ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ОТПУСКА

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ОТПУСКА

22 июня 2018 - Григорий Хохлов

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ОТПУСКА

 

Всего полгода оставалось служить Сергею Быкову. А тут такой сюрприз из дома: сестра выходит замуж и просит его приехать на её свадьбу. Как будто бы он в санатории отдыхает, собрался и поехал домой, только и делов.

Омрачилось смуглое лицо Сергея, задумчиво он перебирал возможные варианты, ведь всего трое суток хватит, чтобы побыть на свадьбе. Что там от Владивостока до Хабаровска расстояние, всего ничего. Да еще лодка в завод пришла на ремонт, порвалась топливно-балластная цистерна, выходит, был шанс у Сергея побывать у сестры на свадьбе, хоть и маленький, но был. Решил он поговорить с командиром боевой части №4 - лейтенантом Серебряным, своим непосредственным начальником.

Внимательно прочитал тот письмо и тоже задумался: «Что тебе дадут эти трое суток, смех и только». И свадьба не свадьба, когда знаешь, что в дорогу надо собираться, какая радость?

Вызывает Быкова командир лодки капитан второго ранга Денисов, а все офицеры тут же сидят в каюте и хитро улыбаются. Представился Сергей командиру, доложил все, как положено по Уставу. «Что будем делать с

 

тобой, Сергей?» - спросил командир, а сам тоже улыбается. Обрисовал всю картину Сергей: «Трое суток вполне хватит, чтобы успеть на свадьбу, вернусь без опозданий». - «Как служит старшина первой статьи Быков?» - спросил командир у Серебряного. - «Отлично, нет никаких претензий, - ответил лейтенант, - добросовестный парень, я ему еще за прошлый док собирался отпуск объявить, но потом было не до отпуска, столько забот выпало». - «И я ходатайствовал перед вами, чтобы Быкову объявили отпуск, за поездку за молодыми, отлично показал себя старшина», - поднялся лейтенант Удальцов.

«Ну что же, - улыбался командир, - мы в долгу перед моряком. От своего имени объявляю старшине Быкову десять суток отпуска, может, кто из офицеров желает поощрить моряка?» Старпом объявил пять суток отпуска, помощник - трое, командир боевой части - двое, все столько, сколько могли объявить по Уставу. Изумленный, стоял Быков. Вот что значит подводники, действительно, что одна семья живут, с такими офицерами можно и на край света идти. «Иди, собирайся герой, - посмеивался командир, - эх, молодость...»- и лицо его стало грустным: мог он понять душу моряка. Для всех моряков он папа. А его душа грустила о чем-то своем, давно ушедшем, но незабываемом, хоть и давно это было.

Прямо на свадьбу приехал Быков, вернее, к свадьбе - шли приготовления полным ходом. И никто не заметил Сергея, не до того было. Что-то, кипело-шипело на кухне, и мать возилась там, невеста была в другой комнате, все заняты своими делами. Поставил Сергей чемодан у порога, и присел на диван. Так и сидел там, счастливо улыбаясь, и никому не мешая. Он и сам не мог себе поверить, что дома уже. Затискали его в объятьях мать и сестра и все кому не лень. Жених - старый друг Быкова, тоже обрадовался: «Понимаешь, свидетель заболел, и не во время, будешь свидетелем у меня, это можно по закону»,

- и, он счастливый от такого решения, обнимал Сергея.

И все закрутилось-завертелось, для него как в сказке было. Не спавший и голодный, забыл про все Сергей, мотался с молодыми на машине по городу, затем был в загсе, и опять катались по городу.

Выпили за здоровье молодых, исчезла скованность у людей, и посыпались тосты один за другим, один другого звучней, и краше. Быстро опьянел Быков, и подсел к девушке, с которой росли вместе. Стали они вспоминать прошлое детство, и увлеклись. Видно, и ей была небезразлична судьба Быкова, позови он ее - она ушла бы с ним со свадьбы, забыла бы про своего мужа, который уже чувствовал, что что-то здесь не так, но толком понять ничего не мог.

Ушел спать Сергей, понял, к чему все идет, и не хотел он никому омрачать праздник. Разбудили его уже глубокой ночью самые крепкие товарищи, которых не сломила еще водка и нужна была подмога - свежие силы. Так и просидел Сергей в тельняшке до утра за осиротевшим столом, многих товарищей здесь уже не хватало - но шуток и смеха через край было.

Второй день свадьбы отмечали на природе, был он повеселее первого. Горел большой костер, варились пельмени в ведре, надрывалась гармонь, и дрожала земля от русской пляски, и веселые частушки звенели еще веселее в морозном небе. Хорошо было в этот день людям, весело и уютно, да и вино не омрачило голову Сергея.

Вот и не дождалась сестра меня из армии, сыграла свадьбу раньше, а ведь обещала, что пока не приду из армии, никакой свадьбы не будет. Видно, жизнь наша берет свое сама, с нами не советуясь. А сколько девушек, когда-то любимых, или толь-ко игра была такая, повыходили замуж. Хорошо, что никому ничего не обещал он. А молодежь как подросла! Того и гляди, что с ума сведут его, такие красавицы стали.

Незаметно пролетел отпуск. Все друзья детства, служили на разных флотах страны, вот с ними было бы по-настоящему весело, а так только одна видимость. Мысли моряка прервал Валера, тоже старый друг, еще со школьной скамьи дружили: «Сергей, брось печалиться! Завтра, у меня день рождения, и ты чтобы был у меня вечером обязательно, и обязательно в форме, я уже пообещал девушкам, - не подведи дружище!», - и исчез он, по своим делам. Ему тоже выпали хлопоты, И немалые, даже улыбнуться и то некогда. Волей-неволей пришлось Сергею надеть морскую форму, гражданская одежда, куда милее после двух с половиной лет службы, но не подводить же друга. Всего два дня осталось отпуска – два, и грустно было, хотя и не на службе он, и не выкинешь эту мысль из головы.

Много было народу у Валеры, в основном вся молодежь собралась. Окружили Сергея молодые девушки, и полились разговоры. «Одна красивее другой, а тут и отпуск кончается, девушки, что картинки», - путались мысли в голове Сергея. Но тут подсел к Сергею старый друг Саша: «Что задумался? Вон видишь, сидит красивая девушка, ей 24 года - вдовушка. Живет одна с ребенком, глаз на тебя положила - это точно, подойди, поговори с ней», - и также резко удалился, как и появился. «Только вдовушек мне не хватало», - подумал Сергей, но что-то заставило моряка подойти к ней. Скромно сидела Наташа: и не девушка, и ни женщина, и мужа нет рядом, и ребенок у соседки остался, думы свои ей душу точили. Пригласил Сергей Наташу потанцевать. Красивая, крупная девушка, так и пылала женской красотой, что-то было в ней от старинки, милая и добрая. Потанцевал Сергей с ней и уже не мог отойти от нее больше ни на шаг, все вместе были. Расстроились молодые девушки, так и резали Наташу глазами, та молча указывала на них Сергею: «Иди к ним, Сережа, тебе будет там веселее, а я одна побуду, мне так лучше”. Но не смог бросить ее Быков, сердцем почувствовал, что нельзя этого делать, никогда бы себе этого не простил. «Пойдем в ко-ридор», - предложил Сергей Наташе. Стояли они в коридоре, тесно прижавшись, друг к другу. Сергей целовал ее губы, чувствовал, что пьянеет от запаха волос. «Сережа, я тебе не пара, - шептала Наталья, - у тебя еще вся жизнь впереди», - и доверчиво прижалась к моряку, видно, у нее не было сил отстраниться, уйти от него. Быстро схватил Сергей свой бушлат и бескозырку и бросился догонять Наташу, та все же решила уйти, видно, тяжело ей было оставаться. Догнал ее Сергей уже на дороге и, ничего не говоря, шел рядом. Он уже знал, что не бросит ее, не сможет этого сделать. Тускло светились уличные фонари, пустынно было на улице, так и шли бок о бок Сергей и Наташа, но не находили нужных слов. Затем Сергей неожиданно для себя поднял Наташу на руки - откуда только смелость взялась? - и нес ее на руках, не обращая внимания на редких прохожих. «Не надо нести меня, Сережа, я очень тяжелая - надорвешься», - Сергей поцелуем прикрыл ей рот. Коренастый, точно отлитый из стали, ни один мускул не дрогнул на его лице, не Наташа - пушинка и только. Распрощались у самого дома: «Не надо домой заходить, сы-нишку, наверное, мама забрала и сейчас дома с ним спит, так что не обижайся, Сережа, - оправдывалась перед моряком девушка, - если хочешь встретиться, приходи завтра вечером, я буду тебя ждать, да и отпуск твой кончается, обидно - правда».

Еле дождался Сергей вечера. Все валилось из его рук, надо чемодан собирать, а мысли с Наташей, что бы ни делал, думал, что она там делает, и ждет ли она, или просто пошутила - неужели она способна на это? И так целый день.

Вечером сказал, что уходит к другу, возможно, что там и ночевать останется, чтобы зря не волновались родные. Дверь открыла Наташа, была она в домашнем халате, в шлепанцах на босу ногу, совсем домашняя и родная, усадила Сергея за стол, налила крепкого чая, пододвинула варенье: «Угощайся домашним печеньем, сама пекла», - и скромно улыбалась.

Пил моряк чай, а сам поглядывал на кроватку, откуда в упор на него смотрел двухгодовалый карапуз. Подошел Сергей к кроватке, протянул карапузу руку: «Давай знакомиться будем, браток”. А тот уже разглядывал его значки, форма внушала мальчугану доверие. Скоро они ползали по ковру вместе, быстро нашли общий язык. Отвык Сергей от детей за время службы, руки, что крюки, огрубели от всякой разной работы и погоды. Наигрался малыш и скоро уснул. Бережно его укрыла Наташа одеяльцем и присела к Сергею: «Я не думала, что ты придешь, до сих пор поверить не могу», - и поцеловала Сергея в губы. Закипела его молодая кровь, будто жаром дохнуло на Наташу, а у той и самой уже нет силы, сдерживать свои чувства: «Подожди Сергей, я хоть свет потушу», - и осторожно освободилась из объятий моряка. Неимоверно короткой показалась длинная, зимняя ночь. Будто и не ведали усталости молодые тела, все их клетки слились воедино.Чувствовали, что эта их ночь будет последней, единственной и последней, и не жалели себя, отдавая все чувства друг другу, ни на минуту они не сомкнули глаз и секунды о том не жалели.

Только февральский ветер остудил немного Сергея, он рвал бескозырку с его головы, точно желая заставить вернуться к Наташе. «Ты только жди, я вернусь к тебе», - но он этого не сделал, а упорно шел вперед.

Дома он повторил уже сказанное, что ночевал у друга, зря беспокоились за него. Чемодан стоял собранный у порога. За столом собрались соседи, родные и ждали его. Сергей не мог смотреть на еду, его от нее воротило, еда и та не мила. Улыбнулись соседи, и так все ясно, почти стакан водки плеснул Сергею дядя Леша, сосед по квартире: «Выпей, знаю, что легче будет, сам молодым был». Выпил моряк водку до дна, намотал яичницу на вижу и через силу протолкнул ее в рот, также нехотя проглотил. Но ожил немного служивый, повеселел заметно. На вокзале прощался с родными, с соседями, а мыслями был с Наташей, как она там, родная, думает ли она о нем.

Поздней ночью добрался Сергей до родного кубрика. Хоть и трудно поверить, а соскучился по нему и друзьям, как будто и не уезжал домой, раздвоилась его душа. Разбудил своих друзей, достал из чемодана пару бутылок водки, закуску, домашнее угощение. Обнимали Сергея ребята: «Молодец, что не забыл о нас, мы тоже тебя вспоминали часто, только ты грустный какой-то, может, что случилось?» Успокоил их Быков, мол, устал с дороги, а как подумает, что служить еще полгода, то тошно на душе становится: «Как там Наташа?».

После демобилизации полетел Быков к своей Наташе, только напрасно торопился Сергей, была она уже замужем. Встретились у самого подъезда, шла она с мужем и сыном, поздоровались, и видел моряк, как бледнеет Наташа, чувствовал, как замерло ее сердце на вдохе, да и сам переживал не меньше ее, но сдержал себя, двинулся мимо. Счастье, оно ведь такое хрупкое, только коснись - и оно рассыплется. А это уже непростительно.

 

17 февраля 1993 г.

 

 

© Copyright: Григорий Хохлов, 2018

Регистрационный номер №0419127

от 22 июня 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0419127 выдан для произведения:

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ОТПУСКА

 

Всего полгода оставалось служить Сергею Быкову. А тут такой сюрприз из дома: сестра выходит замуж и просит его приехать на её свадьбу. Как будто бы он в санатории отдыхает, собрался и поехал домой, только и делов.

Омрачилось смуглое лицо Сергея, задумчиво он перебирал возможные варианты, ведь всего трое суток хватит, чтобы побыть на свадьбе. Что там от Владивостока до Хабаровска расстояние, всего ничего. Да еще лодка в завод пришла на ремонт, порвалась топливно-балластная цистерна, выходит, был шанс у Сергея побывать у сестры на свадьбе, хоть и маленький, но был. Решил он поговорить с командиром боевой части №4 - лейтенантом Серебряным, своим непосредственным начальником.

Внимательно прочитал тот письмо и тоже задумался: «Что тебе дадут эти трое суток, смех и только». И свадьба не свадьба, когда знаешь, что в дорогу надо собираться, какая радость?

Вызывает Быкова командир лодки капитан второго ранга Денисов, а все офицеры тут же сидят в каюте и хитро улыбаются. Представился Сергей командиру, доложил все, как положено по Уставу. «Что будем делать с

 

тобой, Сергей?» - спросил командир, а сам тоже улыбается. Обрисовал всю картину Сергей: «Трое суток вполне хватит, чтобы успеть на свадьбу, вернусь без опозданий». - «Как служит старшина первой статьи Быков?» - спросил командир у Серебряного. - «Отлично, нет никаких претензий, - ответил лейтенант, - добросовестный парень, я ему еще за прошлый док собирался отпуск объявить, но потом было не до отпуска, столько забот выпало». - «И я ходатайствовал перед вами, чтобы Быкову объявили отпуск, за поездку за молодыми, отлично показал себя старшина», - поднялся лейтенант Удальцов.

«Ну что же, - улыбался командир, - мы в долгу перед моряком. От своего имени объявляю старшине Быкову десять суток отпуска, может, кто из офицеров желает поощрить моряка?» Старпом объявил пять суток отпуска, помощник - трое, командир боевой части - двое, все столько, сколько могли объявить по Уставу. Изумленный, стоял Быков. Вот что значит подводники, действительно, что одна семья живут, с такими офицерами можно и на край света идти. «Иди, собирайся герой, - посмеивался командир, - эх, молодость...»- и лицо его стало грустным: мог он понять душу моряка. Для всех моряков он папа. А его душа грустила о чем-то своем, давно ушедшем, но незабываемом, хоть и давно это было.

Прямо на свадьбу приехал Быков, вернее, к свадьбе - шли приготовления полным ходом. И никто не заметил Сергея, не до того было. Что-то, кипело-шипело на кухне, и мать возилась там, невеста была в другой комнате, все заняты своими делами. Поставил Сергей чемодан у порога, и присел на диван. Так и сидел там, счастливо улыбаясь, и никому не мешая. Он и сам не мог себе поверить, что дома уже. Затискали его в объятьях мать и сестра и все кому не лень. Жених - старый друг Быкова, тоже обрадовался: «Понимаешь, свидетель заболел, и не во время, будешь свидетелем у меня, это можно по закону»,

- и, он счастливый от такого решения, обнимал Сергея.

И все закрутилось-завертелось, для него как в сказке было. Не спавший и голодный, забыл про все Сергей, мотался с молодыми на машине по городу, затем был в загсе, и опять катались по городу.

Выпили за здоровье молодых, исчезла скованность у людей, и посыпались тосты один за другим, один другого звучней, и краше. Быстро опьянел Быков, и подсел к девушке, с которой росли вместе. Стали они вспоминать прошлое детство, и увлеклись. Видно, и ей была небезразлична судьба Быкова, позови он ее - она ушла бы с ним со свадьбы, забыла бы про своего мужа, который уже чувствовал, что что-то здесь не так, но толком понять ничего не мог.

Ушел спать Сергей, понял, к чему все идет, и не хотел он никому омрачать праздник. Разбудили его уже глубокой ночью самые крепкие товарищи, которых не сломила еще водка и нужна была подмога - свежие силы. Так и просидел Сергей в тельняшке до утра за осиротевшим столом, многих товарищей здесь уже не хватало - но шуток и смеха через край было.

Второй день свадьбы отмечали на природе, был он повеселее первого. Горел большой костер, варились пельмени в ведре, надрывалась гармонь, и дрожала земля от русской пляски, и веселые частушки звенели еще веселее в морозном небе. Хорошо было в этот день людям, весело и уютно, да и вино не омрачило голову Сергея.

Вот и не дождалась сестра меня из армии, сыграла свадьбу раньше, а ведь обещала, что пока не приду из армии, никакой свадьбы не будет. Видно, жизнь наша берет свое сама, с нами не советуясь. А сколько девушек, когда-то любимых, или толь-ко игра была такая, повыходили замуж. Хорошо, что никому ничего не обещал он. А молодежь как подросла! Того и гляди, что с ума сведут его, такие красавицы стали.

Незаметно пролетел отпуск. Все друзья детства, служили на разных флотах страны, вот с ними было бы по-настоящему весело, а так только одна видимость. Мысли моряка прервал Валера, тоже старый друг, еще со школьной скамьи дружили: «Сергей, брось печалиться! Завтра, у меня день рождения, и ты чтобы был у меня вечером обязательно, и обязательно в форме, я уже пообещал девушкам, - не подведи дружище!», - и исчез он, по своим делам. Ему тоже выпали хлопоты, И немалые, даже улыбнуться и то некогда. Волей-неволей пришлось Сергею надеть морскую форму, гражданская одежда, куда милее после двух с половиной лет службы, но не подводить же друга. Всего два дня осталось отпуска – два, и грустно было, хотя и не на службе он, и не выкинешь эту мысль из головы.

Много было народу у Валеры, в основном вся молодежь собралась. Окружили Сергея молодые девушки, и полились разговоры. «Одна красивее другой, а тут и отпуск кончается, девушки, что картинки», - путались мысли в голове Сергея. Но тут подсел к Сергею старый друг Саша: «Что задумался? Вон видишь, сидит красивая девушка, ей 24 года - вдовушка. Живет одна с ребенком, глаз на тебя положила - это точно, подойди, поговори с ней», - и также резко удалился, как и появился. «Только вдовушек мне не хватало», - подумал Сергей, но что-то заставило моряка подойти к ней. Скромно сидела Наташа: и не девушка, и ни женщина, и мужа нет рядом, и ребенок у соседки остался, думы свои ей душу точили. Пригласил Сергей Наташу потанцевать. Красивая, крупная девушка, так и пылала женской красотой, что-то было в ней от старинки, милая и добрая. Потанцевал Сергей с ней и уже не мог отойти от нее больше ни на шаг, все вместе были. Расстроились молодые девушки, так и резали Наташу глазами, та молча указывала на них Сергею: «Иди к ним, Сережа, тебе будет там веселее, а я одна побуду, мне так лучше”. Но не смог бросить ее Быков, сердцем почувствовал, что нельзя этого делать, никогда бы себе этого не простил. «Пойдем в ко-ридор», - предложил Сергей Наташе. Стояли они в коридоре, тесно прижавшись, друг к другу. Сергей целовал ее губы, чувствовал, что пьянеет от запаха волос. «Сережа, я тебе не пара, - шептала Наталья, - у тебя еще вся жизнь впереди», - и доверчиво прижалась к моряку, видно, у нее не было сил отстраниться, уйти от него. Быстро схватил Сергей свой бушлат и бескозырку и бросился догонять Наташу, та все же решила уйти, видно, тяжело ей было оставаться. Догнал ее Сергей уже на дороге и, ничего не говоря, шел рядом. Он уже знал, что не бросит ее, не сможет этого сделать. Тускло светились уличные фонари, пустынно было на улице, так и шли бок о бок Сергей и Наташа, но не находили нужных слов. Затем Сергей неожиданно для себя поднял Наташу на руки - откуда только смелость взялась? - и нес ее на руках, не обращая внимания на редких прохожих. «Не надо нести меня, Сережа, я очень тяжелая - надорвешься», - Сергей поцелуем прикрыл ей рот. Коренастый, точно отлитый из стали, ни один мускул не дрогнул на его лице, не Наташа - пушинка и только. Распрощались у самого дома: «Не надо домой заходить, сы-нишку, наверное, мама забрала и сейчас дома с ним спит, так что не обижайся, Сережа, - оправдывалась перед моряком девушка, - если хочешь встретиться, приходи завтра вечером, я буду тебя ждать, да и отпуск твой кончается, обидно - правда».

Еле дождался Сергей вечера. Все валилось из его рук, надо чемодан собирать, а мысли с Наташей, что бы ни делал, думал, что она там делает, и ждет ли она, или просто пошутила - неужели она способна на это? И так целый день.

Вечером сказал, что уходит к другу, возможно, что там и ночевать останется, чтобы зря не волновались родные. Дверь открыла Наташа, была она в домашнем халате, в шлепанцах на босу ногу, совсем домашняя и родная, усадила Сергея за стол, налила крепкого чая, пододвинула варенье: «Угощайся домашним печеньем, сама пекла», - и скромно улыбалась.

Пил моряк чай, а сам поглядывал на кроватку, откуда в упор на него смотрел двухгодовалый карапуз. Подошел Сергей к кроватке, протянул карапузу руку: «Давай знакомиться будем, браток”. А тот уже разглядывал его значки, форма внушала мальчугану доверие. Скоро они ползали по ковру вместе, быстро нашли общий язык. Отвык Сергей от детей за время службы, руки, что крюки, огрубели от всякой разной работы и погоды. Наигрался малыш и скоро уснул. Бережно его укрыла Наташа одеяльцем и присела к Сергею: «Я не думала, что ты придешь, до сих пор поверить не могу», - и поцеловала Сергея в губы. Закипела его молодая кровь, будто жаром дохнуло на Наташу, а у той и самой уже нет силы, сдерживать свои чувства: «Подожди Сергей, я хоть свет потушу», - и осторожно освободилась из объятий моряка. Неимоверно короткой показалась длинная, зимняя ночь. Будто и не ведали усталости молодые тела, все их клетки слились воедино.Чувствовали, что эта их ночь будет последней, единственной и последней, и не жалели себя, отдавая все чувства друг другу, ни на минуту они не сомкнули глаз и секунды о том не жалели.

Только февральский ветер остудил немного Сергея, он рвал бескозырку с его головы, точно желая заставить вернуться к Наташе. «Ты только жди, я вернусь к тебе», - но он этого не сделал, а упорно шел вперед.

Дома он повторил уже сказанное, что ночевал у друга, зря беспокоились за него. Чемодан стоял собранный у порога. За столом собрались соседи, родные и ждали его. Сергей не мог смотреть на еду, его от нее воротило, еда и та не мила. Улыбнулись соседи, и так все ясно, почти стакан водки плеснул Сергею дядя Леша, сосед по квартире: «Выпей, знаю, что легче будет, сам молодым был». Выпил моряк водку до дна, намотал яичницу на вижу и через силу протолкнул ее в рот, также нехотя проглотил. Но ожил немного служивый, повеселел заметно. На вокзале прощался с родными, с соседями, а мыслями был с Наташей, как она там, родная, думает ли она о нем.

Поздней ночью добрался Сергей до родного кубрика. Хоть и трудно поверить, а соскучился по нему и друзьям, как будто и не уезжал домой, раздвоилась его душа. Разбудил своих друзей, достал из чемодана пару бутылок водки, закуску, домашнее угощение. Обнимали Сергея ребята: «Молодец, что не забыл о нас, мы тоже тебя вспоминали часто, только ты грустный какой-то, может, что случилось?» Успокоил их Быков, мол, устал с дороги, а как подумает, что служить еще полгода, то тошно на душе становится: «Как там Наташа?».

После демобилизации полетел Быков к своей Наташе, только напрасно торопился Сергей, была она уже замужем. Встретились у самого подъезда, шла она с мужем и сыном, поздоровались, и видел моряк, как бледнеет Наташа, чувствовал, как замерло ее сердце на вдохе, да и сам переживал не меньше ее, но сдержал себя, двинулся мимо. Счастье, оно ведь такое хрупкое, только коснись - и оно рассыплется. А это уже непростительно.

 

17 февраля 1993 г.

 

Рейтинг: 0 84 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
132
Сентябрина... 9 сентября 2018 (Анна Гирик)
106
ГРУСТЬ 8 сентября 2018 (Елена Бурханова)
98
95
91
90
85
84
81
80
74
74
72
КРИНИЦА 18 сентября 2018 (Юрий Веригин)
72
71
70
69
67
66
64
63
Почему? 28 августа 2018 (Эльвира Ищенко)
63
62
62
55
Роза любви 4 сентября 2018 (Тая Кузмина)
54
50
Бабье лето 2 сентября 2018 (Олег Бескровный)
48
44
41

 

Популярное за 90 дней
161
ЖАРА 4 июля 2018 (Елена Бурханова)
147
136
132
132
Сентябрина... 9 сентября 2018 (Анна Гирик)
123
122
117
113
112
112
111
106
ГРУСТЬ 8 сентября 2018 (Елена Бурханова)
105
105
СЧАСТЬЕ 11 августа 2018 (Пронькина Татьяна)
104
103
101
100
98
98
95
94
91
Популярное за неделю
132
Сентябрина... 9 сентября 2018 (Анна Гирик)
106
ГРУСТЬ 8 сентября 2018 (Елена Бурханова)
98
95
91
85
84
80
74
72
КРИНИЦА 18 сентября 2018 (Юрий Веригин)
72
71
70
67
64
63
62
54
44
41
Популярное за 24 часа
44
14
КАМЕЯ Вчера в 16:48 (Петр Казакевич)
14
14
13
10
10
9
Дождичек Вчера в 11:48 (Аида Бекеш)
8
8
8
7
АСТРЫ Вчера в 14:30 (Марина Попенова)
7
7
Перекаты Вчера в 09:56 (Ирина Артюхина)
6
6
6
5
5
5
5
5
4
4
3