Полведра

4 ноября 2013 - Серов Владимир

 (посвящается брату Виктору)

 

Немцы приехали  после полудня на мотоциклах.  Остановились у колодца. Деревня безмолвствовала,  даже козы не блеяли. Только глупые куры на площади перед сельсоветом рылись в мусоре, как обычно.  Солдаты, смеясь, подшибали их, бросая поленья! И резали штыками.

- Мамка! Пу-пу! -  весело сказал солдат, указывая дулом винтовки на убитую курицу, которую держал в руке.  Он вошёл на подворье,  по-хозяйски пнув  ногой калитку. Мама молча взяла пеструшку и села её ощипывать. Витьке это не понравилось,  но … мама.

Она ощипывала уже третью,  когда появился обер-лейтенант, подъехавший на чёрной машине.

- Мы  фам  таём сфобода! – произнёс  он и вошёл в избу. Ему не понравилось, и он уехал, оставив  на постой десятка полтора солдат.

 

Вдруг загрохотало. Как выяснилось, немцы обстреляли из минометов дом,  что стоял на отшибе у опушки леса. Дом загорелся, и чёрный дым стелился по горизонту. Боялись партизан.

 

Жителей собрали на площадь,  обер-лейтенант, через переводчика, объявил, что в деревне установлен новый порядок  и  вводится комендантский час, который начинается с темнотой. В  ноябре темнеет рано. Ещё сказал, что большевики,  жиды и активисты будут расстреляны, а их дома и скотина переданы лицам, лояльным к новой власти.  С тем и разошлись.

 

Выгнав хозяев в хлев, солдаты разместились в избе. Они гомонили на  лающем языке, чистили сапоги, оружие, чинили одежду. Двое варили кур в русской печке, отчего в избе стоял пряный запах.  Унтер офицер заставил маму  вымыть пол, а потом сунул ей в руки пустое ведро и сказал, указывая на калитку.

- Ком, ком… мамка … фота!

- Так нельзя же!  – попыталась  возразить мама.

- Ком, васер… ком… - и унтер подтолкнул её в спину к  калитке.

 

Было уже темно, мама старалась идти бесшумно по затихшей деревне. Вот и колодец. Скрип вОрота казался предательски громким и противно визгливым.  Она уже поставила полное ведро на край колодца, когда, рванув тишину, ударила автоматная очередь. Мама, охнув, упала за колодец  и затихла.

***  

Витька, выскочив из хлева, бросился было к калитке, но застыл на месте.  Возникший на крыльцо унтер что-то гортанно крикнул в ночную тишину.  С соседнего двора раздался хохот и «я, я …!» в ответ.  Унтер  засмеялся и вернулся в избу, а Витька так и остался стоять посередине двора, не зная, что делать, всё больше цепенея от страха и холода.

 

Из оцепенения его вывел скрип открывающейся калитки. Во двор вошла мама с ведром. Витька бросился к ней и уткнулся в её дрожащие колени.  Она  молча обняла его и, белея лицом, поцеловала холодными губами в макушку. Витька хотел заплакать от радости и жалости к маме, но почему-то понял, что этого делать нельзя.

В середине ведра, мама успела поставить его на крыльцо,  виднелось пулевое отверстие, а воды в нём было только половина.

***

Дней через пять немцы ушли, также внезапно, как и появились, оставив после себя страх и глухую ненависть. Это чувствовал даже  шестилетний Витька.

© Copyright: Серов Владимир, 2013

Регистрационный номер №0167570

от 4 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0167570 выдан для произведения:

 (посвящается брату Виктору)

 

Немцы приехали  после полудня на мотоциклах.  Остановились у колодца. Деревня безмолвствовала,  даже козы не блеяли. Только глупые куры на площади перед сельсоветом рылись в мусоре, как обычно.  Солдаты, смеясь, подшибали их, бросая поленья! И резали штыками.

- Мамка! Пу-пу! -  весело сказал солдат, указывая дулом винтовки на убитую курицу, которую держал в руке.  Он вошёл на подворье,  по-хозяйски пнув  ногой калитку. Мама молча взяла пеструшку и села её ощипывать. Витьке это не понравилось,  но … мама.

Она ощипывала уже третью,  когда появился обер-лейтенант, подъехавший на чёрной машине.

- Мы  фам  таём сфобода! – произнёс  он и вошёл в избу. Ему не понравилось, и он уехал, оставив  на постой десятка полтора солдат.

 

Вдруг загрохотало. Как выяснилось, немцы обстреляли из минометов дом,  что стоял на отшибе у опушки леса. Дом загорелся, и чёрный дым стелился по горизонту. Боялись партизан.

 

Жителей собрали на площадь,  обер-лейтенант, через переводчика, объявил, что в деревне установлен новый порядок  и  вводится комендантский час, который начинается с темнотой. В  ноябре темнеет рано. Ещё сказал, что большевики,  жиды и активисты будут расстреляны, а их дома и скотина переданы лицам, лояльным к новой власти.  С тем и разошлись.

 

Выгнав хозяев в хлев, солдаты разместились в избе. Они гомонили на  лающем языке, чистили сапоги, оружие, чинили одежду. Двое варили кур в русской печке, отчего в избе стоял пряный запах.  Унтер офицер заставил маму  вымыть пол, а потом сунул ей в руки пустое ведро и сказал, указывая на калитку.

- Ком, ком… мамка … фота!

- Так нельзя же!  – попыталась  возразить мама.

- Ком, васер… ком… - и унтер подтолкнул её в спину к  калитке.

 

Было уже темно, мама старалась идти бесшумно по затихшей деревне. Вот и колодец. Скрип вОрота казался предательски громким и противно визгливым.  Она уже поставила полное ведро на край колодца, когда, рванув тишину, ударила автоматная очередь. Мама, охнув, упала за колодец  и затихла.

***  

Витька, выскочив из хлева, бросился было к калитке, но застыл на месте.  Возникший на крыльцо унтер что-то гортанно крикнул в ночную тишину.  С соседнего двора раздался хохот и «я, я …!» в ответ.  Унтер  засмеялся и вернулся в избу, а Витька так и остался стоять посередине двора, не зная, что делать, всё больше цепенея от страха и холода.

 

Из оцепенения его вывел скрип открывающейся калитки. Во двор вошла мама с ведром. Витька бросился к ней и уткнулся в её дрожащие колени.  Она  молча обняла его и, белея лицом, поцеловала холодными губами в макушку. Витька хотел заплакать от радости и жалости к маме, но почему-то понял, что этого делать нельзя.

В середине ведра, мама успела поставить его на крыльцо,  виднелось пулевое отверстие, а воды в нём было только половина.

***

Дней через пять немцы ушли, также внезапно, как и появились, оставив после себя страх и глухую ненависть. Это чувствовал даже  шестилетний Витька.

Рейтинг: +1 175 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
158
В плену у моря... 28 августа 2017 (Анна Гирик)
137
129
109
107
Синее море 25 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
103
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
99
98
91
89
88
86
86
85
80
78
77
76
74
72
72
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
72
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
67
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
65
65
64
63