ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → ПО ДИАГОНАЛИ ПереРождение

 

ПО ДИАГОНАЛИ ПереРождение

5 июля 2014 - Игорь Шмеркович

ПО  ДИАГОНАЛИ

ПереРождение

Неудачи сделали Звездилова председателем диагоналей. С самым серьёзным видом он целыми днями сидел перед гормузеем и моргал на всё. Это был особый период в его жизни – он дописывал историю. Тоже по диагонали. В левом верхнем углу первой страницы стоял крик. В правом нижнем последней было ещё пусто. Так же, как и во всех страницах между ними. Но там это было уже.

Больше всего Звездилов любил шахматную доску. Когда на ней не было лишних фигур. Собственно, любая фигура была лишней с его к-очки зрения. Она мешала диагоналям любоваться собой и любовать собой Звездилова.

Чего только не делал Звездилов в своей жизни! Он не летал в Космос и не мечтал об этом, не пахал, не сеял, не играл в настольные игры и сам с собой. Когда-то он чего-то очень не любил и не мог этого забыть. Потому что не мог вспомнить, чего он очень не любил.

Вот и сегодня с самого утра Звездилов обсиживал привычное место самой постоянной, весомой частью своего тела и моргал на пустую улицу. Эта улица каждый раз по диагонали выводила его к неказистому двухэтажному дому. Если по диагонали пересечь двор, затем так же по диагонали – коридор первого этажа, можно было попасть в крайнюю комнату. В ней невероятным образом, тоже по диагонали, стояла кровать – сердце комнаты и средоточие интересов Звездилова.

В текущий момент улица была пуста. Наполовину. На левую. На правой шла девушка. Звездилов слева по диагонали смотрел на её силуэт. Большего он не мог видеть. Не потому, что часто моргал – по диагонали сверху вниз его слепило Солнце.

Девушка, конечно, была красивой. Звездилов чувствовал это всей кожей и всем, что было под ней. Зачем нужны красивые девушки, Звездилов не помнил. Но смотреть на силуэт было почему-то приятно.

В следующий момент улица стала ещё менее пустой. Навстречу девушке из-за поворота вывернули два парня. Для Звездилова они не существовали – он на них ещё не мог моргать. Девушка всё выплывала из солнечного пожара, когда парни вошли в пространство моргания нашего героя.

Они тоже шли по полупустой улице, заполненной для них (в плане одушествлённых существ) только силуэтом девушки. Звездилов так же вписывался в пейзаж, как и скамейка, которую он обсиживал. Он не создавал и не взаимодействовал ни с какими колебаниями, включая электромагнитные. Поэтому не отражал лучи Солнца и ничем не отличался от пустого места. Эдакая пратехнология «стелс».

Парни считали себя полноправными хозяевами полупустой улицы и всего, что на ней находилось. Включая девушку. Особенно её.

Поравнявшись, они начали решительно объяснять незнакомке сиюминутную политическую обстановку на данной, отдельно взятой улице. Объяснение включало общепринятые дипломатические предложения, изложенные не общепринятым дипломатическим языком. Всё это дополнялось общепринятым постдипломатическим поведением, делавшим более доходчивыми дипломатические предложения.

Звездилов, как истинный неудачник, сразу же нашёл восемь очень разумных причин оставаться на своей диагонали. Начал он с того, что не может ничего изменить, и закончил диким, иррациональным поступком. Он по диагонали подошёл к группе «два парня и девушка без весла». (В этой ситуации весло было бы весьма кстати.)

Матёрые хулиганы привыкли кожей чувствовать любые неприятности. Но на этот раз к ним приближалось пустое место, и они никак на него не отреагировали.

Звездилов не помнил многого. Не помнил, почему нужно поступить именно так. Он посмотрел на свою правую руку, сложил четыре пальца «гребешком» и ткнул ближнего к себе парня в спину, чуть выше правой полужопицы. Парень начал делать ртом движения, обозначающие у вытащенной на берег рыбы крик.

Второй парень обернулся и наткнулся на совершенно неуместную беззаботную улыбку. Растянутые по диагонали губы Звездилова говорили о таком его безразличии ко всему окружающему и к самому себе, что парень, глянув на подрагивающее рядом с собой тело, мелким бесом дрыснул (именно дрыснул) по диагонали в сторону. Его подельник очнулся от немоты, и тихонько подвывая, стал сползать по совершенно горизонтальной улице вслед за ним.

Искривлённое пространство вокруг Звездилова исчезало. Первыми исчезли диагонали. Солнце перестало слепить. Даже кровать в крайней комнате первого этажа неказистого двухэтажного дома невероятным образом заняла нормальное положение и вышла из средоточия основных интересов.

 ЭПИЛОГ

 …На полупустой улице девушка держала Звездилова за руку. Два дерева впереди соединили ветви и образовали арку. Триумфальную, понял Звездилов. И понял, что больше никогда не будет передвигаться по жизни бочком, по диагонали.

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Игорь Шмеркович, 2014

Регистрационный номер №0225130

от 5 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0225130 выдан для произведения:

ПО  ДИАГОНАЛИ

ПереРождение

Неудачи сделали Звездилова председателем диагоналей. С самым серьёзным видом он целыми днями сидел перед гормузеем и моргал на всё. Это был особый период в его жизни – он дописывал историю. Тоже по диагонали. В левом верхнем углу первой страницы стоял крик. В правом нижнем последней было ещё пусто. Так же, как и во всех страницах между ними. Но там это было уже.

Больше всего Звездилов любил шахматную доску. Когда на ней не было лишних фигур. Собственно, любая фигура была лишней с его к-очки зрения. Она мешала диагоналям любоваться собой и любовать собой Звездилова.

Чего только не делал Звездилов в своей жизни! Он не летал в Космос и не мечтал об этом, не пахал, не сеял, не играл в настольные игры и сам с собой. Когда-то он чего-то очень не любил и не мог этого забыть. Потому что не мог вспомнить, чего он очень не любил.

Вот и сегодня с самого утра Звездилов обсиживал привычное место самой постоянной, весомой частью своего тела и моргал на пустую улицу. Эта улица каждый раз по диагонали выводила его к неказистому двухэтажному дому. Если по диагонали пересечь двор, затем так же по диагонали – коридор первого этажа, можно было попасть в крайнюю комнату. В ней невероятным образом, тоже по диагонали, стояла кровать – сердце комнаты и средоточие интересов Звездилова.

В текущий момент улица была пуста. Наполовину. На левую. На правой шла девушка. Звездилов слева по диагонали смотрел на её силуэт. Большего он не мог видеть. Не потому, что часто моргал – по диагонали сверху вниз его слепило Солнце.

Девушка, конечно, была красивой. Звездилов чувствовал это всей кожей и всем, что было под ней. Зачем нужны красивые девушки, Звездилов не помнил. Но смотреть на силуэт было почему-то приятно.

В следующий момент улица стала ещё менее пустой. Навстречу девушке из-за поворота вывернули два парня. Для Звездилова они не существовали – он на них ещё не мог моргать. Девушка всё выплывала из солнечного пожара, когда парни вошли в пространство моргания нашего героя.

Они тоже шли по полупустой улице, заполненной для них (в плане одушествлённых существ) только силуэтом девушки. Звездилов так же вписывался в пейзаж, как и скамейка, которую он обсиживал. Он не создавал и не взаимодействовал ни с какими колебаниями, включая электромагнитные. Поэтому не отражал лучи Солнца и ничем не отличался от пустого места. Эдакая пратехнология «стелс».

Парни считали себя полноправными хозяевами полупустой улицы и всего, что на ней находилось. Включая девушку. Особенно её.

Поравнявшись, они начали решительно объяснять незнакомке сиюминутную политическую обстановку на данной, отдельно взятой улице. Объяснение включало общепринятые дипломатические предложения, изложенные не общепринятым дипломатическим языком. Всё это дополнялось общепринятым постдипломатическим поведением, делавшим более доходчивыми дипломатические предложения.

Звездилов, как истинный неудачник, сразу же нашёл восемь очень разумных причин оставаться на своей диагонали. Начал он с того, что не может ничего изменить, и закончил диким, иррациональным поступком. Он по диагонали подошёл к группе «два парня и девушка без весла». (В этой ситуации весло было бы весьма кстати.)

Матёрые хулиганы привыкли кожей чувствовать любые неприятности. Но на этот раз к ним приближалось пустое место, и они никак на него не отреагировали.

Звездилов не помнил многого. Не помнил, почему нужно поступить именно так. Он посмотрел на свою правую руку, сложил четыре пальца «гребешком» и ткнул ближнего к себе парня в спину, чуть выше правой полужопицы. Парень начал делать ртом движения, обозначающие у вытащенной на берег рыбы крик.

Второй парень обернулся и наткнулся на совершенно неуместную беззаботную улыбку. Растянутые по диагонали губы Звездилова говорили о таком его безразличии ко всему окружающему и к самому себе, что парень, глянув на подрагивающее рядом с собой тело, мелким бесом дрыснул (именно дрыснул) по диагонали в сторону. Его подельник очнулся от немоты, и тихонько подвывая, стал сползать по совершенно горизонтальной улице вслед за ним.

Искривлённое пространство вокруг Звездилова исчезало. Первыми исчезли диагонали. Солнце перестало слепить. Даже кровать в крайней комнате первого этажа неказистого двухэтажного дома невероятным образом заняла нормальное положение и вышла из средоточия основных интересов.

 ЭПИЛОГ

 …На полупустой улице девушка держала Звездилова за руку. Два дерева впереди соединили ветви и образовали арку. Триумфальную, понял Звездилов. И понял, что больше никогда не будет передвигаться по жизни бочком, по диагонали.

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +1 160 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!