ПРОЩАЙ, ДАЧА

20 ноября 2013 - Василий Храмцов
                ПРОЩАЙ, ДАЧА
Несколько лет прожил Петр Иванович как на вулкане. Наконец за Семена взялся старший брат. Он забрал его к себе в село, хорошенько пропарил в бане, промыл ему мозги и уговорил переехать к нему и устроиться на работу. А потом решить проблему с жильем и хозяйством.

Вернулся афганец притихшим, скучным. Загоревал парень. Жалко было ему расставаться с вольницей. А когда Петр Иванович собрался в город, афганец стал умолять его:

- Пожалуйста, позвоните моему брату в село. Скажите, что нашел хорошую работу, пока приехать не смогу. Так и скажите: «Нашел хорошую работу».

Дозвонился пенсионер до села, передал просьбу. И не раз пожалел об этом. Ни на какую работу Семен и не думал устраиваться, хотя ему что-то где-то предлагали. Да только ему теперь дороже всего были походы на свалку за металлом и попойки. Этот жизненный
круговорот его вполне устраивал.

После смерти Светланы Семен жил один. Постоянно ночевал у него напарник Вовка. Ключи от своей дачи Петр Иванович у них не забирал.

- А зря ты от предложения брата отказался. – Дом купил бы, они сейчас недорогие.

- Ко мне должна женщина приехать из Одессы. Я навещал Женьку в школе-интернате и встретил ее: дочь у нее там. Переночевала у меня, ей понравилось. Решила переселиться, чтобы дочь чаще навещать.

Долго ждал Семен приезда одесситки, но, видать, была она не глупой.

Если Семену и Вовке лень было идти на свалку, они воровали что-либо поблизости. Благо, бывали дни, что вокруг никого не было. На садовом участке, граничащем с дачей Петра Ивановича, одну за другой они сняли все калитки. Этим немедленно воспользовались козы и спокойно стали пастись в саду пенсионера.
 
Когда он пришел на участок, то чуть не упал в обморок: кора на стволах яблонь была сильно обгрызена. Повреждения были ужасные. Деревья, набравшие силу в плодоношении, теперь должны были погибнуть.

Развел старик глиняный раствор, замазал зияющие белые раны на стволах. Но вместе с этим и закончился его оптимизм. Он не терял присутствия духа тогда, когда все подряд воровали из домика, из сарая, срезали ранние сорта винограда, обтряхивали персики и яблони, забирали овощи. Все он мог перенести. А смотреть на яблони, лишенные коры, он уже не смог.

- Что же ты коз не прогнал, Семен!

- А у меня теперь ключей от вашей дачи нет.

- Куда же они делись?

- Был я на свалке. День теплый, я снял пиджачок. А бульдозерист сгорнул его вместе с мусором. 
              
Продал Петр Иванович за бесценок свой участок вместе с двухэтажным домиком. И долго еще видел во сне, как сажает молодые деревца, как обрезает виноград, как собирает урожай.

Полгода спустя встретил на базаре знакомую дачницу.

- Вы знаете, что Семен умер?

- Он будто бы не болел.

-Хозяин его из домика выгнал. Он стал жить у того мужика, к которому Светка бегала. На свалке он и еще двое бомжей нашли бутылку и распили на троих. Один спасся тем, что стал пить воду, и его вырвало. А Семен и другой бомж умерли прямо на свалке.

- А капитана дальнего плавания Семен хорошо отблагодарил за доброту! – продолжала она. – С чердака исчезли пятьдесят листов шифера и кубометр новых досок. На окнах были толстые металлические ставни – все снял и унес.

Есть в гибели Светки и Семена какая-то закономерность, подумал Петр Иванович. Главная причина, видимо, в том, что оба они не получили правильного воспитания в семье. Хитрили, мудрили, искали легкой жизни. И нашли…

Проходил как-то Петр Иванович мимо городской больницы. Вдруг навстречу ему бросился Женька.

- Я здесь лечусь от воспаления легких.

- А где ты живешь?

- В школе-интернате.

- А Николай, папа твой, навещает тебя?

- Нет. После смерти мамы он сказал мне: «Ты мне не сын и на меня не рассчитывай». Больше я его и не видел.

 Еще дважды встречал пенсионер Женьку. Каждый раз давал ему немного денег. Но домой не пригласил. Всего один раз побывал Женька вместе с матерью в домике Петра Ивановича, но он успел понять, что это за мальчик, и больше его не приглашал. Из кухни исчезли спички, ножик и открывалка консервов. «Не хватало мне еще и дома вора», решил старик. Хотя какое-то угрызение совести чувствовал: сирота все-таки. Но вспоминал погромы на даче и успокаивался.

Так закончилась печальная повесть о жизни двух красивых людей, которые захотели быть умнее других.
                       
      
    
              
   
  
 
 

© Copyright: Василий Храмцов, 2013

Регистрационный номер №0170565

от 20 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0170565 выдан для произведения:                 НЕ ПОСЛУШАЛ БРАТА
Несколько лет прожил Петр Иванович как на вулкане. Наконец за Семена взялся старший брат. Он забрал его к себе в село, хорошенько пропарил в бане, промыл ему мозги и уговорил переехать к нему и устроиться на работу. А потом решить проблему с жильем и хозяйством.
Вернулся афганец притихшим, скучным. Загоревал парень. Жалко было ему расставаться с вольницей. А когда Петр Иванович собрался в город, афганец стал умолять его:
- Пожалуйста, позвоните моему брату в село. Скажите, что нашел хорошую работу, пока приехать не смогу. Так и скажите: «Нашел хорошую работу».
Дозвонился пенсионер до села, передал просьбу. И не раз пожалел об этом. Ни на какую работу Семен и не думал устраиваться, хотя ему что-то где-то предлагали. Да только ему теперь дороже всего были походы на свалку за металлом и попойки. Этот жизненный круговорот его вполне устраивал.
После смерти Светланы Семен жил один. Постоянно ночевал у него напарник Вовка. Ключи от своей дачи Петр Иванович у них не забирал.
- А зря ты от предложения брата отказался. – Дом купил бы, они сейчас недорогие.
- Ко мне должна женщина приехать из Одессы. Я навещал Женьку в школе-интернате и встретил ее: дочь у нее там. Переночевала у меня, ей понравилось. Решила переселиться, чтобы дочь чаще навещать.
Долго ждал Семен приезда одесситки, но, видать, была она не глупой.
Если Семену и Вовке лень было идти на свалку, они воровали что-либо поблизости. Благо, бывали дни, что вокруг никого не было. На садовом участке, граничащем с дачей Петра Ивановича, одну за другой они сняли все калитки. Этим немедленно воспользовались козы и спокойно стали пастись в саду пенсионера. Когда он пришел на участок, то чуть не упал в обморок: кора на стволах яблонь была сильно обгрызена. Повреждения были ужасные. Деревья, набравшие силу в плодоношении, теперь должны были погибнуть.
Развел старик глиненный раствор, замазал зияющие белые раны на стволах. Но вместе с этим и закончился его оптимизм. Он не терял присутствия духа тогда, когда все подряд воровали из домика, из сарая, срезали ранние сорта винограда, обтрясали персики и яблони, забирали овощи. Все он мог перенести. А смотреть на яблони, лишенные коры, он уже не смог.
- Что же ты коз не прогнал, Семен!
- А у меня теперь ключей от вашей дачи нет.
- Куда же они делись?
- Был я на свалке. День теплый, я снял пиджачок. А бульдозерист сгорнул его вместе с мусором.
 
              ПРОЩАЙ, ДАЧА
Продал Петр Иванович за бесценок свой участок вместе с двухэтажным домиком. И долго еще видел во сне, как сажает молодые деревца, как обрезает виноград, как собирает урожай.
Полгода спустя встретил на базаре знакомую дачницу.
- Вы знаете, что Семен умер?
- Он будто бы не болел.
-Хозяин его из домика выгнал. Он стал жить у того мужика, к которому Светка бегала. На свалке он и еще двое бомжей нашли бутылку и распили на троих. Один спасся тем, что стал пить воду, и его вырвало. А Семен и другой бомж умерли прямо на свалке.
- А капитана дальнего плавания Семен хорошо отблагодарил за доброту! – продолжала она. – С чердака исчезли пятьдесят листов шифера и кубометр новых досок. На окнах были толстые металлические ставни – все снял и унес.
Есть в гибели Светки и Семена какая-то закономерность, подумал Петр Иванович. Главная причина, видимо, в том, что оба они не получили правильного воспитания в семье. Хитрили, мудрили, искали легкой жизни. И нашли…
Проходил как-то Петр Иванович мимо городской больницы. Вдруг навстречу ему бросился Женька.
- Я здесь лечусь от воспаления легких.
- А где ты живешь?
- В школе-интернате.
- А Николай, папа твой, навещает тебя?
- Нет. После смерти мамы он сказал мне: «Ты мне не сын и на меня не рассчитывай». Больше я его и не видел.
 Еще дважды встречал пенсионер Женьку. Каждый раз давал ему немного денег. Но домой не пригласил. Всего один раз побывал Женька вместе с матерью в домике Петра Ивановича, но он успел понять, что это за мальчик, и больше его не приглашал. Из кухни исчезли спички, ножик и открывалка консервов. «Не хватало мне еще и дома вора», решил старик. Хотя какое-то угрызение совести чувствовал: сирота все-таки. Но вспоминал погромы на даче и успокаивался.
Так закончилась печальная повесть о жизни двух красивых людей, которые захотели быть умнее других.
                      Василий ХРАМЦОВ.      
      
    
              
   
  
 
 
Рейтинг: +1 235 просмотров
Комментарии (1)
Ирина Перепелица # 27 ноября 2013 в 01:51 +1
Как-то уж больно всё свалено в кучу безо всяких объяснений.
Кто кому приходится -- я запуталась с самого начала, да и в конце тоже мало что прояснилось.
Рассказ должен быть понятным /в смысле действующих лиц/.
Удачи новичку в написании новых произведений.
Совершенствуйтесь!!!
P.S. Теперь стало понятно, что это -- продолжение предыдущих рассказов.
Но я этот рассказ прочла первым, а потому -- ничегошеньки не поняла.
Приношу свои извинения...