ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Посвящается Солнышку

 

Посвящается Солнышку

Март месяц. Солнце светит из всех сил. Старается растопить снег, лед на водоемах. Это мы не слышим жизни под покровом зимы, а Солнце слышит зов. Просятся травы, деревья, кустики на поверхность. Но понимают, что пока нет большого тепла, то им лучше не высовываться. Иначе беда. Мороз не любит шутить

Муж принес на 8 марта много подарков. Но я смотрела только на живые цветы. Алый цвет их ласкал мое сердечко.
- Цветы эти, малышка, не завянут. Я специально купил их в горшочке,- с любовью глянув мне в глаза, ласково произнес супруг и протянул мне подарок.

Осторожно, я взяла в руки их и понесла к их сородичам.

На подоконнике у нас много цветов. Хоть мы и переезжаем с места на место, но отказаться от своих друзей цветов просто не могу.

Чтобы отвлечься от насущных проблем, я мысленно перенеслась в далекую весну.

Мое тело почти невесомо. Тонкая гибкая фигурка несется через канавки с жидкой кашицей снега.
Удаль чувствуется во всем: не промахнулась, ловко обошла все препятствия. Краем глаза вижу его своего солдата Адама (имя изменено)
Гимнастерка хорошо сидит на литом теле. Воротнички белеют на зеленом сукне. Его лицо загорелое. Много времени проводит на улице. Широкие черные брови удивлено взлетают вверх.

- Молодец, Катюша! Ты хорошо прыгаешь
- Адам, ну ты мне льстишь. На физкультуре я бегаю хуже других.
- Я не слепой. Ты красивая и бегаешь хорошо.

- Пойдем искать, Адам, подснежники. Они должны быть.
- Пойдем,- с готовностью согласился мой любимый.

Мое сердце любило, но я не могла сказать о своих чувствах вслух. Зачем?

Очень часто мы говорили о родителях. Вспоминали их и традиции наших народов. Вся беда была в том, что мой парень был уроженцом Грузии. По национальности же армянин. Мать его рано умерла. И в него еще были многочисленные братья и сестры.
.

- У меня есть невеста.
- Ты любишь ее?- спросила я у Адама, а внутри копошилась, рвала меня на части Досада.
Но ведь никто не смотрит, что там у нас внутри.
Смех у меня был самый беззаботный.

- Да, нет. Она хорошая. Ее сосватал мой отец, обещал своему другу.
Уже столько лет прошло, что я и забыла рассказ о диких обычаях. И не старалась помнить, чтобы не бередить старую рану.

Невеста далеко, а мы молодые и кровь кипит в жилах.
Его рука, чуть шершавая от работы, крепко держит мою, студенческую.
Мы не говорим о том, что плохо будет, если начальство нагрянет. Земляки Адама нас прикроют. Они всегда выручают друг друга. Служба идет. Родители мои думают, что я в другом городе грызу гранит науки. Впрочем, они могут гордиться мной.
Пятерки, пятерки. Иду на красный диплом. Будущий зоотехник гуляет по городу Мозырю. Вернее, по его окраинам.
Нам захотелось нюхать цветы. Аромат воображаемых цветов будоражил сознание. А подсознание млело. Каждый из нас хотел уединения. Это чувствовалось по дрожанию пальцев, хрипотце в голосе.

Не обниматься же под прицелом чужих глаз. Я уже успела соскучиться по теплым губам, пахнущим дикими травами. Горец. Ах, мой милый кареглазый Адам. Месяц разлуки для меня невыносимы. А письма твои я перечитываю до дыр, пряча от однокурсниц. Никто не знает о моей тайне!

Вдоль леса мы прошагали уже немало километров. Я с опаской оглядываюсь, не заблудиться бы.
- Далеко мы зашли,- говорю я ему, а сама думаю: « Ну, здесь нас никто не найдет. Вот и хорошо»

Для современной девушки все просто. Но не для нас. Я не могла заниматься любовью с мужчиной. Девочкой надлежало предстать перед будущим мужем.

Хотите верьте, хотите нет, но прежние девушки заботились о целомудрии. Вот поэтому мы утоляли зов плоти в ухаживаниях, в поцелуях. Нас бросало и в холод и жар. Мужчина, любящий девушку не мог над ней посмеяться.


- Катенька, здесь цветы. Иди сюда.
- Я иду,- говорила я, а душа порхала впереди меня. Радость била фонтаном из юных тел.

Мы выглядели счастливыми. Упав на пригретый солнцем пригорок, нюхали цветы, срывая самые лучшие.
- Я сам тебе нарву. Ты только смотри
- Нет. Я тебе нарву.
Мы смеялись. Руки наши перепутались. Влажная земля вскоре была согрета горячими телами, горячим дыханием.
- Только целуй,- просила я Адама, а глаза мои пожирали мощный торс мужчины.
- Солнышко, здесь можно целовать? А здесь,- зачем-то шепотом говорил возлюбленный.
- Зачем шепчешь?- тоже почему-то шепотом спросила я, с удивлением заметив, что и мой голос изменился.

Мои руки действовали самостоятельно. Они перебирали густые волосы Адама. Кончики пальцев.
Дрожь по всему телу. Голова предательски закружилась. Губы уже были чуть солоноваты. От крови.
- Попробуй. Встань на ножки, - просил меня солдат
- Стаю,- сказала я, отряхивая юбку от зеленой травы, мха и подснежников

Под ногами лежала сбитая солдатская одежда.
Пронзительно синее небо куполом сияло вверху. Качали головами деревья, взявшись за руки ветками.
Березы с восхищением смотрели на меня. Любопытные птицы летали недалеко и пели песнь Любви

Мне хотелось стать женщиной, отдаться любимому, но наука моей матери крепко засела в моей голове.
Страх- остаться вековухой и быть с позором изгнанной – гордо сидел, невидимый для всех, на пеньке осины. Он читал мне лекцию о том, что быть целкой почетно и необходимо.
Но больше всего хотелось уважения со стороны Адама. Я уже давно сообразила, что мне он не простит эту мимолетную слабость. И уважение ко мне его земляков кроется лишь в том, что я необыкновенная девушка. А не дешевая подстилка. Ноги ведь проще сучить. А ты попробуй, продержись, когда внизу невыносимо болит живот. Энергия, потребность организма и ты со своим взглядом на жизнь, с вековыми традициями.

А ведь они не от балды, а на страже счастья женщины и мужчины. Нужно вымерять чувства, а не скреститься, подергаться организмами и разбежаться, забыв спросить имя..

Уставшие мы с Адамом сидели на мху среди примятых цветов и говорили о березовом соке, о том, что он все-таки поговорит с отцом.

Надежда тоненькой тростиночкой прижалась рядом с нами, чтобы не упасть, держалась за белую кору березы, ее ствол. Чувство Радости заглядывало мне в глаза, протягивая кубок свежего сока Весны-любви
Я пила это чудо-бальзам по глоточку, припав плечом к милому
Глазами, маленькими Солнышками, я показывала моим друзьям на него, ради которого я приехала из другого города.
Они меня поняли и поднесли ему хмельной напиток. Адам, мой первый мужчина, стал на колени передо мной и запел. Он пел чистым голосом. Ручей, гремящий за холмом услышал, остановился, усмехнулся, и подхватив мелодию певца, побежал дальше, рассказывая всем о приходе весны и о любви.
Я слушала его и плакала. Слез радости очищали мою душу.
Адам испугался, что ненароком обидел меня.
- Все хорошо, Адам. Это слезы счастья

- Я сотру все слезы. И ты не будешь у меня плакать. Ты мне веришь, Катюша?!
- Я верю. Давай споем вместе.
Адам высушил горячим дыханием мое лицо. Я чувствовала себя птенцом под крылом большой птицы. Ангел с крыльями. Да. А ты всего лишь человек.

Назад мы возвращались под вечер. Солнце садилось за горизонт.
- Как быстро время пролетело.
- Не заметили.
- Я тебя, мое солнышко, приготовлю очень вкусное блюдо.
- Спасибо. Ты, Адам, всегда меня радуешь кулинарными изысками.

У меня не было повода тогда огорчаться. Судьба подарила мне счастье. Короткое счастье, чтобы разом
Все отнять у меня. Чтобы согнуть в бараний рог, пройтись по душе железными сапогами.

Сапоги со сломанными каблуками. Плохо. Но это повод для сближения. Как приятно, когда их ремонтирует твой парень. Много радости ты дарил, Адам мне.
А сегодня я не могу произнести твое имя, чтобы не разрушить семейное счастье твоей семьи. Иначе Солнышко закроют тучи.

А я? Что вам я. Ураган гнул меня к земле, но не сломил. Есть душа израненная, которая согревается теплом воспоминаний.
Иногда, я сажусь за компьютер и нахожу тебя.

Хорошо ли мне? Да, я рада, что ты не со мной. Мудрая жизнь нас вовремя развела. Ту порцию яда, которая предназначалась мне, должна была выпить только я.
Иначе не было бы замечательных твоих сыновей и внуков.
На фотографиях ты прежний. И уже нам не вернуть ту весну. Белорусские подснежники цветут не для нас с тобой
- Адам, возвращайся ко мне в следующей жизни.
По тропинке мы войдем в наш лес. И ты мне поднесешь самую большую солдатскую кружку березового сока. Говорят, он может вернуть былую силу, молодость и воскресит нашу Любовь

Что же ты лежишь среди гор. Эти цветы красивые. А как же наши подснежники. Кто перенесет меня через бурлящую реку. Реку жизни. Встань. Протяни мне руку!
Не можешь?

- Понимаю. Не дают подняться лучики-дети, что рядом с тобой. Хорошо ли тебе живется, Солнышко?!
.

© Copyright: Екатерина Рафальская, 2013

Регистрационный номер №0142878

от 20 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0142878 выдан для произведения:

Март месяц. Солнце светит из всех сил. Старается растопить снег, лед на водоемах. Это мы не слышим жизни под покровом зимы, а Солнце слышит зов. Просятся травы, деревья, кустики на поверхность. Но понимают, что пока нет большого тепла, то им лучше не высовываться. Иначе беда. Мороз не любит шутить

Муж принес на 8 марта много подарков. Но я смотрела только на живые цветы. Алый цвет их ласкал мое сердечко.
- Цветы эти, малышка, не завянут. Я специально купил их в горшочке,- с любовью глянув мне в глаза, ласково произнес супруг и протянул мне подарок.

Осторожно, я взяла в руки их и понесла к их сородичам.

На подоконнике у нас много цветов. Хоть мы и переезжаем с места на место, но отказаться от своих друзей цветов просто не могу.

Чтобы отвлечься от насущных проблем, я мысленно перенеслась в далекую весну.

Мое тело почти невесомо. Тонкая гибкая фигурка несется через канавки с жидкой кашицей снега.
Удаль чувствуется во всем: не промахнулась, ловко обошла все препятствия. Краем глаза вижу его своего солдата Адама (имя изменено)
Гимнастерка хорошо сидит на литом теле. Воротнички белеют на зеленом сукне. Его лицо загорелое. Много времени проводит на улице. Широкие черные брови удивлено взлетают вверх.

- Молодец, Катюша! Ты хорошо прыгаешь
- Адам, ну ты мне льстишь. На физкультуре я бегаю хуже других.
- Я не слепой. Ты красивая и бегаешь хорошо.

- Пойдем искать, Адам, подснежники. Они должны быть.
- Пойдем,- с готовностью согласился мой любимый.

Мое сердце любило, но я не могла сказать о своих чувствах вслух. Зачем?

Очень часто мы говорили о родителях. Вспоминали их и традиции наших народов. Вся беда была в том, что мой парень был уроженцом Грузии. По национальности же армянин. Мать его рано умерла. И в него еще были многочисленные братья и сестры.
.

- У меня есть невеста.
- Ты любишь ее?- спросила я у Адама, а внутри копошилась, рвала меня на части Досада.
Но ведь никто не смотрит, что там у нас внутри.
Смех у меня был самый беззаботный.

- Да, нет. Она хорошая. Ее сосватал мой отец, обещал своему другу.
Уже столько лет прошло, что я и забыла рассказ о диких обычаях. И не старалась помнить, чтобы не бередить старую рану.

Невеста далеко, а мы молодые и кровь кипит в жилах.
Его рука, чуть шершавая от работы, крепко держит мою, студенческую.
Мы не говорим о том, что плохо будет, если начальство нагрянет. Земляки Адама нас прикроют. Они всегда выручают друг друга. Служба идет. Родители мои думают, что я в другом городе грызу гранит науки. Впрочем, они могут гордиться мной.
Пятерки, пятерки. Иду на красный диплом. Будущий зоотехник гуляет по городу Мозырю. Вернее, по его окраинам.
Нам захотелось нюхать цветы. Аромат воображаемых цветов будоражил сознание. А подсознание млело. Каждый из нас хотел уединения. Это чувствовалось по дрожанию пальцев, хрипотце в голосе.

Не обниматься же под прицелом чужих глаз. Я уже успела соскучиться по теплым губам, пахнущим дикими травами. Горец. Ах, мой милый кареглазый Адам. Месяц разлуки для меня невыносимы. А письма твои я перечитываю до дыр, пряча от однокурсниц. Никто не знает о моей тайне!

Вдоль леса мы прошагали уже немало километров. Я с опаской оглядываюсь, не заблудиться бы.
- Далеко мы зашли,- говорю я ему, а сама думаю: « Ну, здесь нас никто не найдет. Вот и хорошо»

Для современной девушки все просто. Но не для нас. Я не могла заниматься любовью с мужчиной. Девочкой надлежало предстать перед будущим мужем.

Хотите верьте, хотите нет, но прежние девушки заботились о целомудрии. Вот поэтому мы утоляли зов плоти в ухаживаниях, в поцелуях. Нас бросало и в холод и жар. Мужчина, любящий девушку не мог над ней посмеяться.


- Катенька, здесь цветы. Иди сюда.
- Я иду,- говорила я, а душа порхала впереди меня. Радость била фонтаном из юных тел.

Мы выглядели счастливыми. Упав на пригретый солнцем пригорок, нюхали цветы, срывая самые лучшие.
- Я сам тебе нарву. Ты только смотри
- Нет. Я тебе нарву.
Мы смеялись. Руки наши перепутались. Влажная земля вскоре была согрета горячими телами, горячим дыханием.
- Только целуй,- просила я Адама, а глаза мои пожирали мощный торс мужчины.
- Солнышко, здесь можно целовать? А здесь,- зачем-то шепотом говорил возлюбленный.
- Зачем шепчешь?- тоже почему-то шепотом спросила я, с удивлением заметив, что и мой голос изменился.

Мои руки действовали самостоятельно. Они перебирали густые волосы Адама. Кончики пальцев.
Дрожь по всему телу. Голова предательски закружилась. Губы уже были чуть солоноваты. От крови.
- Попробуй. Встань на ножки, - просил меня солдат
- Стаю,- сказала я, отряхивая юбку от зеленой травы, мха и подснежников

Под ногами лежала сбитая солдатская одежда.
Пронзительно синее небо куполом сияло вверху. Качали головами деревья, взявшись за руки ветками.
Березы с восхищением смотрели на меня. Любопытные птицы летали недалеко и пели песнь Любви

Мне хотелось стать женщиной, отдаться любимому, но наука моей матери крепко засела в моей голове.
Страх- остаться вековухой и быть с позором изгнанной – гордо сидел, невидимый для всех, на пеньке осины. Он читал мне лекцию о том, что быть целкой почетно и необходимо.
Но больше всего хотелось уважения со стороны Адама. Я уже давно сообразила, что мне он не простит эту мимолетную слабость. И уважение ко мне его земляков кроется лишь в том, что я необыкновенная девушка. А не дешевая подстилка. Ноги ведь проще сучить. А ты попробуй, продержись, когда внизу невыносимо болит живот. Энергия, потребность организма и ты со своим взглядом на жизнь, с вековыми традициями.

А ведь они не от балды, а на страже счастья женщины и мужчины. Нужно вымерять чувства, а не скреститься, подергаться организмами и разбежаться, забыв спросить имя..

Уставшие мы с Адамом сидели на мху среди примятых цветов и говорили о березовом соке, о том, что он все-таки поговорит с отцом.

Надежда тоненькой тростиночкой прижалась рядом с нами, чтобы не упасть, держалась за белую кору березы, ее ствол. Чувство Радости заглядывало мне в глаза, протягивая кубок свежего сока Весны-любви
Я пила это чудо-бальзам по глоточку, припав плечом к милому
Глазами, маленькими Солнышками, я показывала моим друзьям на него, ради которого я приехала из другого города.
Они меня поняли и поднесли ему хмельной напиток. Адам, мой первый мужчина, стал на колени передо мной и запел. Он пел чистым голосом. Ручей, гремящий за холмом услышал, остановился, усмехнулся, и подхватив мелодию певца, побежал дальше, рассказывая всем о приходе весны и о любви.
Я слушала его и плакала. Слез радости очищали мою душу.
Адам испугался, что ненароком обидел меня.
- Все хорошо, Адам. Это слезы счастья

- Я сотру все слезы. И ты не будешь у меня плакать. Ты мне веришь, Катюша?!
- Я верю. Давай споем вместе.
Адам высушил горячим дыханием мое лицо. Я чувствовала себя птенцом под крылом большой птицы. Ангел с крыльями. Да. А ты всего лишь человек.

Назад мы возвращались под вечер. Солнце садилось за горизонт.
- Как быстро время пролетело.
- Не заметили.
- Я тебя, мое солнышко, приготовлю очень вкусное блюдо.
- Спасибо. Ты, Адам, всегда меня радуешь кулинарными изысками.

У меня не было повода тогда огорчаться. Судьба подарила мне счастье. Короткое счастье, чтобы разом
Все отнять у меня. Чтобы согнуть в бараний рог, пройтись по душе железными сапогами.

Сапоги со сломанными каблуками. Плохо. Но это повод для сближения. Как приятно, когда их ремонтирует твой парень. Много радости ты дарил, Адам мне.
А сегодня я не могу произнести твое имя, чтобы не разрушить семейное счастье твоей семьи. Иначе Солнышко закроют тучи.

А я? Что вам я. Ураган гнул меня к земле, но не сломил. Есть душа израненная, которая согревается теплом воспоминаний.
Иногда, я сажусь за компьютер и нахожу тебя.

Хорошо ли мне? Да, я рада, что ты не со мной. Мудрая жизнь нас вовремя развела. Ту порцию яда, которая предназначалась мне, должна была выпить только я.
Иначе не было бы замечательных твоих сыновей и внуков.
На фотографиях ты прежний. И уже нам не вернуть ту весну. Белорусские подснежники цветут не для нас с тобой
- Адам, возвращайся ко мне в следующей жизни.
По тропинке мы войдем в наш лес. И ты мне поднесешь самую большую солдатскую кружку березового сока. Говорят, он может вернуть былую силу, молодость и воскресит нашу Любовь

Что же ты лежишь среди гор. Эти цветы красивые. А как же наши подснежники. Кто перенесет меня через бурлящую реку. Реку жизни. Встань. Протяни мне руку!
Не можешь?

- Понимаю. Не дают подняться лучики-дети, что рядом с тобой. Хорошо ли тебе живется, Солнышко?!
.

Рейтинг: 0 129 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!