ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → По следам Йети

 

По следам Йети

28 февраля 2014 - Герман Бор
article196216.jpg

   - Ну и пусть валят по домам!- вслух размышлял Никита, пробираясь через лесную чащу. Накануне вечером у него состоялся крупный разговор со своими одногруппниками и деканом исторического факультета Семёном Семёновичем, который возглавил их экспедицию по поиску «снежного человека». После двухнедельных бесплодных блужданий по лесам вся команда была деморализована – кто-то соскучился по дому, кто-то – по друзьям и подружкам. Как ни уговаривал всех Никита, какие бы доводы ни приводил - всё бесполезно. Честно говоря, большим авторитетом он не пользовался – типичный «ботаник», худой очкарик.

 

   - Если бы на полянке встретился ночной клуб, - продолжал ворчать Никита,- эти придурки бы дальше пошли, не ныли…

 

   И Оля!.. Верная подруга Олечка – и та его предала, примкнув к «возвращенцам». Ей, видите ли, подавай секс… ну, или хотя бы мороженое. А где, чёрт возьми, в лесу найдешь мороженое!

 

   И вот, рано утром, когда все спали, Никита выбрался из палатки, взвалил на спину рюкзак, привязал к нему гитару и покинул лагерь.

 

   Местные жители, все как один, рассказывали о встречах со «снежным человеком». Особенно красочно описывал его инспектор рыбоохраны. Когда он проезжал на моторной лодке по реке, неизвестное волосатое существо с рыбиной в руках, воровато оглядываясь, рвануло от него в лес.

 

   Весь день, без устали, Никита шагал вперед, перекусывая на ходу бутербродами с копчёным салом. Лес к вечеру стал редеть и, наконец, на пути попалась очень удобная для ночлега полянка. Следопыт, из последних сил, наломал сухих веток и развёл костёр…

 

 

   Теперь можно было отдохнуть и поужинать тушенкой. После еды Никита пришел в прекрасное настроение. Вокруг сгущалась темнота, а на поляне весело трещал костёр, бросая на окружающие деревья алые отблески – романтика!

 

   От избытка чувств путешественник взял в руки гитару, вспомнив, что давно уже собирался сочинить песню, а обстановка, как никогда располагала к творчеству. Он начал перебором…

 

   - Ммм мм… тьфу ты!

 

   Он попробовал еще раз, но ничего не получалась. Никита, в сердцах, отбросил гитару и достал карты. Играть «в дурачка» самому с собой не очень интересно, но выручил, пробегающий мимо ёжик. Следопыт аккуратно, чтобы не уколоться, поймал его и посадил на пенёк. Ёж слегка впал в ступор от неожиданности, он только заворожено глазел на своего партнёра, смешно шевеля носиком… Кто остался в дураках, нетрудно догадаться – зверёк не замечал, как царь природы бессовестно жульничал. В итоге Никита наколол ежу на иголки две «шестёрки» в качестве погон, и тот с позором исчез в темноте.

 

   Стало скучно, и Никита решил ложиться спать. Он подбросил в костёр побольше дров и залез в спальный мешок, в глубине души, с благодарностью вспоминая свою кровать в общаге…

 

 ***

 

   Утром, сквозь сон, Никита почувствовал, будто он сидит в массажном кресле и по спине приятно колесят ролики. Окончательно проснувшись, он понял, что его, в спальном мешке, волокут за ноги, как украденную невесту из известной комедии. А спина ощущала всё, что попадало на пути – кочки, ветки, шишки… Следопыт осторожно опустил «молнию», освободив лицо – так и есть… верхушки деревьев проплывали над ним на фоне рассветного неба - самое время паниковать. Но Никита был не из пугливых. Первое, что пришло ему в голову, это то, что он стал объектом дурацкой шутки. Приподняв голову и взглянув вперед, жертва похищения с ужасом увидел широкую, бурую, волосатую спину. Одной рукой неизвестное существо тянуло спальный мешок, другой – волокло рюкзак с привязанной гитарой. Громкое мерное шуршание прошлогодней листвы смешивалось с хрустом веток под ногами похитителя.

 

   Сомнений больше не оставалось – это снежный человек! Сначала Никита вознамерился, как можно скорее вылезти из мешка и бежать, но потом, успокоившись, он решил не испытывать судьбу – неизвестно еще, как к этому отнесется лесной житель - вдруг разозлится… И самое главное, что его остановило, это близость мирового открытия – то, ради чего он и забрался в лесные дебри.

 

   Через некоторое время, откуда-то потянуло дымком. Никита почувствовал, что движение прекратилось и его отпустили – ноги упали на землю. «Звездец! Приехали… уже и костёрчик приготовил, сейчас меня будут есть…»: подумал путешественник, пожалев, что вовремя не сбежал. Всё так же, лёжа на спине в спальном мешке, он увидел, что его обступили пять волосатых существ. Лица их скрывали густые бороды и нависшие, длинные русые волосы. Один только, явно был рыжий. Он наклонился пониже, внимательно рассматривая добычу, и вдруг воскликнул:

 

   - Йети твою мать! Никита, это ты?

 

   - Ну…- выдавил следопыт, удивлённо вглядываясь в лицо рыжего.

 

   - А это же я, Юра… помнишь, мы с тобой на первом курсе, в одной группе?..

 

   - Ну, да… припоминаю…- произнёс Никита, понемногу отходя от шока,- я думал, тебя выперли…

 

   - Не-е, мы пошли год назад в экспедицию искать снежного человека… ну, и заблудились… давай, вылазь, пойдём отметим встречу. Саня вчера, как раз, бутыль самогонки спёр в деревне.

 

   Никита выбрался из спального мешка, осмотрелся и тут только заметил, что «йети» были одеты во что-то вроде комбинезонов, сшитых из шкур. Давно нестриженная и небритая растительность на голове плавно сливалась с шерстью «одежды» и, если особо не присматриваться, то создавался вид типичных приматов.

 

   Лагерь представлял собой большую, живописную поляну с костром посередине. Вокруг него лежали брёвена, наверное для сидения. По краям поляны были вырыты несколько нор с метр в диаметре, заботливо прикрытые наломанными ветками. Четверо аборигенов уже сгрудились в кучу. Один из них подстраивал только что добытую гитару, остальные возбужденно переговаривались, предвкушая долгожданное культурное мероприятие.

 

   Юра с Никитой уселись на одно из брёвен у костра.

 

   - Эх, жаль, что ты не самка…- почему-то грустно заметил абориген.

 

   - А что, у вас их нет?- поинтересовался следопыт.

 

   - Да есть, но только две… они сейчас по грибы ушли,- вздохнул Юра... но вдруг он оживился, подмигнул гостю и слегка пихнул его локтем в бок,- слушай, а у тебя как с ориентацией? Давай выходи за меня замуж… а я вождь, по закону, тебя только я буду иметь … будешь, как за каменной стеной.

 

   - Ну ты…- Никита чуть не задохнулся от возмущения,- ты чё гонишь… я натурал!

 

   - А жаль… знаешь, надоело… три дня с одной женской особью, три дня с другой… а хочется большой и чистой любви…

 

   - Нет уж,- гость усмехнулся,- ты лучше расскажи, как вы тут?..

 

   - А чего рассказывать… охотимся, Саня вон, по деревням промышляет… там картошки спёр, там самогонки… так и живём.

 

   - Воровать-то нехорошо,- попытался возразить Никита.

 

   - Да ну…- отмахнулся Юра,- они даже гордятся, что у них сам йети чего-то ворует. Ученым всякие байки рассказывают.

 

   - А домой не тянет?

 

   - Знаешь, первый месяц тянуло,- вздохнул абориген,- но мы дорогу не знали, а потом обжились как-то… ну её, эту цивилизацию, проблем столько свалилось с души… Но первое время ломало без интернета, страшное дело… Диман, вон, выстругал себе даже клавиатуру из деревяшки и сидел, стучал по ней пальцами, как придурок… да и я, когда кукушка кукукнет, дёргался, думал это «аська»…

 

   Они на минуту замолчали. Каждый думал о своём. Никита – о том, что есть другая жизнь, может быть, настоящая… и то, ради чего там сходят с ума, кончают с собой, предают, здесь не стоит ломаного гроша…

 

   А пока старые друзья беседовали, местные обитатели соорудили импровизированный стол из трёх сдвинутых чурок, достали из пещер еду и конечно же - бутыль самогона. Когда всё было готово, компания расселась вокруг и начался банкет. Вождь произнес тост в честь вновь прибывшего, все дружно выпили, затем еще и еще…

 

   Солнце уже поднялось над лесом, но высокие деревья всё еще хранили тень на поляне. А там звенела гитара, пел дружный хор и весёлое эхо разносило по округе слова старой песни «…Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!»

© Copyright: Герман Бор, 2014

Регистрационный номер №0196216

от 28 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0196216 выдан для произведения:

   - Ну и пусть валят по домам!- вслух размышлял Никита, пробираясь через лесную чащу. Накануне вечером у него состоялся крупный разговор со своими одногруппниками и деканом исторического факультета Семёном Семёновичем, который возглавил их экспедицию по поиску «снежного человека». После двухнедельных бесплодных блужданий по лесам вся команда была деморализована – кто-то соскучился по дому, кто-то – по друзьям и подружкам. Как ни уговаривал всех Никита, какие бы доводы ни приводил - всё бесполезно. Честно говоря, большим авторитетом он не пользовался – типичный «ботаник», худой очкарик.

 

   - Если бы на полянке встретился ночной клуб, - продолжал ворчать Никита,- эти придурки бы дальше пошли, не ныли…

 

   И Оля!.. Верная подруга Олечка – и та его предала, примкнув к «возвращенцам». Ей, видите ли, подавай секс… ну, или хотя бы мороженое. А где, чёрт возьми, в лесу найдешь мороженое!

 

   И вот, рано утром, когда все спали, Никита выбрался из палатки, взвалил на спину рюкзак, привязал к нему гитару и покинул лагерь.

 

   Местные жители, все как один, рассказывали о встречах со «снежным человеком». Особенно красочно описывал его инспектор рыбоохраны. Когда он проезжал на моторной лодке по реке, неизвестное волосатое существо с рыбиной в руках, воровато оглядываясь, рвануло от него в лес.

 

   Весь день, без устали, Никита шагал вперед, перекусывая на ходу бутербродами с копчёным салом. Лес к вечеру стал редеть и, наконец, на пути попалась очень удобная для ночлега полянка. Следопыт, из последних сил, наломал сухих веток и развёл костёр…

 

 

   Теперь можно было отдохнуть и поужинать тушенкой. После еды Никита пришел в прекрасное настроение. Вокруг сгущалась темнота, а на поляне весело трещал костёр, бросая на окружающие деревья алые отблески – романтика!

 

   От избытка чувств путешественник взял в руки гитару, вспомнив, что давно уже собирался сочинить песню, а обстановка, как никогда располагала к творчеству. Он начал перебором…

 

   - Ммм мм… тьфу ты!

 

   Он попробовал еще раз, но ничего не получалась. Никита, в сердцах, отбросил гитару и достал карты. Играть «в дурачка» самому с собой не очень интересно, но выручил, пробегающий мимо ёжик. Следопыт аккуратно, чтобы не уколоться, поймал его и посадил на пенёк. Ёж слегка впал в ступор от неожиданности, он только заворожено глазел на своего партнёра, смешно шевеля носиком… Кто остался в дураках, нетрудно догадаться – зверёк не замечал, как царь природы бессовестно жульничал. В итоге Никита наколол ежу на иголки две «шестёрки» в качестве погон, и тот с позором исчез в темноте.

 

   Стало скучно, и Никита решил ложиться спать. Он подбросил в костёр побольше дров и залез в спальный мешок, в глубине души, с благодарностью вспоминая свою кровать в общаге…

 

 ***

 

   Утром, сквозь сон, Никита почувствовал, будто он сидит в массажном кресле и по спине приятно колесят ролики. Окончательно проснувшись, он понял, что его, в спальном мешке, волокут за ноги, как украденную невесту из известной комедии. А спина ощущала всё, что попадало на пути – кочки, ветки, шишки… Следопыт осторожно опустил «молнию», освободив лицо – так и есть… верхушки деревьев проплывали над ним на фоне рассветного неба - самое время паниковать. Но Никита был не из пугливых. Первое, что пришло ему в голову, это то, что он стал объектом дурацкой шутки. Приподняв голову и взглянув вперед, жертва похищения с ужасом увидел широкую, бурую, волосатую спину. Одной рукой неизвестное существо тянуло спальный мешок, другой – волокло рюкзак с привязанной гитарой. Громкое мерное шуршание прошлогодней листвы смешивалось с хрустом веток под ногами похитителя.

 

   Сомнений больше не оставалось – это снежный человек! Сначала Никита вознамерился, как можно скорее вылезти из мешка и бежать, но потом, успокоившись, он решил не испытывать судьбу – неизвестно еще, как к этому отнесется лесной житель - вдруг разозлится… И самое главное, что его остановило, это близость мирового открытия – то, ради чего он и забрался в лесные дебри.

 

   Через некоторое время, откуда-то потянуло дымком. Никита почувствовал, что движение прекратилось и его отпустили – ноги упали на землю. «Звездец! Приехали… уже и костёрчик приготовил, сейчас меня будут есть…»: подумал путешественник, пожалев, что вовремя не сбежал. Всё так же, лёжа на спине в спальном мешке, он увидел, что его обступили пять волосатых существ. Лица их скрывали густые бороды и нависшие, длинные русые волосы. Один только, явно был рыжий. Он наклонился пониже, внимательно рассматривая добычу, и вдруг воскликнул:

 

   - Йети твою мать! Никита, это ты?

 

   - Ну…- выдавил следопыт, удивлённо вглядываясь в лицо рыжего.

 

   - А это же я, Юра… помнишь, мы с тобой на первом курсе, в одной группе?..

 

   - Ну, да… припоминаю…- произнёс Никита, понемногу отходя от шока,- я думал, тебя выперли…

 

   - Не-е, мы пошли год назад в экспедицию искать снежного человека… ну, и заблудились… давай, вылазь, пойдём отметим встречу. Саня вчера, как раз, бутыль самогонки спёр в деревне.

 

   Никита выбрался из спального мешка, осмотрелся и тут только заметил, что «йети» были одеты во что-то вроде комбинезонов, сшитых из шкур. Давно нестриженная и небритая растительность на голове плавно сливалась с шерстью «одежды» и, если особо не присматриваться, то создавался вид типичных приматов.

 

   Лагерь представлял собой большую, живописную поляну с костром посередине. Вокруг него лежали брёвена, наверное для сидения. По краям поляны были вырыты несколько нор с метр в диаметре, заботливо прикрытые наломанными ветками. Четверо аборигенов уже сгрудились в кучу. Один из них подстраивал только что добытую гитару, остальные возбужденно переговаривались, предвкушая долгожданное культурное мероприятие.

 

   Юра с Никитой уселись на одно из брёвен у костра.

 

   - Эх, жаль, что ты не самка…- почему-то грустно заметил абориген.

 

   - А что, у вас их нет?- поинтересовался следопыт.

 

   - Да есть, но только две… они сейчас по грибы ушли,- вздохнул Юра... но вдруг он оживился, подмигнул гостю и слегка пихнул его локтем в бок,- слушай, а у тебя как с ориентацией? Давай выходи за меня замуж… а я вождь, по закону, тебя только я буду иметь … будешь, как за каменной стеной.

 

   - Ну ты…- Никита чуть не задохнулся от возмущения,- ты чё гонишь… я натурал!

 

   - А жаль… знаешь, надоело… три дня с одной женской особью, три дня с другой… а хочется большой и чистой любви…

 

   - Нет уж,- гость усмехнулся,- ты лучше расскажи, как вы тут?..

 

   - А чего рассказывать… охотимся, Саня вон, по деревням промышляет… там картошки спёр, там самогонки… так и живём.

 

   - Воровать-то нехорошо,- попытался возразить Никита.

 

   - Да ну…- отмахнулся Юра,- они даже гордятся, что у них сам йети чего-то ворует. Ученым всякие байки рассказывают.

 

   - А домой не тянет?

 

   - Знаешь, первый месяц тянуло,- вздохнул абориген,- но мы дорогу не знали, а потом обжились как-то… ну её, эту цивилизацию, проблем столько свалилось с души… Но первое время ломало без интернета, страшное дело… Диман, вон, выстругал себе даже клавиатуру из деревяшки и сидел, стучал по ней пальцами, как придурок… да и я, когда кукушка кукукнет, дёргался, думал это «аська»…

 

   Они на минуту замолчали. Каждый думал о своём. Никита – о том, что есть другая жизнь, может быть, настоящая… и то, ради чего там сходят с ума, кончают с собой, предают, здесь не стоит ломаного гроша…

 

   А пока старые друзья беседовали, местные обитатели соорудили импровизированный стол из трёх сдвинутых чурок, достали из пещер еду и конечно же - бутыль самогона. Когда всё было готово, компания расселась вокруг и начался банкет. Вождь произнес тост в честь вновь прибывшего, все дружно выпили, затем еще и еще…

 

   Солнце уже поднялось над лесом, но высокие деревья всё еще хранили тень на поляне. А там звенела гитара, пел дружный хор и весёлое эхо разносило по округе слова старой песни «…Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!»

Рейтинг: +1 180 просмотров
Комментарии (2)
Влад Устимов # 28 февраля 2014 в 21:40 0
Нравится, особенно: "когда кукушка кукукнет, дёргался, думал это «аська»".
Хотелось бы уточнить, это о чем: "залез в спальный мешок, в глубине души, с благодарностью вспоминая свою кровать в общаге…"? Успехов!
Герман Бор # 28 февраля 2014 в 22:01 0
Ну, в кровати уютнее было, чем в спальном мешке - всё-таки городской житель...
Благодарю, Влад!