Паркетина

23 октября 2014 - Анастасия Дешукова

Паркетина
До середины 80х годов я работала в одном из московских министерств. Ездила по командировкам, проверяла качество обучения в подведомственных техникумах. Платиди мало, взяток никто не предлагал, и я подрабатывала еще в педучилище - все это на Арбате…
Потом началось слияние министерств, пошли сокращения, народ сходил с ума от неопределенности положения. Я твердо решила уйти раньше, чем начнется наша реорганизация.
Вопрос был один:» Куда?»…
Работавшие со мной дамы все имели педагогическое образование, но детей боялись как огня.
Я отработала 13 лет в казармах пожарных частей Москвы( была такая заочная школа), и меня трудно было чем удивить…
С детьми я общалась мало- подруги были ,как и я,бессемейными. Родни у меня не было вообще…
Итак, плюнув на министерские страдания, я в 36 лет пошла в школу. У старинной нашей знакомой была хроническая вакансия русского языка.
Работая в министерстве, я подзабыла о Дне и стала почти приличной женщиной…Но оказалось,что от Дна мне никуда не деться..
…Школа находилась в Свиблове. Костяк местных жителей – переселенцы из Марьиной Рощи, старинного воровского района. К ним приплюсовались другие - жители бывших деревень,пошедших под слом. Было несколько «приличных» домов. Их обслуживала своя школа…
Времена наступали лихие. Молодежные группировки и просто шпана мотались по улицам, абсолютно безнаказанно творили безобразия средь бела дня…
Меня приняли в школе настороженно- я была для учителей человеком директора и жителем Центра. Я же не могла объяснять направо-налево ,что в центральных школах маленькая нагрузка и платят вообще копейки.
…Первый урок в четвертом( тогда это была средняя школа) классе поверг в ступор. Дети ползали, кусали друг друга за ноги, убивали соседей по парте за ластик, лаяли и мяукали. Они не видели и не слышали меня.
А в 10 классе дверь раскрылась, и ,выбивая чечетку, явилась цыганистая девица, как потом оказалось, бывшая ученица. На столе у меня стояла банка с водой для цветов. Я на каком-то
внутреннем порыве схватила ее и выплеснула на девицу…Класс молчал. Плясунья заорала:- Ты чё ,чокнулась?! Мне хватило сил отпарировать:- А ты?...
Я ждала,что она попытатаетсяся двинуть ,и была готова ответить не по-христиански…Вспомнились навыки родимого Дна, его законы…
На удивление, все обошлось. Девица испарилась. Класс меня задумчиво рассматривал в полной тишине.
После уроков в кабинет зашла завуч и сказала: это не министерство и придется много работать. Я понимала,что для нее белая ворона, но меня заело. – Дети в четвертых классах больные, они как-то странно распределены- в одном зверинец,а в другом спокойные,- отметила я сдуру. – Вы просто не умеете работать,- пафосно ответила мне начальница…
Я была уже не девочка-студентка и поэтому особо не расстроилась,так как знала себе цену. К тому же я проучилась три курса (для интереса )на дефектологическом факультете и разбиралась в приемах работы с больными детьми.
В кабинете медсестры я ,как классная руководительница, попросила медкарты. Тринадцать моих детей состояли на учете в психдиспансере…
Дальше начался тяжелый труд. Мы играли,делали гимнастику,меняли виды работы на уроке. Я стояла на ушах, детишки тоже. Некогда было биться,лениться,без толку шуметь…Зато после меня занятия они срывали от души…
Это были маленькие дети,зачастую не нужные родителям. Они охотно ездили со мной по музеям-экскурсиям. Я после таких походов ходила вся в синяках- в транспорте в меня вцеплялись детские ручки .Народец боялся ездить в метро и электричках…
Я еле доползала домой, но- удивительно- мне нравилась работа.
Тогда еще в школах не было охранников. Оборону держали уборщицы. К огда появлялась угроза, они исчезали..
По школе свободно шлялись металлисты, какие-то типы в коже и с кастетами ,пьяные родители и все кому не лень.
Учителя запирали кабинеты на ключ во время уроков. Если ребенок шел в туалет, надо было стоять в дверях и смотреть в коридор- мало ли что..
Со старшими ребятами сразу сложились добрые отношения. Я много знала, не унижала, двойки не ставила, если честно предупреждали,что не выучили. Шпана ко мне вваливалась, я их сажала за парту и давала психологические тесты- им нравилось…
По школе стал ходить страшенный металлист- отнимал у маленьких деньги. За них никто не вступался, а они и не жаловались..
Мой класс в это время считал меня и мамой и папой. Я разнимала драки,показывала приемы самообороны,учила элементарной порядочности…
И вот ко мне-как к отцу- прибежали мои мальчишки.-Володьку бьет металлист!
Я дрогнула. Металлист был страшный,с ним не связывались старшие. Видимо,там была местная крыша. Но что делать…Я пошла.
Вовку,маленького,щуплого,вечно сопливого, держало за шкирку чудовище. Наслушавшись моих разговоров о чести-совести, он отказался выложить кровные и верещал,что не боится…Старшеклассники стояли у окон в рекреации и - молчали.
Я выхватила мальчишку из лап не ожидавшего такой наглости вымогателя. И стала ждать,когда мне дадут по башке. На какую-то секунду чудовище надвинулось на меня,потом на его морде появилось выражение крайнего удивления. Он смотрел мне за спину…В это ж время парни медленно стали отходить от окон…Металлист выматерился и потрусил прочь. Тут я обернулась- за моей спиой с вырванной из пола паркетиной стоял сопливый Вова...
Именно его отчаянный порыв оторвал от подоконников старших…
А с учителями я потом дружила. В это время в школах оставались в основном энтузиасты,любящие детей и не боящиеся Дна. Хотя исключения были…

Р

© Copyright: Анастасия Дешукова, 2014

Регистрационный номер №0247566

от 23 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0247566 выдан для произведения:

Паркетина
До середины 80х годов я работала в одном из московских министерств. Ездила по командировкам, проверяла качество обучения в подведомственных техникумах. Платиди мало, взяток никто не предлагал, и я подрабатывала еще в педучилище - все это на Арбате…
Потом началось слияние министерств, пошли сокращения, народ сходил с ума от неопределенности положения. Я твердо решила уйти раньше, чем начнется наша реорганизация.
Вопрос был один:» Куда?»…
Работавшие со мной дамы все имели педагогическое образование, но детей боялись как огня.
Я отработала 13 лет в казармах пожарных частей Москвы( была такая заочная школа), и меня трудно было чем удивить…
С детьми я общалась мало- подруги были ,как и я,бессемейными. Родни у меня не было вообще…
Итак, плюнув на министерские страдания, я в 36 лет пошла в школу. У старинной нашей знакомой была хроническая вакансия русского языка.
Работая в министерстве, я подзабыла о Дне и стала почти приличной женщиной…Но оказалось,что от Дна мне никуда не деться..
…Школа находилась в Свиблове. Костяк местных жителей – переселенцы из Марьиной Рощи, старинного воровского района. К ним приплюсовались другие - жители бывших деревень,пошедших под слом. Было несколько «приличных» домов. Их обслуживала своя школа…
Времена наступали лихие. Молодежные группировки и просто шпана мотались по улицам, абсолютно безнаказанно творили безобразия средь бела дня…
Меня приняли в школе настороженно- я была для учителей человеком директора и жителем Центра. Я же не могла объяснять направо-налево ,что в центральных школах маленькая нагрузка и платят вообще копейки.
…Первый урок в четвертом( тогда это была средняя школа) классе поверг в ступор. Дети ползали, кусали друг друга за ноги, убивали соседей по парте за ластик, лаяли и мяукали. Они не видели и не слышали меня.
А в 10 классе дверь раскрылась, и ,выбивая чечетку, явилась цыганистая девица, как потом оказалось, бывшая ученица. На столе у меня стояла банка с водой для цветов. Я на каком-то
внутреннем порыве схватила ее и выплеснула на девицу…Класс молчал. Плясунья заорала:- Ты чё ,чокнулась?! Мне хватило сил отпарировать:- А ты?...
Я ждала,что она попытатаетсяся двинуть ,и была готова ответить не по-христиански…Вспомнились навыки родимого Дна, его законы…
На удивление, все обошлось. Девица испарилась. Класс меня задумчиво рассматривал в полной тишине.
После уроков в кабинет зашла завуч и сказала: это не министерство и придется много работать. Я понимала,что для нее белая ворона, но меня заело. – Дети в четвертых классах больные, они как-то странно распределены- в одном зверинец,а в другом спокойные,- отметила я сдуру. – Вы просто не умеете работать,- пафосно ответила мне начальница…
Я была уже не девочка-студентка и поэтому особо не расстроилась,так как знала себе цену. К тому же я проучилась три курса (для интереса )на дефектологическом факультете и разбиралась в приемах работы с больными детьми.
В кабинете медсестры я ,как классная руководительница, попросила медкарты. Тринадцать моих детей состояли на учете в психдиспансере…
Дальше начался тяжелый труд. Мы играли,делали гимнастику,меняли виды работы на уроке. Я стояла на ушах, детишки тоже. Некогда было биться,лениться,без толку шуметь…Зато после меня занятия они срывали от души…
Это были маленькие дети,зачастую не нужные родителям. Они охотно ездили со мной по музеям-экскурсиям. Я после таких походов ходила вся в синяках- в транспорте в меня вцеплялись детские ручки .Народец боялся ездить в метро и электричках…
Я еле доползала домой, но- удивительно- мне нравилась работа.
Тогда еще в школах не было охранников. Оборону держали уборщицы. К огда появлялась угроза, они исчезали..
По школе свободно шлялись металлисты, какие-то типы в коже и с кастетами ,пьяные родители и все кому не лень.
Учителя запирали кабинеты на ключ во время уроков. Если ребенок шел в туалет, надо было стоять в дверях и смотреть в коридор- мало ли что..
Со старшими ребятами сразу сложились добрые отношения. Я много знала, не унижала, двойки не ставила, если честно предупреждали,что не выучили. Шпана ко мне вваливалась, я их сажала за парту и давала психологические тесты- им нравилось…
По школе стал ходить страшенный металлист- отнимал у маленьких деньги. За них никто не вступался, а они и не жаловались..
Мой класс в это время считал меня и мамой и папой. Я разнимала драки,показывала приемы самообороны,учила элементарной порядочности…
И вот ко мне-как к отцу- прибежали мои мальчишки.-Володьку бьет металлист!
Я дрогнула. Металлист был страшный,с ним не связывались старшие. Видимо,там была местная крыша. Но что делать…Я пошла.
Вовку,маленького,щуплого,вечно сопливого, держало за шкирку чудовище. Наслушавшись моих разговоров о чести-совести, он отказался выложить кровные и верещал,что не боится…Старшеклассники стояли у окон в рекреации и - молчали.
Я выхватила мальчишку из лап не ожидавшего такой наглости вымогателя. И стала ждать,когда мне дадут по башке. На какую-то секунду чудовище надвинулось на меня,потом на его морде появилось выражение крайнего удивления. Он смотрел мне за спину…В это ж время парни медленно стали отходить от окон…Металлист выматерился и потрусил прочь. Тут я обернулась- за моей спиой с вырванной из пола паркетиной стоял сопливый Вова...
Именно его отчаянный порыв оторвал от подоконников старших…
А с учителями я потом дружила. В это время в школах оставались в основном энтузиасты,любящие детей и не боящиеся Дна. Хотя исключения были…

Р
Рейтинг: +1 202 просмотра
Комментарии (1)
Денис Маркелов # 23 октября 2014 в 12:20 0
Да, профессия учителя благородная, но опасная. Я вообще считаю, что молодые учителя - это попросту пушечное мясо. Надо стать личностью, а уж потом пытаться кого-то учить или воспитывать. Лучш придти в класс в зрелом возрасте, чем придти туда пусть со студенческой, но скамьи, быть внешне взрослым, но внутренне пасовать перед трудностями. Такие вот воспоминания надо развивать, попробовать их литературно обработать, дать волю своей профессиональной памяти. Помните, все наши замыслы рано или поздно прочтёт Бог...