ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Педагогический канат

 

Педагогический канат

12 марта 2013 - Елена Можарова
article123118.jpg

   

 

Шестнадцать лет, вроде бы уже не дети. Но это относительно. Видела я своими глазами как плачут вот такие ребята, оторванные от дома. Моя группа учащихся в педучилище почти целиком состояла из сельских мальчишек. Был только один, как я его называла «условно городской» потому что проживал в пригороде. Проучившись с месяц и живя в общежитии, мальчики хорошо поняли насколько они ещё не взрослые. 
Как – то я шла домой,  и меня сопровождали два кавалера из моей группы. У них нашлись «срочные дела»  в стороне моего дома. Я шла между ребятами. Ветер пытался сдёрнуть мой берет. И  резко подняв руку, я поймала его при очередном порыве.  Реакция Андрея повергла меня в шок. Он присел, закрывая лицо рукой, в ответ на мой жест. Вывод был однозначным – его бьют и сильно. Причём, в общежитии. Начались разборки. Почти всех ребят определила на квартиры. 
Прошли месяцы, приближался Новый год. Всего неделя оставалась до него. Захотелось порадовать мальчишек. Лучше всего, думала я, сделать подарок в виде елочной игрушки с пожеланиями. Как задумалось, так и сделалось. Трудилась далеко за полночь, чтобы к завтрашнему дню всё было готово. Перед уроками, на следующий день, разложила на столах в своей классной  аудитории подарки. Знала, что придём сюда все только после уроков. 
Шёл мой урок. И я увлечённо вещала новую тему. Несколько человек не писало, объяснив это отсутствием ручек или тетрадей. Настроение у меня было хорошее,  и я продолжала тему. Лишь бы не мешали. Но скучно ведь сидеть,  ничего не делая. И Андрей решил пошутить. Этот очень высокий и крепкий мальчишка выглядел взрослым не по годам. Он опустил свою правую руку под стол, а на левую положил голову.  А потом поскрёб для видимости левой рукой по щеке, в то время как по настоящему и очень громко правой по деревянной столешнице. Хруст стоял на весь класс. И я расхохоталась. До чего это уморительно смотрелось  и слушалось. Посмеявшись и сообразив, что сама нарушаю дисциплину и поощряю выходки, открыла журнал и выставила двойки всем, кто не работал, в том числе и Андрею. Так я довольно  сильно первый раз в этот день покачнулась на педагогическом канате.  Если засмеялась, то не имела права наказывать. Спустя много времени я поняла эту простую истину. А тогда оскорблённый Андрей выскочил из класса. Не пришёл он в тот день ни на следующие уроки, ни на классный час. Только спустя два месяца мы с ним помирились.
А  день покатился дальше. 
 Прозвенел звонок на перемену. Со звонком мальчишки вернулись в класс. Шёл уже урок минут десять. Открылась дверь, и вошёл Серёжа.  Не обращая никакого внимания на меня, он обратился к ребятам:
- Пацаны, а что вы сидите? Пошли погуляем!
- Идёт урок! – сообщил ему Вадим, профорг группы
- Да? С чего вы взяли? – настаивал на своём Сергей
- Тебе говорят, зайди и сядь! – продолжал с ним беседу Вадим. 
- Перемена же! – не сдавался упрямец
- Урок уже идёт,  более десяти минут! – урезонивал его Вадим.
И только тут Сергей обратил внимание на меня. 
- Ты мешаешь вести урок! Сядь на место! – снова сказал Вадим. Я совершенно не вмешивалась в разговор. Хотелось знать,  чем всё кончится. 
- А кто мне здесь указ? – нагло поинтересовался Сергей, оглядывая оценивающе меня – с головы до ног и с ног до головы. 
И в следующее мгновение он размахнулся и запустил свою сумку по направлению к первому столу. Она пролетела описав дугу мимо меня и упала на пол рядом с ученическим столом. В классе было слышно  как пролетает муха. Все ждали моей реакции. На первом уроке пары я уже показала свою несостоятельность. Что же делать теперь? Мысли неслись галопом: «Если я ничего не сделаю, то сумки в следующий раз полетят уже не мимо меня! Если буду кричать или психовать - ещё хуже! Будут считать истеричкой! Что делать? Выскочить из класса – тоже не выход!» Сергей вразвалочку подошёл к своей сумке и, подняв её, сел. Решение пришло, пусть не самое верное. Я молча подошла к нему, молча взяла его за шкирку, как напакостившего котёнка. Он сразу поднялся. Ни один его мускул не сопротивлялся. И вот так я его выставила за дверь. И только уже за дверью напутствовала:
- Пошёл вон! И больше можешь не приходить ни на мои уроки, ни на классные часы.
Выпроваживая его, прекрасно понимала, что и этого делать не имею права. За этот день я второй раз не смогла удержать равновесие в педагогическом процессе. Не многовато ли для одного дня?
Сергей удалился, а я продолжила урок в полной тишине.
А потом они все опустились  в нашу аудиторию. Туда,  где всех мальчишек ждал сюрприз. Будь такая возможность, я убрала бы игрушку Сергея, так сказать – в назидание. Но,  увы, я не успевала это сделать. И мальчишка   прибыл раньше всех на классный час. Зайдя в класс, мы увидели, как он разглядывает очень красивый новогодний шар и читает поздравление. Лицо его покрылось ровным румянцем стыда. Он подошёл ко мне и очень тихо произнёс:
- Очень прошу Вас, извините меня! – и  потупил взор. 
Пакостил  Сергей  громко, а вот прощения просил очень тихо. 
Но с того дня стоило ему  сказать: 
- Серёжа! Ты опять?! -  и он успокаивался, вспоминая тот случай. 
Вероятно, забрав игрушку, я в третий раз покачнулась бы на канате воспитания в тот злополучный день, но Жизнь уберегла меня от полного падения, показав  как можно наказывать поощряя.
 

 

© Copyright: Елена Можарова, 2013

Регистрационный номер №0123118

от 12 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0123118 выдан для произведения:

   

Шестнадцать лет, вроде бы уже не дети. Но это относительно. Видела я своими глазами как плачут вот такие ребята, оторванные от дома. Моя группа учащихся в педучилище почти целиком состояла из сельских мальчишек. Был только один, как я его называла «условно городской» потому что проживал в пригороде. Проучившись с месяц и живя в общежитии, мальчики хорошо поняли насколько они ещё не взрослые. 
Как – то я шла домой,  и меня сопровождали два кавалера из моей группы. У них нашлись «срочные дела»  в стороне моего дома. Я шла между ребятами. Ветер пытался сдёрнуть мой берет. И  резко подняв руку, я поймала его при очередном порыве.  Реакция Андрея повергла меня в шок. Он присел, закрывая лицо рукой, в ответ на мой жест. Вывод был однозначным – его бьют и сильно. Причём, в общежитии. Начались разборки. Почти всех ребят определила на квартиры. 
Прошли месяцы, приближался Новый год. Всего неделя оставалась до него. Захотелось порадовать мальчишек. Лучше всего, думала я, сделать подарок в виде елочной игрушки с пожеланиями. Как задумалось, так и сделалось. Трудилась далеко за полночь, чтобы к завтрашнему дню всё было готово. Перед уроками, на следующий день, разложила на столах в своей классной  аудитории подарки. Знала, что придём сюда все только после уроков. 
Шёл мой урок. И я увлечённо вещала новую тему. Несколько человек не писало, объяснив это отсутствием ручек или тетрадей. Настроение у меня было хорошее,  и я продолжала тему. Лишь бы не мешали. Но скучно ведь сидеть,  ничего не делая. И Андрей решил пошутить. Этот очень высокий и крепкий мальчишка выглядел взрослым не по годам. Он опустил свою правую руку под стол, а на левую положил голову.  А потом поскрёб для видимости левой рукой по щеке, в то время как по настоящему и очень громко правой по деревянной столешнице. Хруст стоял на весь класс. И я расхохоталась. До чего это уморительно смотрелось  и слушалось. Посмеявшись и сообразив, что сама нарушаю дисциплину и поощряю выходки, открыла журнал и выставила двойки всем, кто не работал, в том числе и Андрею. Так я довольно  сильно первый раз в этот день покачнулась на педагогическом канате.  Если засмеялась, то не имела права наказывать. Спустя много времени я поняла эту простую истину. А тогда оскорблённый Андрей выскочил из класса. Не пришёл он в тот день ни на следующие уроки, ни на классный час. Только спустя два месяца мы с ним помирились.
А  день покатился дальше. 
 Прозвенел звонок на перемену. Со звонком мальчишки вернулись в класс. Шёл уже урок минут десять. Открылась дверь, и вошёл Серёжа.  Не обращая никакого внимания на меня, он обратился к ребятам:
- Пацаны, а что вы сидите? Пошли погуляем!
- Идёт урок! – сообщил ему Вадим, профорг группы
- Да? С чего вы взяли? – настаивал на своём Сергей
- Тебе говорят, зайди и сядь! – продолжал с ним беседу Вадим. 
- Перемена же! – не сдавался упрямец
- Урок уже идёт,  более десяти минут! – урезонивал его Вадим.
И только тут Сергей обратил внимание на меня. 
- Ты мешаешь вести урок! Сядь на место! – снова сказал Вадим. Я совершенно не вмешивалась в разговор. Хотелось знать,  чем всё кончится. 
- А кто мне здесь указ? – нагло поинтересовался Сергей, оглядывая оценивающе меня – с головы до ног и с ног до головы. 
И в следующее мгновение он размахнулся и запустил свою сумку по направлению к первому столу. Она пролетела описав дугу мимо меня и упала на пол рядом с ученическим столом. В классе было слышно  как пролетает муха. Все ждали моей реакции. На первом уроке пары я уже показала свою несостоятельность. Что же делать теперь? Мысли неслись галопом: «Если я ничего не сделаю, то сумки в следующий раз полетят уже не мимо меня! Если буду кричать или психовать - ещё хуже! Будут считать истеричкой! Что делать? Выскочить из класса – тоже не выход!» Сергей вразвалочку подошёл к своей сумке и, подняв её, сел. Решение пришло, пусть не самое верное. Я молча подошла к нему, молча взяла его за шкирку, как напакостившего котёнка. Он сразу поднялся. Ни один его мускул не сопротивлялся. И вот так я его выставила за дверь. И только уже за дверью напутствовала:
- Пошёл вон! И больше можешь не приходить ни на мои уроки, ни на классные часы.
Выпроваживая его, прекрасно понимала, что и этого делать не имею права. За этот день я второй раз не смогла удержать равновесие в педагогическом процессе. Не многовато ли для одного дня?
Сергей удалился, а я продолжила урок в полной тишине.
А потом они все опустились  в нашу аудиторию. Туда,  где всех мальчишек ждал сюрприз. Будь такая возможность, я убрала бы игрушку Сергея, так сказать – в назидание. Но,  увы, я не успевала это сделать. И мальчишка   прибыл раньше всех на классный час. Зайдя в класс, мы увидели, как он разглядывает очень красивый новогодний шар и читает поздравление. Лицо его покрылось ровным румянцем стыда. Он подошёл ко мне и очень тихо произнёс:
- Очень прошу Вас, извините меня! – и  потупил взор. 
Пакостил  Сергей  громко, а вот прощения просил очень тихо. 
Но с того дня стоило ему  сказать: 
- Серёжа! Ты опять?! -  и он успокаивался, вспоминая тот случай. 
Вероятно, забрав игрушку, я в третий раз покачнулась бы на канате воспитания в тот злополучный день, но Жизнь уберегла меня от полного падения, показав  как можно наказывать поощряя.
 

Рейтинг: 0 209 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!