ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Ритмология от события, или К чёрту общество чистых тарелок

 

Ритмология от события, или К чёрту общество чистых тарелок

2 октября 2012 - Евдокия Марченко
article81065.jpg

 

 

От автора

Я всегда была слишком хорошей. Пыталась соответствовать морально-этическим нормам поведения. Мне казалось, что все люди устремляются к разумным целям и недостатки, проявленные в мире, – это просто человеческие слабости. «Не могут соответствовать, но все стремятся и стараются» – было моим неповторимым кредо.

Чистота – главное человеческое качество. Чистота отношений, чистота оценок, чистота стремлений. Грязь возникает от слабости, усталости, болезни.

«Люди стремятся к богу и избегают чёрта» – следующее сорвавшееся кредо.

Хаос, царящий вокруг чистоты, хаос, царящий вокруг бога, породил название книги.

Я очень чиста и хороша, и все мои предыдущие книги о чистом и хорошем.

Мне больно писать о грязи и пошлости, так как стыд покрывает раскаянием, но…

 

решила и я освобождаюсь

от тщательно скрываемых,

остро проживаемых

немыслимо жестоких опытов

ритмологической оценки

лежащего на предложенной тарелке.

 

Доедайте сами, додумывайте…

 

Обращение к читателю

Приспособить собственную жизнь к общей, социальной, помогает воспитание. Положенное на тарелку надо доедать.

Купленное платье надо поносить. В купленном доме надо пожить. Или в аренду сдать. Красивая еда для глаз, но рот пытается вмешаться.

Приспособить общее под личное пожеланием без нравоучения.

Вы относитесь к обществу чистых тарелок?

Безукоризненной репутации, безупречных кредитных историй. Вы такой же хороший и правильный, как я? Тогда извлечём тщательно сокрытое от посторонних глаз коллективное подсознательное. Ещё интереснее– вскрыть из памяти скрываемое от своих собственных глаз индивидуальное подсознательное. Извлечь свои проступки из памяти, упаковать полезный опыт, узнать, какие такие люди не скрывают своих дурных намерений или охотно демонстрируют их.

Вы экономны и мудры? – Познакомьтесь с глупыми и расточительными.

Вы глупы и экономны? – Познакомьтесь с мудрыми и расточительными.

Вы глупы и расточительны? – Познакомьтесь с мудрыми и экономными.

Главное для меня – ваш успех в освоении своего антипода.

 

ИДУ В РАЗУМ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ

Я живу в Лучевой Вселенной – чистейший образец звенящей чистоты. Смотрю на свет и вбираю время. Через увеличительное стекло наблюдаю за живущими на планете Земля.

Центрирую внимание на выяснении отношений. Самое необходимое в осознании само­го себя – задать вопрос «почему?». «Поче­­му мне запрещено, а кому-то нет?» – смущающий коллективное сознание вопрос.

Воспитатель проводит обучение – «нельзя».

Не воровать. Не убивать. Не пукать в комнате. Прилюдно громко не сморкаться. Не плевать на пол. На улице не испражняться.

Сознание возмущается: «Я знаю: поляки сморкаются. Немцы пукают. Индусы испражняются. Военные убивают. Бандиты воруют».

В целом запрещено, но в каждом отдельном социуме что-то разрешено.

При определённых обстоятельствах каждый человек обязан был нарушить заповеди воспитателей для выведения наружу коллективного бессознательного. 

 

ВОРОВСТВО, ИЛИ КАРМА

В девятом классе средней школы мне подарили чёрные туфли на шпильке. Шпилька – высокий тонкий каблук. «Я – взрослая!» – завопило моё существо и отправилось на диско­теку. Потешив танцеваль­ными движениями тело, разрушив убойными мелодиями слух, доведя до полной усталости от мерцающего света глаза, выбрав в попутчики самого престижного парня, я отправляюсь в ночную тишину. Парня зовут Сергей. И выбираю я его не по красоте фигуры, а по занимаемому положению – он сын директора совхоза, а значит, гарант разрешения. Подходим к чужому саду, громко смеясь от перевозбуждения, перебрасываясь банальными словечками, рвём чужой спелый крыжовник. Честно признаюсь, больше трёх ягод подряд я съесть не могу. Рвём не для еды, а для потехи. Выбегает разозлившийся не на шутку хозяин крыжовника. Понимаю, на шпильках далеко не убежишь. Сергей тоже не предпринимает к бегству никаких усилий. Мы же имеем право на развлечения? Хозяин после опознания маленьких воришек возмущение переводит в просьбу. Мы спокойно расходимся по домам. В душе зарождается липкое, неприятное чувство нечистоплотности, бессмысленности произошедшего. Липкая тягучая масса покрывает смысловой экран. Разрушающий наваждения вопрос: «Зачем? А смысл?»

Тело сна заставляет физическое тело покрываться то холодным, то горячим потом.

Утром я, пай-девочка, вытираю туфельки от пыли. Задаю приводящие маму в восторг вопросы: чем я могу быть полезна? А не нуж­на ли моя помощь? Мама убирала в огороде лук. Для зимнего хранения луковицы запле­­тали в косичку. Эту не особо сложную работу мне и поручили. Руки вплетают луковицу за луковицей, под солнечным сплетением слегка посасывает вопрос: узнают – не узнают? В головном мозгу несмелые вибрации оформляются в неспелую тему: рассказать – не рассказать, накажут – не накажут.

Самым большим наказанием в нашей семье была доверительная беседа о выходе за общественные рамки приличия. Мой собственный голос требует чистосердечного признания. И, продолжая складывать луковицы в определённый рисунок, я громко напеваю песни на немецком языке. «Как кукушке ни куковать, ей судьбы нам не предсказать».

Отворяется калитка, любимый папа пришёл на обед. Подходит ко мне с правого бока и ласково, внимательным голосом спрашивает: «Дочка, зачем ты это сделала?»

В ответ я здраво парирую: «Серёжка тоже был со мной».

«С твоим другом ведёт беседу его отец», – совершенно резонно ответил папа.

Страховка не сработала; тягучая, липкая масса достала душу из-под солнечного сплетения и отправила в пятки. Тёмной липкой массой было не что иное, как стыд. Нет, не мой. Моей в этой истории была только душа, которую липкая масса перемещала по моему телу, куда ей заблагорассудится. Тягучая масса ядовитого «нельзя».

Самое неприятное было в отключении самообороны в виде вопроса: «Ничего страшного не произошло. Давай вместо трёх ягодок вернём ему ведро крыжовника». Наружная самооборона – компенсация. Внутренняя самооборона – оправдание. Папа излучал свет доброжелательного участия. Мама хвалила за добросовестный труд, но липкая, тягучая масса между ними не вытягивалась, а терпеливо вызывала чувство раскаяния. Мурашки стыда поползли по моему существу снизу вверх. Только бы солнышко не заметило. Только бы небо грозой не расхохоталось.

Ночью звёзды далеко и заглушают противную, вязкую, тягучую массу стыда, заменяют её восторгом разрешения. «Идти просить прощения?» – обречённо спросила я у отца. Его неожиданный ответ только загустил липкую массу: «Да нет, я это сделал за тебя сам».

Ритмологическая расшифровка.

Лук – отображение человеческого начала, имеет головку, растущую вниз.

Каблук – человек недобирает дотации Солнца.

Сергей – имя плотной опоры, за которым можно спрятаться.

Мама – отсмотр знаков вблизи, реакция на близком расстоянии, в данной конкретной жизни. 

Отец – реакция на далёком расстоянии – знаки, захватывающие предыдущие жизни.

Крыжовник – ягода недополученного удовольствия.

Девочка получает в подарок акцент на выделенное, но не использованное лично на себя время. Подбирает мальчика с именем опоры на плотный, фиксируемый чувствами мир и отправляется забирать ягоды недополученных наслаждений. Испытывает целую гамму чувств: романтизм тёплой ночи, безнаказанность взрослыми людьми. Она забирает выращенное самой природой, но присвоенное человеком, которому кармически не принадлежит. Когда ты забираешь своё по кармической линии через жизнь, совершаешь ли преступление? Такие вопросы задают­­ся через судьбу. Лук отображает информа­цию, наслоённую виток за витком. За­плетённая косичка подсказывает выстроенные связи добрососедских отношений. Рядом мама и полный порядок в доме показывают благополучие настоящего воплощения. Папа волнует душу, раскачивая качели стыда. Активизирует кармические знаки. Так что серьёзнее: не подчиниться карме и согласиться на настоящие правила жизни или подчиниться и совершить предначертанное?

Грамотный отец позволил кармический поступок. Стыд выделен – и этого вполне достаточно для блокировки кармических проявлений. Своевременная грамотная блокировка позволит человечество избавить от воровства.

 

 УБИЙСТВО, ИЛИ СУДЬБА

Я кормящая мать. У меня есть маленькая дочка. Во время защиты диплома молоко из груди проступило наружу через платье. Голубое платье, сшитое мужем. Муж любил шить одежду. Первую вещь для меня сшил на руках. Это был чёрный брючный костюм с удлинённым жилетом и втачным поясом на линии талии. На голубом платье он придумал отложной воротничок, закрывающий грудь. Два слоя ткани не помогли защититься от брызг грудного молока, но ускорили защиту диплома. Получив безоговорочное «пять», я бегу домой кормить за­ждавшуюся дочку. Моя профессия – астроном – считается самой романтичной. Здесь не надо сражаться за жизнь, чтобы выжить. Никого не надо убивать ради насущного хлеба. Изучай звёзды, наблюдай за светилами, обмеряй их с разных сторон: спектрально, визуально; меняй длины волн и степень приближения. Слушай звёзды в разных диапазонах, наблюдай за их жизнью и радостно делись со своими коллегами своими открытиями. Звёзд много, хватит на всех.

На распределении, а в те времена закончивший государственное учебное заведение получал обязательное приглашение на отработку, мне предлагают оборонное предприятие. Говорят: «Стратегически важный объект».

На мой немой вопрос разъясняют: «На стратегическом предприятии выше зарплата, лучше квартирные условия жизни, природно-экологический фактор учтён. Стратегический объект нужен государству, нужен стране. У тебя будет надбавка к зарплате».

Мой природный романтизм мало устраивала данная формулировка, но смущённый авторитетом говорившего разум шепнул: «О тебе позаботятся». «Что я там буду делать?» – робко переспросила. «Измерять координаты звёзд, создавать программное обеспечение изделий» – из лаконичного ответа мой мозг выбрал слово «звёзды» и согласился.

Оказалось, работать на этом объекте престижно. Сюда набирают самых умных, талантливых. Отдел новый, молодёжи много. Говорили о звёздных координатах. Полная иллюзия продолжения учёбы дополнялась доверием больших, сильных, седых, серьёзных заказчиков. Трудилась вдохновенно, само­забвенно, получая удовольствие от всего происходящего. Всё радовало, жизнь хороша.

Вдруг в эту жизнь врывается фраза из обычной семейной сценки. Приезжает молодая пара с фамилией Хорошавины. Ничего себе фамилия: вина за хорошее. Муж – по распределению, а жене оказывают великую милость: тоже берут в отдел. Она учительница по образованию, но учительница математики, и ей нашли применение.

Вдруг как разрыв снаряда среди полной тишины. «Я не пойду к вам работать. Я не могу работать на смерть. Я не хочу убивать людей».

Странная фраза приводит к страшному выводу.

«Так, по-твоему, мы все убийцы?» – «Да», – в слезах отвечает она.

Со стороны всем очевидно: «Любая оборона провоцирует нападение, захват, убийство. Внутри стратегического объекта очевидность камуфлируется патриотизмом».

Камень брошен, фраза схвачена мозгом.

Мне поручают тему «Уровень». Тема с совершенно астрономо-геодезическим названием, но сравнивать я должна тактико-технические характеристики площадей поражения.

Проверить силы собственных изделий мож­но только сравнением с зарубежными аналогами. Вроде бы спокойная работа с цифрами, но мозг вычленяет «поражающий фактор». Вот и убийство подошло вплотную. Так права оказалась учительница Татьяна, жена инженера Сергея Хорошавина.

Муж, поработав три месяца, покидает отдел 16 данного предприятия. Такое престижное предприятие.

Во время распродажи своего имущества моему мужу они продают «стенку» – так называли в дефицит соцпериода связку: комод – буфет – шифоньер.

Стенка – отображение плотного плана.

Имена всё той же степени плотности концентрации пространства – времени: Татьяна– Сергей.

Учитель – отдающий своё время во имя будущей жизни.

Военный – тратящий своё время на готовность к убийству.

Так на плотном плане сообщение, дополненное отображающими предметами, стало очень активным инициатором судьбоносного поступка. Судьба отображается словами, влияющими на поступки. На словах убивать легче, чем на деле, но останавливать слова сложнее, чем дела. Строга судьба к своим исполнителям.

 

ПРЕЗУМПЦИЯ ЗНАНИЯ

На вопрос, что больше всего портит человеческие отношения, я отвечаю достаточно уверенно: презумпция знания.

Многие наивно полагают, что допущенный в их жизнь знает об их жизни. «Он же всё видел, он присутствовал при сём», – возмущается индивидуальное сознание. Нет, он смотрел, но не видел. Находился здесь, но отсутствовал. Он был занят собой. Люди, выросшие вместе, наивно полагают, что знают друг друга. Люди, получившие одно образование, наивно полагают, что знают что-то общее. Я в своих опытах внутри человеческого разума просила описать разных людей одно и то же событие. У каждого из них была равная доля участия. Затем давала прочитать описание людям, не участвовавшим в данном событии. Задачу ставила следующую: назовите событие. Названия никогда не совпадали. Люди были в одном пространстве, но в разных временах.

 

Нам не понять друг друга,

Не услышать!

Пока надёжно заняты собой,

Нам не принять друг друга,

Пока считаем, он знаком со мной.

Иллюзия перекрывает ясность,

Обиды ворох, страхов суета…

Делить пытаемся, когда всё, поздно –

Поезд ушёл, отринув чудеса.

Струна Очевидности со Струной Прояснения

Презумпцию знания

Смахнут своевременно.

Реальный экран

Упростит понимание.

Презумпция знания,

Как же ты преждевременна!

 

 

Я ЛЕЧУ ЧЕРЕЗ РАЗУМ

 

Сеновал. Терпко пахнет душистое свежескошенное сено. Новолуние. Тишина. Я лежу на спине, через глаза питаюсь звёздным светом. Юрий натянул свою жизнетворящую струну. Оранжевое солнце выбрасывает наружу. Мне исполнилось семь земных лет, и мы покидаем место, где я закончила первый класс. Вдруг звёзды завращались по спирали, втягивая в себя, тело становится молочным, млечным и наконец – прозрачным. Я покинула эту планету, возвращалась через разум на звёздную родину. Мгновенный анализ: что испугало больше всего за прошедшие семь лет? Ухо кошки. Оно является ложной спиралью. Затягивает, и можно забыть о Янтрах. Манну опорную вытягивает, рвёт серебряную нить. Ничего страшнее уха кошки я не видела, не ощущала. Люди боятся цвета кошки. Чёрный– цвет времени. Кошка – осколок с Плата Знаний. Что значит «осколок»? – Выделяет время для беззнаковой жизни. Смешно радоваться белой кошке и бояться чёрной. Всё дело в их ушах: чёрные уши быстрее лишают опоры, уши белой кошки быстрее рвут серебряную нить. Всё неприятно, страшно, нелепо. Дело в том, что кошки – только напоминание, с ними бороться бесполезно. Они есть, пока есть потери во времени. Бессмысленно теряешь время – рядом появляется кошка, только и всего. Исчезнут потери времени– исчезнут кошки. Много временнх потерь– количество кошек увеличивается, сердятся кошки, выгибают спинки, шерсть дыбом. «Я– отображение потерянного времени. А ухо – воронка, втягивающая в незнаковое состояние, – шепчет кошка, мурлыкая на урчащем языке, близком к имени человеческого Луча Ура. – Мур-мур-мур».

Что обидело за эти годы? Графин. Стеклянный гранёный графин для воды стоял на учительском столе. На второй день первого класса на меня надели повязку дежурной. Это означало: я должна вытереть чёрную доску от белого мела. Чёрные парты от серой пыли. Белый стол учительницы принимал на себя радужный отсвет графина с колыхающейся водой. Радуга появляется из белого цвета и втекает в белый цвет. Пляшущие волны переливались в стеклянных гранях и вызывали естественное желание посмотреть через дно. Детская рука оказалась неспособна удержать килограммовый вес. Графин падал бесконечно долго. Белёсая полоса неотвратимости прочерчивала дугу безысходности. Красиво разбивался кувшин, прелестно расплескалась по каплям вода под яр­ким солнечным светом. Белёсая дуга наказания задала импульс для покидания класса. Я бежала по картофельному полю с огромными слезами, в которых продолжали пробиваться цвета недосмотренной радуги. Бежала домой в коричневом платьишке с белым воротничком, чёрным фартучком и красной повязкой на рукаве. Одежда портилась, но это было неважно. Важно, что испортилось школьное имущество со стола учительницы, а учительницей была моя… моя мама. Слишком узкое кольцо, в котором некуда скрыться. Картошка отображением кармы оформляла обиду без адреса. Кому же адресовать? Солнцу, воде, радуге, слабой руке, маме, графину? Всё одинаково нелепо и смешно. Обида без адреса может быть адресована только карме, а оправдана судьбой. В школу меня взяли до положенного возраста по маминой просьбе. Я же её не могла подвести, но и себя виновной не считала. Серебряная нить оборвалась. Опора разлетелась на кусочки. Через двадцать лет человек, ставший моим мужем, принёс в дом книги «Детская энциклопедия» и графин с чёртиком внутри.

Что доставило максимальное наслаждение? Хоровод. В центре хоровода меня ставили ученики школы. Мама брала с собой на работу, где меня все очень любили и каждый раз выбирали держать ленты, на втором конце которых все крутились. Они были больше, старше, чем приводили меня в неописуемый восторг. Всё вокруг кружится и вертится, а я стою, как самая главная опора. Нить серебряная ощущается детьми – учениками младших классов. С Маннами тоже полный порядок – они переходят в ленты. Дети поют вокруг меня самые разные песенки, незатейливые и патриотические. По окончании хоровода я выбирала из всех одного и начинала игру в ручеёк. Шуршали шаги проходящих под руками друг друга пар, звенел смех, напоминая журчание ручейка, лилась, струилась нить взаимодействия маленьких представителей большого разума. Все они хотели учиться, делиться своими успехами и неудачами. Взаимопомощь, поддержка ума, мыслительных способностей воспитывалась учителями. Изначально устанавливалась шкала «отличник – двоечник». Получивший «пятёрку», протяни руку помощи получившему плохую оценку, «двойку». Вот вам и гармония 52. Для рождения я выбрала 1952 год.

Тема, над которой я размышляла: «Враньё». Если человек пытается стать на словах лучше, чем он есть на самом деле, есть ли это враньё?

Если человек отказывается от совершённого поступка от страха или мук совести, значит, он оценил его верно. Детское имя моё звучало – Дуся. При прочтении обратном получалось: я – суд. Размышлять за­ставляет имя.

Если человек правильно просчитал реакцию другого и воспользовался его недальновидностью, есть ли это проступок? Разум решает тематические задачи с разной скоростью. Один ум обходит другой по своей траектории. Сбрасывается побуждение, называемое объяснением. Чем больше человек пытается оправдаться, тем чаще его обвиняют во лжи. Иногда просто хочется жить по своему фантастическому сценарию, а нет условий. Зато есть слова: устные и письменные. Вот и пишет человек свою желаемую историю словами. Окружающие насмехаются над несоответствием фиксируемого их органами чувств и услышанного. Когда парализованный говорит: «Я сбегал», – ему сочувствуют. Когда хромой говорит: «Я сбегал», – над ним смеются. Не выдавай желаемое за действительное. Является ли враньём молчание, замалчивание, выгораживание из осуждаемой ситуации друга?

Легенда разведчика, шпиона – сплошное враньё. Утешительная беседа врача с безнадёжно больным пациентом. Отпущение грехов покаявшегося священником тоже враньё? Разум живёт по законам конуса и чёрного квадрата. Замены связей при приближающемся наказании.

Мне 2,5 года. Брату год. Мне интересно посмотреть устройство глаза. Я беру в руку иглу и направляю в зрачок брату: пустой или заполненный? Солнце просвечивает склеру глазного яблока, манит чёрный зрачок. Из подпола появляется мама, кричит страшным голосом. Игла падает из моих рук. Мне говорят: скажи что-нибудь в своё оправдание. У меня нет объяснения, кроме: «интересно».

Часто мы делаем неспециально, ненарочно, по незнанию.

Папа бреется опасной бритвой. Она причудливо блестит в свете электрической лампочки. Он бреет подбородок от волос, намыливая пеной. Но у него же волосы растут на глазах в виде бровей, ресниц. «Их тоже сбрить необходимо», – решаюсь я помочь и мыльной пеной покрываю папины глаза. Дальше происходит непредвиденное: вместо благодарности – наказание. Добрая няня просит объяснений о моём плохом поступке. Я с ней не могу согласиться, мои благие побуждения не дают. Я помогала, а папа огорчён. Оказалось, мыло ест глаза. Он вынужден пойти их промывать, прекратить бритьё. Я украла его время. Зависит ли ложь от стимула? Ложь во спасение. Враньё во имя счастья, радости, здоровья.

Правда у каждого человека размещена в понятийной матрице. Что с ней не совмещается, то враньём является.

 

Друзья – подруги. Влюблённые – возлюбленные…

Хочу познать мужчин без телесных обязательств. Исследую понятие «любовь – дружба» между цивилизациями.

Горизонтальный обмен информацией со своими ровесниками, происходящими от слова «ровно», называется дружеским. Упрощённый стиль общения без специальных вежливых, протокольных слов и предложений выдерживается между личностями, получившими одно образование, воспитание.

Упрощённый стиль поведения подразумевает равенство во времени. Мы родились в одно время, мы учимся одному и тому же, мы похожи друг на друга понятийной базой. Можем поболтать, расслабившись. Можем телу придать расслабленную форму. Дружеское взаимодействие включает в себя равенство насыщенности событиями временнх отрезков. У мужчин и женщин появляются одинаковые интересы с одинаковой формулой оценки. Друзья не переходят в любовные отношения.

Любовь включает в себя магнитное телесное притяжение на корневой земной основе. Любовь подразумевает телесный контакт с пространственным закреплением в любой части магического кристалла. Влюблённые говорят и делают друг для друга только приятное. Они не пытаются описать или осмыслить законы притяжения к конкретному живому носителю. Нравится находиться в одном пространстве, делать общие дела. К любви склонны мужчины, фиксирующие глазами созданный пространственный сгусток.

Дружба – понятие человеческое. Друг имеет право указать на недостатки, подметить слабые стороны натуры, ворваться в жизнь в любое удобное для него время.

Отделивший любовь от дружбы оказывается на сцене удивительно интересного спектакля с названием «письмо». «Я могу описать себя и тебя в себе» – основная формула любви.

«Я могу описать тебя и тебя вне себя» – основная формула дружбы.

Любовь имеет дело с противоположностями и выстраивается по принципу монады: мужчина – женщина, взрослый – ребёнок, природа – человек, человек – общественная, политическая и тому подобная организация. Любовь предполагает ответственность любящего за любимого.

Дружба возникает по принципу ожерелья. Равные особи выстраиваются в единую цепочку ради общей цели.

Любить можно безответно, дружить безответно нельзя. Через друга можно осуществлять действия, договорённости, но в связи с отсутствием ответственности целиком на них опираться не рекомендуется.

Любовь всегда конкретна, дружба может быть абстрактной. Друзья участвуют во мнении, меняющем направление. У влюблённых направление постоянно. У влюблённых телесный контакт много важнее интеллектуального, им важно видеть друг друга и слышать приятный звук голоса.

У друзей важнее интеллектуальный контакт, им нужны слова и оценки друг друга. Любовь с расстоянием гаснет, а дружба – усиливается.

Любовь похожа на комету

С большим подтаявшим хвостом.

Дружба мелькнёт и канет в Лету

До напоминания или звонка.

Любовь вытягивает душу,

Время зацикливает в кольцо.

Дружба расслабит язык и уши,

Шлифует боль заподлицо.

Дружба всегда неповторима,

Любовь стабильна и прочна.

Дружба крепка – пока невинна,

Любовь невинность разрушает

И виноватых защищает.

Любовь питается мечтами,

Дружба – делами.

 

ТЫ РЕШИЛАСЬ  И ТЫ РЕШИЛСЯ

Экспедиция в разум человеческий, разум страдания, разум самопоедания, разум самоуничтожения набрана.

Проверьте взятое с собой: радужные cтруны, огненосные полотна, «Откровенное», Чакрамный вихрь.

Последнее напутствие: из любой ситуации выведут огненосные полотна, но их всего одиннадцать. Чакрамный вихрь сохранит от чужеродных напластований.

«Откровенное» как инструкция на уплотнение ситуации и её разуплотнение. При необходимости радужные струны создадут рубеж взаимодействия.

У каждого из вас будут разные трудности. У женщин больше эмоциональных вспышек, у мужчин – понятийных всплесков. Женщинам необходима любовь, которая объемлет их облачком и слегка покачает. Мужчинам необходима вера, они нуждаются в стержне, шкале отсчёта для оценок происходящего. Разум страдания не только сам страдает, но и доставляет страдания, ино­гда намеренно, иногда по неопытности.

Женщины чаще всего страдают от недостатка количества любви или её недостойного качества.

Мужчины чаще страдают от военных действий, подготовки к ним.

В обеих ситуациях необходим партнёр.
У женщин – противоположного пола, у мужчин – своего пола. Мужчины из войн пытаются исключить женщин и детей, понимая их неспособность оказать достойное сопротивление. Чувство собственного достоинства
– ведущее чувство человеческого разума.

Женщины стараются исключить из любовной сферы других женщин, рассматривая их как соперниц. Женщины находят мужчин, вызывающих в них эмоциональный выплеск, во время которого можно познать снаружи самоё себя.

У каждого жителя человеческого разума присутствует выборочное внимание к даваемым ему советам. Разум склонен к консультациям, обсуждениям с умными, более опытными и сведущими в данном вопросе. Страдающий разум выбирает непонятное, сложное, пытается разобраться в нестандартах, в нетрадиционном. Разум, доставляющий страдания, напротив, выбирает понятное, стереотипное, имеющееся в его поле опыта. На вторую Школу ко мне приходит женщина Елена, преуспевающая в бизнесе, красивая, уверенная в себе, со своим пылким, страстным, всеми уважаемым любовником. С обеих сторон есть семьи, что делает их отношения более острыми, волнующими. Они поглощены друг другом, а городские слухи дополняют картину волнением. Через месяц любимого направляют на повышение по службе в город с большим количеством населения, но в менее привлекательной природной зоне.

Елена плачет, советуясь, как ей поступить. Ей не хочется уезжать, так как уйдёт пикантность отношений. Всё будет, как у всех, банально: развод, свадьба, семья…

Я ей два часа объясняю, что любовь в её случае важнее всего окружающего: «Проживи явно проживаемое тайно, разберись. Ты же клялась в вечной любви». Через два часа она слышит обычную для меня фразу для упрямого разума: «Поступай, как считаешь нужным». Слёзы мгновенно высыхают. «Спасибо. Вы меня благословили. Я остаюсь. Я ему скажу, что вы посоветовали. Он поймёт». Нужен ли ей был совет или моё мнение? Конечно, нет. Ей необходимо было найти ответственного за ситуацию, снять с себя груз предательства любви.

Как часто моим именем люди удовлетворяли собственную несостоятельность, доставляя страдания другим.

 

«…»

 

Человек с разумом, доставляющим страдания, обычно шумлив, громок, нетерпелив, самолюбив, несправедлив. Как правило, к нему притягиваются по закону подобия, зеркала, отражения. Начинаются столкновения с набором свидетелей, сбором своих сподвижников. Самым большим открытием является знание, что сами они не страдают, не умеют, неспособны. Как самые простейшие, не ощущают боли других, за других. Неумение страдать выбрасывает данные существа на окраину разума. Интересно их обучать. Доставлять им специальные страдания, при­думы­вать игровые формы, рассказывать о страданиях других. Самым действенным оказался метод создания житейских микроситуаций. Своего рода прививка для укрепления ума. Главное– правильно выбрать дозу.

Мужчина, привыкший отвоёвывать любимых жён (нелюбимых – скучно), как всегда, добился результата. Разгневанный муж достойно сражался за своё достояние. Всё интересно, победитель торжествует. В это время его собственная жена (которая, казалось, никуда не денется) разыгрывает спектакль собственной любовной истории.

Мужчина забрасывает отвоёванную возлюбленную, как ненужный трофей, и бросается на амбразуру обидчика.

Сложно достучаться, докричаться в разум, заполненный до отказа подсознательными стереотипами.

Слушай, разум! Ты воспринимаешь не настоящую поверхность происходящего, а прошлую. С настоящего берёшь импульс к действию. Стереотипы, традиционность выходят наружу. Опыт поколений уводит к уклонению от страданий, а значит, от разума человеческого.

 

РАЗДЕЛ РАЗУМА

«Желаешь что-то тщательно спрятать и сокрыть – обнажи до бесстыдства».

Расщепление разума на две части двумя цивилизациями проходило безболезненно. Каждая была ориентирована на собственную достоверность и прибирала к рукам фиксируемое органами чувств. Раздел завуалирован столь тщательно, что на его понимание, осмысление направлены творческие муки поэтов и писателей, музыкантов и художников, скульпторов и архитекторов.

Разгадка проста, дорогие мои исследователи.

Центральную часть разума взяли на себя мужчины и превратились в плотных деятелей одного направления с девизом: «Своё дело знаю, люблю, делаю честно». Мужчины приобрели чёткий ориентир направленности в эволюцию через одномерное проникновение в мир. Глубокое проникновение, научно обоснованное, патетически утверждённое, планово-согласованное направление давало свои мировые плоды в виде мужского мира.

В один момент времени мужчина может быть занят только одним важным, серьёзным, взрослым делом. Женщинам отводилась роль матери, жены, спутницы жизни, музы.

Оболочечная, окраинная часть разума досталась женщинам или женщины её захватили, как мякоть вкусного плода, оставив мужчинам семена с твёрдой сердцевиной. Смешно гадать, когда раздел разума состоялся.

Вам интересно знать результат раздела – и вы его узнали. Получив наружную часть разума, женщины предпочитают делать несколько дел одномоментно. Имеют лёгкую, мягкую, гибкую, приспосабливающуюся к ситуации логику. Всегда готовы к отдаче более сильному принятия решения, но удерживая сильного в своих объятиях. Дальше женщины не простираются мечты ни одного мужчины. Женщина рождает его в этот мир, рожает ему детей, давая право на вечность через продолжение рода. Женщина создаёт уютный дом, гнёздышко сытное, удобное, и мужчина с удовольствием предаётся наслаждению и неге. Женщина заботится о своём внешнем виде, о своей одежде, коже, лице. Разум требует наружной привлекательности для своего отображения. Женщина по своей природе – огромная фантазёрка. Она сочиняет свою внутреннюю жизнь. Поскольку остов внутренний разума отдан мужчине, то чаще всего её сознание обвивает любовный эпизод.

У мужчины присутствует внутренняя занятость, поэтому все свои действия он устремляет наружу.

У женщины присутствует наружная занятость, поэтому все действия она направляет вовнутрь.

Два абсолютно различных типа поведения, мотивации поступков оказались спрессованными на общей пространственной территории.

Идёт подготовка к открытию Олимпийских игр. Наблюдаю эпизод. Команда России примеряет тёплые костюмы с лисьими воротниками.

Мужчина: «Тепло на улице. Нам будет жарко».

Девушка говорит: «Зато красиво».

Функциональность  мужская соединилась в диалоге с внешним женским оценочным фактором.

Спрашиваю сына с внучкой в ресторане за обедом: «Какой ресторан вам больше нравится: вчерашний или сегодняшний?»

Сын отвечает: «В этом ресторане вкуснее готовят». Внучка говорит: «А мне вчера  больше понравилось. Я там была в белом платьишке».

Женщина помнит себя в событии. Внешний вид, точнее, оценка своего внешнего вида является одним из ведущих факторов активности поведения. Если женщина себе нравится, она способна на многое. Если жен­щина себе не нравится, она даёт отрицательную оценку всему окружающему её миру.

О, сколько сил мне даёт новое красивое платье. Это может сравниться только с силами мужчины в новой машине.

По-разному устроены тела, отображающие разные виды разума. У женщины главная система – гормональная. Главная оценка состояния тела по кожным покровам.

У мужчин главная система – иммунная, и оценка состояния тела – по характеристикам костно-мышечного аппарата.

Мужчина и женщина – две половинки одного типа разума. Только половинки поделились по профилю торсионного поля памяти. Сфера мягкая, желированная внутри содержит плотное, жёсткое ядро.

Не ссорьтесь, мужчины и женщины. Изучайте друг друга.

 

 

 

Подробнее вы можете прочесть на сайте - http://yevdokiyamarchenko.com/ritmologiya-ot-sobytiya/

© Copyright: Евдокия Марченко, 2012

Регистрационный номер №0081065

от 2 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0081065 выдан для произведения:

 От автора

Я всегда была слишком хорошей. Пыталась соответствовать морально-этическим нормам поведения. Мне казалось, что все люди устремляются к разумным целям и недостатки, проявленные в мире, – это просто человеческие слабости. «Не могут соответствовать, но все стремятся и стараются» – было моим неповторимым кредо.

Чистота – главное человеческое качество. Чистота отношений, чистота оценок, чистота стремлений. Грязь возникает от слабости, усталости, болезни.

«Люди стремятся к богу и избегают чёрта» – следующее сорвавшееся кредо.

Хаос, царящий вокруг чистоты, хаос, царящий вокруг бога, породил название книги.

Я очень чиста и хороша, и все мои предыдущие книги о чистом и хорошем.

Мне больно писать о грязи и пошлости, так как стыд покрывает раскаянием, но…

 

решила и я освобождаюсь

от тщательно скрываемых,

остро проживаемых

немыслимо жестоких опытов

ритмологической оценки

лежащего на предложенной тарелке.

 

Доедайте сами, додумывайте…

Обращение к читателю

Приспособить собственную жизнь к общей, социальной, помогает воспитание. Положенное на тарелку надо доедать.

Купленное платье надо поносить. В купленном доме надо пожить. Или в аренду сдать. Красивая еда для глаз, но рот пытается вмешаться.

Приспособить общее под личное пожеланием без нравоучения.

Вы относитесь к обществу чистых тарелок?

Безукоризненной репутации, безупречных кредитных историй. Вы такой же хороший и правильный, как я? Тогда извлечём тщательно сокрытое от посторонних глаз коллективное подсознательное. Ещё интереснее– вскрыть из памяти скрываемое от своих собственных глаз индивидуальное подсознательное. Извлечь свои проступки из памяти, упаковать полезный опыт, узнать, какие такие люди не скрывают своих дурных намерений или охотно демонстрируют их.

Вы экономны и мудры? – Познакомьтесь с глупыми и расточительными.

Вы глупы и экономны? – Познакомьтесь с мудрыми и расточительными.

Вы глупы и расточительны? – Познакомьтесь с мудрыми и экономными.

Главное для меня – ваш успех в освоении своего антипода.

 

ИДУ В РАЗУМ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ

Я живу в Лучевой Вселенной – чистейший образец звенящей чистоты. Смотрю на свет и вбираю время. Через увеличительное стекло наблюдаю за живущими на планете Земля.

Центрирую внимание на выяснении отношений. Самое необходимое в осознании само­го себя – задать вопрос «почему?». «Поче­­му мне запрещено, а кому-то нет?» – смущающий коллективное сознание вопрос.

Воспитатель проводит обучение – «нельзя».

Не воровать. Не убивать. Не пукать в комнате. Прилюдно громко не сморкаться. Не плевать на пол. На улице не испражняться.

Сознание возмущается: «Я знаю: поляки сморкаются. Немцы пукают. Индусы испражняются. Военные убивают. Бандиты воруют».

В целом запрещено, но в каждом отдельном социуме что-то разрешено.

При определённых обстоятельствах каждый человек обязан был нарушить заповеди воспитателей для выведения наружу коллективного бессознательного. 

 

ВОРОВСТВО, ИЛИ КАРМА

В девятом классе средней школы мне подарили чёрные туфли на шпильке. Шпилька – высокий тонкий каблук. «Я – взрослая!» – завопило моё существо и отправилось на диско­теку. Потешив танцеваль­ными движениями тело, разрушив убойными мелодиями слух, доведя до полной усталости от мерцающего света глаза, выбрав в попутчики самого престижного парня, я отправляюсь в ночную тишину. Парня зовут Сергей. И выбираю я его не по красоте фигуры, а по занимаемому положению – он сын директора совхоза, а значит, гарант разрешения. Подходим к чужому саду, громко смеясь от перевозбуждения, перебрасываясь банальными словечками, рвём чужой спелый крыжовник. Честно признаюсь, больше трёх ягод подряд я съесть не могу. Рвём не для еды, а для потехи. Выбегает разозлившийся не на шутку хозяин крыжовника. Понимаю, на шпильках далеко не убежишь. Сергей тоже не предпринимает к бегству никаких усилий. Мы же имеем право на развлечения? Хозяин после опознания маленьких воришек возмущение переводит в просьбу. Мы спокойно расходимся по домам. В душе зарождается липкое, неприятное чувство нечистоплотности, бессмысленности произошедшего. Липкая тягучая масса покрывает смысловой экран. Разрушающий наваждения вопрос: «Зачем? А смысл?»

Тело сна заставляет физическое тело покрываться то холодным, то горячим потом.

Утром я, пай-девочка, вытираю туфельки от пыли. Задаю приводящие маму в восторг вопросы: чем я могу быть полезна? А не нуж­на ли моя помощь? Мама убирала в огороде лук. Для зимнего хранения луковицы запле­­тали в косичку. Эту не особо сложную работу мне и поручили. Руки вплетают луковицу за луковицей, под солнечным сплетением слегка посасывает вопрос: узнают – не узнают? В головном мозгу несмелые вибрации оформляются в неспелую тему: рассказать – не рассказать, накажут – не накажут.

Самым большим наказанием в нашей семье была доверительная беседа о выходе за общественные рамки приличия. Мой собственный голос требует чистосердечного признания. И, продолжая складывать луковицы в определённый рисунок, я громко напеваю песни на немецком языке. «Как кукушке ни куковать, ей судьбы нам не предсказать».

Отворяется калитка, любимый папа пришёл на обед. Подходит ко мне с правого бока и ласково, внимательным голосом спрашивает: «Дочка, зачем ты это сделала?»

В ответ я здраво парирую: «Серёжка тоже был со мной».

«С твоим другом ведёт беседу его отец», – совершенно резонно ответил папа.

Страховка не сработала; тягучая, липкая масса достала душу из-под солнечного сплетения и отправила в пятки. Тёмной липкой массой было не что иное, как стыд. Нет, не мой. Моей в этой истории была только душа, которую липкая масса перемещала по моему телу, куда ей заблагорассудится. Тягучая масса ядовитого «нельзя».

Самое неприятное было в отключении самообороны в виде вопроса: «Ничего страшного не произошло. Давай вместо трёх ягодок вернём ему ведро крыжовника». Наружная самооборона – компенсация. Внутренняя самооборона – оправдание. Папа излучал свет доброжелательного участия. Мама хвалила за добросовестный труд, но липкая, тягучая масса между ними не вытягивалась, а терпеливо вызывала чувство раскаяния. Мурашки стыда поползли по моему существу снизу вверх. Только бы солнышко не заметило. Только бы небо грозой не расхохоталось.

Ночью звёзды далеко и заглушают противную, вязкую, тягучую массу стыда, заменяют её восторгом разрешения. «Идти просить прощения?» – обречённо спросила я у отца. Его неожиданный ответ только загустил липкую массу: «Да нет, я это сделал за тебя сам».

Ритмологическая расшифровка.

Лук – отображение человеческого начала, имеет головку, растущую вниз.

Каблук – человек недобирает дотации Солнца.

Сергей – имя плотной опоры, за которым можно спрятаться.

Мама – отсмотр знаков вблизи, реакция на близком расстоянии, в данной конкретной жизни. 

Отец – реакция на далёком расстоянии – знаки, захватывающие предыдущие жизни.

Крыжовник – ягода недополученного удовольствия.

Девочка получает в подарок акцент на выделенное, но не использованное лично на себя время. Подбирает мальчика с именем опоры на плотный, фиксируемый чувствами мир и отправляется забирать ягоды недополученных наслаждений. Испытывает целую гамму чувств: романтизм тёплой ночи, безнаказанность взрослыми людьми. Она забирает выращенное самой природой, но присвоенное человеком, которому кармически не принадлежит. Когда ты забираешь своё по кармической линии через жизнь, совершаешь ли преступление? Такие вопросы задают­­ся через судьбу. Лук отображает информа­цию, наслоённую виток за витком. За­плетённая косичка подсказывает выстроенные связи добрососедских отношений. Рядом мама и полный порядок в доме показывают благополучие настоящего воплощения. Папа волнует душу, раскачивая качели стыда. Активизирует кармические знаки. Так что серьёзнее: не подчиниться карме и согласиться на настоящие правила жизни или подчиниться и совершить предначертанное?

Грамотный отец позволил кармический поступок. Стыд выделен – и этого вполне достаточно для блокировки кармических проявлений. Своевременная грамотная блокировка позволит человечество избавить от воровства.

 

 УБИЙСТВО, ИЛИ СУДЬБА

Я кормящая мать. У меня есть маленькая дочка. Во время защиты диплома молоко из груди проступило наружу через платье. Голубое платье, сшитое мужем. Муж любил шить одежду. Первую вещь для меня сшил на руках. Это был чёрный брючный костюм с удлинённым жилетом и втачным поясом на линии талии. На голубом платье он придумал отложной воротничок, закрывающий грудь. Два слоя ткани не помогли защититься от брызг грудного молока, но ускорили защиту диплома. Получив безоговорочное «пять», я бегу домой кормить за­ждавшуюся дочку. Моя профессия – астроном – считается самой романтичной. Здесь не надо сражаться за жизнь, чтобы выжить. Никого не надо убивать ради насущного хлеба. Изучай звёзды, наблюдай за светилами, обмеряй их с разных сторон: спектрально, визуально; меняй длины волн и степень приближения. Слушай звёзды в разных диапазонах, наблюдай за их жизнью и радостно делись со своими коллегами своими открытиями. Звёзд много, хватит на всех.

На распределении, а в те времена закончивший государственное учебное заведение получал обязательное приглашение на отработку, мне предлагают оборонное предприятие. Говорят: «Стратегически важный объект».

На мой немой вопрос разъясняют: «На стратегическом предприятии выше зарплата, лучше квартирные условия жизни, природно-экологический фактор учтён. Стратегический объект нужен государству, нужен стране. У тебя будет надбавка к зарплате».

Мой природный романтизм мало устраивала данная формулировка, но смущённый авторитетом говорившего разум шепнул: «О тебе позаботятся». «Что я там буду делать?» – робко переспросила. «Измерять координаты звёзд, создавать программное обеспечение изделий» – из лаконичного ответа мой мозг выбрал слово «звёзды» и согласился.

Оказалось, работать на этом объекте престижно. Сюда набирают самых умных, талантливых. Отдел новый, молодёжи много. Говорили о звёздных координатах. Полная иллюзия продолжения учёбы дополнялась доверием больших, сильных, седых, серьёзных заказчиков. Трудилась вдохновенно, само­забвенно, получая удовольствие от всего происходящего. Всё радовало, жизнь хороша.

Вдруг в эту жизнь врывается фраза из обычной семейной сценки. Приезжает молодая пара с фамилией Хорошавины. Ничего себе фамилия: вина за хорошее. Муж – по распределению, а жене оказывают великую милость: тоже берут в отдел. Она учительница по образованию, но учительница математики, и ей нашли применение.

Вдруг как разрыв снаряда среди полной тишины. «Я не пойду к вам работать. Я не могу работать на смерть. Я не хочу убивать людей».

Странная фраза приводит к страшному выводу.

«Так, по-твоему, мы все убийцы?» – «Да», – в слезах отвечает она.

Со стороны всем очевидно: «Любая оборона провоцирует нападение, захват, убийство. Внутри стратегического объекта очевидность камуфлируется патриотизмом».

Камень брошен, фраза схвачена мозгом.

Мне поручают тему «Уровень». Тема с совершенно астрономо-геодезическим названием, но сравнивать я должна тактико-технические характеристики площадей поражения.

Проверить силы собственных изделий мож­но только сравнением с зарубежными аналогами. Вроде бы спокойная работа с цифрами, но мозг вычленяет «поражающий фактор». Вот и убийство подошло вплотную. Так права оказалась учительница Татьяна, жена инженера Сергея Хорошавина.

Муж, поработав три месяца, покидает отдел 16 данного предприятия. Такое престижное предприятие.

Во время распродажи своего имущества моему мужу они продают «стенку» – так называли в дефицит соцпериода связку: комод – буфет – шифоньер.

Стенка – отображение плотного плана.

Имена всё той же степени плотности концентрации пространства – времени: Татьяна– Сергей.

Учитель – отдающий своё время во имя будущей жизни.

Военный – тратящий своё время на готовность к убийству.

Так на плотном плане сообщение, дополненное отображающими предметами, стало очень активным инициатором судьбоносного поступка. Судьба отображается словами, влияющими на поступки. На словах убивать легче, чем на деле, но останавливать слова сложнее, чем дела. Строга судьба к своим исполнителям.

 

ПРЕЗУМПЦИЯ ЗНАНИЯ

На вопрос, что больше всего портит человеческие отношения, я отвечаю достаточно уверенно: презумпция знания.

Многие наивно полагают, что допущенный в их жизнь знает об их жизни. «Он же всё видел, он присутствовал при сём», – возмущается индивидуальное сознание. Нет, он смотрел, но не видел. Находился здесь, но отсутствовал. Он был занят собой. Люди, выросшие вместе, наивно полагают, что знают друг друга. Люди, получившие одно образование, наивно полагают, что знают что-то общее. Я в своих опытах внутри человеческого разума просила описать разных людей одно и то же событие. У каждого из них была равная доля участия. Затем давала прочитать описание людям, не участвовавшим в данном событии. Задачу ставила следующую: назовите событие. Названия никогда не совпадали. Люди были в одном пространстве, но в разных временах.

 

Нам не понять друг друга,

Не услышать!

Пока надёжно заняты собой,

Нам не принять друг друга,

Пока считаем, он знаком со мной.

Иллюзия перекрывает ясность,

Обиды ворох, страхов суета…

Делить пытаемся, когда всё, поздно –

Поезд ушёл, отринув чудеса.

Струна Очевидности со Струной Прояснения

Презумпцию знания

Смахнут своевременно.

Реальный экран

Упростит понимание.

Презумпция знания,

Как же ты преждевременна!

 

 

Я ЛЕЧУ ЧЕРЕЗ РАЗУМ

 

Сеновал. Терпко пахнет душистое свежескошенное сено. Новолуние. Тишина. Я лежу на спине, через глаза питаюсь звёздным светом. Юрий натянул свою жизнетворящую струну. Оранжевое солнце выбрасывает наружу. Мне исполнилось семь земных лет, и мы покидаем место, где я закончила первый класс. Вдруг звёзды завращались по спирали, втягивая в себя, тело становится молочным, млечным и наконец – прозрачным. Я покинула эту планету, возвращалась через разум на звёздную родину. Мгновенный анализ: что испугало больше всего за прошедшие семь лет? Ухо кошки. Оно является ложной спиралью. Затягивает, и можно забыть о Янтрах. Манну опорную вытягивает, рвёт серебряную нить. Ничего страшнее уха кошки я не видела, не ощущала. Люди боятся цвета кошки. Чёрный– цвет времени. Кошка – осколок с Плата Знаний. Что значит «осколок»? – Выделяет время для беззнаковой жизни. Смешно радоваться белой кошке и бояться чёрной. Всё дело в их ушах: чёрные уши быстрее лишают опоры, уши белой кошки быстрее рвут серебряную нить. Всё неприятно, страшно, нелепо. Дело в том, что кошки – только напоминание, с ними бороться бесполезно. Они есть, пока есть потери во времени. Бессмысленно теряешь время – рядом появляется кошка, только и всего. Исчезнут потери времени– исчезнут кошки. Много временнх потерь– количество кошек увеличивается, сердятся кошки, выгибают спинки, шерсть дыбом. «Я– отображение потерянного времени. А ухо – воронка, втягивающая в незнаковое состояние, – шепчет кошка, мурлыкая на урчащем языке, близком к имени человеческого Луча Ура. – Мур-мур-мур».

Что обидело за эти годы? Графин. Стеклянный гранёный графин для воды стоял на учительском столе. На второй день первого класса на меня надели повязку дежурной. Это означало: я должна вытереть чёрную доску от белого мела. Чёрные парты от серой пыли. Белый стол учительницы принимал на себя радужный отсвет графина с колыхающейся водой. Радуга появляется из белого цвета и втекает в белый цвет. Пляшущие волны переливались в стеклянных гранях и вызывали естественное желание посмотреть через дно. Детская рука оказалась неспособна удержать килограммовый вес. Графин падал бесконечно долго. Белёсая полоса неотвратимости прочерчивала дугу безысходности. Красиво разбивался кувшин, прелестно расплескалась по каплям вода под яр­ким солнечным светом. Белёсая дуга наказания задала импульс для покидания класса. Я бежала по картофельному полю с огромными слезами, в которых продолжали пробиваться цвета недосмотренной радуги. Бежала домой в коричневом платьишке с белым воротничком, чёрным фартучком и красной повязкой на рукаве. Одежда портилась, но это было неважно. Важно, что испортилось школьное имущество со стола учительницы, а учительницей была моя… моя мама. Слишком узкое кольцо, в котором некуда скрыться. Картошка отображением кармы оформляла обиду без адреса. Кому же адресовать? Солнцу, воде, радуге, слабой руке, маме, графину? Всё одинаково нелепо и смешно. Обида без адреса может быть адресована только карме, а оправдана судьбой. В школу меня взяли до положенного возраста по маминой просьбе. Я же её не могла подвести, но и себя виновной не считала. Серебряная нить оборвалась. Опора разлетелась на кусочки. Через двадцать лет человек, ставший моим мужем, принёс в дом книги «Детская энциклопедия» и графин с чёртиком внутри.

Что доставило максимальное наслаждение? Хоровод. В центре хоровода меня ставили ученики школы. Мама брала с собой на работу, где меня все очень любили и каждый раз выбирали держать ленты, на втором конце которых все крутились. Они были больше, старше, чем приводили меня в неописуемый восторг. Всё вокруг кружится и вертится, а я стою, как самая главная опора. Нить серебряная ощущается детьми – учениками младших классов. С Маннами тоже полный порядок – они переходят в ленты. Дети поют вокруг меня самые разные песенки, незатейливые и патриотические. По окончании хоровода я выбирала из всех одного и начинала игру в ручеёк. Шуршали шаги проходящих под руками друг друга пар, звенел смех, напоминая журчание ручейка, лилась, струилась нить взаимодействия маленьких представителей большого разума. Все они хотели учиться, делиться своими успехами и неудачами. Взаимопомощь, поддержка ума, мыслительных способностей воспитывалась учителями. Изначально устанавливалась шкала «отличник – двоечник». Получивший «пятёрку», протяни руку помощи получившему плохую оценку, «двойку». Вот вам и гармония 52. Для рождения я выбрала 1952 год.

Тема, над которой я размышляла: «Враньё». Если человек пытается стать на словах лучше, чем он есть на самом деле, есть ли это враньё?

Если человек отказывается от совершённого поступка от страха или мук совести, значит, он оценил его верно. Детское имя моё звучало – Дуся. При прочтении обратном получалось: я – суд. Размышлять за­ставляет имя.

Если человек правильно просчитал реакцию другого и воспользовался его недальновидностью, есть ли это проступок? Разум решает тематические задачи с разной скоростью. Один ум обходит другой по своей траектории. Сбрасывается побуждение, называемое объяснением. Чем больше человек пытается оправдаться, тем чаще его обвиняют во лжи. Иногда просто хочется жить по своему фантастическому сценарию, а нет условий. Зато есть слова: устные и письменные. Вот и пишет человек свою желаемую историю словами. Окружающие насмехаются над несоответствием фиксируемого их органами чувств и услышанного. Когда парализованный говорит: «Я сбегал», – ему сочувствуют. Когда хромой говорит: «Я сбегал», – над ним смеются. Не выдавай желаемое за действительное. Является ли враньём молчание, замалчивание, выгораживание из осуждаемой ситуации друга?

Легенда разведчика, шпиона – сплошное враньё. Утешительная беседа врача с безнадёжно больным пациентом. Отпущение грехов покаявшегося священником тоже враньё? Разум живёт по законам конуса и чёрного квадрата. Замены связей при приближающемся наказании.

Мне 2,5 года. Брату год. Мне интересно посмотреть устройство глаза. Я беру в руку иглу и направляю в зрачок брату: пустой или заполненный? Солнце просвечивает склеру глазного яблока, манит чёрный зрачок. Из подпола появляется мама, кричит страшным голосом. Игла падает из моих рук. Мне говорят: скажи что-нибудь в своё оправдание. У меня нет объяснения, кроме: «интересно».

Часто мы делаем неспециально, ненарочно, по незнанию.

Папа бреется опасной бритвой. Она причудливо блестит в свете электрической лампочки. Он бреет подбородок от волос, намыливая пеной. Но у него же волосы растут на глазах в виде бровей, ресниц. «Их тоже сбрить необходимо», – решаюсь я помочь и мыльной пеной покрываю папины глаза. Дальше происходит непредвиденное: вместо благодарности – наказание. Добрая няня просит объяснений о моём плохом поступке. Я с ней не могу согласиться, мои благие побуждения не дают. Я помогала, а папа огорчён. Оказалось, мыло ест глаза. Он вынужден пойти их промывать, прекратить бритьё. Я украла его время. Зависит ли ложь от стимула? Ложь во спасение. Враньё во имя счастья, радости, здоровья.

Правда у каждого человека размещена в понятийной матрице. Что с ней не совмещается, то враньём является.

 

Друзья – подруги. Влюблённые – возлюбленные…

Хочу познать мужчин без телесных обязательств. Исследую понятие «любовь – дружба» между цивилизациями.

Горизонтальный обмен информацией со своими ровесниками, происходящими от слова «ровно», называется дружеским. Упрощённый стиль общения без специальных вежливых, протокольных слов и предложений выдерживается между личностями, получившими одно образование, воспитание.

Упрощённый стиль поведения подразумевает равенство во времени. Мы родились в одно время, мы учимся одному и тому же, мы похожи друг на друга понятийной базой. Можем поболтать, расслабившись. Можем телу придать расслабленную форму. Дружеское взаимодействие включает в себя равенство насыщенности событиями временнх отрезков. У мужчин и женщин появляются одинаковые интересы с одинаковой формулой оценки. Друзья не переходят в любовные отношения.

Любовь включает в себя магнитное телесное притяжение на корневой земной основе. Любовь подразумевает телесный контакт с пространственным закреплением в любой части магического кристалла. Влюблённые говорят и делают друг для друга только приятное. Они не пытаются описать или осмыслить законы притяжения к конкретному живому носителю. Нравится находиться в одном пространстве, делать общие дела. К любви склонны мужчины, фиксирующие глазами созданный пространственный сгусток.

Дружба – понятие человеческое. Друг имеет право указать на недостатки, подметить слабые стороны натуры, ворваться в жизнь в любое удобное для него время.

Отделивший любовь от дружбы оказывается на сцене удивительно интересного спектакля с названием «письмо». «Я могу описать себя и тебя в себе» – основная формула любви.

«Я могу описать тебя и тебя вне себя» – основная формула дружбы.

Любовь имеет дело с противоположностями и выстраивается по принципу монады: мужчина – женщина, взрослый – ребёнок, природа – человек, человек – общественная, политическая и тому подобная организация. Любовь предполагает ответственность любящего за любимого.

Дружба возникает по принципу ожерелья. Равные особи выстраиваются в единую цепочку ради общей цели.

Любить можно безответно, дружить безответно нельзя. Через друга можно осуществлять действия, договорённости, но в связи с отсутствием ответственности целиком на них опираться не рекомендуется.

Любовь всегда конкретна, дружба может быть абстрактной. Друзья участвуют во мнении, меняющем направление. У влюблённых направление постоянно. У влюблённых телесный контакт много важнее интеллектуального, им важно видеть друг друга и слышать приятный звук голоса.

У друзей важнее интеллектуальный контакт, им нужны слова и оценки друг друга. Любовь с расстоянием гаснет, а дружба – усиливается.

Любовь похожа на комету

С большим подтаявшим хвостом.

Дружба мелькнёт и канет в Лету

До напоминания или звонка.

Любовь вытягивает душу,

Время зацикливает в кольцо.

Дружба расслабит язык и уши,

Шлифует боль заподлицо.

Дружба всегда неповторима,

Любовь стабильна и прочна.

Дружба крепка – пока невинна,

Любовь невинность разрушает

И виноватых защищает.

Любовь питается мечтами,

Дружба – делами.

 

ТЫ РЕШИЛАСЬ  И ТЫ РЕШИЛСЯ

Экспедиция в разум человеческий, разум страдания, разум самопоедания, разум самоуничтожения набрана.

Проверьте взятое с собой: радужные cтруны, огненосные полотна, «Откровенное», Чакрамный вихрь.

Последнее напутствие: из любой ситуации выведут огненосные полотна, но их всего одиннадцать. Чакрамный вихрь сохранит от чужеродных напластований.

«Откровенное» как инструкция на уплотнение ситуации и её разуплотнение. При необходимости радужные струны создадут рубеж взаимодействия.

У каждого из вас будут разные трудности. У женщин больше эмоциональных вспышек, у мужчин – понятийных всплесков. Женщинам необходима любовь, которая объемлет их облачком и слегка покачает. Мужчинам необходима вера, они нуждаются в стержне, шкале отсчёта для оценок происходящего. Разум страдания не только сам страдает, но и доставляет страдания, ино­гда намеренно, иногда по неопытности.

Женщины чаще всего страдают от недостатка количества любви или её недостойного качества.

Мужчины чаще страдают от военных действий, подготовки к ним.

В обеих ситуациях необходим партнёр.
У женщин – противоположного пола, у мужчин – своего пола. Мужчины из войн пытаются исключить женщин и детей, понимая их неспособность оказать достойное сопротивление. Чувство собственного достоинства
– ведущее чувство человеческого разума.

Женщины стараются исключить из любовной сферы других женщин, рассматривая их как соперниц. Женщины находят мужчин, вызывающих в них эмоциональный выплеск, во время которого можно познать снаружи самоё себя.

У каждого жителя человеческого разума присутствует выборочное внимание к даваемым ему советам. Разум склонен к консультациям, обсуждениям с умными, более опытными и сведущими в данном вопросе. Страдающий разум выбирает непонятное, сложное, пытается разобраться в нестандартах, в нетрадиционном. Разум, доставляющий страдания, напротив, выбирает понятное, стереотипное, имеющееся в его поле опыта. На вторую Школу ко мне приходит женщина Елена, преуспевающая в бизнесе, красивая, уверенная в себе, со своим пылким, страстным, всеми уважаемым любовником. С обеих сторон есть семьи, что делает их отношения более острыми, волнующими. Они поглощены друг другом, а городские слухи дополняют картину волнением. Через месяц любимого направляют на повышение по службе в город с большим количеством населения, но в менее привлекательной природной зоне.

Елена плачет, советуясь, как ей поступить. Ей не хочется уезжать, так как уйдёт пикантность отношений. Всё будет, как у всех, банально: развод, свадьба, семья…

Я ей два часа объясняю, что любовь в её случае важнее всего окружающего: «Проживи явно проживаемое тайно, разберись. Ты же клялась в вечной любви». Через два часа она слышит обычную для меня фразу для упрямого разума: «Поступай, как считаешь нужным». Слёзы мгновенно высыхают. «Спасибо. Вы меня благословили. Я остаюсь. Я ему скажу, что вы посоветовали. Он поймёт». Нужен ли ей был совет или моё мнение? Конечно, нет. Ей необходимо было найти ответственного за ситуацию, снять с себя груз предательства любви.

Как часто моим именем люди удовлетворяли собственную несостоятельность, доставляя страдания другим.

 

«…»

 

Человек с разумом, доставляющим страдания, обычно шумлив, громок, нетерпелив, самолюбив, несправедлив. Как правило, к нему притягиваются по закону подобия, зеркала, отражения. Начинаются столкновения с набором свидетелей, сбором своих сподвижников. Самым большим открытием является знание, что сами они не страдают, не умеют, неспособны. Как самые простейшие, не ощущают боли других, за других. Неумение страдать выбрасывает данные существа на окраину разума. Интересно их обучать. Доставлять им специальные страдания, при­думы­вать игровые формы, рассказывать о страданиях других. Самым действенным оказался метод создания житейских микроситуаций. Своего рода прививка для укрепления ума. Главное– правильно выбрать дозу.

Мужчина, привыкший отвоёвывать любимых жён (нелюбимых – скучно), как всегда, добился результата. Разгневанный муж достойно сражался за своё достояние. Всё интересно, победитель торжествует. В это время его собственная жена (которая, казалось, никуда не денется) разыгрывает спектакль собственной любовной истории.

Мужчина забрасывает отвоёванную возлюбленную, как ненужный трофей, и бросается на амбразуру обидчика.

Сложно достучаться, докричаться в разум, заполненный до отказа подсознательными стереотипами.

Слушай, разум! Ты воспринимаешь не настоящую поверхность происходящего, а прошлую. С настоящего берёшь импульс к действию. Стереотипы, традиционность выходят наружу. Опыт поколений уводит к уклонению от страданий, а значит, от разума человеческого.

 

РАЗДЕЛ РАЗУМА

«Желаешь что-то тщательно спрятать и сокрыть – обнажи до бесстыдства».

Расщепление разума на две части двумя цивилизациями проходило безболезненно. Каждая была ориентирована на собственную достоверность и прибирала к рукам фиксируемое органами чувств. Раздел завуалирован столь тщательно, что на его понимание, осмысление направлены творческие муки поэтов и писателей, музыкантов и художников, скульпторов и архитекторов.

Разгадка проста, дорогие мои исследователи.

Центральную часть разума взяли на себя мужчины и превратились в плотных деятелей одного направления с девизом: «Своё дело знаю, люблю, делаю честно». Мужчины приобрели чёткий ориентир направленности в эволюцию через одномерное проникновение в мир. Глубокое проникновение, научно обоснованное, патетически утверждённое, планово-согласованное направление давало свои мировые плоды в виде мужского мира.

В один момент времени мужчина может быть занят только одним важным, серьёзным, взрослым делом. Женщинам отводилась роль матери, жены, спутницы жизни, музы.

Оболочечная, окраинная часть разума досталась женщинам или женщины её захватили, как мякоть вкусного плода, оставив мужчинам семена с твёрдой сердцевиной. Смешно гадать, когда раздел разума состоялся.

Вам интересно знать результат раздела – и вы его узнали. Получив наружную часть разума, женщины предпочитают делать несколько дел одномоментно. Имеют лёгкую, мягкую, гибкую, приспосабливающуюся к ситуации логику. Всегда готовы к отдаче более сильному принятия решения, но удерживая сильного в своих объятиях. Дальше женщины не простираются мечты ни одного мужчины. Женщина рождает его в этот мир, рожает ему детей, давая право на вечность через продолжение рода. Женщина создаёт уютный дом, гнёздышко сытное, удобное, и мужчина с удовольствием предаётся наслаждению и неге. Женщина заботится о своём внешнем виде, о своей одежде, коже, лице. Разум требует наружной привлекательности для своего отображения. Женщина по своей природе – огромная фантазёрка. Она сочиняет свою внутреннюю жизнь. Поскольку остов внутренний разума отдан мужчине, то чаще всего её сознание обвивает любовный эпизод.

У мужчины присутствует внутренняя занятость, поэтому все свои действия он устремляет наружу.

У женщины присутствует наружная занятость, поэтому все действия она направляет вовнутрь.

Два абсолютно различных типа поведения, мотивации поступков оказались спрессованными на общей пространственной территории.

Идёт подготовка к открытию Олимпийских игр. Наблюдаю эпизод. Команда России примеряет тёплые костюмы с лисьими воротниками.

Мужчина: «Тепло на улице. Нам будет жарко».

Девушка говорит: «Зато красиво».

Функциональность  мужская соединилась в диалоге с внешним женским оценочным фактором.

Спрашиваю сына с внучкой в ресторане за обедом: «Какой ресторан вам больше нравится: вчерашний или сегодняшний?»

Сын отвечает: «В этом ресторане вкуснее готовят». Внучка говорит: «А мне вчера  больше понравилось. Я там была в белом платьишке».

Женщина помнит себя в событии. Внешний вид, точнее, оценка своего внешнего вида является одним из ведущих факторов активности поведения. Если женщина себе нравится, она способна на многое. Если жен­щина себе не нравится, она даёт отрицательную оценку всему окружающему её миру.

О, сколько сил мне даёт новое красивое платье. Это может сравниться только с силами мужчины в новой машине.

По-разному устроены тела, отображающие разные виды разума. У женщины главная система – гормональная. Главная оценка состояния тела по кожным покровам.

У мужчин главная система – иммунная, и оценка состояния тела – по характеристикам костно-мышечного аппарата.

Мужчина и женщина – две половинки одного типа разума. Только половинки поделились по профилю торсионного поля памяти. Сфера мягкая, желированная внутри содержит плотное, жёсткое ядро.

Не ссорьтесь, мужчины и женщины. Изучайте друг друга.

 

Рейтинг: +5 805 просмотров
Комментарии (4)
Валентина Попова # 2 октября 2012 в 18:31 +1
Желательно каждый рассказ печатать отдельно. А так Евдокия Марченко самая мудрая женщина планеты и человечества!
Игорь Кичапов # 3 октября 2012 в 04:35 +2
Нормально..читается в сборе.тема сложная. спорная но думаю будут отклики.
Удачи автор! 5min
Булат Туматаев # 4 октября 2012 в 00:16 0
согласен с Игорем
удачи Евдокия! 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Валентина Попова # 16 декабря 2012 в 14:07 0
Очень интересно и познавательно!