ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Первое золото (трюлогия)

 

Первое золото (трюлогия)

29 ноября 2012 - Игорь Кичапов
article97589.jpg

  

     Попробую рассказать, как у меня все это началось…

 

     Школу я окончил на материке, в одном крупном российском городе на великой русской реке… Никакой тяги к Северам тогда и близко не чуял. Мать моя к тому времени переехала жить и работать на Чукотку. Кто понимает, это очень далеко, десять часов на самолете, а я  помнил времена,  когда летали через Чекурдах – Тикси - Амдерма - Анадырь, и   это не считая  Сибири  и Дальнего Востока. Тогда дорога даже на самолете занимала  двое суток, пересадки потому что, и погода дрянь всегда. Хватало времени в полете наблеваться вдоволь, особенно на «Аннушке».  Это, так сказать воспоминания, потому что раньше моя семья жила именно там.  По комсомольской путевке родители строили первую в мире заполярную атомную электростанцию, кто знает -  поймет.

     В школе я учился… Хотя, чего уж там, некогда мне было учиться! Вокруг столько ВСЕГО!!! Да и положение, в смысле материальное, в то время было более чем…  Даже первый японский кассетный мафон  (тогда еще и кассет не выпускали) у меня уже был. Да и у мамы с папой, когда приезжали, я свободно сотку с кошелька «ставил», они даже не велись, какая уж тут учеба. Но это все лирика, и к Северу   не относится. 

    Закончил я худо-бедно школу. Выпускной пробухал  на теплоходе, катали всю ночь по Волге.
Толком я его и не запомнил, но кого-то точно тискал у борта, судя по сиськам, одноклассницу. Пару дней отдохнул и начал думать «за жизнь». Маме сказал, что буду поступать в политех, а сам хитро устроился на завод, рядом с домом. Думал  (так же во всех книжках писали) -  надо осознать, проникнуться…  И вот -  я ученик токаря! Это звучит гордо! На самом деле – грохот, и на ногах всю смену.  Ну и идиотом же я был тогда, хотя, надо заметить, и ценности были в ходу чуть другие.  Правда, мама, как «студенту», стольник в месяц высылала. Папа (они тогда уже развелись) -  еще сто пятьдесят, а зарплата у моего наставника, кавалера орденов Трудового Красного,  была в пределах ста сорока. Вот я и научился!  Но финки делать -  это   успел. Модно было,  тогда вообще ко всему отношение другое было…

     Вот помню себя пацаном, лет двенадцати, кто-то во дворе освободился. Вечером  встреча! В беседке  вино, аж по рупь двадцать, гитара, и ОН - весь синий,  худой и загадочный! Тогда  что-то типа  общака  у мелких пацанов было уже, кто сколько смог дал, ну и я тоже. Но по мелкости меня к Лицу не допустили. И вот, сижу я в кустах, смотрю,  как он воет под гитару, снимает самую крутую девку во дворе, лапает ее прямо там,  и мучительно завидую: «Скорей бы вырасти! И… в тюрьму!»   (Вот уж не думал, что желания порой сбываются). Вот такая  вот предыстория.

    Продержался я до осени. Потом скучно стало тупо у станка стоять. Решил сдаваться. А так как  маман  к тому времени уже была депутатом аж Верховного Совета и директором Окружного Торга, то мне дали шанс сдать экзамен в одно хорошее учебное заведение, что на самом бреге великого Тихого. На удивление самому себе, я сдал без всяких подмазок. Отвечаю!  Курс отучился, и как сказал мне один умный препод, знание русского, то бишь чувство слова,  у меня врожденное. Наверное, прав он, так как правила я, разрази меня гром, ни одного до сих пор не знаю.

     Приехал я в мамкин город, который на берегу одноименного лимана стоит, в ту пору  столица округа. Мать говорит: «Надо лето с пользой провести, студент!» Ну что, я согласен, секса-то тогда в стране не было, так, мелкие всплески. Встречался понемножку с местными красавицами, и вот через одну из них познакомился с двумя ну очень крутыми мужиками! Это тогда они для меня МУЖИКАМИ были,  ведь им лет по тридцать было. Говорят они мне: «Вот, студент, есть в природе такой металл, за который люди  просто гибнут стадами! И  мы знаем, где его навалом, можно просто кусками брать. Копи царя еврейского -  помойка просто по сравнению с их наколкой». Они вообще пацаны-то крутые,  но вот проблема - нет стартового капитала, а то бы-ы-ы!..
     Какой бы пацан против такого устоял? Тем паче денежка была. Мне папа на книжку положил, мол, типа, «вдруг женишься, или...». Ну хороший он мужик! Да и сам, как я потом узнал, тоже в этой сфере попух. Короче,  я маме доложил,  что практику пройду и отдохну, только в тундру ехать надо, в народ типа.  Так как кабаки под ней были, то с затариванием проблем  никаких!  Даже «вертушку» организовали было почти до места. Но мои друзья  наотрез отказались, палево, говорят, секрет огромный, мы по-тихой, сами, на перекладных! Это теплоход, потом вездеход, потом два дня пешком.

     Короче, худо, бедно ли, достигли мы точки схождения координат. Ну что я могу сказать, тем более сейчас? Обычный ручей на границе залегания (умно, да?). Это уже потом - террасы, отводы,  коренные, шлихи  и  прочая лабуда. А тогда-то – ого! Свобода, свобода и золото вроде как прямо под ногами. Ну, и я с лотком… Они мне показали, как шурф бить,  как промывку делать. Сказка! По три грамма на лоток бывало! Рокфеллер! 

     Еще они предупредили меня перед отъездом,  что там разборки бывают жуткие, чукчи дикие стадами бродят, ингуши, бродяги, не считая «мелкого» зверья типа медведя. И от всего от этого тока водовкой откупиться можно. Ну, я и взял  пятнадцать бутылков! Как мы их тащили!.. Да че там «мы», все, если честно,  я и тащил, лошара молодой…

     Ну и вот, я мою, они думают, как жить дальше. Дедовщина.

НЕБОЛЬШОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ


     Кто бывал на Чукотке или в тундре вообще, знают, что кроме изматывающей душу ходьбы по кочкам, мягким, тонущим и деформирующимся под ногами, есть еще одна проблема, простым туристам в России просто не понятная. Это ПРОБЛЕМА топлива для костра. Кто не видел местных березовых рощ, высотой аж по колено, тот не поймет. Причем каждый кустик, каждая веточка связаны с этой негостеприимной и неблагоприятной для растительности землей намертво! Единственное  спасение и возможность поддерживать костерок - это заросли стланика, который, правда,  растет  не везде, в основном по склонам сопок. Но зато уж там! Не продраться, не протиснуться, не пройти. Его ветви и корни  выкорчевывать - работка не приведи господь. Спасает сушняк, не тот, который с похмелья, а тот, что уже поврежден либо не прижился. Но  все равно, проблема топлива   в тех тундровых краях - та еще головная боль.

     Вообще, если вспомнить то время, то  место,  несмотря на кажущееся однообразие,  природа там красивейшая! По количеству ручьев, озер и  речек любая Карелия «отдыхает». А запах! А моментальное буйство (в буквальном смысле) природы, которая за два коротких теплых месяца  успевает завершить годовой цикл!  Это надо видеть, когда еще вчера незрелые  кустики голубики, костяники, княженики, морошки, шикши, жимолости (одни названия чего стоят!) с  утра  стоят усыпанные уже спелыми, сочными ягодами! Такого  нигде в мире больше не увидать! Это я все пишу для тех любителей природы, которым покажется,  что я что-то пропустил или был настолько черств и одержим золотой лихорадкой, что не заметил. Нет, уважаемые товарищи, ничто человеческое нам не чуждо, и вкус воды, и запах костра,  и  даже боль в руках,  и ломота от ледяной воды… ВСЕ  ЭТО я помню!  Просто пока  разговор не об этом.

   
ПЬЯНКА В ПОЛЕ – ВСЕГДА ПРОБЛЕМЫ…


     А началось все с того,  что я, будучи на ручье,  услыхал выстрел. Само по себе это ни о чем не говорило, ведь  куропаток, зайцев и уток стреляли  регулярно. Но тут вроде как совсем уж, не выходя из дому, в смысле, из палатки. Ну, я и пошел  посмотреть. Спокойненько так, вразвалочку, подхожу  и вижу: один, с залитой кровью физиономией, пытается пнуть второго,  который уже практически сознание потерял,  но еще держится и руками машет. Я вылетел, растащил их, ничего не пойму, по сторонам смотрю. Думаю, напал кто, может, у одного-то бедро прострелено,  кровь хлещет, а другой товарищ мычит, еле языком ворочает. Короче, перетянул я рану, особо страшного там ничего. Хорошо еще, что из мелкашки стрелял,  просто мякоть пробило.  Я,  как мог, утянул, завязал,  правда, бинта намота-а-ал! Теперь-то я знаю, что таким количеством перевязочного материала роту солдат можно было обслужить. Но тогда ЭТО было впервые. 

    Ну вот,  как могли, успокоились,  начался разбор полетов,  и выяснилось,  что эти два красавца просто стали друг от друга оставшуюся  водовку  ныкать и сцепились на почве недостачи. Старший младшенькому прикладом челюсть вывернул и пару зубов,  а тот, не будь дурак, пальнул в него для острастки. Я был, конечно, в полном ауте, как-то не так, по рассказам  Джека Лондона,  я представлял себе братство золотоискателей и северных бродяг. Может, кто и не поверит,  но кто не спрятался - я не виноват. Я тогда реально думал, что такие мужики - это и жизнь за друга,  и третий должен уйти,  и всю добычу на счастье… Короче,  «пионерские зорьки», еще играли. Но, что было, то было…

       Выдал я им еще бутылек,  дабы снять стресс и последствия битвы. Других обезболивающих не было. Как пользоваться мухоморами, я тогда, конечно, не знал. Утром был «большой совет в Филях». Мои наставники единогласно решили, что мне надо идти, просить маму или там еще кого, чтобы нас вывезли отсель, так как с ногой не очень,  а тот, который с челюстью - теперь только пить. Да и время уйдет.  А работать они мало того что не очень хотели, а теперь  уже и не могли. Кругом – «шашнадцать»!

     Ну, а идти могу, конечно, только я, и это даже не обсуждалось. Другое дело, что я впервые в такой ситуации, и вообще, в тундре новичок. Но меня большие дяди успокоили: «Заблудиться  тут - проблема! Вон  видишь вот тот хребет на горизонте? Его перевалишь, там будет долинка, а дальше, справа, еще один. Выберешь там такую трехглавую сопочку, и спокойно топай к ней. Рядом  поселок. Река большая. Мимо не пройдешь. Все просто. Ну,  и хищников здесь мало! Лето, все сытые. Поэтому нормальное ружжо тебе ни к чему, кому ты на фиг сдался? Возьми  мелкашку, она полегче. С продуктами тоже не пыжи, идти пару дней, вот и хватит двух банок тушенки. Че тяжесть таскать?  Гораздо нужнее чаек». 

     Посмотрел я - хребет вроде и не так далеко, да и место ровное. Выбирать-то  не из чего, жалко ведь, думаю, а вдруг с ногой что серьезное?  Короче, согласился я... Собрал  маленький  рюкзачок, обул лучшие болотники.  Показал им, где остаток водки спрятан,  и  попрыгал по кочкЕ, навстречу  приключениям…

КОГДА  ЖЕ ЭТО КОНЧИТСЯ?..


     Попрыгал – это,  конечно,  я вгорячах! Ходить по кочкЕ (именно так, с ударением на последний слог) - это ужас! Поначалу я решил, что проще будет по колее. Дело в том, что, несмотря на необжитость, тундра буквально испещрена следами тракторов, вездеходов и прочей техники. И еще дело в том,  что содранный мох вырастает только  лет через триста, а все это время идет оттайка,  и колея превращается в вязкое болото,  выдирать из которого сапоги - та еще работа.
    Первые два ручья, которые были на моем пути в долину, я преодолел, в общем-то,  играючи.  Все дело в том, что ручьи и небольшие речки на Чукотке мелкие, даже если вода высокая, всегда почти есть возможность найти перекат. Но это ближе к сопкам,  далее, в  долину, дело обстоит  хуже. Беда в том, что в любом случае, по закону подлости,  уровень воды в форсируемой преграде всегда чуточку,  ну самую малость, выше уровня болотных сапог! Не знаю, с чем связана подобная подлая закономерность, но она ЕСТЬ!  Тем не менее,  путь потихоньку начал разматывать свою  ленту. 

     Отойдя километров на семь-десять,  я  устроил первый   привал.    Хорошо, что уже кой-чему научился: все попадающиеся на пути веточки,  куски сушняка по берегам  собирал  в  рюкзак.  И смог, наконец,  развести костерок и поставить чайник. Хотя вру, чайник уже потом у меня появился, спустя время и годы.  Котелок я повесил, да даже не повесил, рогатинки-то с собой не припас,  а так, пристроил  сбоку, благо устроился на бережку речки малой. И камешки, и ветерок комарье отдувает…
     Вот тут я занялся ревизией.  Не знаю, зачем  и почему, но собираясь,  я взял с собой и лоток,  и бутарку. Это такой скребок типа, и  самое главное (судьба хранит балбесов!),  я положил в рюкзак КЕДЫ! Вот тут-то я понял, что от сапог мне, по большому счету,  кроме неудобств и натертых ног, толку ноль.  Это же не то место,  где можно переобуться, обсушиться после  каждого форсирования водных преград. Поэтому, без всякой жалости,  я взял и запулил эти практически новые сапожки на самую середину речки, в надежде, что ниже по течению   их выловит кто-то нуждающийся. Так же я поступил  и с лотком. Потом очень жалел - это же дрова! А  вот  бутарку  оставил, хозяйственный, блин! 
    

     Кстати,  пока шел по спуску к долине,  все  присматривался к осыпям, бортам. Это я уже сейчас понимаю, что подцепил-таки «лихорадку». Особенно меня умиляло то, что на щетках (так называется место, где ручей  до коренных пород  домылся), на перекатах, можно было в некоторых местах просто на глаз  видеть, как в трещинах  лежит ОНО!  Такой соблазн! Вообще, это потом я узнал, золото бывает кварцевое и сульфитное. Так вот, в щетках отлагаются  ОБА!  Просто самой природой устроена «проходнушка».

     Попил я чайку, покурил. Да, вот самое главное, чтоб курева вдоволь было. Это самое страшное - в тайге, в тундре, остаться без курева.

      …Это была первая боль-мень крупная  речка, ее уровень явно превышал мой рост! Хоть я и плаваю, как рыба, но  в ледяной воде только потом научился заплывы  устраивать. 

     Когда собирался, мне эти умные дяди подсказали взять с собой два больших куска  целлофана - и в рюкзаке все завернуть,  и рюкзак сверху. И сесть есть на что, если в тундре, не мокро, и вот так - для  форсажу! Плотно обматываешь целлофаном рюкзак, и получается некое подобие плавучей подушки. Несмотря на то,  что рюкзак сам по себе тяжелый, укутанный он сохраняет воздух и плавучесть! Можно даже за него держаться, правда, не сильно и недолго, но на быструю переправу хватает.

     Кто б знал, как помнится даже спустя годы ощущение полной заброшенности, одиночества, тишины и ужаса перед этой неласковой природой!

     Тишина. В том плане, что кроме зудения комаров, собственного дыхания и журчания воды – вообще НИЧЕГО! Это не объяснить. Но это страшно! Не когда ты на пикнике, а когда  ты  один. Совсем один! И никто не знает - где ты, что ты, как ты! Трудно передать…

     Да еще вода такая, что, доходя до пояса, не только яйца, извините за натурализм, каменеют, но и физически чувствуешь, как замирает и останавливается сердце. Это не игра слов. На самом деле  просто нечем дышать! Не знаю, как объяснить. Кто желает, попробуйте!  Но не моржом в купальне, с водкой и женщинами, а один на один, ночью, в проруби, может, тогда что-то похожее получится.

     Сейчас-то уже что  стесняться, да и как-то я уже признавался в этом одному человеку, но я тогда плакал почти всерьез. Песни орал. Матом ругался. Страшно было. Это сейчас смешно, блин…

     Да, кстати, о природе и одиночестве. В тот же день, уже под вечер, проходя мимо небольшого озерка, я подвергся форменной атаке какой-то гагары. То ли она гнездо охраняла, то ли  из ВДВ, но напала на меня! Летит по тундре,  крылья  расщеперила, голова вперед, клюв клацает, и шипит! Честно скажу, испугался, а вдруг бешеная? Куснет,  и все - птичий грипп! Правда, неприятно. А  стрелять стыдно. Я - прикладом! Тундра мягкая  же, гагара в кочку  вмялась,  отряхнулась, и опять на меня!  Мама! Короче, я от этой бешеной птицы постыдно убежал. Вот  такая  вот горькая правда из жизни суперменов.
    

     Я вот думаю, нафиг я всю эту хрень пишу? Может, просто накатать пособие желающим попробовать себя в роли добытчика желтого металла? Рассказать про залегания, борта, шурфы, проходнушку и отжиг, про то, какие полигоны стоит отрабатывать, а где ловить уже нечего? Что такое карман, и вообще?.. Ладно, продолжим. 

     К вечеру  я уже форсировал  много речек, ручьев и болотцев. Ноги, казалось, выломаются из задницы.  Банку тушенки сожрал, осталась одна. А хребет не приблизился ни капельки. Благо ночи, как таковой,  на Чукотке  нет. Светло, хоть газету читай, только где ж ее взять? Вот и чапал я по-тихой, проклиная судьбу, пока не почувствовал, что все. Сил просто нет! Хорошо, к тому времени вышел уже к очередной речке, где по берегам были какие-никакие заросли. При помощи топорика, ножа и просто  мата надрал веток, застелил целлофаном, сунул под голову рюкзак  и  «умер»… Если бы  я знал, что впереди у меня еще трое суток пути…

 

ДОРОЖКА, ЧТОБ ЕЕ…


     Сколько я проспал - не знаю, так как «по умности» часы оставил (им-то нужнее; кстати, больше  я своих часов  так и  не видел). Это была моя первая одинокая ночевка на природе,  не считая поездок за Волгу в школьные годы. Но там-то я был не один… 
     Чувствовал я себя на удивление отдохнувшим. Ноги тоже не болели - благодаря тому, что я вовремя избавился от мокрых и тяжелых сапог. А кеды, кто помнит, удобная была вещь. Там даже были такие маленькие дырочки сбоку,  не знаю,  для чего их сконструировали, но вода из них выливалась аж бегом!  Поэтому, в принципе, ничего особо неприятного, а когда идешь по холодной воде, ноги просто немеют и все… Так что тут я сделал все правильно! Ну, в данной  конкретной  ситуации  мне же нужно было просто идти. Настроение, кстати, как-то вроде улучшилось…

     Оглянулся: от нашего распадка отошел уже далеко,  а вот  гряда сопок,  которые мой  ориентир, что-то не приблизилась. Но это меня не расстроило. Дойду! Главное, ведь правда, блудить негде. Значит, что? Значит – завтрак, и вперед! 
     Мой молодой растущий организм только когда выскреб остатки тушенки, сообразил – баночка-то  последняя! Есть чай, сахар и немного риса. Да,  еще зачем-то три картофелины. В золе, что ли, я их печь собрался? Тогда почему соль не взял?  Ну, это ладно, это мелочи, главное - я сыт, здоров, спокоен и тот еще ходок. «По тундре, по широкой дороге…» - орал я, отправляясь к заветной цели. Вот только курьерского здесь не предвиделось, а так - все в елочку. Вперед! 

     Если я детально буду описывать этот маршрут, то, боюсь, получится что-то типа то-о-олстого  маршрутизатора. Оно нам надо? Поэтому я вкратце…
     Шел я целый день, с одним привалом. Расстраиваться из-за нехватки продуктов не стал, так как крепкий сладкий чай в общем-то отбивал чувство голода. Да и ягод на пути было!.. Порой на минутку приседал и ел. Просто горстями! Кстати, нигде больше и никогда столько ягод и грибов, как на Чукотке, я не встречал. (Потом уже сам видел: когда по первому снегу идет бульдозер или вездеход,  колея за ним - КРАСНАЯ!) Просто местами сплошной ковер! Единственный минус - идти скользко.

     К вечеру я отмахал прилично. Уже видно было, что хребет не очень высокий, сопки пологие, и я уже присматривал, по какому распадку легче его перевалить. Получалось, что завтра к обеду я уже должен быть на той стороне, а там ведь и поселок рядом! Так что - ура! 

     «Так вот и привык почти, как вроде уже домой, к подъезду подхожу! Прожженный я бродяга! Ниче мне не страшно!  Все преодолею!»  - так я сам себя нахваливал и шагал. Я еще и хитрить умудрялся. «Вот, -  думал, -  щас  эту  речечку осилю, и привал. Перебреду, а там вторая на горизонте!.. Ну, - говорю,  - еще вот эту  - и точно шабаш!..» Так и полз.

     Но, уже совсем из сил выбившись, все  же нашел нормальное место,  даже с дровами - без проблем,  очевидно, весенним паводком где-то в верховьях стланик наломало,  да еще доски откуда-то, ящика куски. Короче, пир на весь мир! Распалил кострище, сварил кашу. Ну, это я так думал, что сварил.  Во-первых,  на костре рис варить совсем не просто,  во-вторых, я и дома-то этого никогда не пробовал,  да еще и без соли, да еще на большом огне. Если это будет читать женщина - то горе мне! Но эту горелую,  полусырую ( именно так у меня получилось) массу я слопал. Отсутствия соли не заметил, потому что мудро посыпал все сахаром. Ну не смышленый ли я?! У меня оставались еще картошка и чай, но я благоразумно оставил это на утро. Отодвинул с гальки костер и улегся на теплое местечко! 

 

     С утра снова – чаек, сигаретка. Ноги уже гудели, но это ничего, читал про это, знаю -  разойдусь… Через некоторое время я уже карабкался  вверх. Кто не знает – тоже занятие,  требующее определенных  усилий. Конечно, навыки альпинизма там не нужны, но само по себе занятие утомительное. Где-то до половины сопки заросли стлаником. Там и медведь вспотеет продираться.  Вот и пыхтел я, но лез. 

     Кстати, кушать уже хотелось. Но не зря  же я маленьким был - книжки читал. Грибов-то море, а вот эти, точно знаю, сыроежками зовут! А почему? Да потому, что их сырыми есть можно. Сорвал, откусил - гадость! Но, потихоньку, вроде и ничего! Пару грибов оприходовал… Боже! Если б я знал! Минут через пятнадцать мой желудок сообщил: «Сэр,  вы скушали  НЕ ТО!» Ужас! Стесняться, правда, некого, но и самому как-то неудобно. Скажем так, и комары, и бумаги нет… Вот романтика, да? А вас бы туда! Кстати, от этих  грибов  желудок болел не на шутку, хорошо хоть, я их съел чуток,  но пару часов  «удовольствия»  получил!
     Отдышавшись уже почти на вершине, я, чтобы отбить противный привкус во рту (меня еще и вырвало), начал жевать сухой чай.  Как я узнал впоследствии, это единственно действенное средство от такой вот беды. Ну, в полевых условиях,  конечно, да и опять же, аппетит отбивает. Хотя тогда есть мне совсем не хотелось. Да и до сего времени  на грибы смотрю, как на неизбежное зло: есть могу, но без особого наслаждения. Увы!.. 

     Короче,  по моим внутренним часам где-то в обед  я выбрался на вершину. Передо мной открылась очередная долина. Не больше, но и не меньше той, которую прошагал. На горизонте очередной хребет, уже мой!  Я стал искать трехгорбую...  И - о ужас! Насчитал  их  штук  ПЯТЬ! Или с моего места  такой ракурс, или…  Не знаю, но волосы на голове  зашевелились, от работы мозга, наверное.  Я сел прямо на то, на чем стоял, закурил, а потом вдруг подумал: «Нормально. Лиман-то там, с поселком рядом должен быть, и речка, устье. Раз рыбаки, значит что?.. Значит, по течению! Ведь все,  что здесь течет - течет в лиман! Значит, эти три «головы»  где-то там, правее и ниже. Туда я и пойду! А что делать? Обратно идти смысла нет,  там все то же, потом снова сначала, да и путь такой уже проделал, где, - думаю, - наша не пропадала!» (Как  оказалось - везде пропадала.)

 

ФИНИТА ЛЯ КОМЕДИЯ, или ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОГО СЫНУЛИ


     По тундре  шел я еще два дня. Последние часы - уже на автопилоте, наверное. Но ночью слышал,  как мотор ДЭСки работает. Направление узнал,  да и колеи,  то есть следы,  стали больше встречаться, почти сплошь. Поэтому промазать сильно я уже не боялся. Да и бояться сил  уже не осталось. Просто шел: правой – левой, шаг, еще  шаг… Считал там что-то  про себя, до тысячи,  потом сбивался, отвлекался, так что - все сначала,  и так  - без конца… Много за эти дни видел в тундре такого, что потом, когда все прошло,  вспоминал…
     Пробовал руками гуся дикого поймать! Да, забыл сказать - мелкашку я утопил в одной из речек, а нырять уже не хотел, да и таскать  ее… Короче,  не вооружен  и не очень опасен. Видел, как лиса спит. Правда! Смотрю, впереди на кочке что-то,  комок какой-то рыжий... Ближе подхожу,  ведь  не прячусь, - лиса! Во, думаю, сдохла, что ли?  Вплотную подошел, ну, может, пару метров - лежит на кочке, клубочком свернулась. Я уже хотел нагнуться посмотреть,  а она вдруг - раз! Глаза открыла! Я сам вздрогнул. Потом как прыганет вверх!  И молнией  исчезла. Буквально за секунду! Мне бы так бегать…

     Когда собаки стали лаять, я уже был почти  в отключке.  Но шел! Даже мысли не возникло, что чужой, что могут порвать. До них, наверное, это дошло. Что сумасшедшего кусать? Еще сам заразишься. Поэтому они просто лаяли и  шли следом. Даже не следом, а вокруг. Так я и вышел к поселку.

     Первый же встречный человек, чукча, конечно, сразу спросил:  «Старатель?» Я ответил: «Да не, турист я, заблудился».  Он головой покачал. (Умные они! Зря про них столько анекдотов.) И отвел меня в поссовет. Там я попросил позвонить мамке, но «пред» сказал,  что сейчас участковый придет,  а потом… Короче, до мамки я все же дозвонился. Как мог, объяснил все. Она вроде поняла,  сказала, чтоб я там никуда не уходил. Да  я и не мог, тупо с ног падал. Меня в красный уголок отвели,  принесли рыбы жареной, хлеб, чай. Я даже, по-моему, не поел, куснул что-то и уснул прямо в кресле.

     Потом толкают, а я встать не могу! Ноги отекли,  болят, аж слезы наворачиваются. Оказывается, полдня проспал.

     Прилетел вертолет.  Мать там чекистов подключила, но те уже «мутные», не впервой. Дядька был один, знакомый. Ну как, знакомый, я его в гостях пару раз  встречал. Так он меня в кабинет завел, расспросил. Я пытался там, типа: на рыбалку выходили,  на охоту. Он  спросил:  
     - Ты с тем-то и тем-то?  («Ну вот  откуда, гад, знает?»)  - Вот слушай сюда, - говорит, - и молчи. Сейчас полетим, заберем твоих друзей, а потом чтобы я в городе тебя даже и не видел, и не слышал. Понял?

     - Ну че тут  непонятного? Но, - говорю, - их  в тюрьму не надо. Мы же вместе. Мы банда!

     А он: 
     -  Я в ухо ща как дам,  бандит недоделанный! Маме спасибо скажи,  и эти бичи пусть на нее молятся. Ничего не будет, но им по-любому в городе ловить больше нечего,  потому как там свои дела. Мы сами разберемся.  

      Посадили меня в  вертушку, говорят – покажешь, куда лететь. А че  я покажу? Сверху-то оно все совсем по-другому! Ну, и начал  я: там - так,  там - туда. Потом дядька этот говорит «преду»: 

     - Дай кого-нибудь показать дорогу.

     Пришел какой-то  Винниту. Я рассказал как мог. Он говорит:
     - Знаю, летим,  это совсем рядом!   
     Нифигассе, «рядом» у них! Спорить я не стал, думаю - ладно, мож, он не туда приведет, и я сбегу и своих выручать буду. Фиг  там! Полчаса, и мы уже прилетели, прямо на палатку почти сели. Осмотрел тот дядька  раненых и говорит: 
     - Долбо… дятлы вы! На фига  пацана погнали? Тут само все за недельку зажило бы!
     Короче,  велел все ружья, патроны, золото, что намыли,    утопить. Шурфы, которые я наковырял, меня же и загладить заставил. Ребята,  кстати, не очень расстроились, пошушукались там с ним о чем-то, и уже «лыбу  давят», на пузырь его разводят. Он, на удивление, дал!  И мне налил сотку. Но я как выпил, так сразу снова и уснул. Спецом он, гад, наверное.

     Проснулся толком я уже в машине, возле дома. Мать вышла, смотрит, молчит. Я тоже молчу. А  что говорить?  Ну, этот дядька ей - мол, ты не надо, не злись сильно. Он же молодцом в общем-то, прошел сам, не струсил,  не с теми связался, но это бывает, наука будет, пусть отдохнет. Мать, конечно, очень злая была, это я потом только понял,  что пошел по стопам папочки… Но это уже другая история… А вот тяга к металлу, процесс поиска, одиночество в тайге и тундре - от этого что-то осталось. Несмотря на то, что уже стар неимоверно, рискнул бы еще разок! Ну а что? Где  наша не пропадала?..
  
САМ СЕБЕ СНАБЖЕНЕЦ


     Многие интересуются, чем мы питаемся в тайге. Когда нет паштета из соловьиных язычков, то обычно тем, что  можно на себе уволочь,  в зависимости от расстояния, цели и времени. Примерно такой вот наборчик, затарка на две недели:
•три пачки макаронных изделий;
•рис, 1 кг;
•горох, 1кг;
•сахар или карамель, 1 кг;
•сало, 3кг; 
•тушенка, 4 банки;
•чай, на любителя (это из расчета три раза в день, крепко заварить на пять-шесть чаепитий);
•сливочное масло, 0,5 кг;
•сухари из трех булок черного хлеба;
•соль, 4 пакетика супов вместо приправы. 
     Вы же сюда не объедаться пришли, а если съели раньше - быстрее будете дома.
     Рис всегда во всех блюдах я использую вместо картошки (как простейший наполнитель желудка). В таком составе вы избавлены от многих манипуляций. Закипела вода, бросили макароны, бросили тушенку,  рис - и готово.  Но если нет сала (вприкуску), то сухомятка не проходит. Решайте сами.

     Во время длительных переходов я всегда насыпаю в карман орешков, если есть,  или гороха, и десяток карамелек. Это намного удлиняет продолжительность перехода между перекурами. Кстати,  курево сами прикидывайте, я считаю - две пачки в день.

    Вот  и готово руководство к действию. УДАЧИ!



 

© Copyright: Игорь Кичапов, 2012

Регистрационный номер №0097589

от 29 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0097589 выдан для произведения:

  

     Попробую рассказать, как у меня все это началось…

 

     Школу я окончил на материке, в одном крупном российском городе на великой русской реке… Никакой тяги к Северам тогда и близко не чуял. Мать моя к тому времени переехала жить и работать на Чукотку. Кто понимает, это очень далеко, десять часов на самолете, а я  помнил времена,  когда летали через Чекурдах – Тикси - Амдерма - Анадырь, и   это не считая  Сибири  и Дальнего Востока. Тогда дорога даже на самолете занимала  двое суток, пересадки потому что, и погода дрянь всегда. Хватало времени в полете наблеваться вдоволь, особенно на «Аннушке».  Это, так сказать воспоминания, потому что раньше моя семья жила именно там.  По комсомольской путевке родители строили первую в мире заполярную атомную электростанцию, кто знает -  поймет.

     В школе я учился… Хотя, чего уж там, некогда мне было учиться! Вокруг столько ВСЕГО!!! Да и положение, в смысле материальное, в то время было более чем…  Даже первый японский кассетный мафон  (тогда еще и кассет не выпускали) у меня уже был. Да и у мамы с папой, когда приезжали, я свободно сотку с кошелька «ставил», они даже не велись, какая уж тут учеба. Но это все лирика, и к Северу   не относится. 

    Закончил я худо-бедно школу. Выпускной пробухал  на теплоходе, катали всю ночь по Волге.
Толком я его и не запомнил, но кого-то точно тискал у борта, судя по сиськам, одноклассницу. Пару дней отдохнул и начал думать «за жизнь». Маме сказал, что буду поступать в политех, а сам хитро устроился на завод, рядом с домом. Думал  (так же во всех книжках писали) -  надо осознать, проникнуться…  И вот -  я ученик токаря! Это звучит гордо! На самом деле – грохот, и на ногах всю смену.  Ну и идиотом же я был тогда, хотя, надо заметить, и ценности были в ходу чуть другие.  Правда, мама, как «студенту», стольник в месяц высылала. Папа (они тогда уже развелись) -  еще сто пятьдесят, а зарплата у моего наставника, кавалера орденов Трудового Красного,  была в пределах ста сорока. Вот я и научился!  Но финки делать -  это   успел. Модно было,  тогда вообще ко всему отношение другое было…

     Вот помню себя пацаном, лет двенадцати, кто-то во дворе освободился. Вечером  встреча! В беседке  вино, аж по рупь двадцать, гитара, и ОН - весь синий,  худой и загадочный! Тогда  что-то типа  общака  у мелких пацанов было уже, кто сколько смог дал, ну и я тоже. Но по мелкости меня к Лицу не допустили. И вот, сижу я в кустах, смотрю,  как он воет под гитару, снимает самую крутую девку во дворе, лапает ее прямо там,  и мучительно завидую: «Скорей бы вырасти! И… в тюрьму!»   (Вот уж не думал, что желания порой сбываются). Вот такая  вот предыстория.

    Продержался я до осени. Потом скучно стало тупо у станка стоять. Решил сдаваться. А так как  маман  к тому времени уже была депутатом аж Верховного Совета и директором Окружного Торга, то мне дали шанс сдать экзамен в одно хорошее учебное заведение, что на самом бреге великого Тихого. На удивление самому себе, я сдал без всяких подмазок. Отвечаю!  Курс отучился, и как сказал мне один умный препод, знание русского, то бишь чувство слова,  у меня врожденное. Наверное, прав он, так как правила я, разрази меня гром, ни одного до сих пор не знаю.

     Приехал я в мамкин город, который на берегу одноименного лимана стоит, в ту пору  столица округа. Мать говорит: «Надо лето с пользой провести, студент!» Ну что, я согласен, секса-то тогда в стране не было, так, мелкие всплески. Встречался понемножку с местными красавицами, и вот через одну из них познакомился с двумя ну очень крутыми мужиками! Это тогда они для меня МУЖИКАМИ были,  ведь им лет по тридцать было. Говорят они мне: «Вот, студент, есть в природе такой металл, за который люди  просто гибнут стадами! И  мы знаем, где его навалом, можно просто кусками брать. Копи царя еврейского -  помойка просто по сравнению с их наколкой». Они вообще пацаны-то крутые,  но вот проблема - нет стартового капитала, а то бы-ы-ы!..
     Какой бы пацан против такого устоял? Тем паче денежка была. Мне папа на книжку положил, мол, типа, «вдруг женишься, или...». Ну хороший он мужик! Да и сам, как я потом узнал, тоже в этой сфере попух. Короче,  я маме доложил,  что практику пройду и отдохну, только в тундру ехать надо, в народ типа.  Так как кабаки под ней были, то с затариванием проблем  никаких!  Даже «вертушку» организовали было почти до места. Но мои друзья  наотрез отказались, палево, говорят, секрет огромный, мы по-тихой, сами, на перекладных! Это теплоход, потом вездеход, потом два дня пешком.

     Короче, худо, бедно ли, достигли мы точки схождения координат. Ну что я могу сказать, тем более сейчас? Обычный ручей на границе залегания (умно, да?). Это уже потом - террасы, отводы,  коренные, шлихи  и  прочая лабуда. А тогда-то – ого! Свобода, свобода и золото вроде как прямо под ногами. Ну, и я с лотком… Они мне показали, как шурф бить,  как промывку делать. Сказка! По три грамма на лоток бывало! Рокфеллер! 

     Еще они предупредили меня перед отъездом,  что там разборки бывают жуткие, чукчи дикие стадами бродят, ингуши, бродяги, не считая «мелкого» зверья типа медведя. И от всего от этого тока водовкой откупиться можно. Ну, я и взял  пятнадцать бутылков! Как мы их тащили!.. Да че там «мы», все, если честно,  я и тащил, лошара молодой…

     Ну и вот, я мою, они думают, как жить дальше. Дедовщина.

НЕБОЛЬШОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ


     Кто бывал на Чукотке или в тундре вообще, знают, что кроме изматывающей душу ходьбы по кочкам, мягким, тонущим и деформирующимся под ногами, есть еще одна проблема, простым туристам в России просто не понятная. Это ПРОБЛЕМА топлива для костра. Кто не видел местных березовых рощ, высотой аж по колено, тот не поймет. Причем каждый кустик, каждая веточка связаны с этой негостеприимной и неблагоприятной для растительности землей намертво! Единственное  спасение и возможность поддерживать костерок - это заросли стланика, который, правда,  растет  не везде, в основном по склонам сопок. Но зато уж там! Не продраться, не протиснуться, не пройти. Его ветви и корни  выкорчевывать - работка не приведи господь. Спасает сушняк, не тот, который с похмелья, а тот, что уже поврежден либо не прижился. Но  все равно, проблема топлива   в тех тундровых краях - та еще головная боль.

     Вообще, если вспомнить то время, то  место,  несмотря на кажущееся однообразие,  природа там красивейшая! По количеству ручьев, озер и  речек любая Карелия «отдыхает». А запах! А моментальное буйство (в буквальном смысле) природы, которая за два коротких теплых месяца  успевает завершить годовой цикл!  Это надо видеть, когда еще вчера незрелые  кустики голубики, костяники, княженики, морошки, шикши, жимолости (одни названия чего стоят!) с  утра  стоят усыпанные уже спелыми, сочными ягодами! Такого  нигде в мире больше не увидать! Это я все пишу для тех любителей природы, которым покажется,  что я что-то пропустил или был настолько черств и одержим золотой лихорадкой, что не заметил. Нет, уважаемые товарищи, ничто человеческое нам не чуждо, и вкус воды, и запах костра,  и  даже боль в руках,  и ломота от ледяной воды… ВСЕ  ЭТО я помню!  Просто пока  разговор не об этом.

   
ПЬЯНКА В ПОЛЕ – ВСЕГДА ПРОБЛЕМЫ…


     А началось все с того,  что я, будучи на ручье,  услыхал выстрел. Само по себе это ни о чем не говорило, ведь  куропаток, зайцев и уток стреляли  регулярно. Но тут вроде как совсем уж, не выходя из дому, в смысле, из палатки. Ну, я и пошел  посмотреть. Спокойненько так, вразвалочку, подхожу  и вижу: один, с залитой кровью физиономией, пытается пнуть второго,  который уже практически сознание потерял,  но еще держится и руками машет. Я вылетел, растащил их, ничего не пойму, по сторонам смотрю. Думаю, напал кто, может, у одного-то бедро прострелено,  кровь хлещет, а другой товарищ мычит, еле языком ворочает. Короче, перетянул я рану, особо страшного там ничего. Хорошо еще, что из мелкашки стрелял,  просто мякоть пробило.  Я,  как мог, утянул, завязал,  правда, бинта намота-а-ал! Теперь-то я знаю, что таким количеством перевязочного материала роту солдат можно было обслужить. Но тогда ЭТО было впервые. 

    Ну вот,  как могли, успокоились,  начался разбор полетов,  и выяснилось,  что эти два красавца просто стали друг от друга оставшуюся  водовку  ныкать и сцепились на почве недостачи. Старший младшенькому прикладом челюсть вывернул и пару зубов,  а тот, не будь дурак, пальнул в него для острастки. Я был, конечно, в полном ауте, как-то не так, по рассказам  Джека Лондона,  я представлял себе братство золотоискателей и северных бродяг. Может, кто и не поверит,  но кто не спрятался - я не виноват. Я тогда реально думал, что такие мужики - это и жизнь за друга,  и третий должен уйти,  и всю добычу на счастье… Короче,  «пионерские зорьки», еще играли. Но, что было, то было…

       Выдал я им еще бутылек,  дабы снять стресс и последствия битвы. Других обезболивающих не было. Как пользоваться мухоморами, я тогда, конечно, не знал. Утром был «большой совет в Филях». Мои наставники единогласно решили, что мне надо идти, просить маму или там еще кого, чтобы нас вывезли отсель, так как с ногой не очень,  а тот, который с челюстью - теперь только пить. Да и время уйдет.  А работать они мало того что не очень хотели, а теперь  уже и не могли. Кругом – «шашнадцать»!

     Ну, а идти могу, конечно, только я, и это даже не обсуждалось. Другое дело, что я впервые в такой ситуации, и вообще, в тундре новичок. Но меня большие дяди успокоили: «Заблудиться  тут - проблема! Вон  видишь вот тот хребет на горизонте? Его перевалишь, там будет долинка, а дальше, справа, еще один. Выберешь там такую трехглавую сопочку, и спокойно топай к ней. Рядом  поселок. Река большая. Мимо не пройдешь. Все просто. Ну,  и хищников здесь мало! Лето, все сытые. Поэтому нормальное ружжо тебе ни к чему, кому ты на фиг сдался? Возьми  мелкашку, она полегче. С продуктами тоже не пыжи, идти пару дней, вот и хватит двух банок тушенки. Че тяжесть таскать?  Гораздо нужнее чаек». 

     Посмотрел я - хребет вроде и не так далеко, да и место ровное. Выбирать-то  не из чего, жалко ведь, думаю, а вдруг с ногой что серьезное?  Короче, согласился я... Собрал  маленький  рюкзачок, обул лучшие болотники.  Показал им, где остаток водки спрятан,  и  попрыгал по кочкЕ, навстречу  приключениям…

КОГДА  ЖЕ ЭТО КОНЧИТСЯ?..


     Попрыгал – это,  конечно,  я вгорячах! Ходить по кочкЕ (именно так, с ударением на последний слог) - это ужас! Поначалу я решил, что проще будет по колее. Дело в том, что, несмотря на необжитость, тундра буквально испещрена следами тракторов, вездеходов и прочей техники. И еще дело в том,  что содранный мох вырастает только  лет через триста, а все это время идет оттайка,  и колея превращается в вязкое болото,  выдирать из которого сапоги - та еще работа.
    Первые два ручья, которые были на моем пути в долину, я преодолел, в общем-то,  играючи.  Все дело в том, что ручьи и небольшие речки на Чукотке мелкие, даже если вода высокая, всегда почти есть возможность найти перекат. Но это ближе к сопкам,  далее, в  долину, дело обстоит  хуже. Беда в том, что в любом случае, по закону подлости,  уровень воды в форсируемой преграде всегда чуточку,  ну самую малость, выше уровня болотных сапог! Не знаю, с чем связана подобная подлая закономерность, но она ЕСТЬ!  Тем не менее,  путь потихоньку начал разматывать свою  ленту. 

     Отойдя километров на семь-десять,  я  устроил первый   привал.    Хорошо, что уже кой-чему научился: все попадающиеся на пути веточки,  куски сушняка по берегам  собирал  в  рюкзак.  И смог, наконец,  развести костерок и поставить чайник. Хотя вру, чайник уже потом у меня появился, спустя время и годы.  Котелок я повесил, да даже не повесил, рогатинки-то с собой не припас,  а так, пристроил  сбоку, благо устроился на бережку речки малой. И камешки, и ветерок комарье отдувает…
     Вот тут я занялся ревизией.  Не знаю, зачем  и почему, но собираясь,  я взял с собой и лоток,  и бутарку. Это такой скребок типа, и  самое главное (судьба хранит балбесов!),  я положил в рюкзак КЕДЫ! Вот тут-то я понял, что от сапог мне, по большому счету,  кроме неудобств и натертых ног, толку ноль.  Это же не то место,  где можно переобуться, обсушиться после  каждого форсирования водных преград. Поэтому, без всякой жалости,  я взял и запулил эти практически новые сапожки на самую середину речки, в надежде, что ниже по течению   их выловит кто-то нуждающийся. Так же я поступил  и с лотком. Потом очень жалел - это же дрова! А  вот  бутарку  оставил, хозяйственный, блин! 
    

     Кстати,  пока шел по спуску к долине,  все  присматривался к осыпям, бортам. Это я уже сейчас понимаю, что подцепил-таки «лихорадку». Особенно меня умиляло то, что на щетках (так называется место, где ручей  до коренных пород  домылся), на перекатах, можно было в некоторых местах просто на глаз  видеть, как в трещинах  лежит ОНО!  Такой соблазн! Вообще, это потом я узнал, золото бывает кварцевое и сульфитное. Так вот, в щетках отлагаются  ОБА!  Просто самой природой устроена «проходнушка».

     Попил я чайку, покурил. Да, вот самое главное, чтоб курева вдоволь было. Это самое страшное - в тайге, в тундре, остаться без курева.

      …Это была первая боль-мень крупная  речка, ее уровень явно превышал мой рост! Хоть я и плаваю, как рыба, но  в ледяной воде только потом научился заплывы  устраивать. 

     Когда собирался, мне эти умные дяди подсказали взять с собой два больших куска  целлофана - и в рюкзаке все завернуть,  и рюкзак сверху. И сесть есть на что, если в тундре, не мокро, и вот так - для  форсажу! Плотно обматываешь целлофаном рюкзак, и получается некое подобие плавучей подушки. Несмотря на то,  что рюкзак сам по себе тяжелый, укутанный он сохраняет воздух и плавучесть! Можно даже за него держаться, правда, не сильно и недолго, но на быструю переправу хватает.

     Кто б знал, как помнится даже спустя годы ощущение полной заброшенности, одиночества, тишины и ужаса перед этой неласковой природой!

     Тишина. В том плане, что кроме зудения комаров, собственного дыхания и журчания воды – вообще НИЧЕГО! Это не объяснить. Но это страшно! Не когда ты на пикнике, а когда  ты  один. Совсем один! И никто не знает - где ты, что ты, как ты! Трудно передать…

     Да еще вода такая, что, доходя до пояса, не только яйца, извините за натурализм, каменеют, но и физически чувствуешь, как замирает и останавливается сердце. Это не игра слов. На самом деле  просто нечем дышать! Не знаю, как объяснить. Кто желает, попробуйте!  Но не моржом в купальне, с водкой и женщинами, а один на один, ночью, в проруби, может, тогда что-то похожее получится.

     Сейчас-то уже что  стесняться, да и как-то я уже признавался в этом одному человеку, но я тогда плакал почти всерьез. Песни орал. Матом ругался. Страшно было. Это сейчас смешно, блин…

     Да, кстати, о природе и одиночестве. В тот же день, уже под вечер, проходя мимо небольшого озерка, я подвергся форменной атаке какой-то гагары. То ли она гнездо охраняла, то ли  из ВДВ, но напала на меня! Летит по тундре,  крылья  расщеперила, голова вперед, клюв клацает, и шипит! Честно скажу, испугался, а вдруг бешеная? Куснет,  и все - птичий грипп! Правда, неприятно. А  стрелять стыдно. Я - прикладом! Тундра мягкая  же, гагара в кочку  вмялась,  отряхнулась, и опять на меня!  Мама! Короче, я от этой бешеной птицы постыдно убежал. Вот  такая  вот горькая правда из жизни суперменов.
    

     Я вот думаю, нафиг я всю эту хрень пишу? Может, просто накатать пособие желающим попробовать себя в роли добытчика желтого металла? Рассказать про залегания, борта, шурфы, проходнушку и отжиг, про то, какие полигоны стоит отрабатывать, а где ловить уже нечего? Что такое карман, и вообще?.. Ладно, продолжим. 

     К вечеру  я уже форсировал  много речек, ручьев и болотцев. Ноги, казалось, выломаются из задницы.  Банку тушенки сожрал, осталась одна. А хребет не приблизился ни капельки. Благо ночи, как таковой,  на Чукотке  нет. Светло, хоть газету читай, только где ж ее взять? Вот и чапал я по-тихой, проклиная судьбу, пока не почувствовал, что все. Сил просто нет! Хорошо, к тому времени вышел уже к очередной речке, где по берегам были какие-никакие заросли. При помощи топорика, ножа и просто  мата надрал веток, застелил целлофаном, сунул под голову рюкзак  и  «умер»… Если бы  я знал, что впереди у меня еще трое суток пути…

 

ДОРОЖКА, ЧТОБ ЕЕ…


     Сколько я проспал - не знаю, так как «по умности» часы оставил (им-то нужнее; кстати, больше  я своих часов  так и  не видел). Это была моя первая одинокая ночевка на природе,  не считая поездок за Волгу в школьные годы. Но там-то я был не один… 
     Чувствовал я себя на удивление отдохнувшим. Ноги тоже не болели - благодаря тому, что я вовремя избавился от мокрых и тяжелых сапог. А кеды, кто помнит, удобная была вещь. Там даже были такие маленькие дырочки сбоку,  не знаю,  для чего их сконструировали, но вода из них выливалась аж бегом!  Поэтому, в принципе, ничего особо неприятного, а когда идешь по холодной воде, ноги просто немеют и все… Так что тут я сделал все правильно! Ну, в данной  конкретной  ситуации  мне же нужно было просто идти. Настроение, кстати, как-то вроде улучшилось…

     Оглянулся: от нашего распадка отошел уже далеко,  а вот  гряда сопок,  которые мой  ориентир, что-то не приблизилась. Но это меня не расстроило. Дойду! Главное, ведь правда, блудить негде. Значит, что? Значит – завтрак, и вперед! 
     Мой молодой растущий организм только когда выскреб остатки тушенки, сообразил – баночка-то  последняя! Есть чай, сахар и немного риса. Да,  еще зачем-то три картофелины. В золе, что ли, я их печь собрался? Тогда почему соль не взял?  Ну, это ладно, это мелочи, главное - я сыт, здоров, спокоен и тот еще ходок. «По тундре, по широкой дороге…» - орал я, отправляясь к заветной цели. Вот только курьерского здесь не предвиделось, а так - все в елочку. Вперед! 

     Если я детально буду описывать этот маршрут, то, боюсь, получится что-то типа то-о-олстого  маршрутизатора. Оно нам надо? Поэтому я вкратце…
     Шел я целый день, с одним привалом. Расстраиваться из-за нехватки продуктов не стал, так как крепкий сладкий чай в общем-то отбивал чувство голода. Да и ягод на пути было!.. Порой на минутку приседал и ел. Просто горстями! Кстати, нигде больше и никогда столько ягод и грибов, как на Чукотке, я не встречал. (Потом уже сам видел: когда по первому снегу идет бульдозер или вездеход,  колея за ним - КРАСНАЯ!) Просто местами сплошной ковер! Единственный минус - идти скользко.

     К вечеру я отмахал прилично. Уже видно было, что хребет не очень высокий, сопки пологие, и я уже присматривал, по какому распадку легче его перевалить. Получалось, что завтра к обеду я уже должен быть на той стороне, а там ведь и поселок рядом! Так что - ура! 

     «Так вот и привык почти, как вроде уже домой, к подъезду подхожу! Прожженный я бродяга! Ниче мне не страшно!  Все преодолею!»  - так я сам себя нахваливал и шагал. Я еще и хитрить умудрялся. «Вот, -  думал, -  щас  эту  речечку осилю, и привал. Перебреду, а там вторая на горизонте!.. Ну, - говорю,  - еще вот эту  - и точно шабаш!..» Так и полз.

     Но, уже совсем из сил выбившись, все  же нашел нормальное место,  даже с дровами - без проблем,  очевидно, весенним паводком где-то в верховьях стланик наломало,  да еще доски откуда-то, ящика куски. Короче, пир на весь мир! Распалил кострище, сварил кашу. Ну, это я так думал, что сварил.  Во-первых,  на костре рис варить совсем не просто,  во-вторых, я и дома-то этого никогда не пробовал,  да еще и без соли, да еще на большом огне. Если это будет читать женщина - то горе мне! Но эту горелую,  полусырую ( именно так у меня получилось) массу я слопал. Отсутствия соли не заметил, потому что мудро посыпал все сахаром. Ну не смышленый ли я?! У меня оставались еще картошка и чай, но я благоразумно оставил это на утро. Отодвинул с гальки костер и улегся на теплое местечко! 

 

     С утра снова – чаек, сигаретка. Ноги уже гудели, но это ничего, читал про это, знаю -  разойдусь… Через некоторое время я уже карабкался  вверх. Кто не знает – тоже занятие,  требующее определенных  усилий. Конечно, навыки альпинизма там не нужны, но само по себе занятие утомительное. Где-то до половины сопки заросли стлаником. Там и медведь вспотеет продираться.  Вот и пыхтел я, но лез. 

     Кстати, кушать уже хотелось. Но не зря  же я маленьким был - книжки читал. Грибов-то море, а вот эти, точно знаю, сыроежками зовут! А почему? Да потому, что их сырыми есть можно. Сорвал, откусил - гадость! Но, потихоньку, вроде и ничего! Пару грибов оприходовал… Боже! Если б я знал! Минут через пятнадцать мой желудок сообщил: «Сэр,  вы скушали  НЕ ТО!» Ужас! Стесняться, правда, некого, но и самому как-то неудобно. Скажем так, и комары, и бумаги нет… Вот романтика, да? А вас бы туда! Кстати, от этих  грибов  желудок болел не на шутку, хорошо хоть, я их съел чуток,  но пару часов  «удовольствия»  получил!
     Отдышавшись уже почти на вершине, я, чтобы отбить противный привкус во рту (меня еще и вырвало), начал жевать сухой чай.  Как я узнал впоследствии, это единственно действенное средство от такой вот беды. Ну, в полевых условиях,  конечно, да и опять же, аппетит отбивает. Хотя тогда есть мне совсем не хотелось. Да и до сего времени  на грибы смотрю, как на неизбежное зло: есть могу, но без особого наслаждения. Увы!.. 

     Короче,  по моим внутренним часам где-то в обед  я выбрался на вершину. Передо мной открылась очередная долина. Не больше, но и не меньше той, которую прошагал. На горизонте очередной хребет, уже мой!  Я стал искать трехгорбую...  И - о ужас! Насчитал  их  штук  ПЯТЬ! Или с моего места  такой ракурс, или…  Не знаю, но волосы на голове  зашевелились, от работы мозга, наверное.  Я сел прямо на то, на чем стоял, закурил, а потом вдруг подумал: «Нормально. Лиман-то там, с поселком рядом должен быть, и речка, устье. Раз рыбаки, значит что?.. Значит, по течению! Ведь все,  что здесь течет - течет в лиман! Значит, эти три «головы»  где-то там, правее и ниже. Туда я и пойду! А что делать? Обратно идти смысла нет,  там все то же, потом снова сначала, да и путь такой уже проделал, где, - думаю, - наша не пропадала!» (Как  оказалось - везде пропадала.)

 

ФИНИТА ЛЯ КОМЕДИЯ, или ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОГО СЫНУЛИ


     По тундре  шел я еще два дня. Последние часы - уже на автопилоте, наверное. Но ночью слышал,  как мотор ДЭСки работает. Направление узнал,  да и колеи,  то есть следы,  стали больше встречаться, почти сплошь. Поэтому промазать сильно я уже не боялся. Да и бояться сил  уже не осталось. Просто шел: правой – левой, шаг, еще  шаг… Считал там что-то  про себя, до тысячи,  потом сбивался, отвлекался, так что - все сначала,  и так  - без конца… Много за эти дни видел в тундре такого, что потом, когда все прошло,  вспоминал…
     Пробовал руками гуся дикого поймать! Да, забыл сказать - мелкашку я утопил в одной из речек, а нырять уже не хотел, да и таскать  ее… Короче,  не вооружен  и не очень опасен. Видел, как лиса спит. Правда! Смотрю, впереди на кочке что-то,  комок какой-то рыжий... Ближе подхожу,  ведь  не прячусь, - лиса! Во, думаю, сдохла, что ли?  Вплотную подошел, ну, может, пару метров - лежит на кочке, клубочком свернулась. Я уже хотел нагнуться посмотреть,  а она вдруг - раз! Глаза открыла! Я сам вздрогнул. Потом как прыганет вверх!  И молнией  исчезла. Буквально за секунду! Мне бы так бегать…

     Когда собаки стали лаять, я уже был почти  в отключке.  Но шел! Даже мысли не возникло, что чужой, что могут порвать. До них, наверное, это дошло. Что сумасшедшего кусать? Еще сам заразишься. Поэтому они просто лаяли и  шли следом. Даже не следом, а вокруг. Так я и вышел к поселку.

     Первый же встречный человек, чукча, конечно, сразу спросил:  «Старатель?» Я ответил: «Да не, турист я, заблудился».  Он головой покачал. (Умные они! Зря про них столько анекдотов.) И отвел меня в поссовет. Там я попросил позвонить мамке, но «пред» сказал,  что сейчас участковый придет,  а потом… Короче, до мамки я все же дозвонился. Как мог, объяснил все. Она вроде поняла,  сказала, чтоб я там никуда не уходил. Да  я и не мог, тупо с ног падал. Меня в красный уголок отвели,  принесли рыбы жареной, хлеб, чай. Я даже, по-моему, не поел, куснул что-то и уснул прямо в кресле.

     Потом толкают, а я встать не могу! Ноги отекли,  болят, аж слезы наворачиваются. Оказывается, полдня проспал.

     Прилетел вертолет.  Мать там чекистов подключила, но те уже «мутные», не впервой. Дядька был один, знакомый. Ну как, знакомый, я его в гостях пару раз  встречал. Так он меня в кабинет завел, расспросил. Я пытался там, типа: на рыбалку выходили,  на охоту. Он  спросил:  
     - Ты с тем-то и тем-то?  («Ну вот  откуда, гад, знает?»)  - Вот слушай сюда, - говорит, - и молчи. Сейчас полетим, заберем твоих друзей, а потом чтобы я в городе тебя даже и не видел, и не слышал. Понял?

     - Ну че тут  непонятного? Но, - говорю, - их  в тюрьму не надо. Мы же вместе. Мы банда!

     А он: 
     -  Я в ухо ща как дам,  бандит недоделанный! Маме спасибо скажи,  и эти бичи пусть на нее молятся. Ничего не будет, но им по-любому в городе ловить больше нечего,  потому как там свои дела. Мы сами разберемся.  

      Посадили меня в  вертушку, говорят – покажешь, куда лететь. А че  я покажу? Сверху-то оно все совсем по-другому! Ну, и начал  я: там - так,  там - туда. Потом дядька этот говорит «преду»: 

     - Дай кого-нибудь показать дорогу.

     Пришел какой-то  Винниту. Я рассказал как мог. Он говорит:
     - Знаю, летим,  это совсем рядом!   
     Нифигассе, «рядом» у них! Спорить я не стал, думаю - ладно, мож, он не туда приведет, и я сбегу и своих выручать буду. Фиг  там! Полчаса, и мы уже прилетели, прямо на палатку почти сели. Осмотрел тот дядька  раненых и говорит: 
     - Долбо… дятлы вы! На фига  пацана погнали? Тут само все за недельку зажило бы!
     Короче,  велел все ружья, патроны, золото, что намыли,    утопить. Шурфы, которые я наковырял, меня же и загладить заставил. Ребята,  кстати, не очень расстроились, пошушукались там с ним о чем-то, и уже «лыбу  давят», на пузырь его разводят. Он, на удивление, дал!  И мне налил сотку. Но я как выпил, так сразу снова и уснул. Спецом он, гад, наверное.

     Проснулся толком я уже в машине, возле дома. Мать вышла, смотрит, молчит. Я тоже молчу. А  что говорить?  Ну, этот дядька ей - мол, ты не надо, не злись сильно. Он же молодцом в общем-то, прошел сам, не струсил,  не с теми связался, но это бывает, наука будет, пусть отдохнет. Мать, конечно, очень злая была, это я потом только понял,  что пошел по стопам папочки… Но это уже другая история… А вот тяга к металлу, процесс поиска, одиночество в тайге и тундре - от этого что-то осталось. Несмотря на то, что уже стар неимоверно, рискнул бы еще разок! Ну а что? Где  наша не пропадала?..
  
САМ СЕБЕ СНАБЖЕНЕЦ


     Многие интересуются, чем мы питаемся в тайге. Когда нет паштета из соловьиных язычков, то обычно тем, что  можно на себе уволочь,  в зависимости от расстояния, цели и времени. Примерно такой вот наборчик, затарка на две недели:
•три пачки макаронных изделий;
•рис, 1 кг;
•горох, 1кг;
•сахар или карамель, 1 кг;
•сало, 3кг; 
•тушенка, 4 банки;
•чай, на любителя (это из расчета три раза в день, крепко заварить на пять-шесть чаепитий);
•сливочное масло, 0,5 кг;
•сухари из трех булок черного хлеба;
•соль, 4 пакетика супов вместо приправы. 
     Вы же сюда не объедаться пришли, а если съели раньше - быстрее будете дома.
     Рис всегда во всех блюдах я использую вместо картошки (как простейший наполнитель желудка). В таком составе вы избавлены от многих манипуляций. Закипела вода, бросили макароны, бросили тушенку,  рис - и готово.  Но если нет сала (вприкуску), то сухомятка не проходит. Решайте сами.

     Во время длительных переходов я всегда насыпаю в карман орешков, если есть,  или гороха, и десяток карамелек. Это намного удлиняет продолжительность перехода между перекурами. Кстати,  курево сами прикидывайте, я считаю - две пачки в день.

    Вот  и готово руководство к действию. УДАЧИ!



 

Рейтинг: +14 470 просмотров
Комментарии (18)
Татьяна Виноградова # 29 ноября 2012 в 16:33 +7
Казалось бы, банальная фраза: «Жизнь все расставляет на свои места».
Но с точки зрения приоритетов, безусловно, со временем всё незначительное отсеивается и остается действительно важное и имеющее смысл. Герой смотрит на себя уже с высоты своего жизненного опыта. И что приятно, у него уже хватает мудрости не осуждать ни себя, ни тех своих партнеров. Понятно, что эти воспоминания с некоторой долей ностальгии, когда он был полон надежд и мечтаний. Но что хорошо, /и это самое главное/ герой ни о чем не жалеет. Это буквально видно. Это большое счастье – ни о чем не жалеть. Не всем известно, как это сделать, чтобы потом не жалеть, но это необычайно полезное свойство характера.
Автор абсолютно органичен – он в мире с собой, со своим прошлым, с природой. Зла на дураков, внешне опытных, но внутренне - идиотов, пославших его в такую даль, не держит. И это очень правильно.

Хоть мама и обладала определенным влиянием, герой с детства жил с представлениями, что нужно всё пробовать самому. И рассказ именно о том, как начинали собираться те первые шишки. Такие люди, с таким опытом, жизнелюбием и знанием жизни вырастают только из людей, которые вот так, а не иначе, и начинали свою дорогу.

Юмор в рассказе также удивительно органичен. Про кеды, про собак, которые решили не связываться с путником – всё к месту. Такая жизнь, и такие задачки, которые время от времени она подкидывает, преодолевать нытику вообще не под силу. В целом виден позитивный настрой, и это написано, безусловно, человеком, который знает цену себе, цену людям, цену жизни. Который не считает себя хуже или лучше кого-то. Как правило, такие люди не ждут ничего особенного от окружения, и хоть и довольствуются малым, но стремятся к большому. Для них сам процесс продвижения к цели, процесс организации дела, сам процесс добычи, которая для такого человека как охота, имеет бОльшее значение, чем результат. Ведь добыв, настоящий охотник радуется не долго. Он уже бредит следующей охотой.

Написано отлично, но еще и с чисто познавательной точки зрения ценность рассказа просто неоспорима. Ведь о повышенных надоях с одной коровы и рекордных сборах зерновых с гектара мы тоже знали из школьного курса, но вот что делает огромное количество мужиков на Севере страны, и откуда брался золотовалютный запас страны, в те времена, когда нефть стоила копейки, не знал никто.

Что сказать, Игорь. Руководил ты уже тогда, когда в свои 17ть отбирал водку у 30-ти летних казавшихся тебе мужиками, балбесов.
Игорь Кичапов # 30 ноября 2012 в 01:24 +9
Т.Виноградова:
Казалось бы, банальная фраза: «Жизнь все расставляет на свои места».

Чуть перефразируя можно сказать так,- И тут пришла Таня и расставила акценты в рассказе по своим местам. Как впрочем и всегда...)))
Спасибо!
Света Цветкова # 29 ноября 2012 в 20:38 +9
Уважаю, что отважились на такой подробный рассказ про себя. Интересно, честно, много природы, чувств - всяких.
Тоже работала и на заводе (ВАЗ), и ходила за клюквой по кочкам, и в походы, потому многое близко и понятно.
Всего доброго, успехов и настроения! С уважением! dedpodarok2
Игорь Кичапов # 30 ноября 2012 в 01:25 +9
Да я сильно и не рисковал..)))
Сколько лет прошло, самому порой кажется..это о Куликовской битве..)
Спасибо!
ღ Любовь Н ღ ღ ღ # 30 ноября 2012 в 00:59 +8
Смышлёный... ОЧЕНЬ ДАЖЕ zyy
Спасибо,Игорь! впечатление от прочитанного v
Игорь Кичапов # 30 ноября 2012 в 01:26 +9
Ну, вот такой я..)) Ога...
Спасибо! zst
Дарина # 30 ноября 2012 в 03:58 +6
Очень интересно!!!!И юмор местами ну ооочень тонкий подкупает!!! И руководство к действию надеюсь кому то пригодится...хотя в наше"суровое"время не думаю,что найдётся ещё один такой отважный хлопец.И песня зажигательная и оптимистичная ..поставлю себе в плеер буду настроение поднимать. girlkiss
Игорь Кичапов # 30 ноября 2012 в 07:25 +6
И на здоровье.. и спасибо!!..)))
чудо Света # 30 ноября 2012 в 06:04 +7
Поражает твое чувство юмора! supersmile Всегда на грани фола! От смешного к грустному, почти трагическому, переход совершенно неуловимый! Вроде только что улыбнулся, а уже опять реалии жизни! Все в сравнение познавал?! Все личным участием постигал! Может и правильно! С высоты прожитых лет, взглянув на события молодости, бываешь добрым критиком! И не потому, что изменить уже ничего не в силах, а потому, что ты это прожил и ПЕРЕЖИЛ! Ты это сделал! Если уместно в данной, серьезной, истории хочется сказать и о том, что твоими глазами читатель увидел природу родного тебе края! Его красоту и прелесть, почувствовал к нему любовь через твое сердце и душу. Приключенчество, если можно так назвать события тех времен, это конечно замечательно! И то, что у тебя нашлись силы преодолеть все напасти - замечательно вдвойне! Можно поумничать и сказать, как это тебя закалило! Но нет конечно.Не это хочется сказать, а то что человек сильный может приказать себе сделать почти невозможное, потребовать от себя вынести все неудачи, побороть своих драконов и победить!
А на фотографии ты такой серьезный!
podarok
Игорь Кичапов # 30 ноября 2012 в 07:28 +6
Я не умею фотаться...я уродец... zst
Это меня одна знакомая девушка..на Чукотке..поймала.....
а объектив)
Спасибо!
0 # 1 декабря 2012 в 06:02 +5
Отсутствие фальши, большая самоирония, присущая лишь тем, кто выше предрассудков, сильным духом и разумом людям, познавательность повествования - секрет такого огромного успеха рассказа у читателей!
supersmile
Игорь Кичапов # 1 декабря 2012 в 06:06 +7
Самоирония..ога..)) А что остается то?
Спасибо!
Татьяна Виноградова # 7 апреля 2013 в 07:52 +1
ИМЕННО ЗДЕСЬ, в символичных твоих рассказах, Игорь, хочу поздравить тебя с твоим праздником!))
Не стану пускаться в реалии, поскольку реалии ты и сам знаешь лучше кого-либо, а вот шутки для поднятия настроя - подкину))

"Геологические страдания"

Золотилось облако на сопке,
Где-то рядом пряталась река,
Мы брели с товарищем по тропке,
Под тяжелым гнетом рюкзака..

Не одним протопали маршрутом,
Все ж таки Россия велика!
Нот не заблудились почему-то, -
Нас вела незримая рука...

Мы нашли все то, что не теряли,
Лучшими остались те года,
Спиртом мы приборы протирали,
И желудки тоже иногда.

А потом лежали на поляне,
Наблюдая в небе мотылька,
От работы пьяные земляне,
И от спирта может быть.. слегка..

***

Геолог в тайге как-то раз затерялся
Кричит-«Где вы,люди?!-Аж голос сорвался
И тут из-за дерева чукча вещает;-
«Где люди,однако? Их здесь не бывает!
Как нужно спасать,так зовете людЯми,
А в вашей Москве-сковородки с ушами!»

***

Приходит мадам в ателье по раскрою-
«Ночнушку мне сшейте пять метров длинною»
«Зачем же так длинно,ведь мужу помеха»-
«Геолог мой муж! Для них поиск-утеха!»

***
С ПРАЗДНИКОМ ТЕБЯ!
ПУСТЬ СБУДЕТСЯ ВСЁ, ЧЕГО ХОЧЕТСЯ И О ЧЕМ МЕЧТАЕТСЯ !

0_2d107_c7d95891_S
Игорь Кичапов # 7 апреля 2013 в 08:32 +2
Ох..как порадовала Таня!!!!!
Спасибище тебе огромное!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Елена Бородина # 7 апреля 2013 в 09:12 +3
Вот ведь, заглянула ненароком на Вашу страничку - просто посмотреть, да и осталась...) Пока не прочитала, с места не сдвинулась)
Как это называется, когда чтение поглощает полностью? Поглощающе?! Нет, не то...
Вот, вспомнила! Захватывающе!!!)))
Игорь Кичапов # 7 апреля 2013 в 09:31 +3
Спасибо огромное!!!!! ura
Алексей Куренков # 21 апреля 2013 в 08:02 +2
Нда... Поздно Вы Игорь стали старателем... Я Джека Лондона в 11 лет прочёл, нет, проглотил всего без остатка (у соседа было полное собрание). Ну и.. Ташкент, новый микрорайон, огород под окном, лопата, вёдра, эмалированная чашка и ванная. Короче на другой день, сантехник с трудом ванную прочистил за 3 рубля. Правда золота я не нашёл. )))
Прочёл с интересом. Кое-что припомнил из природы - служил 2 года под Белогорском в Амурской области. Спасибо!

super c0414
Игорь Кичапов # 21 апреля 2013 в 08:38 +2
Благодарю Алексей и спасибо, что своим поделился))
Джека я прочел еще до школы, я с 4 лет..в книжках.)))
Добра тебе!