ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Последствия "Последнего звонка"

 

Последствия "Последнего звонка"

26 мая 2012 - Владимир Юрков

Последствия «Последнего звонка»

«Последний звонок» в школах всегда отмечался достаточно бурно. Днем все бывало чинно-красиво, а к вечеру бывшие школьники упивались порою до положения риз, дрались, били стекла и вытворяли прочие «детские шалости». В нашем дворе, например, в начале семидесятых годов никогда не вешали в этот вечер белье на улице – все равно сорвут, да и на балконах вторых и третьих этажей тоже. Поскольку неоднократно устраивались «стрельбы» комьями земли по ромбическим вырезам пододеяльников, которые очень напоминали мишени. Редкие в те годы автовладельцы, старались куда-нибудь подальше запрятать свои автомобили.

Вот об автомобиле как раз и пойдет речь. Причем не о простом легковом автомобиле, а о знаменитом «Газике» - «Козле» на котором ездили на изыскания сотрудники института «Гипросвязь», в том числе и моя мать.

В те годы воровать у государства было в порядке вещей. Люди таскали с работы все, что плохо лежит. Рабочие воровали материалы и инструмент, инженеры воровали бумагу и шариковые ручки, водители бензин, ну, а все, всей страной, воровали рабочее время. Это не считалось постыдным, поскольку товарный дефицит оправдывал все. «Я же не могу это купить» - говорил себе и окружающим обыватель и нес домой с работы все подряд. Для этих мелочных воришек даже существовал особый термин, придуманный самою властью – «несун».

Вот и в этом случае, мать закончила все дела за три дня до окончания командировки и собиралась эти три дня провести дома, а ее шофер - съездить на рыбалку на сэкономленном бензине, вместо того, чтобы рапортовать о досрочном выполнении задания. Выезжать он собирался рано утром, поэтому «Козла» оставил во дворе, совершенно забыв о «последнем звонке».

Каково же был его испуг и изумление, когда он, выглянув утром в окно, автомобиля во дворе не обнаружил. Выскочив во двор, водитель понял, что машину угнали профессионалы. Угнали чисто – без сучка и задоринки. В те годы никаких сигнализаций и противоугонных средств не существовало. Каждый водитель гондобил что-нибудь самопальное, а те, кто не был дружен с инструментом, покупали кустарные устройства на автомобильном рынке. В основном это были металлические палки, скрепляющие педали, замки на руль, какие-то штыри с замками, которые втыкали в колеса и прочие железные чудовища. Некоторые снимали на ночь катушки зажигания, трамблеры, провода. Были еще и совершенно невообразимые секретки. А еще один чудик каждый раз выворачивал рабочие свечи и ставил бракованные в надежде, что угонщики не догадаются почему машина не заводится. У мамкиного водителя было четыре таких противоугонных устройства – четыре мощных замка, которые надо было сломать или распилить, на что требуется время. А машину все-таки угнали, да причем так тихо, что ни он, да и никто другой во дворе не слышал.

Поняв, что попал в жуткую ситуацию – машину угнали, машину государственную, а значит он погубил социалистическую собственность, использовав ее в личных целях – столько статей уголовного кодекса могут накрутить – плохо не покажется, он решил сразу же звонить в милицию. Вдруг машину найдут и хотя бы это поможет ему избежать сурового наказания.

Ожидая ментов, водила стоял во дворе и нервно курил, как вдруг заметил, что за домом, в зарослях кустов, творится какое-то нездоровое детское оживление. Какие-то выкрики, хохот, гам, да и вообще – большое скопление пацанья. Ради интереса он решил пробраться сквозь кусты за дом и увидел… свой автомобиль! От счастья у него обмякли ноги. Он подбежал и, под громкие выкрики мальчишек, открыл дверь и увидел… что все замки на месте. Это он отказывался понимать – машина стоит в кустах, скажем вернее – на кустах и ни один замок не взломан? Ну не черт же ее сюда затащил?

Но думать было некогда – надо было бежать в магазин (благо уже было 11 часов) за водкой, чтобы умаслить милицию не заводить никакого дела и забыть напрочь о его звонке.

Вернувшись, он врубил «Козла» и проехал во двор, нещадно давя кустарник и оставляя после себя «придавленную» колею. Интересно, мелькнуло в его голове – как же автомобиль проехал туда не оставив следов? Мистика! А во дворе его ждал ответ на все вопросы. Соседский пацан с холодным полотенцем на голове – участник вчерашнего «последнего звонка».

– Дядя Миша, это мы, вчера, пьяные, вашу машину в кусты затащили…  – заканючил он, как будто бы был в кабинете директора школы – нас же двадцать пять пацанов было, с обоих классов. Подняли, понесли и аккуратно поставили…. Чего тут тащить – метров пятьдесят, от силы… Хотели вас напугать… думали – вот смеху-то будет…

Уж точно – напугали…

 

 

© Copyright: Владимир Юрков, 2012

Регистрационный номер №0050653

от 26 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0050653 выдан для произведения:

Последствия «Последнего звонка»

«Последний звонок» в школах всегда отмечался достаточно бурно. Днем все бывало чинно-красиво, а к вечеру бывшие школьники упивались порою до положения риз, дрались, били стекла и вытворяли прочие «детские шалости». В нашем дворе, например, в начале семидесятых годов никогда не вешали в этот вечер белье на улице – все равно сорвут, да и на балконах вторых и третьих этажей тоже. Поскольку неоднократно устраивались «стрельбы» комьями земли по ромбическим вырезам пододеяльников, которые очень напоминали мишени. Редкие в те годы автовладельцы, старались куда-нибудь подальше запрятать свои автомобили.

Вот об автомобиле как раз и пойдет речь. Причем не о простом легковом автомобиле, а о знаменитом «Газике» - «Козле» на котором ездили на изыскания сотрудники института «Гипросвязь», в том числе и моя мать.

В те годы воровать у государства было в порядке вещей. Люди таскали с работы все, что плохо лежит. Рабочие воровали материалы и инструмент, инженеры воровали бумагу и шариковые ручки, водители бензин, ну, а все, всей страной, воровали рабочее время. Это не считалось постыдным, поскольку товарный дефицит оправдывал все. «Я же не могу это купить» - говорил себе и окружающим обыватель и нес домой с работы все подряд. Для этих мелочных воришек даже существовал особый термин, придуманный самою властью – «несун».

Вот и в этом случае, мать закончила все дела за три дня до окончания командировки и собиралась эти три дня провести дома, а ее шофер - съездить на рыбалку на сэкономленном бензине, вместо того, чтобы рапортовать о досрочном выполнении задания. Выезжать он собирался рано утром, поэтому «Козла» оставил во дворе, совершенно забыв о «последнем звонке».

Каково же был его испуг и изумление, когда он, выглянув утром в окно, автомобиля во дворе не обнаружил. Выскочив во двор, водитель понял, что машину угнали профессионалы. Угнали чисто – без сучка и задоринки. В те годы никаких сигнализаций и противоугонных средств не существовало. Каждый водитель гондобил что-нибудь самопальное, а те, кто не был дружен с инструментом, покупали кустарные устройства на автомобильном рынке. В основном это были металлические палки, скрепляющие педали, замки на руль, какие-то штыри с замками, которые втыкали в колеса и прочие железные чудовища. Некоторые снимали на ночь катушки зажигания, трамблеры, провода. Были еще и совершенно невообразимые секретки. А еще один чудик каждый раз выворачивал рабочие свечи и ставил бракованные в надежде, что угонщики не догадаются почему машина не заводится. У мамкиного водителя было четыре таких противоугонных устройства – четыре мощных замка, которые надо было сломать или распилить, на что требуется время. А машину все-таки угнали, да причем так тихо, что ни он, да и никто другой во дворе не слышал.

Поняв, что попал в жуткую ситуацию – машину угнали, машину государственную, а значит он погубил социалистическую собственность, использовав ее в личных целях – столько статей уголовного кодекса могут накрутить – плохо не покажется, он решил сразу же звонить в милицию. Вдруг машину найдут и хотя бы это поможет ему избежать сурового наказания.

Ожидая ментов, водила стоял во дворе и нервно курил, как вдруг заметил, что за домом, в зарослях кустов, творится какое-то нездоровое детское оживление. Какие-то выкрики, хохот, гам, да и вообще – большое скопление пацанья. Ради интереса он решил пробраться сквозь кусты за дом и увидел… свой автомобиль! От счастья у него обмякли ноги. Он подбежал и, под громкие выкрики мальчишек, открыл дверь и увидел… что все замки на месте. Это он отказывался понимать – машина стоит в кустах, скажем вернее – на кустах и ни один замок не взломан? Ну не черт же ее сюда затащил?

Но думать было некогда – надо было бежать в магазин (благо уже было 11 часов) за водкой, чтобы умаслить милицию не заводить никакого дела и забыть напрочь о его звонке.

Вернувшись, он врубил «Козла» и проехал во двор, нещадно давя кустарник и оставляя после себя «придавленную» колею. Интересно, мелькнуло в его голове – как же автомобиль проехал туда не оставив следов? Мистика! А во дворе его ждал ответ на все вопросы. Соседский пацан с холодным полотенцем на голове – участник вчерашнего «последнего звонка».

– Дядя Миша, это мы, вчера, пьяные, вашу машину в кусты затащили…  – заканючил он, как будто бы был в кабинете директора школы – нас же двадцать пять пацанов было, с обоих классов. Подняли, понесли и аккуратно поставили…. Чего тут тащить – метров пятьдесят, от силы… Хотели вас напугать… думали – вот смеху-то будет…

Уж точно – напугали…

 

 

Рейтинг: 0 904 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!