ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Педагогический канат

Педагогический канат

12 марта 2013 - Елена Можарова
article123118.jpg

   

 

Шестнадцать лет, вроде бы уже не дети. Но это относительно. Видела я своими глазами как плачут вот такие ребята, оторванные от дома. Моя группа учащихся в педучилище почти целиком состояла из сельских мальчишек. Был только один, как я его называла «условно городской» потому что проживал в пригороде. Проучившись с месяц и живя в общежитии, мальчики хорошо поняли насколько они ещё не взрослые. 
Как – то я шла домой,  и меня сопровождали два кавалера из моей группы. У них нашлись «срочные дела»  в стороне моего дома. Я шла между ребятами. Ветер пытался сдёрнуть мой берет. И  резко подняв руку, я поймала его при очередном порыве.  Реакция Андрея повергла меня в шок. Он присел, закрывая лицо рукой, в ответ на мой жест. Вывод был однозначным – его бьют и сильно. Причём, в общежитии. Начались разборки. Почти всех ребят определила на квартиры. 
Прошли месяцы, приближался Новый год. Всего неделя оставалась до него. Захотелось порадовать мальчишек. Лучше всего, думала я, сделать подарок в виде елочной игрушки с пожеланиями. Как задумалось, так и сделалось. Трудилась далеко за полночь, чтобы к завтрашнему дню всё было готово. Перед уроками, на следующий день, разложила на столах в своей классной  аудитории подарки. Знала, что придём сюда все только после уроков. 
Шёл мой урок. И я увлечённо вещала новую тему. Несколько человек не писало, объяснив это отсутствием ручек или тетрадей. Настроение у меня было хорошее,  и я продолжала тему. Лишь бы не мешали. Но скучно ведь сидеть,  ничего не делая. И Андрей решил пошутить. Этот очень высокий и крепкий мальчишка выглядел взрослым не по годам. Он опустил свою правую руку под стол, а на левую положил голову.  А потом поскрёб для видимости левой рукой по щеке, в то время как по настоящему и очень громко правой по деревянной столешнице. Хруст стоял на весь класс. И я расхохоталась. До чего это уморительно смотрелось  и слушалось. Посмеявшись и сообразив, что сама нарушаю дисциплину и поощряю выходки, открыла журнал и выставила двойки всем, кто не работал, в том числе и Андрею. Так я довольно  сильно первый раз в этот день покачнулась на педагогическом канате.  Если засмеялась, то не имела права наказывать. Спустя много времени я поняла эту простую истину. А тогда оскорблённый Андрей выскочил из класса. Не пришёл он в тот день ни на следующие уроки, ни на классный час. Только спустя два месяца мы с ним помирились.
А  день покатился дальше. 
 Прозвенел звонок на перемену. Со звонком мальчишки вернулись в класс. Шёл уже урок минут десять. Открылась дверь, и вошёл Серёжа.  Не обращая никакого внимания на меня, он обратился к ребятам:
- Пацаны, а что вы сидите? Пошли погуляем!
- Идёт урок! – сообщил ему Вадим, профорг группы
- Да? С чего вы взяли? – настаивал на своём Сергей
- Тебе говорят, зайди и сядь! – продолжал с ним беседу Вадим. 
- Перемена же! – не сдавался упрямец
- Урок уже идёт,  более десяти минут! – урезонивал его Вадим.
И только тут Сергей обратил внимание на меня. 
- Ты мешаешь вести урок! Сядь на место! – снова сказал Вадим. Я совершенно не вмешивалась в разговор. Хотелось знать,  чем всё кончится. 
- А кто мне здесь указ? – нагло поинтересовался Сергей, оглядывая оценивающе меня – с головы до ног и с ног до головы. 
И в следующее мгновение он размахнулся и запустил свою сумку по направлению к первому столу. Она пролетела описав дугу мимо меня и упала на пол рядом с ученическим столом. В классе было слышно  как пролетает муха. Все ждали моей реакции. На первом уроке пары я уже показала свою несостоятельность. Что же делать теперь? Мысли неслись галопом: «Если я ничего не сделаю, то сумки в следующий раз полетят уже не мимо меня! Если буду кричать или психовать - ещё хуже! Будут считать истеричкой! Что делать? Выскочить из класса – тоже не выход!» Сергей вразвалочку подошёл к своей сумке и, подняв её, сел. Решение пришло, пусть не самое верное. Я молча подошла к нему, молча взяла его за шкирку, как напакостившего котёнка. Он сразу поднялся. Ни один его мускул не сопротивлялся. И вот так я его выставила за дверь. И только уже за дверью напутствовала:
- Пошёл вон! И больше можешь не приходить ни на мои уроки, ни на классные часы.
Выпроваживая его, прекрасно понимала, что и этого делать не имею права. За этот день я второй раз не смогла удержать равновесие в педагогическом процессе. Не многовато ли для одного дня?
Сергей удалился, а я продолжила урок в полной тишине.
А потом они все опустились  в нашу аудиторию. Туда,  где всех мальчишек ждал сюрприз. Будь такая возможность, я убрала бы игрушку Сергея, так сказать – в назидание. Но,  увы, я не успевала это сделать. И мальчишка   прибыл раньше всех на классный час. Зайдя в класс, мы увидели, как он разглядывает очень красивый новогодний шар и читает поздравление. Лицо его покрылось ровным румянцем стыда. Он подошёл ко мне и очень тихо произнёс:
- Очень прошу Вас, извините меня! – и  потупил взор. 
Пакостил  Сергей  громко, а вот прощения просил очень тихо. 
Но с того дня стоило ему  сказать: 
- Серёжа! Ты опять?! -  и он успокаивался, вспоминая тот случай. 
Вероятно, забрав игрушку, я в третий раз покачнулась бы на канате воспитания в тот злополучный день, но Жизнь уберегла меня от полного падения, показав  как можно наказывать поощряя.
 

 

© Copyright: Елена Можарова, 2013

Регистрационный номер №0123118

от 12 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0123118 выдан для произведения:

   

Шестнадцать лет, вроде бы уже не дети. Но это относительно. Видела я своими глазами как плачут вот такие ребята, оторванные от дома. Моя группа учащихся в педучилище почти целиком состояла из сельских мальчишек. Был только один, как я его называла «условно городской» потому что проживал в пригороде. Проучившись с месяц и живя в общежитии, мальчики хорошо поняли насколько они ещё не взрослые. 
Как – то я шла домой,  и меня сопровождали два кавалера из моей группы. У них нашлись «срочные дела»  в стороне моего дома. Я шла между ребятами. Ветер пытался сдёрнуть мой берет. И  резко подняв руку, я поймала его при очередном порыве.  Реакция Андрея повергла меня в шок. Он присел, закрывая лицо рукой, в ответ на мой жест. Вывод был однозначным – его бьют и сильно. Причём, в общежитии. Начались разборки. Почти всех ребят определила на квартиры. 
Прошли месяцы, приближался Новый год. Всего неделя оставалась до него. Захотелось порадовать мальчишек. Лучше всего, думала я, сделать подарок в виде елочной игрушки с пожеланиями. Как задумалось, так и сделалось. Трудилась далеко за полночь, чтобы к завтрашнему дню всё было готово. Перед уроками, на следующий день, разложила на столах в своей классной  аудитории подарки. Знала, что придём сюда все только после уроков. 
Шёл мой урок. И я увлечённо вещала новую тему. Несколько человек не писало, объяснив это отсутствием ручек или тетрадей. Настроение у меня было хорошее,  и я продолжала тему. Лишь бы не мешали. Но скучно ведь сидеть,  ничего не делая. И Андрей решил пошутить. Этот очень высокий и крепкий мальчишка выглядел взрослым не по годам. Он опустил свою правую руку под стол, а на левую положил голову.  А потом поскрёб для видимости левой рукой по щеке, в то время как по настоящему и очень громко правой по деревянной столешнице. Хруст стоял на весь класс. И я расхохоталась. До чего это уморительно смотрелось  и слушалось. Посмеявшись и сообразив, что сама нарушаю дисциплину и поощряю выходки, открыла журнал и выставила двойки всем, кто не работал, в том числе и Андрею. Так я довольно  сильно первый раз в этот день покачнулась на педагогическом канате.  Если засмеялась, то не имела права наказывать. Спустя много времени я поняла эту простую истину. А тогда оскорблённый Андрей выскочил из класса. Не пришёл он в тот день ни на следующие уроки, ни на классный час. Только спустя два месяца мы с ним помирились.
А  день покатился дальше. 
 Прозвенел звонок на перемену. Со звонком мальчишки вернулись в класс. Шёл уже урок минут десять. Открылась дверь, и вошёл Серёжа.  Не обращая никакого внимания на меня, он обратился к ребятам:
- Пацаны, а что вы сидите? Пошли погуляем!
- Идёт урок! – сообщил ему Вадим, профорг группы
- Да? С чего вы взяли? – настаивал на своём Сергей
- Тебе говорят, зайди и сядь! – продолжал с ним беседу Вадим. 
- Перемена же! – не сдавался упрямец
- Урок уже идёт,  более десяти минут! – урезонивал его Вадим.
И только тут Сергей обратил внимание на меня. 
- Ты мешаешь вести урок! Сядь на место! – снова сказал Вадим. Я совершенно не вмешивалась в разговор. Хотелось знать,  чем всё кончится. 
- А кто мне здесь указ? – нагло поинтересовался Сергей, оглядывая оценивающе меня – с головы до ног и с ног до головы. 
И в следующее мгновение он размахнулся и запустил свою сумку по направлению к первому столу. Она пролетела описав дугу мимо меня и упала на пол рядом с ученическим столом. В классе было слышно  как пролетает муха. Все ждали моей реакции. На первом уроке пары я уже показала свою несостоятельность. Что же делать теперь? Мысли неслись галопом: «Если я ничего не сделаю, то сумки в следующий раз полетят уже не мимо меня! Если буду кричать или психовать - ещё хуже! Будут считать истеричкой! Что делать? Выскочить из класса – тоже не выход!» Сергей вразвалочку подошёл к своей сумке и, подняв её, сел. Решение пришло, пусть не самое верное. Я молча подошла к нему, молча взяла его за шкирку, как напакостившего котёнка. Он сразу поднялся. Ни один его мускул не сопротивлялся. И вот так я его выставила за дверь. И только уже за дверью напутствовала:
- Пошёл вон! И больше можешь не приходить ни на мои уроки, ни на классные часы.
Выпроваживая его, прекрасно понимала, что и этого делать не имею права. За этот день я второй раз не смогла удержать равновесие в педагогическом процессе. Не многовато ли для одного дня?
Сергей удалился, а я продолжила урок в полной тишине.
А потом они все опустились  в нашу аудиторию. Туда,  где всех мальчишек ждал сюрприз. Будь такая возможность, я убрала бы игрушку Сергея, так сказать – в назидание. Но,  увы, я не успевала это сделать. И мальчишка   прибыл раньше всех на классный час. Зайдя в класс, мы увидели, как он разглядывает очень красивый новогодний шар и читает поздравление. Лицо его покрылось ровным румянцем стыда. Он подошёл ко мне и очень тихо произнёс:
- Очень прошу Вас, извините меня! – и  потупил взор. 
Пакостил  Сергей  громко, а вот прощения просил очень тихо. 
Но с того дня стоило ему  сказать: 
- Серёжа! Ты опять?! -  и он успокаивался, вспоминая тот случай. 
Вероятно, забрав игрушку, я в третий раз покачнулась бы на канате воспитания в тот злополучный день, но Жизнь уберегла меня от полного падения, показав  как можно наказывать поощряя.
 

Рейтинг: 0 246 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
158
В плену у моря... 28 августа 2017 (Анна Гирик)
137
129
116
109
109
Синее море 25 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
102
99
89
86
86
83
78
78
77
76
75
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
74
73
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
72
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
69
67
64
63
46
43