ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → ПРЕЛЕСТНОЕ СОЗДАНИЕ

ПРЕЛЕСТНОЕ СОЗДАНИЕ

12 января 2018 - Григорий Хохлов

ПРЕЛЕСТНОЕ СОЗДАНИЕ

 

Любовь человека сильней,

Все живое подвластно ей.

Отрицать ее и губить,

Что птицу в неволе томить.

 

На курсах офицеров запаса встретились ребята со всех областей, краев, со всего Дальневосточного региона. Сколько было человек, столько было и душ, также и характеров, несравненных и неповторимых. Но все ребята сошлись быстро, все после армии, и у многих дома уже были дети. Да и сами еще будущие офицеры мало чем отличались от детей, на перерывах между занятиями в коридоре не смолкала возня, а то и борьба, везде смех, шутки. Преподаватели - капитаны второго, третьего ранга, уже убеленные сединой - только улыбались, ведь сами были такие, а молодость есть молодость, что-то и у них в душе шевельнулось. Могли и пошутить с ними ребята, те тоже отвечали шуткой.

Например, преподавателя, химика по специальности, моряки заводили так: «Как надену портупею, все тупею и тупею». А он, уже убеленный сединой, красивый офицер - закипал, но тут же сдерживал себя и говорил: «Вот Вы рабочие, а вам начальник: «Давай-давай, шуруй-шуруй, начальнику премия - рабочему...» - и так далее, тоже не оставался в долгу.

Был у нас во взводе Володя Сурков, двадцатипятилетний парень, чернобровый, смуглокожий, крепкого сложения, в общем, парень видный. Но страдал больше всех из-за того, что его любовь дома осталась. Какие там занятия? Он только и обдумывал текст очередного письма, все рвался съездить к своей Валентине. Но кто его отпустит - до Владивостока далеко, никакого увольнения, тем более отпуска быть не могло, и три месяца для него были ка-торгой, а не службой. Утешали его ребята как могли: «Если любит - подождет, только крепче любить будет», - говорил Василий, самый старший со всего взвода курсант и дружески хлопал Володю по плечу. Тоже очень интересная личность, работал радистом на сейнере. Ходил в море и был там больше, чем на берегу. Он уже в семидесятые годы ненавидел коммунистов и предрекал именно то, что сейчас и случилось с нашей страной, так и говорил: «Коммунисты - воры, они страну и погубят».

Я удивлялся тогда, откуда у него столько злости на нашу власть, ведь жили мы неплохо. А он опять перечил: «Рыбы и той не стало, всю погубили, дельцы-коммунисты, скоро будем одним минтаем питаться. А ведь раньше минтай был кормовой рыбой, ее только на муку пускали». И действительно, сейчас мы в состоянии купить только минтай, и то изредка - удивительный был человек Василий, мог предвидеть или анализировать факты, то, что для нас, молодых, было темным лесом.

И еще один был интересный курсант Игорь Тихонин. Но как раз-то тихоней он и не был, самый острый из всех на язык, сам украинец по национальности, весельчак и балагур, каких мало. Да еще что-нибудь по-хохляцки скажет, и весь взвод от смеха падал. Вот так и коротали все

три месяца, с шутками и смехом, а то ведь можно с ума сойти: за забором, что еще и колючей проволокой обнесен, - одним словом, военная романтика.

И вот вечером на самоподготовке, была у нас и такая, Володя Сурков размечтался: «Вот приеду домой, женюсь на свой Валюте, ну и что, что ей семнадцать лет, уговорю своих родителей, съездим к ее родным, все уладим и точка. Разведем с ней пчел, а один улей, знаешь, сколько доходов дает?» И давай тут же доход на бумажке считать и нам показывать расчеты.

«И заживем мы с Валюшей богато и счастливо, она будет у меня красивее всех, хотя и сейчас она красавица. Лишь бы только дождалась она меня, не нашла себе другого», - и он снова погрузился в свои тяжелые раздумья.

Не стерпел тут Игорь Тихонин, подскочил, точно на пружинах, его появляющаяся лысина сразу порозовела, лицо озарилось хитрой-прехитрой улыбкой:

Негодник, или шутник Зубы скалит, смеясь,

К наглости с детства привык,

Изливает яд, не таясь.

- Хочешь, я научу, как можно разлюбить девушку, жену или любовницу, - пристал он к Володе.

Тот ничего не понял, но только буркнул: «Мне кроме Валюши никого не надо, лишь бы дождалась меня».

Но Игорь уже работал на публику, и все приготови-лись смеяться - знали, что Тихонин что-нибудь сморозит сейчас.

- Так вот, слушай, Володя, - говорил Игорь, - средство проверенное, гипнозомназывается, а еще правильнее самовнушение. Любишь ты свою Валюшу? Любишь, - сам отвечал себе Игорь. - Так вот, посмотри на свое прелестное создание, когда она сядет нужду большую справлять. Посмотри на нее: как она тужится, как она потеет, на лбу появятся морщины, вся растрепанная, красная, ну баба- яга и только, и вся любовь твоя пройдет, как рукой снимется

И залился Игорь веселым заразительным смехом, только никто не смеялся. Володя подскочил, зашлепал губами, и ребята услышали только одно слово «сволочь», и тут же Володя упал головой на стол, весь бледный, расплакался от своего бессилия, от избытка чувств. Ему и так было тяжело и вдруг такое слово «сочувствия» от Игоря, конечно, он не ожидал такого удара. Но и Игорь не долго смеялся, резкий боковой удар Василия свалил Тихонина на пол.

Чем бы все дальше закончилось, неизвестно, но тут в дверь вошел наш классный руководитель - капитан третьего ранга Середа. Он только мельком на все глянул и понял, что главное взять инициативу в свои руки, и он начал вести самоподготовку, как ни в чем не бывало.

После окончания курсов все младшие лейтенанты запаса прощались тепло друг с другом, только Володя не прощался с Игорем, но у них было за что. Не стерпел Игорь, подошел и извинился перед Володей, все облегченно вздохнули.

 

Пусть любят до гроба.

И кучу имеют детей,

И до старости оба,

Помнят прелесть всех дней.

 

22 ноября 1993 г.

© Copyright: Григорий Хохлов, 2018

Регистрационный номер №0406901

от 12 января 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0406901 выдан для произведения:

ПРЕЛЕСТНОЕ СОЗДАНИЕ

 

Любовь человека сильней,

Все живое подвластно ей.

Отрицать ее и губить,

Что птицу в неволе томить.

 

На курсах офицеров запаса встретились ребята со всех областей, краев, со всего Дальневосточного региона. Сколько было человек, столько было и душ, также и характеров, несравненных и неповторимых. Но все ребята сошлись быстро, все после армии, и у многих дома уже были дети. Да и сами еще будущие офицеры мало чем отличались от детей, на перерывах между занятиями в коридоре не смолкала возня, а то и борьба, везде смех, шутки. Преподаватели - капитаны второго, третьего ранга, уже убеленные сединой - только улыбались, ведь сами были такие, а молодость есть молодость, что-то и у них в душе шевельнулось. Могли и пошутить с ними ребята, те тоже отвечали шуткой.

Например, преподавателя, химика по специальности, моряки заводили так: «Как надену портупею, все тупею и тупею». А он, уже убеленный сединой, красивый офицер - закипал, но тут же сдерживал себя и говорил: «Вот Вы рабочие, а вам начальник: «Давай-давай, шуруй-шуруй, начальнику премия - рабочему...» - и так далее, тоже не оставался в долгу.

Был у нас во взводе Володя Сурков, двадцатипятилетний парень, чернобровый, смуглокожий, крепкого сложения, в общем, парень видный. Но страдал больше всех из-за того, что его любовь дома осталась. Какие там занятия? Он только и обдумывал текст очередного письма, все рвался съездить к своей Валентине. Но кто его отпустит - до Владивостока далеко, никакого увольнения, тем более отпуска быть не могло, и три месяца для него были ка-торгой, а не службой. Утешали его ребята как могли: «Если любит - подождет, только крепче любить будет», - говорил Василий, самый старший со всего взвода курсант и дружески хлопал Володю по плечу. Тоже очень интересная личность, работал радистом на сейнере. Ходил в море и был там больше, чем на берегу. Он уже в семидесятые годы ненавидел коммунистов и предрекал именно то, что сейчас и случилось с нашей страной, так и говорил: «Коммунисты - воры, они страну и погубят».

Я удивлялся тогда, откуда у него столько злости на нашу власть, ведь жили мы неплохо. А он опять перечил: «Рыбы и той не стало, всю погубили, дельцы-коммунисты, скоро будем одним минтаем питаться. А ведь раньше минтай был кормовой рыбой, ее только на муку пускали». И действительно, сейчас мы в состоянии купить только минтай, и то изредка - удивительный был человек Василий, мог предвидеть или анализировать факты, то, что для нас, молодых, было темным лесом.

И еще один был интересный курсант Игорь Тихонин. Но как раз-то тихоней он и не был, самый острый из всех на язык, сам украинец по национальности, весельчак и балагур, каких мало. Да еще что-нибудь по-хохляцки скажет, и весь взвод от смеха падал. Вот так и коротали все

три месяца, с шутками и смехом, а то ведь можно с ума сойти: за забором, что еще и колючей проволокой обнесен, - одним словом, военная романтика.

И вот вечером на самоподготовке, была у нас и такая, Володя Сурков размечтался: «Вот приеду домой, женюсь на свой Валюте, ну и что, что ей семнадцать лет, уговорю своих родителей, съездим к ее родным, все уладим и точка. Разведем с ней пчел, а один улей, знаешь, сколько доходов дает?» И давай тут же доход на бумажке считать и нам показывать расчеты.

«И заживем мы с Валюшей богато и счастливо, она будет у меня красивее всех, хотя и сейчас она красавица. Лишь бы только дождалась она меня, не нашла себе другого», - и он снова погрузился в свои тяжелые раздумья.

Не стерпел тут Игорь Тихонин, подскочил, точно на пружинах, его появляющаяся лысина сразу порозовела, лицо озарилось хитрой-прехитрой улыбкой:

Негодник, или шутник Зубы скалит, смеясь,

К наглости с детства привык,

Изливает яд, не таясь.

- Хочешь, я научу, как можно разлюбить девушку, жену или любовницу, - пристал он к Володе.

Тот ничего не понял, но только буркнул: «Мне кроме Валюши никого не надо, лишь бы дождалась меня».

Но Игорь уже работал на публику, и все приготови-лись смеяться - знали, что Тихонин что-нибудь сморозит сейчас.

- Так вот, слушай, Володя, - говорил Игорь, - средство проверенное, гипнозомназывается, а еще правильнее самовнушение. Любишь ты свою Валюшу? Любишь, - сам отвечал себе Игорь. - Так вот, посмотри на свое прелестное создание, когда она сядет нужду большую справлять. Посмотри на нее: как она тужится, как она потеет, на лбу появятся морщины, вся растрепанная, красная, ну баба- яга и только, и вся любовь твоя пройдет, как рукой снимется

И залился Игорь веселым заразительным смехом, только никто не смеялся. Володя подскочил, зашлепал губами, и ребята услышали только одно слово «сволочь», и тут же Володя упал головой на стол, весь бледный, расплакался от своего бессилия, от избытка чувств. Ему и так было тяжело и вдруг такое слово «сочувствия» от Игоря, конечно, он не ожидал такого удара. Но и Игорь не долго смеялся, резкий боковой удар Василия свалил Тихонина на пол.

Чем бы все дальше закончилось, неизвестно, но тут в дверь вошел наш классный руководитель - капитан третьего ранга Середа. Он только мельком на все глянул и понял, что главное взять инициативу в свои руки, и он начал вести самоподготовку, как ни в чем не бывало.

После окончания курсов все младшие лейтенанты запаса прощались тепло друг с другом, только Володя не прощался с Игорем, но у них было за что. Не стерпел Игорь, подошел и извинился перед Володей, все облегченно вздохнули.

 

Пусть любят до гроба.

И кучу имеют детей,

И до старости оба,

Помнят прелесть всех дней.

 

22 ноября 1993 г.

Рейтинг: 0 29 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
143
118
87
85
78
74
72
70
69
69
68
67
Чудо Муза 23 декабря 2017 (Георгий)
66
61
60
60
60
58
Когда... 4 января 2018 (Виктор Лидин)
58
Свет и тьма 10 января 2018 (Виктор Лидин)
53
53
52
52
52
51
50
48
44
44
44