Паук

3 ноября 2013 - Александр Просин
Я вырубил назойливый ненавистный будильник, нащупал ногой один тапок - за вторым пришлось лезть рукой под диван, и не включая свет, чтобы не разбудить брата, вышел в коридор. Прихожая встретила бодрящим холодком - опять, наверное, дверь в подъезде нараспашку.
Зашёл в ванную, щёлкнул выключатель - и заливший всё свет заставил меня отвернуться и проморгаться.
Первым, на что упал мой взгляд, был паук в углу.
Вообще, люблю наблюдать за ним, точнее за ней - как ловко опутывает незадачливую обречённую муху, как ткёт гнездо для выводка - удивительно правильную пушистую белую сферу. Выводок - почти микроскопические паучки - первое время наводняет всю паутину, а затем разбегается. Откуда такие познания? Дом очень старый, наполовину деревянный - пауков тьма. Десять лет живу - десять лет наблюдаю.
Так вот, сегодня брюшко паучихи от головы и ног отделяло нечто белое полупрозрачное, вытянутое. Выглядело это так, будто её разорвали пополам,  и единственное, что соединяет некогда бывшее единым целым - перемычка из вывернутых наружу внутренностей. 
Я отпрянул, протёр глаза, остатки сна как рукой сняло. 
Паук то сокращался весь, то бессильно повисал. Несомненно,  это были предсмертные конвульсии.
Что за чертовщина? Как? Кто?
Вышел на кухню.  Нашарил в ящике стола спички, зажёг газ, бросил на плиту полупустой чайник. Постоял минуту в задумчивости.
Вернулся в ванную, и неохотно перевёл взгляд в угол за трубой. Судороги становились всё интенсивнее. Странно, поначалу не заметил: от брюшка к основанию лап натянута короткая, но очень толстая нить - куда толще, чем обычная паутина.
Паук пауком, а на работу собираться надо, и мне пришлось отвлечься. Ну, как отвлечься: пока пил кофе и одевался, ужасная картина так и стояла перед глазами.
Надо почистить зубы, придётся вернуться туда.
Конвульсии почти прекратились. Белое полупрозрачное уже занимало половину паука, и если приглядеться, едва заметно разделялось на два ряда вытянутых суставчатых жгутов, по четыре в каждом.
Я рассмеялся и подул на неподвижно висящее тельце. Старые лапы, а точнее шкура, сморщенная, как пустая перчатка отлетела в сторону. Новые лапы, длиннее и тоньше прежних, растопырились, как лучи восьмиконечной звезды, и сложились обратно.
Пауки меняют шкуру, когда растут - цепляют старую и тесную паутиной, и стягивают с себя.  Десять лет наблюдал, и даже не догадывался.
Я спохватился и побежал на работу, чтобы не опоздать.

© Copyright: Александр Просин, 2013

Регистрационный номер №0167525

от 3 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0167525 выдан для произведения:
Я вырубил назойливый ненавистный будильник, нащупал ногой один тапок - за вторым пришлось лезть рукой под диван, и не включая свет, чтобы не разбудить брата, вышел в коридор. Прихожая встретила бодрящим холодком - опять, наверное, дверь в подъезде нараспашку.
Зашёл в ванную, щёлкнул выключатель - и заливший всё свет заставил меня отвернуться и проморгаться.
Первым, на что упал мой взгляд, был паук в углу.
Вообще, люблю наблюдать за ним, точнее за ней - как ловко опутывает незадачливую обречённую муху, как ткёт гнездо для выводка - удивительно правильную пушистую белую сферу. Выводок - почти микроскопические паучки - первое время наводняет всю паутину, а затем разбегается. Откуда такие познания? Дом очень старый, наполовину деревянный - пауков тьма. Десять лет живу - десять лет наблюдаю.
Так вот, сегодня брюшко паучихи от головы и ног отделяло нечто белое полупрозрачное, вытянутое. Выглядело это так, будто её разорвали пополам,  и единственное, что соединяет некогда бывшее единым целым - перемычка из вывернутых наружу внутренностей. 
Я отпрянул, протёр глаза, остатки сна как рукой сняло. 
Паук то сокращался весь, то бессильно повисал. Несомненно,  это были предсмертные конвульсии.
Что за чертовщина? Как? Кто?
Вышел на кухню.  Нашарил в ящике стола спички, зажёг газ, бросил на плиту полупустой чайник. Постоял минуту в задумчивости.
Вернулся в ванную, и неохотно перевёл взгляд в угол за трубой. Судороги становились всё интенсивнее. Странно, поначалу не заметил: от брюшка к основанию лап натянута короткая, но очень толстая нить - куда толще, чем обычная паутина.
Паук пауком, а на работу собираться надо, и мне пришлось отвлечься. Ну, как отвлечься: пока пил кофе и одевался, ужасная картина так и стояла перед глазами.
Надо почистить зубы, придётся вернуться туда.
Конвульсии почти прекратились. Белое полупрозрачное уже занимало половину паука, и если приглядеться, едва заметно разделялось на два ряда вытянутых суставчатых жгутов, по четыре в каждом.
Я рассмеялся, и подул на неподвижно висящее тельце. Старые лапы, а точнее шкура, сморщенная, как пустая перчатка отлетела в сторону. Новые лапы, длиннее и тоньше прежних, растопырились, как лучи восьмиконечной звезды, и сложились обратно.
Пауки меняют шкуру, когда растут. Десять лет наблюдал - и даже не догадывался.
Я спохватился и побежал на работу, чтобы не опоздать.
Рейтинг: +4 197 просмотров
Комментарии (3)
0000 # 3 ноября 2013 в 20:30 0
Интересное наблюдение)))
Серов Владимир # 3 ноября 2013 в 23:15 0
Интересно! Я тоже не знал о таком факте!
Лидия Копасова # 6 августа 2015 в 22:56 0
Интересно!