ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Полёт по правилам ОМН

 

Полёт по правилам ОМН

16 декабря 2012 - Владимир Рубцов
article102402.jpg

Полёт по правилам ОМН

 

Зима. Погода обычная для зимы – вроде и не хуже минимума, но пелена в небе стоит морозная. Пассажиров много – даже не всем билеты достались. Казалось бы, посёлок «22 партсъезд» ни чем особенным в казахстанской степи не славится, а вот народу туда «рвётся» зимой немало. Ну, это то и понятно – дороги занесены, «кировцы» пробиться не могут – их к весне немало по степи стоит «набекренившись». А ехать нужно – то студенты, то за покупками, а то и … старики … до областной больницы. Вот только «народное воздушное такси» - Ан-2 и выручает.

 

Ну … надо, значит надо – перед вылетом как и положено, «заказал» привод в «двадцать втором» что б включили – была такая услуга в своё время на «предмет» облегчения самолётовождения в степи с малым количеством ориентиров. Загрузились, взлетели. Сначала шли по ПВП (правила визуального полёта), используя способ СВЖ – полёт от радиостанции. Но по трассе погода постепенно ухудшалась – летишь словно в молоке, степь белая, «плавно» переходящая в белёсую дымку, хотя под тобой иногда и проскакивают редкие ориентиры - то мелкая сопочка, на которую в обычной обстановке то и внимания не обратишь, то извилина оврага или занесённой снегом речушки, которая в хорошую погоду кажется весьма небольшой, а при такой погоде … огромным рвом. Хочешь – не хочешь, а постепенно пришлось перейти к полёту по ППП (правила полётов по приборам). «Идём» от радиостанции – весьма удобно при плохой погоде, но чем дальше от радиостанции, тем точность определения места меньше (инструментальные и прочие ошибки начинают сказываться сильнее). Ну и что? Я же привод в пункте назначения заказал! Перестраиваю радиокомпас на нужную частоту – в эфире его нет. Зову «22 партсъезд» по УКВ радиостанции – не отвечает, то же самое и по КВ. Ладно, думаю, волноваться пока не буду … мало ли что – иду от радиостанции, от трассы вряд ли далеко уклонился.

 

Подходим к самому «Партсъезду» - закончившееся расчётное время именно об этом и «говорит». Однако кругом белая мгла, под нами проскакивают одинокие снежные барханы. Прошел вперёд ещё несколько минут – вдруг в расчете времени прибытия ошибся (может, ветерок сменился!?). Посёлка не видно. Встал в круг и пошел по расширяющейся спирали – результат нулевой, подо мной голая степь. Прошло минут десять, пятнадцать, двадцать … голая степь.

 

Боковым зрением замечаю в пассажирском салоне какое-то движение – пассажиры заволновались. И только один седой аксакал спокоен как … многовековый дуб. Внимательно посмотрел на него – наши взгляды встретились. Я кивком головы пригласил его в кабину пилотов. Дед подошел к двери и наклонил ко мне ухо. «Выручай, отец, … ни черта не видно!» - почти прокричал ему я. Дед поднялся на полик между пилотами и внимательно осмотрел степь. Внизу проскочило несколько мелких снежных барханов. Дед что-то негромко пролепетал. Я за грохотом двигателя … не понял – он рукой показал довернуть влево. Я стал доворачивать – наступил момент, когда дед махнул рукой в низ. Я оставил самолёт на этом курсе. Прошло несколько минут, вдруг, показалась цепочка телеграфных столбов. Между накренившихся в разные стороны опор, висели сильно обвисшие провода.  «Щас … через пару километров должна показаться кошара» - почти прокричал мне на ухо аксакал. И точно – вскоре она и появилась. Из снега торчало нечто похожее на техническое здание – почти занесённое снегом, а потому малозаметное, но … проскочив этот долгожданный ориентир я дальше не увидел ничего – вокруг снова была голая степь, даже телеграфной линии не было. Пришлось развернуться на 180 градусов и следовать в обратном направлении. Дед заулыбался, подняв к небу большой палец правой руки: «Сейчас километров через десять «22 партсъезд» будет – держись за линию». «Держусь» … Ещё «держусь». И ещё … И, вдруг, линия обрывается – с последнего столба свисают провода и уходят … под снег. Впереди снова голая степь. Недоумённо гляжу на деда. Тот степенно показывает ладошкой на землю, мол, не волнуйся, снижайся, «щас» прибудем … И точно, наконец - показался заснеженный посёлок. Сделал над ним круг. Определился с ветром – увидел колбасу и посадочное «Т». Позвал по радиостанции начальника аэропорта – тишина. Сделал заход и произвёл посадку. Зарулили, заглушил двигатель. Высыпали пассажиры. С земли погода смотрится куда более … лучше. Подходит начальник аэропорта МВЛ  - старая-престарая «апашка». Здоровается и расплывается в довольной улыбке: «Ну, как долетели? Почему запоздали?». Но, после моего первого вопроса «на предмет» почему привод не работает, тут же начисто «забывает» русский язык и … медленно «растворяется» в толпе – ретировалась, что называется. «Это они так электроэнергию экономят» - пояснил летевший с нами аксакал.

 

Вот так мы иногда и летали по правилам ОМН – путём Опроса Местного Населения. А что делать – навигаторов (ГЛОНАСС, Джипиэс) тогда не было. А наказывать апашку за такую «предприимчивость» в целях экономии вроде как-то и не с руки, ибо то, что они творят сейчас не идёт ни в какое сравнение с теми временами – на фоне сегодняшего то … просто невинная шалость.

 

16.12.2012г. Рубцов В.П. UN7BV. Астана, Казахстан.

© Copyright: Владимир Рубцов, 2012

Регистрационный номер №0102402

от 16 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0102402 выдан для произведения:

Полёт по правилам ОМН

 

Зима. Погода обычная для зимы – вроде и не хуже минимума, но пелена в небе стоит морозная. Пассажиров много – даже не всем билеты достались. Казалось бы, посёлок «22 партсъезд» ни чем особенным в казахстанской степи не славится, а вот народу туда «рвётся» зимой немало. Ну, это то и понятно – дороги занесены, «кировцы» пробиться не могут – их к весне немало по степи стоит «набекренившись». А ехать нужно – то студенты, то за покупками, а то и … старики … до областной больницы. Вот только «народное воздушное такси» - Ан-2 и выручает.

 

Ну … надо, значит надо – перед вылетом как и положено, «заказал» привод в «двадцать втором» что б включили – была такая услуга в своё время на «предмет» облегчения самолётовождения в степи с малым количеством ориентиров. Загрузились, взлетели. Сначала шли по ПВП (правила визуального полёта), используя способ СВЖ – полёт от радиостанции. Но по трассе погода постепенно ухудшалась – летишь словно в молоке, степь белая, «плавно» переходящая в белёсую дымку, хотя под тобой иногда и проскакивают редкие ориентиры - то мелкая сопочка, на которую в обычной обстановке то и внимания не обратишь, то извилина оврага или занесённой снегом речушки, которая в хорошую погоду кажется весьма небольшой, а при такой погоде … огромным рвом. Хочешь – не хочешь, а постепенно пришлось перейти к полёту по ППП (правила полётов по приборам). «Идём» от радиостанции – весьма удобно при плохой погоде, но чем дальше от радиостанции, тем точность определения места меньше (инструментальные и прочие ошибки начинают сказываться сильнее). Ну и что? Я же привод в пункте назначения заказал! Перестраиваю радиокомпас на нужную частоту – в эфире его нет. Зову «22 партсъезд» по УКВ радиостанции – не отвечает, то же самое и по КВ. Ладно, думаю, волноваться пока не буду … мало ли что – иду от радиостанции, от трассы вряд ли далеко уклонился.

 

Подходим к самому «Партсъезду» - закончившееся расчётное время именно об этом и «говорит». Однако кругом белая мгла, под нами проскакивают одинокие снежные барханы. Прошел вперёд ещё несколько минут – вдруг в расчете времени прибытия ошибся (может, ветерок сменился!?). Посёлка не видно. Встал в круг и пошел по расширяющейся спирали – результат нулевой, подо мной голая степь. Прошло минут десять, пятнадцать, двадцать … голая степь.

 

Боковым зрением замечаю в пассажирском салоне какое-то движение – пассажиры заволновались. И только один седой аксакал спокоен как … многовековый дуб. Внимательно посмотрел на него – наши взгляды встретились. Я кивком головы пригласил его в кабину пилотов. Дед подошел к двери и наклонил ко мне ухо. «Выручай, отец, … ни черта не видно!» - почти прокричал ему я. Дед поднялся на полик между пилотами и внимательно осмотрел степь. Внизу проскочило несколько мелких снежных барханов. Дед что-то негромко пролепетал. Я за грохотом двигателя … не понял – он рукой показал довернуть влево. Я стал доворачивать – наступил момент, когда дед махнул рукой в низ. Я оставил самолёт на этом курсе. Прошло несколько минут, вдруг, показалась цепочка телеграфных столбов. Между накренившихся в разные стороны опор, висели сильно обвисшие провода.  «Щас … через пару километров должна показаться кошара» - почти прокричал мне на ухо аксакал. И точно – вскоре она и появилась. Из снега торчало нечто похожее на техническое здание – почти занесённое снегом, а потому малозаметное, но … проскочив этот долгожданный ориентир я дальше не увидел ничего – вокруг снова была голая степь, даже телеграфной линии не было. Пришлось развернуться на 180 градусов и следовать в обратном направлении. Дед заулыбался, подняв к небу большой палец правой руки: «Сейчас километров через десять «22 партсъезд» будет – держись за линию». «Держусь» … Ещё «держусь». И ещё … И, вдруг, линия обрывается – с последнего столба свисают провода и уходят … под снег. Впереди снова голая степь. Недоумённо гляжу на деда. Тот степенно показывает ладошкой на землю, мол, не волнуйся, снижайся, «щас» прибудем … И точно, наконец - показался заснеженный посёлок. Сделал над ним круг. Определился с ветром – увидел колбасу и посадочное «Т». Позвал по радиостанции начальника аэропорта – тишина. Сделал заход и произвёл посадку. Зарулили, заглушил двигатель. Высыпали пассажиры. С земли погода смотрится куда более … лучше. Подходит начальник аэропорта МВЛ  - старая-престарая «апашка». Здоровается и расплывается в довольной улыбке: «Ну, как долетели? Почему запоздали?». Но, после моего первого вопроса «на предмет» почему привод не работает, тут же начисто «забывает» русский язык и … медленно «растворяется» в толпе – ретировалась, что называется. «Это они так электроэнергию экономят» - пояснил летевший с нами аксакал.

 

Вот так мы иногда и летали по правилам ОМН – путём Опроса Местного Населения. А что делать – навигаторов (ГЛОНАСС, Джипиэс) тогда не было. А наказывать апашку за такую «предприимчивость» в целях экономии вроде как-то и не с руки, ибо то, что они творят сейчас не идёт ни в какое сравнение с теми временами – на фоне сегодняшего то … просто невинная шалость.

 

16.12.2012г. Рубцов В.П. UN7BV. Астана, Казахстан.

Рейтинг: 0 259 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!