.
- Я, к сожалению, совсем не разбираюсь в машинах, - виновато сказала она.
Тому её ответ не понравился, и он даже немного разозлился на неё. Разве трудно сказать мужчине, который тебе нравится, одно-два добрых слова про его автомобиль?
Поскольку Табита подошла к переднему пассажирскому сиденью, Молли оставалось занять место сзади. Она расположилась справа, позади сестры, и компания отправилась в путь.
Судя по навигатору, доехать они были должны минут за двадцать. Только вот весь этот флёр веселья и флирта остался в кафе: сёстры замолчали, а Том следил за дорогой, думая о том, как развернутся события дальше, и почему-то не мог закинуть какую-нибудь безобидную тему для разговора. Поэтому он включил на неполную громкость радио с джазовой музыкой – беспроигрышный вариант, когда везёшь девушку.
Кидая взгляд в зеркало заднего вида, Том несколько раз встречался глазами с Молли. Она сидела отстранённо, но пристально смотрела на него, настоящий poker face. Табита же не двигалась, лишь раз откашлялась (с чего бы это, ведь девушки не курили?) и разгладила воображаемую замятость на брюках.

Они подрулили к тёмному спальному кварталу, в глубинах которого скрывалась старая восьмиэтажка. Молли подсказала, где снаружи лучше остановить машину – двор окаймляла каменная ограда. Людей поблизости не наблюдалось, и атмосфера ночной тишины была пугающей. Здесь и сейчас – отличное начало для второсортного триллера или ужастика.
- Тебя проводить? Здесь вроде как не очень безопасно? – спросил Том с почти искренней тревогой.
- Ну да, - робко сказала Молли. – Если тебе не сложно… Тут, правда, не самое спокойное место на земле.
Молодой человек вопросительно поглядел на Табиту, и та кивнула – не возражаю, спасибо.
Том с Молли, поцеловавшей сестру на прощанье, вышли из машины, обогнули её и завернули за забор, идя параллельно дороге. Девушка схватила его за кисть и процедила сквозь зубы:
- Ты ведь понимаешь, что у нас всего пять минут?

Вместо ответа Том сжал её руку. Предвкушение внутри него нарастало словно волна цунами. Они быстрым шагом дошли по аллее до подъезда, Молли открыла дверь брелоком от домофона, и перед ними предстала изнанка старого дома с обшарпанными стенами.
- Это квартира Эдди, - словно оправдываясь, бросила Молли, но Тому было всё равно.
Они подошли к старому лифту. Ох, сколько ему лет? Пятьдесят, не меньше? Тесная кабина, ржавые механизмы, того и гляди, каждая поездка может стать последней! Но Молли не дала времени на раздумья – лифт стоял на первом этаже, она открыла скрипящую дверь и затолкнула его внутрь.
- Восьмой этаж, - прошептала она, нажав кнопку, и прижалась к Тому.
Молодой человек откликнулся на призыв девушки и крепко обнял, ощущая жар её тела. Их губы жадно соприкоснулись, а руки спешно исследовали всё, до чего могли дотянуться.
Лифт доехал до последнего этажа. Молли вышла первой и оглядела коридор. Неподалёку горела единственная блёклая лампочка, людей нигде не было. По счастливому совпадению нужная квартира находилась первой. Пока девушка открывала ключом замок, Том страстно покусывал её в шею сзади.

Наконец дверь открылась, и они завалились в прихожую. Оставив узкую щёлочку для света из коридора, они стремительно начали снимать с себя одежду, каждый сам. Затем их тела сплелись…
Через пять минут учащённо дыша они откинулись друг от друга. Том предоставил Молли первой подняться и набросить халат. Потом она включила настольную лампу, и он увидел, что находится в небольшой квартире-студии, ничего особенного из себя не представляющей. Но надо было одеваться и уходить.
Молли тоже стала собирать свою одежду и складывать её на диван. Том подошёл к ней и хотел обнять на прощание, но она глазами сказала: «Поторопись». Молодой человек кивнул и вышел в коридор. По везению лифт находился там же, и Том зашёл в кабину. Не успел он закрыть за собой дверцу, как Молли, стоящая в проходе, крикнула:
- Я не буду вмешиваться в ваши дела, но, пожалуйста, не разбей сердце моей сестре!
Тому оставалось лишь кивнуть. Лифт поехал вниз. Затем он быстро покинул подъезд и вернулся к машине. Табита обеспокоенно взглянула на него.

- Тёмный подъезд, лифт был сломан, - «объяснил» Том. – Пришлось подниматься…
Девушка признательно кивнула. Неужто она на самом деле ничего не заподозрила?
Табита продиктовала адрес, и он завёл машину. Как почти всегда молодой человек оказался прав – территориально от кафе завозить её первой было бы логичней. Том снова включил радио, чтобы не начинать диалог. Хотя всё прошло, как он хотел, ситуация осложнилась, и Том пока не знал, как ему быть с Табитой дальше.
Они молча ехали по ночному городу, а в его голове крутилась последняя фраза Молли... Так вот, оказывается, ты какая, сестринская любовь!

© Copyright: Марина Шульман, 2020

Регистрационный номер №0467892

от 19 февраля 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0467892 выдан для произведения: В пятницу Том вышел из душного офиса с вполне определённым намерением: найти приятную компанию на вечер или ещё лучше на ночь. Переменчивая октябрьская погода обещала разразиться дождём, но молодой человек был уверен в удаче и поэтому не взял свой автомобиль, а отправился пешком. Тем более в фирме по установке кондиционеров он работал старшим менеджером по продажам всего две недели – заодно изучит окрестности.
Одновременно с ним, ровно в 19.00, на широкие улицы города вывались остальные служащие. Казалось, проходила экстренная эвакуация муравейника. Люди шли в разных направлениях, наталкиваясь друг на друга, обгоняя, громко разговаривая, пихаясь, так что Том предпочёл свернуть на первом же перекрёстке в тихую часть квартала.
Проходя мимо витрин магазинов, молодой человек мельком бросал на них свой взор. Выставленный товар его не интересовал, нет, он просто хотел взглянуть на чертовски привлекательного парня. Конечно, по десятибалльной школе Том поставил бы себе 9,5, но только в силу самокритичности. А как иначе – высокий блондин с голубыми глазами, подтянутый, здоровый, энергичный, с обаятельной улыбкой, чем не мечта любой девушки?
И ведь где-то есть та, кому достанется такой приз. Правда, поскольку в финале, то есть браке, Том метил высоко, ему и самому надо было представлять собой что-то. Пока же кроме внешности и пробивного характера, он мог похвастаться лишь съёмной холостяцкой квартирой (зато в центре!) и поддержанным автомобилем престижной марки.
Однако прогресс, по сравнению с тем, каким он двадцатипятилетним приехал в столицу два года назад, был очевиден. Да, приходилось вкалывать по 14 часов без выходных, поскольку судьба не одарила Тома ни связями, ни университетским образованием. Но ему даже нравилась такая жизнь, ощущение self-made man. Том понял законы успеха большого города – амбициозность, настойчивость, жёсткость, трудолюбие и элегантность. Всё этого у него хоть отбавляй, а сфера продаж сулила неограниченные возможности роста.
- Пожалуйста, возьмите Библию! – дружелюбно обратилась к нему рыжеволосая девушка, стоящая с сумкой полной книг посреди тротуара.
- Спасибо, нет! – улыбнулся Том, за секунду «просканировав» её и удостоверившись, что она не его вариант. А уж религия совсем не для него.
Можно ли назвать его бабником? Наверное, да. Он легко сходился с девушками, редко встречая сопротивление, принципиально не уводил чужих и не тратил время на сложные варианты с неясным итогом. Влюблялся два раза. В первый раз бросили его – та девушка как раз переехала жить в столицу, а Том вынужден был заканчивать учёбу в колледже. Отношения на расстоянии проверку не выдержали. Во втором случае они даже съехались, но перед неизбежной помолвкой Том понял, что ещё не готов к семейной жизни и чувства вмиг улетучились. Ритм же большого города пришёлся ему по душе – экспресс-знакомства и экспресс-расставания.
Первые тяжёлые капли дождя всё-таки ударили Тома по лицу.
- Проклятье! – тихо выругался он и огляделся, куда спрятаться.
Рядом с ним находился небольшой полуподвальный книжный магазин. «Почему бы и нет?» - молодой человек даже обрадовался. Он вспомнил главное правило настоящего лидера – искать плюсы в любой ситуации. Ещё никогда ему не приходилось знакомиться в подобном месте, поскольку Том книг особо не читал и, соответственно, не покупал. Нет, конечно, читал в школе, колледже, потом пособия по техникам продаж, но пришёл к выводу, что сама жизнь и практика – лучшие учителя.
Это был однотипный сетевой магазинчик – столы с бестселлерами при входе, стеллажи по разделам в глубине. Том подошёл к ближайшей приоритетной выкладке, взял первую попавшуюся книгу и, пока открывал её, взглядом окинул помещение. Не считая мужчин, здесь находились две девушки-подростка, симпатичная, но глубоко беременная женщина и две старушки. Полный штиль. Не тот день, не тот час, не тот книжный магазин? Или современные молодые женщины покупают книги по интернету?
Всё же ради любопытства Том взглянул на взятый им экземпляр. На обложке на фоне горящего дома стояли две девушки в бедной одежде, одна постарше, вторая помладше. Книга называлась «Сестринская любовь». Имя автора было написано замысловатым готическим шрифтом, какое-то польское, и Том не захотел в него вчитываться. Вздохнув, он перевернул издание и быстро пробежал аннотацию глазами. Судя по ней, в автобиографичной повести рассказывалось, как в немецком концлагере старшая сестра пожертвовала собой ради младшей, поскольку обещала убитым родителям заботиться о девочке.
«Хм, - задумался Том. – Неужто здесь, сейчас, спустя пятьдесят лет, это кому-то интересно?»
Сестринская любовь ему была не знакома. Как и братская – он рос единственным ребёнком в не очень-то счастливой семье. После десятилетия Тома родители развелись, отец изредка присылал деньги, судьба сына его не особо волновала. Материнской любви он тоже не чувствовал. Наверное, потому, что внешне напоминал отца и родительницу это раздражало, она предпочитала заниматься своими многочисленными хобби. Но когда её внезапно парализовало, мать заставила Тома крутиться рядом. Собственно, это и являлось той причиной, по которой он не мог уехать из родного городка. Два года назад её не стало, и теперь Том уже в полной мере оказался предоставлен сам себе.
Молодой человек положил книгу обратно на стол и вышел из магазина. У него испортилось настроение, и он не знал, почему. Может, из-за усилившегося дождя? Тот испортил его задумку побродить по улицам, а Том очень не любил, когда рушились его планы.
Он прошёл ещё несколько десятков метров. На этой улице встречалось мало прохожих, все они понакрывались зонтами так, что лиц не разглядишь. У Тома был удачный опыт «напрашиваний» под зонтик в компанию к симпатичной девушке, но сегодня ему хотелось сымпровизировать, а не использовать старые схемы.
Тем временем дождь как будто вознамерился взять его измором и не жалел для этого воды. Том видел себя намокшего со стороны и осознавал, что потерял часть презентабельности. Хотя ему уже не раз удавалось сыграть и на жалости… Только он не враг своему здоровью! Не хватало ещё промочить ноги и простудиться. Том ускорил шаг и решил побыстрее обойти квартал, чтобы вернуться к машине в подземном корпоративном гараже и поехать отогреваться домой.
- Просто плохая погода. У гепарда тоже всего лишь одна удачная охота из десяти, - вяло утешал он себя, понимая, что, конечно, никаких отговорок быть не может.
И тут, проходя мимо какого-то кафе, Том непроизвольно посмотрел на большую стеклянную витрину и заметил сидящую прямо перед окном на высоком стульчике девушку. По возрасту она была его ровесницей, смуглая, с кучерявыми пышными волосами, карими глазами, в серой блузке. Это всё, что он успел ухватить взором за ту секунду, пока шёл мимо.
В ней не было чего-то яркого, она не являлась его типажом (как мы помним, джентльмены предпочитают блондинок), но от неё исходила загадочная аура… Тома поразили её глаза – глубокие, задумчивые, словно освещающие вход в пещеру с сокровищами. Они на мгновение встретились взглядами, и Том сомневался, что незнакомка обратила на него осознанное внимание, всё-таки он шёл довольно быстро.
Молодой человек в задумчивости остановился перед входом в кафе. Что-то французское – Le Coin Eloigne. Этим языков он не владел и вывеску перевести не мог, зато после названия красовалась Эйфелева башня. Судя по антуражу, средне-бюджетное, для людей без претензий. Зайти или нет?
Одновременно в его голове промелькнули все доводы за и против. Последних было больше: девушка явно кого-то ждала, она не в его вкусе и вроде умна. Не то, чтобы это являлось непреодолимыми трудностями… Довод «за» он даже не мог объяснить – что-то иррациональное, а уж Тому точно не нравились необъяснимые вещи. Но он знал: лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и жалеть. Так что, отбросив сомнения, молодой человек широким жестом смахнул с волос дождинки и бодро зашёл в кафе.
Внутри его встретил аромат выпечки с корицей. «Похоже, это просто булочная», - подумал Том и стал осматриваться.
Уютное помещение, столиков двадцать плюс по обе стороны от входа стойки со стульями у окна. На стенах французские кино-плакаты годов эдак шестидесятых. В центре – полукруглая зона, где бариста варил кофе. Пара официанток в старомодной униформе. Тихо звучащий из динамиков шансон, вроде Эдит Пиаф. Посетители – в основном тридцатилетние, пары, одиночки, компании из девушек. В целом довольно милая атмосфера для свидания или ланча.
Том откашлялся, приосанился и направился к стойке у окна, где находилась заинтересовавшая его незнакомка. Он оценил её со спины: среднего роста, стройная, в серых брюках. На левой руке обручальное кольцо отсутствовало. Она сидела на правом крайнем стуле, на соседнем лежала её чёрная сумочка. Следующее место тоже было свободно, к нему Том и подошёл.
- Простите, я могу здесь приземлиться? – мягко сказал он, слегка улыбаясь.
Девушка медленно подняла на него глаза и на секунду задумалась. Неужто она не заметила его на улице? Тот контакт был так важен!
Затем отвела взгляд и тихо произнесла:
- Да, конечно.
Всего два слова, но по ним, интонации и мимике Том уже составил «анамнез». Одинокая, без детей, скромная, из среднестатистической семьи, с хорошим образованием, чувствством собственного достоинства, невысокооплачиваемая, однако любимая работа.  Нельзя сказать, что всё это его отталкивало. Том по своему опыту знал, что подобные девушки выбирают других парней, не таких, как он. Более надёжных, что ли, эдаких «семьянинов». А к его типу относятся настороженно. Впрочем, их право.
- Отлично, - теперь Том улыбнулся более широко. – Только плащ пристрою.
Он быстро ушёл на поиски вешалки.
Такая пауза всегда нужна: обозначить своё присутствие, позицию, наладить первый контакт. У девушки есть время, чтобы обдумать ситуацию и возможные последствия. Если она категорически против знакомства с ним – даст понять это в первые секунды, как Том вернётся. Например, уставится в мобильник или будет односложно отвечать, а то и вовсе уйдёт. Но молодой человек прочитал по её взгляду, мимолётно пролетевшей по лицу тени, что, по крайней мере, ярого отторжения он не вызвал. Да ладно, что преуменьшать, Том был уверен, что понравился ей.
Водрузив плащ на вешалку, он медленно вернулся назад. Со спины Том заметил, как изменился её язык тела – информация была противоречивой. С одной стороны незнакомка выпрямилась (это говорило о том, что она включилась в диалог), с другой – положила ногу на ногу в обратную сторону от Тома (закрывалась от него). К тому же взяла в руки ложечку от своего пирожного и стала помешивать явно остывший кофе. Кстати, по тому, что девушка ест в кафе, Том мог бы проводить целые диагностические лекции!
«Не доверяет, ведёт себя настороже, - присаживаясь, сделал вывод он. – Но не уходит. Значит, всё-таки кого-то ждёт?»
Некоторые в подобных знакомствах идут напролом, но не Том. Его принципом была «мягкая сила». В конце концов, это взаимовыгодный процесс, а не принуждение к сделке!
На обратном пути молодой человек захватил со стойки лист меню и теперь стал изучать его. Но стилизованный под старину перечень на французском без картинок так просто не дался. Единственное, что Том разобрал – супы и крепы. Если он не ошибался, последнее это толстые блины или оладья? Повод обратиться к девушке появился сам собой.
- Вы уже бывали здесь? Можете что-то посоветовать? – искренне попросил он. – По-французски я понимаю только слово «суп». Боюсь, как бы не заказать лягушачьи лапки…
Девушка подняла брови и непроизвольно улыбнулась:
- У них есть меню на английском.
Поначалу добрый знак сменился завуалированным «реши эту проблему сам». Но Том не стушевался:
- Это был бы самый простой и скучный путь, не так ли?
Нужно сделать паузу. Ни в коем случае не показывать настоящих эмоций, быть незыблемым как Эверест, спокойным как Будда и уверенным как Наполеон. Снова уткнувшись в меню, он покачал головой и предупредил:
- Но если я закажу что-то однотипное и несъедобное, это будет целиком и полностью ваша вина.
Официантки к нему не спешили, а Том и правда не знал, на чём остановиться, поэтому выпал из разговора на пару минут, изучая местный ассортимент. Кстати, надо взять на заметку и выучить пару фраз на французском языке. Точно пригодится в будущем.
- Если вы голодны, то можете взять рататуй, - наконец-то сжалилась девушка. – Здесь всё очень вкусно готовят.
- Часто бываете тут? – быстро вступил Том. Потому что в этот момент, если у неё действительно кто-то есть, она, как порядочная женщина, должна была сказать что-то типа: «Да, МЫ тут часто бываем».
- Временами, - уклончиво ответила она и пожала плечами.
Теперь Том позволил себе более пристальный взгляд на соседку. Минимум косметики, в ушах маленькие серёжки-гвоздики с прозрачным камнем, вполне может быть, что бриллианты. От неё исходил едва заметный сладкий аромат парфюма, довольно приятный.
И какой вывод? Добрая, правильная, со стержнем внутри. Или скучная, предсказуемая, неуступчивая? Совсем не то, что он искал. (Хотя, безусловно, Том не искал пропащую стерву!) Но ему нравились её тёмные глаза, тихий мелодичный голос. Наверняка она работает библиотекарем, так как не сильно любит общение с людьми, а предпочитает взаимодействие с безмолвными предметами. Впрочем, это был подходящий момент для ice-breaking.
Том, - представился он и чуть склонил голову перед ней. Поскольку девушка она приличная, то выбора у неё нет.
Табита, - с паузой представилась его соседка.
Рад познакомиться, Табита, - ободряюще произнёс Том.Она лишь кивнула. Вообще ей подобало что-то сказать, дабы он не выглядел назойливым, и как раз в тот миг подошла официантка. Пока Том заказывал рататуй с цыплёнком, десерт и кофе (конечно, молодой человек предпочёл бы пиво, но это был бы неправильный выбор), у Табиты зазвонил телефон (спокойная мелодия), девушка вытащила его и ответила «я давно здесь».
Затем она отложила мобильник и обернулась на входную дверь. Сердце у Тома остановилось.
- Опаздывает? – грустно спросил он. Теперь, когда Том понял, что Табита действительно кого-то ждёт, ему было жаль потерять её. Вроде, не такая уж она и скучная…
Табита повернула голову в его сторону, их взгляды встретились и замерли. Оба в смущении на секунду отвели взор, а потом снова переглянулись.
- Нет, уже рядом. Сестра никогда не приходит вовремя, - пояснила Табита.
- Ах, сестра, - радостно выдохнул Том и позволил себе улыбнутся широко. Всё, путь свободен.
- Да, сестра, - немного наигранно подтвердила Табита, жестом показывая на занятое своей сумочкой место.
И, действительно, в следующую секунду громко хлопнула входная дверь, и в кафе появилась ещё одна посетительница. Это была миловидная блондинка с кудряшками не старше двадцати пяти лет, ростом чуть ниже среднего, пухленькая, со светлыми глазами, одетая в брючный костюм наподобие тех, что могли бы носить хиппи, нечто бесформенное и цветастое. Практически без косметики, только яркие тени на веках, из украшений большие пластмассовые серьги-кольца. Лёгкий тёплый ветерок – такая ассоциация родилась у Тома.
- Приветик, извини, - с радостным возгласом она бросилась к Табите.
- Ничего страшного, - сказала та, и девушки обнялись.
- Я не люблю сидеть на верхотуре, - безапелляционно заявила блондинка, не замечая Тома, поскольку находилась к нему спиной. – Давай пойдём лучше за столик.
- Хорошо, - вроде без удовольствия согласилась Табита и начала медленно сползать со своего стула.
Том напрягся. Это был «момент потери клиента», поэтому замерев не сводил с Табиты глаз. Она тоже молча посмотрела на него, не решаясь проститься. В тот миг Том понял, что девушка в его власти. Всё остальное – детали. Упиваясь возникшим ощущением, он выдерживал паузу.
Появившаяся сестрёнка заметила нечто недосказанное и обернулась. Её пристальный взгляд положительно оценил Тома, и она улыбнулась ему.
- Мы как раз обсуждали с Табитой все ваши достоинства, кроме пунктуальности, - по-доброму сказал Том.
- О, вы знакомы, - удивилась девушка, повернувшись к сестре.
Тому было интересно узнать, как выкрутится Табита, но та не растерялась:
- Так, поболтали о пустяках, пока сидели рядом.
- Да, лучшими друзьями нас ещё трудно назвать, - состроил гримасу Том.
- Всё впереди! – подхватила девушка. – Тогда идёмте за столик с нами!
Как вежливый джентльмен Том должен был первоначально робко отказаться, что он и сделал. Но блондинка настаивала, а Табита не возражала, поэтому все вместе они перешли за круглый столик на троих.
- Молли, - громко объявила новенькая и протянула Тому руку, не дожидаясь официального представления от старшей сестры.
- Том, - представился он и осторожно пожал её пальцы. Будь они вдвоём, молодой человек даже мог бы поцеловать её кисть, но в присутствии Табиты это было бы недальновидно.
Младшая сестра тут же позвала официантку и сделала заказ. Салат с тунцом, крепы со свежей малиной, зелёный чай. Но, судя по её фигуре, она не прочь поесть гораздо плотней, а спортзал обходит стороной. Впрочем, Молли всё равно была безгранично мила, что нивелировало её полноту.
Том осторожно разглядывал её и пришёл к выводу, что вот Молли-то подходила ему больше Табиты. Но как экстрасенсы видят что-то незримое, так и он ощущал рядом с блондинкой присутствие другого мужчины. Экстравертные девушки никогда не бывают одинокими и зачастую сами являются инициаторами разрыва, оставляя позади наскучившие отношения и начиная новую яркую страницу. И, похоже, она не искала мужских денег, что идёт ей в плюс.
Тут Табита бросила на него короткий ревнивый взгляд. Том сразу же отвёл глаза от Молли.
- Я, правда, не помешаю? - он одновременно обратился к обеим сёстрам. – Вы давно не встречались, у вас какие-то семейный дела…
- Ерунда, - прервала его Молли. – Просто у нас такие разные графики, что у Табби в её школе танцев, что у меня в художественной студии! Но мы рады весёлой компании!
- Вы танцуете? – Том уже приготовился говорить Табите комплименты. Как опытный картёжник легко достаёт из колоды карты, так и он не задумываясь ловко жонглировал приятными словами. К счастью, молодой человек интуитивно сделал паузу. Ох, как важно умение слушать!
- Нет, - мягко сказала девушка. – Мы с подругой организовали свою студию, но она преподаёт, а я работаю администратором.
- Какое у вас направление? – спросил Том. – Я не умею танцевать, но давно хочу научиться…
Табита взглянула на него немного критично:
- Думаю, вам у нас не понравится. Это маленькая балетная школа.
Том развёл руками и был вынужден признать, что до па-де-де и фуэте он ещё морально не созрел. Молли, похоже, не хотела оставаться в стороне и тоже вступила в разговор:
- А вот я, несмотря на образование художника, работаю ландшафтным дизайнером. Но если бы я рисовала моделей, то обязательно бы изобразила ваш портрет. Вы мне напоминаете артиста. Вы случайно не актёр?
Ему показалось или это было приглашение?
- Увы, - трагическим голосом произнёс Том. – После ваших слов даже как-то неловко признаться, что я занимаюсь всего-навсего продажей кондиционеров. Но моё смущение должна сменить профессиональная хватка, поэтому я до конца жизни не прощу вам, если вы купите следующие модели кондиционеров у кого-либо, кроме меня.
Пока сёстры смеялись, он достал из внутреннего кармана визитки и вручил им. Девушки обещали поставить их на самое видное место в своих квартирах, дабы не забыть об этом. Том смотрел на них, сравнивал и не находил ничего общего.
- Вы уверены, что вы сёстры? – всё ещё оставаясь на волне смеха, спросил он. – Такие непохожие…
Девушки смолкли, их лица накрыла мрачная пелена. Возникла неловкая пауза.
- У нас один отец, но разные матери, - коротко сказала Табита.
Похоже, не очень-то приятная тема. Том перебирал в уме возможные варианты: мать Табиты умерла или тяжёлый развод, новая мачеха…
- Кстати, ты давно с ним общалась? – поинтересовалась Молли, из чего Том сделал вывод, что отец живёт отдельно от девочек.
- Неделю назад, - ответила Табита и предвосхищая новый вопрос продолжила. – Всё, как обычно…
Молли опустила взгляд и кивнула. Том почувствовал, что с ним какая-то проблема. Болезнь? Нет, её обсуждают не так. Значит, алкоголизм.
- У меня есть знакомый специалист, - тихо предложил он. Пусть его не просили, но молодой человек всегда был рад оказать помощь, тем более, когда это ему ничего не стоило. – Нарколог.
- Не надо, спасибо, - мягко поблагодарила его Табита, и Том понял, что угадал.
После этого ему как-то удалось вырулить на нейтральные темы, и беседа вошла в довольно доверительное русло. Том ощущал себя на высоте – молодой человек был уверен, что нравится обеим девушкам. В каждой из них он видел что-то притягательное: в Табите – её скованную чувственность, таящую вулкан страстей, когда она действительно начнёт доверять своему партнёру; в Молли – открытость, авантюрность и желание жить сегодняшним днём.
Словно улавливая его колебания, Табита как бы ненароком спросила у сестры:
- Ну а как Эдвард поживает?
Молли сразу же подавила возникшую отрицательную реакцию и пожала плечами:
- Нормально поживает. В последнее время работает ночными сменами.
Затем, взглянув на их спутника, пояснила, хихикая:
- Эд – пожарник. А то подумаете, что какой-нибудь охранник в супермаркете!
Том заверил её, что никогда такого не подумал бы. Сам же стал размышлять, это был намёк или он переоценивает ситуацию?
Принесённая еда Тому не понравилась - цыплёнка пережарили, ратутуй пересолили. Молодой человек съел, сколько оказалась в его силах. Ну нет, больше он в это заведение ни ногой!
Когда Молли закончила с салатом, она строгим взглядом осмотрела полупустые тарелки и предложила:
- Может, закажем бутылку вина?
- Не стоит, - поморщилась Табита.
- Почему бы и нет? – подхватил идею Том. – Это полезно для здоровья.
- Правда, по бокалу на человека, - убеждала Молли сестру.
Том решил не настаивать и отклонился от столика, давая им самим определиться.
- Давай, Табби, тебе же не идти завтра на работу! – напирала блондинка.
- Зато тебе идти! – напомнила Табита.
- Ерунда, - махнула рукой Молли и весело подмигнула Тому. – Я могу спокойно утром заявиться на работу, даже если тусовалась на алкогольной вечеринке всю ночь!
Молодой человек кивнул ей, абсолютно не сомневаясь, что так оно и есть. Они попросили официантку принести красное столовое вино и мигом распили его. Это ещё больше оживило  Молли и даже немного раскрепостило Табиту.
В какой-то момент Тому потребовалось сходить в уборную. Он извинился и быстро вышел из-за стола. Закончив свои дела, молодой человек вымыл руки и пристально посмотрел на себя в зеркале.
- Всё идёт неплохо, - он улыбнулся отражению и проверил содержимое правого кармана брюк.
Когда Том возвращался, ему встретилась Молли, направляющаяся в дамскую комнату. Коридор кафе был узким, они случайно задели друг друга бёдрами и сами рассмеялись этому.
Затем троица также весело проводила время, пара часов пролетела незаметно. Они были на одной волне, словно знали друг друга уже несколько лет.
Том видел, что несмотря на то, что они такие разные и у каждой отдельная жизнь, между сёстрами очень заботливые отношения. И пусть ему была приятна эта компания, однако всегда надо знать, в какой момент лучше уйти с вечеринки. Девушки не позволили заплатить за себя, но Том настоял на том, чтобы оставить чаевые. Когда Табита убирала карточку в сумочку, он заметил внутри той знакомый книжный корешок.
- «Сестринская любовь»? – уточнил Том.
- Да, - зрачки Табиты расширились. – Вы читали?
Первоначально Том хотел сказать правду, но все его многолетние привычки говорить то, что выгодно, словно сами решали за него.
- Конечно, - с видом знающего человека ответил он. – Две полячки-сестры, немецкий концлагерь…
Табита не сумела скрыть миг восхищения: + 100 очков в его копилку.
Когда все вышли из кафе, Том любезно предложил довезти сестёр до их домов.
- Тогда сначала Молли, - быстро вступила Табита и продиктовала адрес.
Судя по удивлённому взгляду младшей сестры, Том догадался, что первой завозить Табиту было бы удобнее. Может, именно она хотела остаться с ним последней, хотя это ничего не обещало.
Дождь закончился, и они неспешным шагом шли по ночному городу до подземной парковки. Подойдя вплотную к автомобилю, Молли провела рукой по боковому корпусу и воскликнула:
- Класс! Наверное, когда ты едешь, все вокруг заглядываются на твою тачку?
- Почему бы и нет? – улыбнулся Том и посмотрел на Табиту.
- Я, к сожалению, совсем не разбираюсь в машинах, - виновато сказала она.
Тому её ответ не понравился, и он даже немного разозлился на неё. Разве трудно сказать мужчине, который тебе нравится, одно-два добрых слова про его автомобиль?
Поскольку Табита подошла к переднему пассажирскому сиденью, Молли оставалось занять место сзади. Она расположилась справа, позади сестры, и компания отправилась в путь.
Судя по навигатору, доехать они были должны минут за двадцать. Только вот весь этот флёр веселья и флирта остался в кафе: сёстры замолчали, а Том следил за дорогой, думая о том, как развернутся события дальше, и почему-то не мог закинуть какую-нибудь безобидную тему для разговора. Поэтому он включил на неполную громкость радио с джазовой музыкой – беспроигрышный вариант, когда везёшь девушку.
Кидая взгляд в зеркало заднего вида, Том несколько раз встречался глазами с Молли. Она сидела отстранённо, но пристально смотрела на него, настоящий poker face. Табита же не двигалась, лишь раз откашлялась (с чего бы это, ведь девушки не курили?) и разгладила воображаемую замятость на брюках.
Они подрулили к тёмному спальному кварталу, в глубинах которого скрывалась старая восьмиэтажка. Молли подсказала, где снаружи лучше остановить машину – двор окаймляла каменная ограда. Людей поблизости не наблюдалось, и атмосфера ночной тишины была пугающей. Здесь и сейчас – отличное начало для второсортного триллера или ужастика.
- Тебя проводить? Здесь вроде как не очень безопасно? – спросил Том с почти искренней тревогой.
- Ну да, - робко сказала Молли. – Если тебе не сложно… Тут, правда, не самое спокойное место на земле.
Молодой человек вопросительно поглядел на Табиту, и та кивнула – не возражаю, спасибо.
Том с Молли, поцеловавшей сестру на прощанье, вышли из машины, обогнули её и завернули за забор, идя параллельно дороге. Девушка схватила его за кисть и процедила сквозь зубы:
- Ты ведь понимаешь, что у нас всего пять минут?
Вместо ответа Том сжал её руку. Предвкушение внутри него нарастало словно волна цунами. Они быстрым шагом дошли по аллее до подъезда, Молли открыла дверь брелоком от домофона, и перед ними предстала изнанка старого дома с обшарпанными стенами.
- Это квартира Эдди, - словно оправдываясь, бросила Молли, но Тому было всё равно.
Они подошли к старому лифту. Ох, сколько ему лет? Пятьдесят, не меньше? Тесная кабина, ржавые механизмы, того и гляди, каждая поездка может стать последней! Но Молли не дала времени на раздумья – лифт стоял на первом этаже, она открыла скрипящую дверь и затолкнула его внутрь.
- Восьмой этаж, - прошептала она, нажав кнопку, и прижалась к Тому.
Молодой человек откликнулся на призыв девушки и крепко обнял, ощущая жар её тела. Их губы жадно соприкоснулись, а руки спешно исследовали всё, до чего могли дотянуться.
Лифт доехал до последнего этажа. Молли вышла первой и оглядела коридор. Неподалёку горела единственная блёклая лампочка, людей нигде не было. По счастливому совпадению нужная квартира находилась первой. Пока девушка открывала ключом замок, Том страстно покусывал её в шею сзади.
Наконец дверь открылась, и они завалились в прихожую. Оставив узкую щёлочку для света из коридора, они стремительно начали снимать с себя одежду, каждый сам. Затем их тела сплелись…
Через пять минут учащённо дыша они откинулись друг от друга. Том предоставил Молли первой подняться и набросить халат. Потом она включила настольную лампу, и он увидел, что находится в небольшой квартире-студии, ничего особенного из себя не представляющей. Но надо было одеваться и уходить.
Молли тоже стала собирать свою одежду и складывать её на диван. Том подошёл к ней и хотел обнять на прощание, но она глазами сказала: «Поторопись». Молодой человек кивнул и вышел в коридор. По везению лифт находился там же, и Том зашёл в кабину. Не успел он закрыть за собой дверцу, как Молли, стоящая в проходе, крикнула:
- Я не буду вмешиваться в ваши дела, но, пожалуйста, не разбей сердце моей сестре!
Тому оставалось лишь кивнуть. Лифт поехал вниз. Затем он быстро покинул подъезд и вернулся к машине. Табита обеспокоенно взглянула на него.
- Тёмный подъезд, лифт был сломан, - «объяснил» Том. – Пришлось подниматься…
Девушка признательно кивнула. Неужто она на самом деле ничего не заподозрила?
Табита продиктовала адрес, и он завёл машину. Как почти всегда молодой человек оказался прав – территориально от кафе завозить её первой было бы логичней. Том снова включил радио, чтобы не начинать диалог. Хотя всё прошло, как он хотел, ситуация осложнилась, и Том пока не знал, как ему быть с Табитой дальше.
Они молча ехали по ночному городу, а в его голове крутилась последняя фраза Молли... Так вот, оказывается, ты какая, сестринская любовь!
 
Рейтинг: +1 59 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!